Понедельник, 17 Фев 2020, 11:03 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
[ Ленточный вариант форума · Чат · Участники · ТОП · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 18
  • 1
  • 2
  • 3
  • 17
  • 18
  • »
Архив - только для чтения
Фэнтези Форум » Для групп » Корзина » Трансцендентные превращения (Техно-магия. Романтика, интриги, разведение овец)
Трансцендентные превращения
Anevka Дата: Среда, 18 Дек 2013, 6:21 PM | Сообщение # 1 | Сообщение отредактировал Anevka - Понедельник, 20 Янв 2014, 7:12 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..

Заходи, заходи, добрый человек. Гостем будешь. Гость в дом - счастье в дом. Ежели ты девица красная - то половина истории про любовь. А ежели добрый молодец - так вторая половина ВНЕЗАПНО про мальчика-технаря. А бонусом - преследующий чародея оранжевый экскаватор. Ежели же ты ни тот, ни другой ("А КТО?" - с ужасом подумал про себя благосклонный читатель), всё равно заходи. Спорим, не угадаешь, чем кончится? ;)

Warning!
В тексте взаимодействуют over 9000 персонажей. Если тебе, уважаемый читатель, показалось, что всё потеряно и разобраться кто есть кто уже невозможно, то тебе


(Корректировка 5. Спасибо Plamya, kagami, Munen, Мизераклю и Алене)

Глава 1. Камилла

Канцлер шёл, продираясь сквозь влажную серую мглу, уже несколько дней висевшую над столичными улицами. Дабы избавиться от пронизывающей сырости и зябких мурашек, старался идти быстро, и его длинные волосы развевались седой гривой. Канцлер не был стар. Однако взглянув вчера в зеркало, он обнаружил, что сед. И понял, что через несколько дней умрёт.
Напасть, без малого год терроризировавшую весь континент, обыватели называли незамысловато – чума. Вопреки многочисленности жертв, известно о ней было мало. Врачи даже не пришли к единому мнению о способе распространения инфекции, вызвавшей пандемию. Считалось, что заразиться можно при близком контакте с больным, поскольку нередко заболевали члены одной семьи, однако Канцлер был примером, и отнюдь не единственным, опровергавшим это утверждение. Последний месяц он просидел в скриптории закрытой библиотеки. Помимо того что оплот некромантов был всеобщим загородным пугалом, он представлял собой и вполне автономное сооружение с собственным источником воды.
Болезнь, первым симптомом которой являлось исчезновение пигментации волос, протекала хоть и скоротечно, но не особенно мучительно. На второй-третий день появлялась слабость, постепенно усиливающаяся, иногда сопровождавшаяся рвотой, к концу четвёртого дня поднималась температура, начинался бред. Часов через шесть наступала смерть. Трупы иссыхали очень быстро, превращаясь в ломкие седовласые мумии.
Канцлер никогда не тяготился бременем существования. Он был достаточно богат, чтобы надеяться при помощи достижений медицины и магии сделать свою жизнь исключительно продолжительной. Но также знал, что вот уже почти год несколько ведущих лабораторий режут, разглядывают под микроскопом и колдуют над иссохшими чумными тканями, тщетно уповая найти возможность лечения. Практическая медицина как наука мало интересовала чиновника. Тем не менее, его образования хватало на представление о процессе создания вакцин. Седоволосый не обольщался надеждой, что сделанное сегодня открытие назавтра излечит всех страждущих.
Едва достигнув четырнадцати лет, возраста совершеннолетия, он унаследовал все средства своего семейства. Род его, впрочем, был не из самых старых, а состояние - сравнительно невелико. Юноша, обладавший блестящими аналитическими способностями, вдоволь наигрался с финансами и ударился в политику. Нового увлечения пытливому молодому человеку тоже хватило ненадолго. Чудом остановившись в шаге от верховной власти, он посчитал эту линию развития личности логически завершённой. Успешный политик резко отошёл в тень, оставив за собой должность канцлера, открывавшую доступ к информационным потокам. Юноша занялся теоретической магией, механикой и теорией автоматизации управления. Бывая иногда при дворе, он выслушивал от вельмож, что «зарыл свой талант в землю» и что «далеко бы пошёл, если бы приложил немного усердия». В ответ канцлер молча пожимал плечами и слегка улыбался. Шло время, чиновники и министры, как им и полагалось, сменяли один другого через каждые два года, только канцлер оставался неизменно на своём посту, регулярно переизбираемый большинством голосов, и всё так же слегка улыбался на похлопывание по плечу от «счастливца», обошедшего его по карьерной лестнице. Возможно, поэтому звать его стали просто Канцлер и никак иначе.
Вот уже несколько лет ему редко приходилось удостаивать столицу своим присутствием. Бывший вельможа жил форменным отшельником в доме, купленном почти за бесценок. Особняк был выстроен в местности хотя и весьма живописной, но удалённой от основных транспортных путей. В связи с этим поместье по полгода изолировалось от внешнего мира из-за снегопадов, весенней распутицы или осенних дождей. Впрочем, Канцлера это полностью устраивало. Он никуда не торопился. До вчерашнего дня.
Если близость смерти не заставила его оплакивать себя, это отнюдь не значило, что предпринимать по этому поводу ничего не стоило. Последний месяц своей жизни он потратил на работу, которую жаль было бы оставить незавершённой. Так что оставшиеся несколько дней вполне можно было потратить на удовлетворение исследовательского любопытства.
Когда Канцлер подошёл к зданию сената, широкая мраморная лестница была ещё пуста, и мужчина с некоторой досадой подумал, что шёл слишком быстро и теперь придётся дожидаться конца заседания. Однако не успел он облокотиться о колонну, заслоняясь от ветра, как тяжёлые двери открылись и ступеньки начали заполняться людьми. Канцлер вскоре заметил смуглую темноволосую женщину, сбегавшую вниз. Стоило ему выйти из укрытия, сенатор остановилась, вскинув на мужчину изумрудные глаза. Её взгляд не задержался на его волосах, и она не шарахнулась в сторону с тем выражением ужаса, которое он уже видел на лицах прохожих на протяжении всей своей прогулки. Не то чтобы ему было до этого дело, но Канцлер невольно ощутил благодарность и, улыбнувшись, произнёс теплее, чем обычно позволял себе на людях:
- Здравствуй, Камилла.
Естественное изумление было изгнано с лица молодой женщины другим чувством, покрывшим её щёки лёгким румянцем.
- Канцлер, ты… вернулся.
- Я же обещал.
Она шагнула к нему, но он жестом остановил её.
- Лишний риск всё же ни к чему. И у меня есть к тебе дело. Но об этом чуть позже.
На самом деле, она только сейчас заметила его седину. Напитавшиеся влагой волосы казались скорее дымчатыми и удивительно гармонировали с серыми глазами и экстравагантным плащом мужчины. В первую секунду он показался ей серым фейри, подданным Сумеречного бога, сошедшим с религиозных изображений северян. Узнав Канцлера, сенатор удивилась уже одному факту его присутствия. Он пропал почти на два года, против своего обыкновения не только не сообщал о своём местонахождении, но и вообще не написал ей ни строчки. Проигнорировав его жест, женщина приблизилась и обняла его.
Камилле не хуже Канцлера было известно о неизлечимости чумы. Но едва ли он пришёл за утешением, поэтому сенатор решила избежать скользкой темы. Любопытная особенность психики позволяла ей сохранять хладнокровие перед лицом глубоких потрясений или опасностей. Конечно, завтра её накроет запоздавшая истерика… но это будет завтра.
- Ты был прав насчёт того механизма. По твоей схеме нам удалось его запустить, он открыл водосток, понизивший уровень воды в озере… - они уже шли по улице на расстоянии нескольких шагов друг от друга. Канцлер молча кивнул. - Мы нашли маленький тайник, а в нём это.
Девушка протянула спутнику узкий предмет величиной с ладонь. Вещица представляла собой, вероятно, заколку: двузубый гребень, украшенный крупными полупрозрачными кристаллами сине-зелёных оттенков.
- Артефакт принадлежал моей прабабке, - продолжала Камилла, - и, не исключено, послужил причиной её смерти. В тайнике была записка, где говорилось, что на нём что-то вроде проклятья. Из-за чего братья посчитали эту штуку бесполезной и отдали мне.
- Что он делает? – осведомился Канцлер.
- Улучшает регенерацию.
Он кивнул.
- А проклятье?
- Перегружает сердце и вызывает разлив желчи.
Мужчина поочерёдно трогал камешки на головке украшения. Прикосновения казались лёгкими, однако Камилла знала, что его тонкие пальцы обладают почти противоестественной цепкостью и силой. Она вспомнила их первую совместную экспедицию, к горному храму. Канцлер заранее предупредил, что часть пути придётся лезть в гору, и она готовилась, но опыта Камилле катастрофически не хватало. Поэтому на узком уступе, где они остановились перевести дух, юная скалолазка бросила взгляд вниз, на расстилавшуюся под ногами пропасть, и… прежде чем успела испугаться, стальной захват сковал запястье, а спутник втянул её обратно. Он извинился тогда, сказав, что страховочное заклинание сработало бы мягче. И верно, с руки долго потом не сходили синяки. Однако вниз Камилла смотреть больше не боялась.
Мужчина остановился и отбил по камешкам быструю дробь. Из ободка артефакта выступили зубцы характерной формы. Он потянул за один из них, из заколки ударил столб огня. Удовлетворённо хмыкнув, Канцлер убрал зубцы внутрь, нажав на самый крупный центральный камень, и перебросил вещицу Камилле.
- Довольно простая сцепка. Хотя лет полтораста назад, вероятно, считалась хитроумной, - и, помолчав, добавил: - Правда, придётся сжечь дом. В идеале улицу. Впрочем, по теперешним временам и целый пустой квартал найти не проблема.
- Мне неловко беспокоить тебя такими пустяками, - нерешительно проговорила она. Он пожал плечами.
- Попроси Маркуса. Он вполне справится. Камни слева направо 2-4-7-2-2-5-1-3 и центральный. Запомнишь?
При упоминании молодого магистра магии она насторожилась. Девушка была уверена, что не писала Канцлеру ничего по поводу юноши, в числе множества прочих приглашённого на приём, который сенатор Камилла давала в честь своего дня рождения два года назад…
Взгляды, которыми провожал её тогда Маркус, были чуточку более томными, чем того требовали приличия, и женщина стрельнула глазами в своего спутника, пытаясь определить, знал ли тот об исключительной бледности, покрывшей лицо молодого волшебника, после того, как камердинер объявил:
- Цветы от Его Превосходительства Канцлера.
И в залу внесли небольшой бассейн, полный розовых лотосов, так невыносимо прекрасных в лучах закатного солнца, струившихся сквозь ещё не занавешенные окна.
Канцлер слыл личностью эксцентричной, и поступки его в объяснениях едва ли нуждались, но под натиском юного светила магии Камилла обмолвилась, что чиновник оказал ей любезность, запомнив, что она восхищалась этими цветами. Маркус немедленно заинтересовался, где это госпожа сенатор с Его Превосходительством имели удовольствие любоваться розовыми лотосами, однако виновница торжества решительно сменила тему разговора. Светская львица без труда продолжала беззаботную болтовню, но перед глазами у неё стоял древний каменный город, поглощённый, но не разрушенный джунглями, с всё ещё полными воды бассейнами и нежными цветами, распускавшимися на закате… Увы, Канцлер не любовался ими рядом с ней, юная путешественница лишь писала ему о своих впечатлениях, сопровождая копии странных рисунков, найденных в руинах.

Вспомнив об этом эпизоде, Камилла слегка распахнула на груди накидку, чтобы зелёным огоньком сверкнул красивый изумруд, висевший у неё на шее.
Это тоже был его подарок, пришедший с дипломатической почтой. Крупный камень со слабым зарядом магии, поднимавшим настроение и снимавшим усталость. А вечером, в своей комнате, уже распустив волосы, готовясь ко сну, девушка услышала голос Канцлера так чётко, будто он стоял рядом.
- Камилла?
В горле мгновенно пересохло, но она всё же ответила:
- Да?
- Не пугайся. Ты ведь уже у себя? Поверни камень к зеркалу.
Подвеска всё ещё висела шее, и сенатор просто подошла к трюмо в алькове. Отражение подёрнулось рябью, а когда прояснилось, она увидела совсем другую комнату и Канцлера, стоящего перед ней. На его стороне стола, на небольшой подставке тоже лежал камень, только не зелёный, а совершенно бесцветный. Мужчина выглядел довольным.
- Что ж, качество картинки отменное, даже лучше, чем при магической передаче голограммы. Твои вымершие друзья занимались не только разведением цветов, но и вещами более практическими. Я должен поблагодарить тебя за массу ценной информации. Если у тебя будет ко мне что-то срочное или секретное, вынь камень из оправы, сожми в ладони и говори, я услышу. Или получу твоё сообщение в ближайшее время. Если в центре камня появится тёмное пятно, значит, там сообщение от меня. Вроде бы, всё… А, носи его иногда на шее, иначе он, хм… перестанет работать.
Она не снимала камень ни разу.

Канцлер, если и заметил манипуляции с накидкой, виду не подал. Он шёл, глядя прямо перед собой, лицо его было спокойно, тонкие бледные губы привычно сжаты в горизонтальную линию.
- Ты говорил, у тебя ко мне дело? – тихо сказала его спутница.
- Да, - он тряхнул головой, выходя из задумчивости, и остановился. Порылся за пазухой, выудил оттуда листок бумаги и, сложив его птичкой, запустил в неё.
- Я пытался прочитать сам, но моих познаний оказалось маловато.
Камилла быстро пробежала глазами записку и покачала головой:
- Без контекста трудно разобрать. Где ты это нашёл?
- В библиотеке некромантов, - просто сказал он. Зелёные глаза расширились от восторга.
- Как тебе удалось попасть туда?
Мужчина вздохнул.
- С некоторым трудом.
Она ещё раз перечитала текст и сказала:
- Общий смысл понятен. Что-то о награде за испытание или задание. «За-зу» или «За-цу» - видимо, какое-то имя собственное, а вот это, - она ткнула пальцем в обведённый линией абзац,- указание места, только в координатах реформы Тау. Они продержались недолго, около века, потом некроманты вернулись к дореформенным. Но это, кажется, не оригинал, а пересказ более древнего текста.
- Вполне вероятно, - подтвердил мужчина. - Я был в историко-мифологической секции. Камилла, насчёт этих координат…
- О чём речь, я в твоём распоряжении.
- Тогда зайдём в канцелярию, - он с некоторым удивлением огляделся, осознав, что стоит в двух шагах от нужного здания.
- Странно, почти всегда в пешеходном городе [1] ноги сами несут меня сюда.
«Домой», - мысленно ответила Камилла, но промолчала. Массивные двери гостеприимно распахивались перед хозяином. Здание предваряло его путь мягким светом настенных бра и мерно шуршало, осушая и нагревая воздух. «Ради меня оно никогда так не старается, - ревниво отметила про себя Камилла, - а он, наверно, забыл, когда в последний раз был здесь». Они вошли в закрытые секции, и сейчас её спутник определённо направлялся к своему второму и любимому кабинету. Камилла следовала за ним и вспоминала, как в первый раз попала в здание канцелярии.


[1] Вернец – столица Сивфской империи. Один из самых больших и прогрессивных городов материка. И, что характерно, один из самых старых. Условно делится на две части. Старый город (он же пешеходный) – деловая и административная часть Вернеца. Улицы узкие, заносчивых шишек, считающих, что их экипаж приоритетней – хоть отстреливай. Поэтому все транспортные средства, включая лошадей и самокаты, остаются в новом городе.

Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Anevka Дата: Среда, 18 Дек 2013, 6:25 PM | Сообщение # 2
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
упс... куда-то прикреплённый файл вылетел... ну не мистика ли?
Прикрепления: _1-.docx(408.2 Kb)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Plamya Дата: Среда, 18 Дек 2013, 7:02 PM | Сообщение # 3
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8223
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
К сожалению, не успеваю дочитать пост до конца. Начало понравилось




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
Anevka Дата: Среда, 18 Дек 2013, 7:25 PM | Сообщение # 4
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Plamya, спасибо большое! :) В самом деле. Со всеми блохами соглашусь, хотя у него и в самом деле было 2 манеры, и именно городская и сельская, но по тексту-то это не понятно. Буду благодарна, если на досуге ещё мне блох половите ;)

Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Четверг, 19 Дек 2013, 8:48 PM | Сообщение # 5
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Мне тоже понравилось. Заинтриговал сюжет. Написано довольно гладенько, только с местоимениями ужас-ужас. Ну и логические непонятки местами. Все под спойлером.



Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 2:49 AM | Сообщение # 6
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
kagami! Премного благодарна за уделённое моей скромной персоне внимание и такой скурпулёзный ответ. Вероятно, вы правы, и мой поток сознания оказался чрезмерно перегружен местоимениями. Есть с чем бороться...
Что касается логических непоняток: на момент начала описания Канцлеру 32 года. В общем, уже не мальчик. С другой стороны, возможно, это и очень субъективно, но мне кажется, что зрелость мужчины, или "самый расцвет сил", может наступить в любом возрасте. (По крайней мере, так считает лучший в мире эксперт, который живёт на крыше). Конечно, с возрастом это состояние коррелирует, но в моём понимании ГГ на тот момент ещё не возмужал окончательно, иначе смысл был бы о нём писать?
Карьеру он, можно сказать, начал в 6, тут вы почти угадали. По крайней мере, именно в этом возрасте его сдали в военный корпус. Впрочем, все эти пояснения встречаются дальше в тексте. Я, конечно, понимаю, что его до чёртиков много в присоединённом файле, но если уж благосклонный читатель соберётся с духом этот текст осилить, непоняток по поводу биографии Канцлера возникнуть не должно. Её рассказывают все подряд, правда, каждый свой кусочек.

Что же касается Камиллы, то да: она иностранка (и именно потому смуглая), да, она член сената на постоянной основе и, как с дипломатами часто случается, получает назначения на год-другой в разные места. Поскольку она один из немногих сенаторов, которые не прочь попутешествовать, то назначают её полномочным послом Сивф во все остальные страны, кроме её родного Саламиниума. На данный момент, например, она уже получила новое назначение, но пока не успела уехать, потому что пока полный состав посольства соберут, туда-сюда, месяц-другой ещё пройдёт.
Не знаю, имеет ли смысл так уж подробно описывать это с самого начала... Мне кажется, по ходу действия всё проясняется само собой. Но всё равно, спасибо за замечание. Мне даже в голову не приходило, что могут возникнуть вопросы по этому поводу.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 9:16 AM | Сообщение # 7
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Anevka, я не читала текст в файле. А если скачаю и начну читать, Вы не получите вычитку :D И не только от меня, еще от многих. Один человек не может отловить все ошибки, зато вместе мы вам текст выправить поможем. Так что, выкладывайте продолжение. Для справки: в один пост помещается примерно 35 тысяч знаков по счетчику Word.

На счет времени:

Цитата Anevka ()
Будучи ещё молодым человеком, он унаследовал все средства своего родовитого семейства.

Не ребенком, однако! Значит, ему как минимум 18 - как раз можно назвать и юношей, и молодым человеком.
И тогда получается:
Цитата Anevka ()
Юноша, обладавший блестящими аналитическими способностями, как раз в то время занимался изучением законов распределения финансовых потоков и в несколько лет почти удесятерил первоначальный капитал.

Несколько лет - это заведомо больше двух. Так что на момент следующей ступени в жизни ему примерно 21, и:
Цитата Anevka ()
Тогда он занялся политикой.

Он подготовил и едва не осуществил государственный переворот за пару дней? Не думаю. Полагая, занимался он сбором информации не меньше пары лет. Он же еще и по карьерной лестнице успел продвинуться. Значит, тут ему уже не меньше 23 лет.
А дальше:
Цитата Anevka ()
Шли годы, чиновники, министры и кесари сменяли один другого,

С учетом, что сменяли друг друга не только чиновники, но и кесари (!), мне видится временной промежуток лет эдак в пятьдесят-семьдесят. Но, даже если предположить, что несчастную страну лихорадило сменой власти каждый месяц, под выражением "шли годы" ну никак меньше лет пяти не упрячешь.
Итак, сколько лет Канцлеру?
В общем-то, все легко исправить. Чтобы не вводить читателя в недоумение, достаточно:
а) с самого начала указать, что Канцлер начал свою карьеру в шесть лет;
б) Заменить "молодого человека" в первой цитате на "мальчика", "юного гения", "вундеркинда";
в) Убрать нафик кесарей.

О Камилле:

Сенат, как правило, - верхняя (законодательная) палата парламента. Именно так воспринимается это слово читателем. Если в описанном Вами мире слово носит другое значение, это должно быть в тексте. А законодатель (да и любой парламентарий) не может манкировать своими обязанностями, отправляясь в долгие поездки по всему миру. И уж тем более, никто не назначит его на должность, которая эти поездки подразумевает. Посол не может быть сенатором, а сенатор - послом. Кроме того, ни один уважающий себя правитель не назначит на столь важные посты человека, который ему не присягнул. А Вы говорите, что Камилла иностранка. Она посол сопредельной (или не очень) державы в стране, где живет Канцлер? Тогда почему ее удивляет, что ее не принимает Канцелярия? Здание, похоже, вполне лояльно своему правительству.


Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 10:37 AM | Сообщение # 8 | Сообщение отредактировал Anevka - Четверг, 09 Янв 2014, 10:35 AM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
kagami, ещё раз спасибо за внимание. По сути:

Цитата Anevka ()
Будучи ещё молодым человеком, он унаследовал все средства своего родовитого семейства.

Не ребенком, однако! Значит, ему как минимум 18 - как раз можно назвать и юношей, и молодым человеком

Проще, вероятно, "молодым человеком" заменить на "14 лет от роду". считался уже совершеннолетним, так что не ребёнок.

На момент получения должности канцлера - 17.
Чиновники регулярно сменяются каждые 2 года. Традиция такая. Кесарь поменялся 1 раз, но, вы правы, проще его, наверное, убрать. В хорошем смысле этого слова ;)

Что же касается послов-сенаторов, я даже знаю, чем именно обязана их появлению: виной всему перечитанная на сон грядущий "Жизнь 12 цезарей". Кстати, ею же обусловлена будет изрядная часть злоключений самого Канцлера. Напомню, что с тех пор, как в сенат Рима вошли плебеи, функции сношения с другими государствами с фецилов была перенесена на легатов, которыми как правило (а с принятием Гнобиева закона непременно) назначались сенаторы.

Кстати, а вас не смущает, что Канцлер выполняет скорее функции библиотекаря? Меня вот немного смущает... Но приснился он мне как Канцлер, совершенно ничего с этим поделать не могу.

По поводу подданства: Сивфская империя толерантна до безобразия, многонациональна и многоконфессиональна, получить гражданство может вообще любой, проработав на сие государство 3 года в любой должности. Камилла начинала как переводчик. Канцелярия вообще здание легкомысленное, питает нежность только к Канцлеру. А Камилла единственная, кроме него, кому туда прорваться в принципе удаётся.

Добавлено (20 Дек 2013, 10:37 AM)
---------------------------------------------
(Корректировка 2 Спасибо Мизераклю)
Она была тогда совсем юной переводчицей, но полной энергии, веры в себя и, что уж греха таить, попросту наглости и напора. Канцлера ей описывали как эдакого дракона, сидящего на груде сокровищ и никого на полёт стрелы не подпускающего к своей драгоценной канцелярии. Камилла ожидала увидеть здесь какого угодно бюрократа, вплоть до заплывшего множественными подбородками и брызжущего слюной, а вовсе не молодого человека. Откинув со лба прядь тёмно-русых, излишне длинных, чтобы соответствовать тогдашней моде, волос, он выслушал её спокойно и внимательно.
- А зачем вам эта секция? – спросил с подкупающей прямотой.
- А затем, что Я (она сделала ударение на этом «Я») занимаюсь изучением культуры и языка некромантов.
Труженица министерства образования уже набрала полную грудь воздуха, чтобы обрушить на него заранее заготовленную речь, клеймящую косность и предрассудки, но юноша, только окинув её одним быстрым взглядом, сказал:
- Хорошо, идите за мной.
И двинулся вдоль коридора. Это так сбило с толку, что девушка не сразу последовала за своим провожатым, потом рывком бросилась догонять, тут же осадила себя за не солидность. Походка молодого человека была спокойной и уверенной, такой же, как голос. Канцлер шёл как хозяин всего, его окружавшего, с таким видом, как будто самый воздух подчинялся его воле. Впрочем, как она потом узнала, так оно и было.
Обстановка вокруг быстро изменилась, став более архаичной и торжественной. Камилла поняла, что они достигли закрытых секций. У неё дух перехватило от предвкушения чего-то сказочного и таинственного, и она не смогла удержаться от вопроса:
- Разве здесь всё не засекречено?
Он посмотрел на неё всё так же спокойно.
- Абсолютно всё и очень настрого.
- Эм... и вы так просто меня ведёте туда?
Немного помолчав, он сказал:
- Видите ли, юная леди, все секреты здесь принадлежат мне. И только я решаю, когда, кому и какие из них открывать, - тут его губы тронула лёгкая улыбка, - Вы, и не только вы, вероятно, считаете иначе. Я полагаю, в сумочке у вас лежит какая-нибудь писулька с резолюцией самого кесаря, в которой говорится, что я должен обеспечить вам доступ куда-то и оказать содействие в чём-то…
Камилла покраснела, потому что «писулька» была подписана всего лишь министром науки и образования, каковому канцелярия, строго говоря, не подчинялась.
- Но ведь только я знаю, что, а, главное, где есть в канцелярии. При желании мне не составит труда доказать, что интересующие вас документы сгорели при пожаре, утрачены при переезде, или же вообще не существовали…
- Но тогда почему вы меня всё же ведёте?
- Это ещё один мой секрет, - сказал он и тем же серьёзным тоном продолжил: - Быть может, я собираюсь не показывать сокровищницу, а закусить юной девственницей. Так ведь драконам положено поступать?
Камилла рассмеялась, и напряжение сомнения и ожидания отступило. Канцлер оставил её за столом в удобном кресле, попросив немного подождать. По парапету вдоль стены важно прошествовал крупный ворон. Повернув голову набок, птица уставилась на девушку. Канцлер и правда вернулся очень быстро - она даже не успела толком осмотреться - и положил перед ней стопку документов. Переводчица достала пухленькую, исписанную аккуратным почерком, книжечку, пачку чистой бумаги, письменные принадлежности и погрузилась в работу.
Канцлер сидел на соседнем столе, поджав под себя ногу, и беззастенчиво разглядывал Камиллу. Чем дольше девушка перебирала бумаги, тем меньше красок оставалось в её радужном настроении. Ещё несколько часов назад казалось, что стоит добраться до закрытой секции, и к ногам напористой исследовательницы падут если и не все тайны мироздания, то большая их часть. Медленно, но верно, Камиллой начало овладевать отчаяние. Взгляд безмолвного Канцлера жёг затылок. Наконец, испустив сдавленный вздох, она спрятала лицо на сложенных на столе руках, чтобы скрыть предательски заблестевшие глаза. Канцер тихо подошёл к её столу, бегло просмотрел записи.
- Как ваше имя? – вдруг спросил он. Она ответила, всё также уткнувшись носом в сгиб локтя.
Он сел с другой стороны стола и медленно заговорил.
- Когда я только стал канцлером, меня поразило, сколько документов, манускриптов, свитков, книг здесь на одном непонятном мне языке. Я чувствовал, что в них должно быть что-то важное, что-то редкое, что-то, что я мог бы использовать… Я обращался ко всем мировым светилам в области истории и лингвистики, блестящим профессорам университетов и академий не только нашей страны, но и всех прочих. Все эти многоуважаемые люди говорили мне, что это мёртвый язык, ушедший вместе с расой, проклятой небесами за омерзительные преступления, и больше никогда не зазвучать речи падших… и прочие пафосные фразы в том же духе. И вот, когда я уже смирился с таким положением вещей, в мою дверь стучится девушка и с вызовом заявляет, что изучает язык некромантов. Вот почему я без лишних вопросов веду её в закрытую секцию. Видите, Камилла, я открыл вам свой секрет.
Она немного приподняла голову и взглянула на него.
- Я надеялся, - продолжал он, и голос его звучал мягко, но мягкость эта была сродни шагам тигра, крадущегося за добычей: - что вы поможете мне с этим делом. И, полагаю, я не ошибся, потому что вы пришли с некоторым багажом здесь, - он похлопал ладонью по её записной книжке, - а главное – здесь, - и он слегка постучал пальцем у неё по лбу.
Девушка снова уткнулась в руки и едва не всхлипнула, помотав головой.
- Камилла, посмотрите на меня, - произнёс он тихо, но она невольно подчинилась. Его взгляд был пронзительным, «магнетическим», как говорили в светских салонах. Канцлер достал из кармана платок и промокнул слёзы, собравшиеся в уголках её глаз. Она заметила, что мизинец и ребро его ладони были испачканы чернилами. «Левша», - машинально отметила про себя. От Канцлера же в свою очередь не укрылось, что её взгляд прикован к его рукам. Он взял листок бумаги и стал неторопливо складывать его.
- Итак, расскажите, как вы начали изучать мёртвый язык, - тембр его голоса стал бархатистым и действовал успокаивающе.
- Я изучала все языки, какие только могла. В Саламиниуме, где я родилась, женщина не считается вполне человеком. Она не может наследовать имущество, иметь право голоса, распоряжаться своей судьбой. Женщина собственность сначала отца или брата, потом мужа или сына. Однажды я переоделась мальчиком и нанялась к проезжему купцу толмачом.
Канцлер продолжал складывать листок бумаги. Он отгибал углы, разглаживал складки, разворачивал кармашки… Движения его тонких длинных пальцев были уверенными и точными.
- Потом я работала в Тингуме, - продолжала Камилла. - Там есть музей древностей. Я водила экскурсии для чужеземцев. В запасниках этого музея хранится каменная плита, на которой выбит договор между жителями Илларика и некромантами. Некроманты обязуются не селиться на землях Илларика, но оставляют за собой право посещать все религиозные сооружения, иметь доступ ко всем записям и артефактам, существовавшим за тридцать два года до заключения мира. Если кому-то из них потребуется посетить какое-либо сооружение, он обязан сообщить об этом не менее, чем за три дня, чтоб власти успели эвакуировать жителей. Вообще там много всяких условностей. Но самое главное, что текст отбит на двух языках. Никто в музее не знал илларийского, кроме меня. Для них это был просто камень с непонятными значками.
- Я не знал об их существовании, - задумчиво произнёс Канцлер. - Продолжайте.
- В северных горах есть варварское племя, живущее по законам, якобы написанным для них богами. Эти Законы высечены на деревянных столбах в общинном доме. Тоже на двух языках, на местном наречии и на языке некромантов. Есть ещё несколько источников, более мелких…я знала, что в канцелярии должно храниться много записей некромантов, потому что она упоминается в Илларийском договоре. Я надеялась, что известная часть позволит мне расшифровать остальное, - она горестно вздохнула, - но я ошиблась. Я ничего не понимаю.
Руки Канцлера снова спокойно лежали на столе.
- Так в чём же проблема?
Переводчица снова вздохнула.
- Их слова не такие, как наши. Они многозначные. Смысл меняется в зависимости от стиля текста, предмета, о котором говорится, для кого предназначен… я надеялась, что будет какая-нибудь подсказка, но эти рисунки, - она кивнула в сторону стопки бумаг, - совершенно абстрактны, я не имею ни малейшего представления, что они значат. А эти… орнаменты, занимающие чуть не треть текста, я вообще впервые вижу.
- Это не рисунки, - спокойно сказал Канцлер. - Это чертежи. Текст описывает различные способы использования силы ветра. А эти, как вы выразились, орнаменты – математические формулы.
Канцлер видел, что недоверие в ней борется с надеждой.
- Вам, вероятно, мало приходилось работать с научными, техническими текстами, иначе вам сразу бросилась бы в глаза общая структура. Не удивлюсь, если она заимствована у некромантов. Мне удалось разобраться с их системой счисления. Она не десятичная, как у нас, а шестнадцатеричная. Часть символов – просто условные обозначения или постоянные, их мне тоже удалось вычленить. Я даже построил некоторые из описанных здесь механизмов, но текст, должен признаться, мне так и не дался.
- Вы построили механизмы некромантов? – её глаза расширились не то от ужаса, не то от восхищения.
- Увы, только самые простые. Вот, например, - он пододвинул к ней лист, - ветер вращает лопасти, а момент вращательного движения передаётся на жернова, размалывающие зерно. Вот, видите, разные формы лопастей и углы наклона осей в зависимости от силы, продолжительности и направления преобладающих ветров. А вот здесь – разные формы парусов для лёгких и тяжёлых, больших и малых кораблей. Это я тоже опробовал.
- И как? – девушка с таким детским восхищением глядела на собеседника, что тот не удержался от улыбки.
- Увлекательно, - лаконично ответил Канцлер, обогнул стол и сел рядом. - Итак, начнём сначала.
Следующие несколько часов Камилла не заметила. Неожиданно для неё Канцлер потянулся и встал.
- Уже поздно, - сказал он, поглядев на наручные часы. - Вы проголодались.
- Нет-нет, давайте продолжим, прошу вас, - запротестовала она.
- У вас в животе урчит, - безапелляционным тоном заявил он. - Я не изверг. К тому же, у меня на сегодня есть ещё пара незаконченных дел. Идите домой, отдохните. Документы можете взять с собой. Не торопитесь. Напишите подробный отчёт и отправьте мне на этот адрес, - Канцлер набросал пару строк на листке бумаги.
Камилла медленно собрала всё со стола, уложила в сумку и встала перед ним. Каштановые волосы растрепались, на кончике носа чернильное пятнышко, глаза горят как два огромных изумруда.
- Спасибо, Канцлер, - это прозвучало так трогательно, что уголки его тонких губ снова дрогнули. Словно котёнок, честное слово.
- Возьмите, - он протянул ей сложенную из бумаги лошадку. - На счастье.
Молодой человек довёл посетительницу до двери и, облокотившись о косяк и сложив руки на груди, наблюдал, как юная переводчица медленно удаляется вдоль по улице, всё так же осторожно сжимая в руке лошадку. Камилла не обернулась тогда, а потому не увидела, как на плечо Канцлера вспорхнул крупный ворон, потоптался, устраиваясь поудобнее, выдрал перо из-под крыла и хриплым птичьим голосом произнёс:
- Мааа-лахольная.
Канцлер хмыкнул и ласково почесал птице голову.
- Молодая ещё. Но воображение есть. И любопытство. Можно работать.


В кабинете было всё ещё прохладно.
- Чего-нибудь горячего? – спросила Камилла, подходя к пузатому металлическому резервуару.
- Вряд ли тут что-нибудь есть, - ответил мужчина. - Я давно сюда не заглядывал.
- Я иногда захожу сюда, - сказала она, слегка потупившись. - Здесь хорошо думается.
Он кивнул и опустился в кресло, наблюдая, как его спутница набирает воду.
- Ты разобралась с нагревателем, - губы мужчины тронула улыбка.
- Ты ведь оставил инструкцию, - улыбнулась она в ответ. - Да ещё в стихах. И на языке фейри. Знаешь, в первую секунду, когда я тебя сегодня увидела, ты показался мне серым фейри с той картины, помнишь, с вивернами.
- Фейри? – переспросил Канцлер и вдруг задумался. - Да, пожалуй, что-то есть. Только не такой бессмертный.
Она опустила глаза и вызвала каталог хранилища канцелярии. Вскоре поршень с мягким шипением поднял из его недр заказанную книгу. Камилла пролистала её, сверилась с данными, и, быстро набросав таблицу соответствия координат, оставила её на краю стола вместе с чашкой чая. Седоволосый сидел, сжав чашку ладонями, видимо, согревая их, и что-то прикидывал в уме. Камилла всегда поражалась его способности непринуждённо производить сколь угодно сложные вычисления.
Чтобы не мешать, девушка присела за небольшой столик позади. Отсюда были видны только часть гладковыбритой щеки и уже подсохшие, побелевшие волосы, как всегда небрежно разбросанные по плечам. Камилла пыталась заметить в Канцлере другие признаки болезни, но пока их, вроде бы, не было. Движения быстрых пальцев, перебиравших голограммы карт, как и прежде, точны и уверенны. Разве что бледность… а впрочем, кажется, он всегда был несколько бледен. Возможно, мало времени проводил на солнце в последнее время. Камилла старалась запомнить каждую его черту, позу, поворот головы и одновременно перебирала в памяти эпизоды прошлого.
Вот она сидит на своём месте в министерстве науки и образования, а её столоначальник, проходивший мимо, останавливается и с улыбкой интересуется:
- Ну как, милочка, не обижал тебя наш дракон?
- Он не дракон, - задумчиво отзывается девушка. - Он, скорее, сфинкс.
Взгляд пухлячка-начальника падает на бумажную лошадку и улыбка сползает с его лица. Ещё до конца дня переводчицу переселяют в отдельный кабинет и приносят уведомление об учетверении жалованья. Через два месяца переводят в министерство международных отношений и включают в свиту посла. Но её первая командировка так и остаётся неоконченной – она получает письмо, гласящее: «Не пересекайте пролив. Не сможете отказаться прямо, просто задержитесь в порту на 2 дня. К.» Она мечется по комнате в нерешительности: что, если это поставит крест на её карьере? И точно ли письмо от Канцлера? Оно подписано магической монограммой, но тогда она ещё не была уверена, что распознает подделку. К вечеру Камилла слегла с самой неподдельной нервной горячкой. Посольство отправилось без неё. И через два дня было казнено в полном составе, как шпионы и интервенты, властями Кордолиса, объявившими Сивфам войну. В следующий раз она поедет уже в должности посла, заключать мир, а Канцлер к тому времени в достаточной степени изучит мёртвый язык, чтобы писать ей.
Он прислал ей пропуск, позволявший посещать канцелярию в его отсутствие.
Её карьера быстро шла в гору. Камилла ездила по всему миру, используя дипломатическую неприкосновенность, деньги, а иногда и женское обаяние, чтобы проникать в самые закрытые и охраняемые места в поисках артефактов.
Канцлера она видела реже, чем хотелось бы, но всегда ощущала за спиной его незримое присутствие, и это придавало уверенности. Так, например, затянувшиеся переговоры с Кордолисом по поводу введения взаимных пошлин чуть было не закончились провалом, однако, когда посол Сивф уже была готова пойти на уступки, доставили записку: «Дорогая Камилла! Окажите мне маленькую услугу! При встрече с досточтимым Пекардином, передайте ему, что кобыла, которой он интересовался, готова к продаже, и я прошу сообщить мне, будет ли он брать свой заказ, так как претендентов предостаточно».
Это послание девушку удивило. Канцлер слыл знатоком лошадей, и все коннозаводчики признавали его непререкаемым авторитетом в любых спорах, однако она никогда не слышала, чтоб Канцлер продавал своих животных. Тем не менее, после того, как Пекардин со слегка издевательской улыбкой сообщил ей, что подготовил для Его Величества указ, поднимающий пошлины на изделия из металла, завозимого из Сивф втрое, госпожа посол небрежно заметила:
- Ах да, чуть не забыла. Канцлер передавал вам привет и интересовался…
Внезапно Пекардин залился краской.
- Точно ли?
Камилла была заинтригована, но уже достаточно умела владеть собой. Она показала ему записку (написанную на этот раз на сивфском).
- Я… - Пекардин запнулся, - Мне нужно… послушайте, госпожа моя, вы собирались отбыть завтра? Можете задержаться на день?
Она согласилась. И вернулась в столицу вместе с министром финансов Кордолиса Пекардином, неожиданно заявившим, что хочет обсудить отношения, связывающие их страны лично с кесарем.
В честь почётного гостя консул Юлиани, женатый на сестре кесаря, давал бал в своём дворце. Камилла, как и всё высшее общество, была в числе приглашённых. Несмотря на утомление (сказывалось многодневное напряжение), она привычно вслушивалась в разговоры легкомысленных сплетников, выуживая зёрна достоверной информации, и внимательно следила за окружающими, скользя по ним внешне равнодушным, скучающим взглядом. Так, например, она заметила, как хмурится жена консула, наблюдая за Пекардином, весь вечер не отходящим от их дочери, и как старательно Юлиани не замечает нежных взглядов девушки, направленных на молодого министра. «Так вот о какой кобыле шла речь», - усмехнулась она про себя и в этот момент увидела Канцлера. Он разговаривал с каким-то вельможей, поигрывая бокалом вина, затем раскланялся с ним, поставил фужер и, словно почувствовав её взгляд, обернулся.
Оркестр заиграл вступление к следующему танцу. Это был старинный сивфский танец с довольно сложным чередованием фигур, и теперь мало кто, особенно из молодёжи, умел его танцевать, однако по традиции на каждом балу его исполняли. Пространство в центре зала стало очищаться, многие пары садились передохнуть за столики. Канцлер, незаметно преодолевший разделяющее их с Камиллой расстояние, как всегда безукоризненно элегантный, склонился перед девушкой в церемонном поклоне, произнося старинную формулу приглашения:
- Если благородная дама соблаговолит оказать мне честь.
Камилла не умела танцевать этот танец. Она не была даже уверена, что хоть раз видела его от начала до конца, но рука её сама собой протянулась к мужчине. Он вывел партнёршу на середину залы и она заметила, что кроме них собираются танцевать ещё всего две пары – и самому молодому из них, вероятно, лет было больше, чем Камилле и Канцлеру вместе взятым. От осознания неотвратимости предстоящего позора, а возможно, ещё и из-за духоты, у неё закружилась голова, как тогда, в горах. Но руки Канцлера, так же, как тогда, надёжно держали партнёршу, давая чувство безопасности, не позволяя не то что упасть, но даже сбиться с такта. Камилла расслабилась, позволяя Канцлеру вести себя и отвечая на малейшее его движение. За весь танец он не проронил ни слова, лицо его было спокойно, но она читала по нему, как по книге, написанной на мёртвом языке. Она видела его усталость, видела, что толпа тяготит его, но видела и удовлетворение от проделанной работы. А ещё она ощущала, что ему просто приятно её присутствие. И взглядом она выражала ему благодарность за помощь, просила понять её любопытство и в следующем письме раскрыть ей подоплёку этой интриги. А ещё её взгляд говорил, что Камилла скучает по нему.
Канцлер проводил её назад, к столику графа и графини Дантрэ и, коснувшись губами её перчатки, бесстрастно произнёс:
- Благодарю вас за доставленное счастье.
Не удержавшись, она проводила его взглядом. Граф хохотнул.
- Что, задал вам загадку наш чудак Канцлер? Думаете, что это его дёрнуло приглашать вас? Я вам объясню. Он намеривался потанцевать с вот этой благородной дамой, - он похлопал графиню по руке, - Но, видимо, заметив меня, в последний момент оробел. Знаете ли вы, что шесть лет назад за этот прекрасный цветок ваш покорный слуга дрался с Канцлером на дуэли и победил. Да-да, танцует он, может, и недурственно, но когда дело доходит до старой доброй рапиры… да… хотя он, говорят, был чемпионом корпуса в своё время, - граф снова весело рассмеялся, но поймав холодный взгляд жены, несколько умерил пыл. - Правда, виконт Клари рассказывал мне, что был на турнире в Вернеце и узнал его, он выступал под вымышленным именем, вы представляете? И, честно говоря, правильно поступил, потому что не прошёл даже до четвертьфинала. Хотя, я слышал, что он взял к себе в дом старого учителя фехтования, которого выгнали из лиги. Видно, старикан совсем сдал.

«Мой добрый друг, - писала Камилла всего неделю спустя, - Вы оказали Отечеству неоценимую услугу, позволив нам добиться перемирия в этой таможенной войне. Нам повезло, что сердечная страсть министра финансов, позволила нам диктовать свои условия. Но объясните мне, как произошло, что молодая Юлия ответила ему взаимностью до такой степени, что согласилась бежать с ним?»
«Моя дорогая Камилла! - отвечал Канцлер, - Если уж начистоту, всё обстояло не так просто. Император Кордолиса не настолько беспечен, чтобы доверить министерство финансов такому горячему молодому человеку, как Пекардин. На самом деле, руководит министерством его дядя, Веласкин. Старик хитёр как лис, и прекрасно понимал, что мы сколь угодно долго можем меряться пошлинами, но что мало развитый пока в финансовом отношении Кордолис теряет на поставках зерна несоизмеримо меньше средств, чем мы на изделиях наших кузнецов, а хлеб нам закупать придётся, если не в Кордолисе, то везти издалека. Мне пришлось сыграть на сентиментальной привязанности Веласкина к племяннику, обещав тому семейное счастье. Старик, однако, требовал гарантий, и просто выкрасть девушку было недостаточно. Несколько месяцев я писал Юлии стихи от имени влюблённого Пекардина, заваливал цветами, драгоценностями и прочими безделушками. Это было бы сложно сделать втайне от её матери, однако консул Юлиани, нуждаясь в деньгах, заложил фамильные драгоценности своей жены, просрочил платёж, а я их выкупил. Уверив его в честных намерениях юноши, я предложил ему не только обеспечить семейное счастье своей дочери (даром, что у него их ещё трое), но и сохранить своё собственное. Пекардин получил подробный список пристрастий и антипатий своей супруги, а также несколько десятков стихов романтического содержания. Дальнейшее зависит от него. Мы получили, помимо налоговых льгот, отсрочку войны на семь лет и одного моего приятеля, сидевшего в императорской тюрьме. Надеюсь всё же, что благодарное Отечество никогда не узнает о моих перед ним заслугах, поскольку кесарь вряд ли простит мне соблазнение его племянницы, пусть и от чужого имени».

В доме Канцлера Камилла была всего однажды, но эта поездка кардинально поменяла их отношения.
Началось с того, что проработав всё утро в канцелярии, она заехала домой, и секретарь сообщил, что её дожидается человек с письмом от Канцлера. Она не особенно удивилась – почту ей доставляли самыми разными путями – и распорядилась предложить гостю отобедать с ней. Переодевшись, она спустилась в столовую. Увидев её, молодой человек встал и учтиво раскланялся. Он был замечательно красив: мягкие локоны тёмно-каштановых волос обрамляли лицо с тонкими правильными чертами, общее впечатление дополняли выразительные карие глаза, необыкновенно пушистые ресницы и лёгкий румянец.
На юноше был простой штатский камзол, а рядом с ним стоял небольшой чемоданчик, с какими обыкновенно ходят врачи.
Первое, что бросилось в глаза Камилле, когда она распечатала письмо, было то, что написано оно было по-сивфски.
«Дорогая Камилла! – писал Канцлер, - Случилось так, что в связи с пошатнувшимся здоровьем я был посажен доктором Вартеком под домашний арест с поистине драконовским режимом. Я здесь отчаянно скучаю и прошу вас прислать мне из канцелярии несколько книг, чтобы я хоть чем-то мог занять себя». Далее следовал список книг и подпись. Камилла ещё раз перечитала короткий текст, пытаясь найти подвох или иносказание, но не преуспела.
- Вы, вероятно и есть доктор Вартек? – обратилась она к молодому человеку с лучезарной улыбкой.
Тот подтвердил, что да, именно так оно и есть.
- Канцлер пишет, что воспользовался вашим профессиональным мастерством. Серьёзно ли он болен? Могу ли я навестить его?
Юноша, заметно смущаясь, отвечал, что Канцлер, верно, был серьёзно болен, однако кризис уже миновал, и он уверенно идёт на поправку, и что посещение такой очаровательной дамы вряд ли сможет повредить, особенно человеку, обращающемуся к ней «Дорогая Камилла!»
Она удивлённо подняла брови.
- Вы знаете содержание письма?
Доктор, окончательно смущённый, тут же заверил её, что совершенно случайно заметил только обращение, поскольку Канцлер писал в его присутствии.
«Вот оно что, - подумала Камилла, - вероятно, этот юноша не только врач Канцлера, но и друг. Зная, что я буду расспрашивать о нём, он не хотел ставить Вартека в неудобное положение, колеблясь, можно ли отвечать на мои вопросы».
Солнце только ещё начало клониться к закату, когда она добралась до деревни, ближайшей к «Дому на холме», однако тут её ждало неожиданное разочарование. Как оказалось, недавно здесь прошла сильная снежная буря, и дорога к усадьбе была расчищена очень условно. Было очевидно, что экипаж, запряжённый четвёркой прекрасных тонконогих лошадей, придётся оставить здесь. Камиллу это не смутило – она была хорошей наездницей, а коренастые мохнатые лошадки местных жителей казались способными совладать с намеченной тропинкой. Но как только хозяин животного слышал о цели поездки, на лице его отображалась смесь ужаса и жалости к непутёвой бабёнке, лезущей к волку в пасть. Очень быстро сельчане вообще стали разбегаться от неё.
Выручил Камиллу деревенский староста. Он не только предложил ей переночевать у него, но и обещал утром выделить свою собственную лошадь.
- Не серчайте на них, - посмеивался старик, потчуя девушку ужином, - дурачьё безмозглое. Хозяина боятся до одури, хоть он ни одного пальцем не тронул никогда. Иной помещик с провинившихся шкуру кнутом спускает, али магам для опытов отдаст, а и то не так боятся. Потому дело привычное. А наш хозяин и голоса не повысит никогда. Да что, мы его и не видим почти, сидит на холме, проездом разве тут покажется, в столицу, али ещё куда. Ну, девки, бывает в грибы пойдут, видят, как он на коне проскачет, без седла, без узды, индо дух лесной. Да многие его за духа и почитают. Зверьё его, говорят, слушается. Ну, это, сам не видел, врать не буду.
- За это и боятся?
- И за это тоже. А пуще того… ну вот как тебе то сказать. Непонятный он. А сам ты у него вроде как на ладони. Скользнёт по тебе взглядом, даже и не задержит, а будто всё про тебя знает, добро ли, лихо ли. Ну, вот для примеру… прислали нам в земство начальника стражи нового. Сам он из простых, да дочку за вельможу какого-то выдал. Прислали и прислали… а человек он так себе оказался, прямо скажем, дрянь человек. Лихим людям на откуп пошёл. Стали по нашим лесам разбойнички гулять, а он промеж пальцев на то смотрит… Говорили ему и я, и другие люди бывалые, мол, закона не боишься, так неба побойся – не послушал. Потом Рогнар к нему приехал, это садовник ихний, - староста мотнул головой в направлении усадьбы. - Что там ему Рогнар говорил, мне неведомо, а только солдатик, что на карауле был, сказывал потом, что приказал начальник стражи Рогнара с лестницы спустить и вслед кричал, что хозяин твой мне не указ, у меня мол, заступники такие, что самого его в порошок сотрут. Ну, Рогнар ничего, сел на коня да уехал. Прошёл день, два, а там и все четыре, а и приезжают из столицы солдаты, берут начальника стражи под белы руки и ведут в карцер, а там и трибунал. Как так, где же заступники? Узнали мы потом, окольными путями, вестимо, не такая новость, чтоб в газетах писать, что проведал государь наш кесарь про то, что зять начальника нашего злополучного к супруге кесаря наведывается, через что и силу взял. Её знамо дело в монастырь, грехи замаливать, любодея на плаху за государственную измену, а там и до нашего докатилось…
- Но, может, Канцлер тут и ни при чём.
- Может, и ни при чём, - легко согласился старик, - а только случай это не единственный. Чуть кто хозяину дорогу перейдёт, так всенепременно неприятность с ним случится – медведь на охоте задерёт, в немилость впадёт, разорится. И каждый раз Канцлер ни при чём. Вот все и боятся. Особливо после истории с горелым мужиком.
- Что ещё за горелый мужик? – с неподдельным интересом расспрашивала Камилла, незаметно для себя доедая порцию, на которую поначалу было страшно даже смотреть.
- Да был тут один, - словно нехотя рассказывал староста, со смешком поглядывая на неё. - С неделю назад Рогнар тот же в деревню привёз. Поутру, сказывал, чуть не на крылечке нашёл. Мужик и мужик, палёным воняет, сам как головешка, кто таков непонятно. Ну, в город сообщили, прислали оттуда стражников сколько-то, а с ними мага-следователя. Тот только понюхал, руками над ним помотал, говорит, магия с ним и рядом не валялась. Молния в него попала. Ну, нам-то что. Молния, так молния, ничего, что посреди зимы, господину следователю виднее. Вскоре и кто таков узнали. Клан убийц тело забрал. С почестями. Вот так вот… С тех пор, - помолчав, продолжил старик, - наши и смотреть в сторону «Дома на холме» боятся.
- А вы?
- А мне, красавица, голова не только для того, чтоб в неё есть. Я тут давно старостой, помню, как хозяин дом купил, мальчонкой почти. Никому обиды не чинил, а кто по совести жил, так и вовсе при нём на ноги встали. Да жаль, мало кто остался тут, поразъехались многие. Кто в город жить, а кто так, мир посмотреть. Мельник разве что, да куда он от своей мельницы денется. Сынишка его, Вартек, на врача выучился, так тоже дома редко бывает. Хотя, давеча пролетел через деревню галопом, да в усадьбу прямиком. Ничего, не съел его хозяин. Через неделю целёхонек вернулся. Да и вообще гости, кто не татем ночным крадётся, а по дороге как добрые люди едут, тоже возвращаются. Для баб так это вообще примета хорошая – кто туда ездить зачастит, та замуж выскочит, и года не пройдёт.
- За кого? – удивилась Камилла.
- А это уж как кому повезёт. Кто за купца, а кто и за графа.
- А хо.. Канцлер тут причём?
- А ни при чём. Но примета верная, к бабке не ходи. Так что гляди, - хитро усмехнулся старик, - может, и тебе платье белое примерять скоро. Хотя с одного раза ничего не бывает, тут месяцок хотя бы поездить надо.
У Камиллы по этому поводу появилось сразу несколько мыслей, но углубляться в них она не стала.
- Так не все его боятся, получается?
- Получается так. Ребятишки вон наши чуть не поголовно там пропадают, в страшной тайне, правда, от всех. Так что ты тоже гляди, не ляпни кому из родителей ненароком.
- А вы откуда про это знаете?
- Да моя ж дочка, Васёнка, сама с ними бегала. Я не запрещал, она мне и сказывалась. Говорила, ей Рогнар разрешил. Жена у меня, вишь, давно померла, Васёнке всего-то десять годков было. А там Марта девчонок стряпать учит, рукодельничать, в парней глазами стрелять. Фердинанд танцы придворные с ними разучивает, ну грамоте там, по иноземному тоже. Мальчишек драться по благородному, на рапирах, при секундантах. У них если промеж собой размолвка выйдет, ну там, у девочки одной под окном лбами столкнутся, они так и идут в означенное место и скачут. Который себя остриём дал коснуться, тот и проиграл. Рогнар тот наоборот, луки им делает, показывает, как верёвку с петлёй кидать, на лошадях скакать и стоя, и боком, как в лоб дать, ежели обидит кто. Тоже в жизни пригодиться может. Да вот было… сапожник наш, пьяница горький. Уж сколько я его стыдил, как об стенку горох. Не твоё, говорит дело. И вот раз избил он жену свою, женщину тихую и безответную, она бы и жаловаться на него побоялась, да сынишка его увидел, лет двенадцать ему тогда было. Он с ещё двумя пацанами, и того помладше, с рыбалки шёл. Ну, они удочки побросали, втроём сапожника скрутили, да приложили хорошенько об порог. А сын ему и говорит, мол, ежели ещё раз руки распустишь, я их тебе с корнем повырываю. И ничего, поутих сапожник. Пить не бросил, конечно, но буянить перестал.
- Удивительно! – восхитилась Камилла.
- Это что, - улыбался староста, - Васёнка сказывала, у них там, в замке, (это они дом замком кличут, за башенку), так вот они там натуральные балы устраивали. Девочки с Мартой платьев понашили себе, мальчишкам камзолов и что там ещё положено. Обувку вот только из города привезли, Фердинанд мерки со всех снял, ездил. Сам хозяин им на органе играл и на пианине.
Много ещё чего порассказал тогда староста Камилле, и она слушала, не веря своим ушам.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 1:11 PM | Сообщение # 9
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
считался уже совершеннолетним

Это должно быть в тексте. Просто так же читателю не придет в голову, что совершеннолетие в описанном мире наступает в 14 лет. Как и то, что подразумевается римский сенат. У современного человека слово "сенат" в первую очередь ассоциируется не с Римом, а с Соединенными Штатами. :D
Вы знаете, о чем пишите. Но это должен знать и читатель тоже. Иначе возникает вот такая путаница.
Цитата Anevka ()
а вас не смущает, что Канцлер выполняет скорее функции библиотекаря?

Вот, кстати, это совсем не смущает. Вполне так по аналогии со средневековой Европой, где должность канцлера включала в себя должность архивариуса. "Канцелярия" и "канцлер" слова однокоренные :)

Очень понравился отрывок с деревенским старостой. Так вкусно написано! Прямо картинка перед глазами.



Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 2:02 PM | Сообщение # 10
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Вот, засада, что-то мой комментарий куда-то пропал :( По второму разу ограничусь более лаконичной благодарностью вам, kagami, отчего она не станет менее горячей.
Разве что, ещё парочка ответов на комментарий.

Цитата kagami ()
Просто так же читателю не придет в голову, что совершеннолетие в описанном мире наступает в 14 лет

Мне показалось логичным, что раз он вступил в права наследования тотчас же по его получении, то опекуна ему не назначили, а значит, уже большой.

Цитата kagami ()
У современного человека слово "сенат" в первую очередь ассоциируется не с Римом, а с Соединенными Штатам

Я чудовищно несовременный человек, как оказалось :( Впрочем, ассоциации вообще вещь тонкая. Ну что же, обзаведусь ворохом ссылок-комментариев, Гай Свитоний обзавидуется ;)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 2:04 PM | Сообщение # 11 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:07 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
(Корректировка 1)
А утром, стоило ей отъехать немного от деревни, из леса показался подросток лет пятнадцати, сидевший на лошади без седла, волосы его были разбросаны по плечам, точь-в-точь, как у Канцлера, и Камилла сдержала невольную улыбку. Вежливо поздоровавшись, он осведомился, куда она направляется, и, услышав, что в «Дом на холме», сказал:
- После бури ещё не все завалы расчистили, я провожу вас короткой дорогой.
- А ты не боишься, что я шпион или убийца? – весело спросила она. Мальчик посмотрел на неё серьёзно и внимательно.
- Если вы шпионка, то сразу говорить, куда едете, было опрометчиво. А если убийца, подосланный Ламберту, то мне с вами всё равно не справиться, ему теперь ниже магистров не присылают, и я должен отвести вас к Рогнару. А именно это я и сделаю.
Помолчав, он добавил:
- Только на убийцу вы всё равно не похожи. Я наблюдал, как вы ехали. Вы смотрели, как на деревьях снег блестит, как белка шишку лущит, ойкнули, когда заяц пробежал. А убийца, он по сторонам бегло смотрит, сразу замечает всё и на пути к цели не останавливается.
- А ты много убийц видел?
- Вообще-то нет, - признался мальчишка, - двоих только. Да и то довольно давно. Последнего даже Рогнар не заметил, пока молния не сработала.
Посмотрев на Камиллу, мальчик рассмеялся, и его лицо перестало быть пародией на Канцлера.
- Если честно, ничего такого я про вас заранее не думал. У вас на шее кристалл Ламберта и едете вы на лошади старосты, а значит, вы свой человек.
Камилла опустила взгляд на плотно застёгнутую шубку.
- Как ты увидел, что у меня на шее?
- Не увидел, а засёк, - пояснил мальчик и достал из-под одежды небольшой чёрный медальон. Он щёлкнул крышкой и провёл пальцем по оказавшемуся внутри плоскому сапфиру, огранённому в форме овала. В воздухе появилась голограмма.
- У вас шарообразный изумруд – самая высокая дальность передачи. После установки последних ретрансляторов вы можете связаться с Ламбертом хоть из другого полушария. Может, вы и правда шпион? – покосился он на неё и снова улыбнулся. - Зато у моего выше вычислительные возможности, - сообщил провожатый и захлопнул крышку.
- Меня зовут Камилла, - сказала девушка.
- А меня Кайл.
Некоторое время они ехали молча.
- Скажи, Кайл, а тебе кто больше нравится, Фердинанд или Рогнар?
Парнишка покосился на неё.
- Вопрос из разряда «ты кого больше любишь: папу или маму»? Так нам всем там Ламберт и за маму, и за папу, и за дядю с тётей, в том числе и старикам.
Камилла рассмеялась.
- Да, я неловко выразилась. Я их обоих сама не видела, но по рассказам поняла, что люди они разные, с разными… мировоззрениями, что ли? Так вот мне интересно, чьё тебе ближе?
- А зачем вам? – несколько подозрительно осведомился он.
- Я Канцлера… Ламберта, давно знаю, знаю многих его друзей, людей очень разных… но вы ему не друзья, а семья скорее. Вот мне и интересно, кто вы.
У Камиллы было природное обаяние, быстро располагавшее к ней людей, отточенное к тому же годами дипломатической карьеры. Она этим часто пользовалась.
- Фердинанда, конечно, интересно послушать. Про битвы, героев и прочую романтику… Балы, фейерверки, всё это очень красиво, но…
- Но?
Мальчик вздохнул.
- Фердинанд в «Доме на холме» постоянно живёт и в город ездит только девочкам туфельки прикупить, в деревню к старосте заходит по сигаре у камина выкурить. Знаете, за что его из лиги фехтования выгнали? За дурное влияние на молодёжь. Один вельможа организовал своему наследнику тёпленькое место при дворе, кого-то досрочно отправили в отставку, ну так что ж… А сын его отказался. Сказал, что это низость. И поехал на фронт. Вот вы при дворе часто бываете, по вам видно. Скажите, на бал, скажем, к кесарю, собираются сплошь целомудренные прекрасные девицы и почтенные матери семейств, мужчины знают, что честь, достоинство и благородство – не пустой звук? И беседы ведутся о возвышенных материях? О науке, искусстве, магии?
- Нет, - просто сказала она, глядя на Кайла внимательно и немного грустно.
- И вы меня не удивили. Так что не мечтаю я жениться на прекрасной княжне, спасённой мной от разбойников.
- А о чём мечтаешь?
- Для начала – построить… кое-что.
- Ты знаешь, я приехала, потому что Ламберт просил меня привезти ему книги из канцелярии. Все про искусственных птиц.
- Правда? – по его вспыхнувшим глазам она поняла, что угадала, и похлопала рукой по увесистой сумке, притороченной к седлу.
Тут он остановил лошадь и снова достал медальон.
- Салем, у нас гостья. Я покидаю свой сектор. Проконтролируй, пока я её провожу.
- Принято, - раздался голос.
- У вас всегда тут так? Дозоры, сектора?
- Вообще-то нет, - грустно отозвался Кайл. - Пока Ламберт не поправится. Мы не только за людьми следим, за пришлыми животными тоже. В буквальном смысле, чтоб мышь не проскочила. Рогнар сказал, что от магов всего можно ждать, и не ошибся. Ой, - спохватился вдруг он, - только Ламберту не рассказывайте, ему нельзя волноваться. Да и Рогнару влетит за нас.
После её заверений, что будет молчать, как могила, мальчик согласился рассказать подробности.
- Салем заметил, что местная стая волков поредела и покинула логова. На них напали и выгнали чужие волки. Ни самок, ни детёнышей, только взрослые матёрые звери. Мы отправились проверить. Оказалось, эманации.
- Эманации? – переспросила Камилла.
- Вы в магии разбираетесь?
- Вообще-то не очень, - призналась она.
- Вот и я не очень. Но смысл в том, что кто-то налил маны, как воска в формочки. С виду волки, а на самом деле магии кусок.
Он помрачнел, видимо, воспоминания были не из приятных.
- У нас четыре мага было, три технаря и Рогнар. И мы едва справились. Ну, положим, двое магов дети ещё, на подхвате в основном – маны старшим подлить, концентрацию восстановить, щит на Рогнаре держать… но Наина с Салемом мастера. Так вот маги с Рогнаром волков на себе держат, пока мы с ребятами контур натягиваем. Спасибо Рогнару, удобный овраг выбрал, они там компактно стояли. Только закончили, Наина в обморок упала. Я по рубильнику ударил, подавили магическое поле ниже естественного фона – это уже излишне было, но настроиться не успели. Маноуловители все перегрузкой выбило. Но эманации рассеяли. Салем, пока держали их, хвосты успел прощупать, но все обрезаны оказались. Зато целых восемь штук. Правда, это к лучшему даже. Не до того нам было, чтоб ещё восемь магов где-то ловить. Свои-то едва на ногах держатся, Наина вообще к вечеру только очнулась, маноуловители прогружать надо. Зато автономные эманации волчьими инстинктами обладали, потому и на обычных волков набросились, а не прямо к Ламберту шли. Отлежались маги у нас на мельнице, Рогнар потихоньку из башни зелий каких надо принёс, я к родителям Наины съездил, соврал, что простудилась и у нас полежит… на том пока всё и кончилось.
- А твои родители тоже Ламберта боятся?
- Понятия не имею, - равнодушно ответил парнишка. - Я даже не знаю, живы ли они до сих пор. Учитывая образ жизни, который они вели, когда я сбежал, за шесть лет много чего могло произойти.
- Почему же ты сбежал?
Кайл пожал плечами.
- Вероятно, из эгоизма.
- Как это? – удивилась Камилла.
- Как бы объяснить? – он задумался, а потом снова заговорил, - В соседней деревне есть мальчик, Петерс, мой ровесник. Раньше мы вместе бегали в замок. Когда он подрос, то пошёл работать подмастерьем у тамошнего кузнеца, Валюнда. Всё, что зарабатывает, он отдаёт матери, и та с отцом пропивает всё до последнего гроша. Если бы Валюнд не подкармливал его, Петерс давно бы ноги протянул от голода. Он способный парень, и, возможно, скоро станет искусным кузнецом и сможет давать родителям столько денег, что они упьются, наконец, до смерти. Но я всё равно бы так не смог.
- А как ты попал сюда? – продолжала расспрашивать Камилла.
- После побега я долго скитался, думал даже прибиться к разбойникам. На моё счастье, меня подобрал мельник. Он объяснял это тем, что Вартек уехал учиться в город, а ему требовалась помощь с мельницей. Но я полагаю, он просто притащил меня к себе, как дети приносят домой щенка или котёнка – из сентиментальных соображений. Его мельница произвела на меня сильное впечатление. У нас пытались строить ветряки, какие-то даже работали, но здесь нередки ураганы, напрочь срывающие крылья. В итоге упряжка ослов выходит дешевле и надёжнее. Мельница Вартека-старшего сильно отличалась от тех, что мне приходилось видеть. Во-первых, крылья у неё были особой формы и не деревянные, а металлические. Во-вторых, их можно было разворачивать, улавливая самый слабый ветерок, а при урагане ставить ребром к потоку, снижая давление ветра. Но самое главное, помол зерна был отнюдь не основной задачей мельницы. Самым удивительным были…
- Хранилища ветра, - продолжила за него Камилла. Она улыбалась и перед глазами у неё стояли пожелтевшие страницы с надписями на мёртвом языке. - Он всё-таки построил их.
- Да, - подтвердил Кайл. - Вы о них слышали?
- О, да. Вернее, я о них много читала.
- Энергия ветра, запасённая в подземных хранилищах, производила массу чудес, - продолжал Кайл, - приводила в движение различные механизмы, давала нам свет, тепло зимой и прохладу летом. Я был словно в сказке и постоянно спрашивал мельника, кто построил все эти замечательные приспособления. Тогда он рассказал мне о Ламберте. Прошло какое-то время, и мне посчастливилось узреть его воочию. Ламберт привёз на мельницу первый кристалл. Плохонький, он только учился варить их, но тем не менее… Я смотрел во все глаза, как он, смеясь, присоединял кристалл к системе управления крыльями и хранилищем, боялся вздохнуть, когда он рассказывал, как с камнем обращаться, как писать алгоритмы и прочее. Он был такой весёлый, свободный, умный и уверенный, что, честное слово, будь я девушкой, я бы в него влюбился. А так я просто решил разобраться с теми сокровищами, которыми он наполнил мою жизнь. С тех пор Ламберт стал приезжать на мельницу довольно часто. Я показывал ему свои работы, он что-то хвалил, что-то критиковал, где-то подправлял… потом я начал принимать участие в экспериментах в башне. И один из их результатов служит вам украшением… - из-за пушистых, присыпанных снегом елей показался ещё один всадник. - О, а вот и Рогнар. Передаю вас в его надёжные руки.
- Очень рада знакомству, - улыбнулась Камилла. - Я столько слышала о вас. Меня зовут Камилла.
- Что ж, и я о тебе кое-чего слыхал, - усмехнулся коренастый бородач. - Выкать на меня не надо, какие промеж своими церемонии. Спасибо, парень, - кивнул он Кайлу, и тот, махнув в ответ рукой, ускакал.
- А что вы… ты обо мне слышал, Рогнар? – заинтересовалась Камилла.
- Ну, что слышал, что сам докумекал, не велика ли разница, - глаза Рогнара смотрели из-под кустистых бровей хитро, но доброжелательно. - Одно то взять, что хозяин от тебя в лес сломя голову не ломанулся, уже дорогого стоит.
Камилла удивлённо подняла брови.
- В смысле?
- Да чтоб ты знала, хозяин ни одной бабы до тебя до дому не допускал. Это сейчас попроще, а раньше, бывало, как слепни над конём роятся. Жених он, вишь, завидный: молодой, при деньгах, в столице на него мода была. Так у кого дочери на выданье, все с визитами намыливались. Дорогу раскатали, что твой проспект. Да ни одна в дом так и не вошла. Не охотник наш хозяин до баб. Уж сколько его Марта ругала! Батюшка твой, покойник, ни одной юбки не пропускал, кричит, а ты что? Тот смеётся только. А я, говорит, пожить ещё хочу. Он заранее про визиты барышень прознаёт, с утра на коня вскочит, Рогнар, кричит, я на охоту, и весь день нету его. А то я не знаю, что он в жизни в этом лесу не охотился. Даже оружия никакого не брал ни разу. Ну да мне-то что? Приедет мадама с дочкой, я их на подъезде встречу, «Звиняйте, говорю, хозяин на охоту поехал, когда будет, не сказывался». Они поездят-поездят, да и плюнут. Одна, правда, настойчивая попалась. Несколько дней кряду каталась. Тут уж пришлось сказать, что в столицу хозяина вызвали, к кесарю по срочной государственной надобности. И что ты думаешь? Проверять поехала. Во дворец прорвалась. И аккурат тут из кабинета наш Канцлер выходит, смотрит на неё удивлённо и говорит, мол, видеть рад несказанно, но долг зовёт. После того ему даже на дуэли драться пришлось. Фердинанд до сих пор дуется, что он меня тогда секундантом взял, а не его. Да не понимает, что хозяин о хрыче этом старом и заботился.
- А что так?
- Да, вишь, Фердинанд у нас по части благородных традиций дока, а с дуэлью этой не вовсе гладко вышло. Не то чтобы подвох какой, а так… как у них говорят, по писанному, а не как положено.
- «По букве, но не по духу»?
- Вот-вот. Хозяин-то наш на рапирах энтих биться не дурак. Да что на рапирах, на чем угодно, хоть на кочергах. Хобби у него, понимаешь, такое. С Фердинандом сколько лет день за днём по нескольку часов скачет. Но там красиво у них всё, будто не дерутся, а танцуют. А тут по-другому вышло. Сошлись, звякнули железяками своими пару раз, и тут хозяин графа сзади обходит и в захват берёт. Это моя уже наука, а не фердинандова. Мальчишка-то наш даром что статью не в старого барона пошёл, а силушкой его мать-природа не обделила, фамильная она у них. Граф дёрнулся, да хозяин не то, что хмыря этого худосочного, медведя таким манером удержать может. А для большей убедительности рапиру ему к горлу приставил. Да не остриём, как благородному фехтовальщику полагается, а лезвием, как грабитель ночной, резать глотки привычный. И на ухо тому шепчет чего-то. Тут уже секундант графский заволновался, мол, не по канонам как-то дело пошло. Хозяин супротивника своего выпустил, тот не глядя его в бедро кольнул и дёру. На том дуэль и кончилась: уговор до первой крови был. И хозяин наш вроде как проигравшим считается. Пока до меня дохромал, вся штанина в крови пропиталась. Перевязываю я ему ногу, а сам смотрю, он довольный, как хряк, желудей нажравшись. Чего, спрашиваю, веселишься? А он говорит, мол, за графа Дантрэ радуюсь, свадьба у него скоро. Тут я и смекнул, что к чему. Бабёнка эта настойчивая хоть на мордашку и смазливая была, - тут Рогнар окинул Камиллу внимательным взглядом, - не тебе чета, конечно, но тоже в своём роде ничего, есть на что посмотреть, однако же стервоза такая, что я бы лучше дал себе горло перерезать, чем такую за себя брать. Дантрэ этот, видно, страху всё-таки натерпелся, потому как слышал я, и правда, вскорости на ней женился.
- Но вообще-то я тоже не предупредила о своём приезде, - замялась Камилла. - Он не здоров, может тоже при других обстоятельствах…
- Ну да, - ехидно оборвал её бородач, - именно поэтому Фердинанд весь вечер вчера из подвала соленья-маринады таскал, а Марте хозяин пирожных к ужину заказал, да обсказал подробно, какой крем, какие ягоды, да в какие корзиночки. При том, что сам сейчас только бульон с худого цыплёнка хлебает, а на десерт сухарики. Я, было, испугался сначала, припёр его к стенке. Признавайся, говорю, лиходей, нешто опять как тот раз кесаря в гости ждём. Так я тебя сейчас спеленаю, да силой в лесное увезу. Есть у меня избушек несколько по лесу. Дров там запасец, припасы кое-какие. Пересидим, думаю, ежели что. Не бойся, отвечает, Рогнар, Камилла человек свой, она тебе понравится. Ну, думаю, ежели Камилла, то другое дело. Сам, вишь, встречать тебя поехал, и мальцам сказал, чтоб проводили, а то заплутать не мудрено нынче.
Камилла почувствовала, что краснеет сильнее, чем можно объяснить небольшим морозом, и поспешила сменить тему.
- А у вас сам кесарь гостил?
- Гостил, - сказал Рогнар и мрачно сплюнул в сторону. - Не нынешний, а тот, что до него был. Вот только и нам, а того пуще кесарю, то посещение боком вышло.
Поглядев на заинтригованную девушку, он неохотно продолжил.
- Давно то было. Я тогда в усадьбе и года ещё не прожил. А приходит раз хозяин домой тихий и будто задумчивый. Марту позвал и говорит ей, бери, мол, мужиков в подмогу, если надо в деревню пошли, а завтра к нам кесарь со свитой будут, надобно накормить-напоить. Ну, хозяйке, известно, в грязь лицом ударить не хочется, целый день мы как белки в колесе, ребятня посабляла тоже… скучать некогда было, а только смотрю я, хозяин из угла в угол будто потерянный ходит. Потом и вовсе в башне заперся. На другой день приехали гости дорогие: грязными сапогами ковры заморские потоптали, вина драгоценные как воду хлещут, без разбора, которые холодными, которые подогретыми пьют, этим всё едино, упиваются, ровно в кабаке последнем. Машину музыкальную, что хозяин своими руками сделал, разломали. А он ничего, даже бровью не повёл. Сидит, улыбается, по-придворному лопочет со всеми, будто так и надо. Пальцы только, которыми бокал держит, побелели.
Однако ж это цветочки были. Хмель гостям в голову ударил, кто-то и сболтни:
- У тебя, канцлер, лошади, говорят, лучше, чем у самого кесаря. Айда покатаемся, сравним.
Хозяин аж побелел весь. Он лошадей своих страсть как любит. Иной детей родных так не голубит, как он коняшек этих. С детства у него это ещё. А тут представил, видно, как толпа пьяных дворян да на его лошадях… иные и под седлом не ходили никогда, узды не ведали.
Ну, думаю, без меня тут не обойдётся. Бочком, да на двор, к конюшне. А там конюшни одно название, без стойл, от непогоды просто укрыться чтоб. Вожаком тогда Ворон был, здоровенный зверь такой. Подтолкнул я его к двери.
- Выводи, - говорю, - своих от греха.
Тот понял, видно. Весь табун за Вороном вышел, и тихо так, ни один не заржал. В лесу схоронились. Хозяину-то потом свистнуть только – как собаки за ним лошади бегают.
Тут и гости подтянулись. Хозяин, как увидел, что конюшня пустая, из предобморочного состояния вышел сразу. Я перед ним на колени бухнулся.
- Моя вина, дурака. Хоть одним глазком на государя поглядеть хотел, не доглядел, лошади и разбежались.
Осерчал кесарь. Красный сделался, как рак варёный. Тычет в меня пальцем и кричит:
- Дать ему, проходимцу, пятьдесят плетей. А лучше сотню.
Ну, думаю, голову не рубят, и на том спасибо. Конюх его за плёткой потянулся, да хозяин её у него из рук вырвал. Подошёл, кесарю протянул. Проговорил по-дворцовому что-то: «Вар-вар-вар», но я так понял, что я хозяин, с меня и спрос.
- Вассал моего вассала не мой вассал, - подсказала Камилла.
- Да, примерно такое что-то… Кесарь посмотрел на него, удивился будто. Потом ухмыльнулся, плётку взял и со всего размаху хозяина по лицу хватил. Тот, даром что мальчонкой почти тогда был, а стоит, как в землю вросший, не шелохнулся даже. Глаза только синевой, будто льдом подёрнулись. А на щеке капли алые набухать стали. Фердинанд с Мартой к нему броситься хотели, да я перехватил: Фердинанда за пояс просто, Марте ещё и рот прикрыл, чтоб не голосила. Я-то мальчонку с рождения знал. Приходилось уж видать, как у него глаза так-то синеют.
Стоят они, значит, с кесарем, друг на друга смотрят. У парнишки воротник белый уже весь маками красными пошёл. Кесарь из-за манжета платочек достал, под ноги ему кинул: утрись, мол. Тот, ничего, поднял, к щеке приложил. Да спокойно так, будто и не произошло ничего. Загоготал кесарь, а за ним и прихвостни его. И убрались восвояси вскорости. Долго хозяин ещё стоял, вслед им смотрел. У меня аж сердце защемило. Подошёл я к нему, да спрашиваю:
- Что ж ты, от девок своих бегать горазд был, а от эдакой страсти не догадался. Ты ж нынче чуть не наипервейший вельможа, так знал, поди, что это за фрукт.
Посмотрел он на меня.
- Знал, - говорит. - Потому и не поехал. Кесарь у нас на голову слабенький. Подумай, что бы он с вами тут сделал, если бы меня дома не застал.
Помолчал немного, а потом добавил:
- Спасибо тебе, Рогнар, за лошадей. Выручил.
Свистнул, весь табун разом из леса вылетел, будто за соседними кустами прятались. Вскочил хозяин на Звёздочку верхом, только его и видели. Два дня пропадал где-то. Вернулся уставший, голодный, но довольный. И на лице ни царапины. Прошло ещё сколько-то времени, и возвращается раз Фердинанд из деревни, от старосты, да и рассказывает, что кесарь наш помер. С лошади упал, да так неудачно, что шею сломал. А ещё через недельку хозяин новую кобылу привёл. Он если покупает, то жеребят обычно, а тут взрослая. Дичилась наших лошадей поначалу, но потом ничего, пообвыклась. Семь лет ещё у нас прожила, трёх жеребят родила. А только хозяин ни разу на неё верхом не сел. Спрашивал я его, отчего так.
- Уговор у нас с ней такой был, - отвечает.
Да, ну и на похороны кесаря мы ходили. Не хотел я поначалу идти, да хозяин подмигнул:
- Нужно ему последний долг чести отдать. Ты, главное, как к гробу подойдём, встань от меня слева и чуть впереди.
Приехали мы. Народу тьма, в очередь выстроились, как в базарный день за квасом. Подошёл и наш черёд. Встал я как уговорено. Хозяин лицо такое возвышенно-печальное сделал, к руке покойника наклонился, поцеловать будто, да только заметил я, как он тому под манжету платочек сунул. Приберёг, вишь, владельцу возвратить.
Камилла довольно долго молчала, переваривая рассказ, а потом спросила:
- Так ты, Рогнар, всю жизнь с Канцлером рядом, с самого его рождения?
- С самого, да не всю, - вздохнул Рогнар. - Лет шесть мальчонке было, когда меня из их дома попёрли. Много я где потом скитался, много чем заняться пытался, и в городе, и в деревне… а места своего не находил. Надумал вовсе в лес уйти, охотой жить. Да скоро на Лесное братство наткнулся. Мужик я крепкий, кулаками махать умею, к себе они меня звали, да я отказался. Я, может, и не святой, но не по мне это – душегубствами по лесам заниматься. Осерчали они, испугались, что я убежище их выдам. Навалились скопом, думал я, последний час мой пришёл. Да только схрон их и так стражникам известен оказался. То ли выследили, то ли правда сдал кто, того уж не ведаю. Пока они на меня наседали, тёпленькими и повязали. И меня за одно. «Попал я, - думаю, - из огня да в полымя. Отправят на виселицу со всеми до кучи». Привели нас в тюрьму. Офицер, что у них за главного был, посмотрел на меня пристально, пальцем ткнул.
- Этого, - говорит, - отдельно посадите, в пятую.
Ишь, мыслю, глянулся я тебе. А ничего не попишешь, рожа у меня самая разбойничья, сам знаю. Ну да ладно. Камера, правда, ничего себе оказалась: сухая, да тёплая. Еды доброй дали. Поел я, выспался, да повеселел. Может, и не пора ещё помирать. И точно: назавтра заходят ко мне в камеру офицер тот самый и молодой барон. Не признал я его тогда – в детстве-то он заморышем был, а тут эдакий франт.
Повернулся он к офицеру.
- Спасибо, должок за мной.
- Да какие долги, - тот только рукой махнул. - Забирай, нет на нём ничего. Я его в камеру посадил, только чтоб тебя дождался. Разве вот что… решили мы с Эльзой пожениться осенью. Приходи шафером, так квиты будем.
- Хорошо, - говорит. - Буду.
А сам меня за собой манит, идём, мол. Вышли мы из тюрьмы, по городу шагаем.
- Что, - спрашивает, - Рогнар, не узнал меня?
- Звиняй, барин, богатым будешь.
Он усмехнулся только, перчатку белую с руки стянул, да как свистнет в два пальца, у меня аж в ушах зазвенело. Остановился я как вкопанный, гляжу на него во все глаза, а на них слёзы наворачиваются: сам я его свистеть учил, влетало нам обоим от баронессы за это.
- Где ж тебя признать, - говорю. - Ишь, какой вымахал. Я ж тебя дитём ещё горьким помнил, уж и не чаял, что судьба приведёт свидеться.
- От судьбы дождёшься. Сам я тебя искал, давно уже.
- Пошто ж искал? Али садовники нынче перевелись?
Посмотрел он на меня серьёзно так.
- Обижаешь, Рогнар. Я хоть и малой совсем был, а заботу твою век помнить буду. Сам я на ноги встал уже, так и хотел узнать, как у тебя сложилось. Вижу, что не идеально пока. Хочешь, иди ко мне жить.
- Что ж, - говорю, - оно бы можно, да только с матерью твоей у нас размолвка нешуточная вышла, вряд ли она мне обрадуется.
- На счёт этого не беспокойся. Я нынче сам себе хозяин. И жить в другом месте будем.
- Ну, коли так, то отчего бы и нет, - отвечаю.
Привёз он меня в «Дом на холме», Фердинанд с Мартой тут уже были, так с тех пор и живём. Ездил я с ним, раньше, бывало, и в страны заморские, много где побывали, а только теперь всё больше здесь.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 3:05 PM | Сообщение # 12
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Не, ну я же знаю, что если скачаю файл, не видать Вам вычитки :( А почитать дальше хоцца! Кстати, Инквизитор перевел Вас в группу проверенных, так что, если отрывок не помещается в один пост, можете выкладывать оставшуюся часть текста в следующем. В Прозе такой дабллпостинг нарушением правил не считается.
Anevka, у вас замечательно получается рисовать персонажей с помощью речевых характеристик! Староста, Кайл, Рогнар - они такие разные, но все живые и интересные. За манерой выражать свои мысли чувствуется различный жизненный опыт. Очень здОрово!

.


Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 4:12 PM | Сообщение # 13 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:08 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Вы меня засмущали...
Если честно, в повседневной жизни самый харизматичный персонаж, который мне приходилось описывать - это трансформатор на 1000кВА. Получив оригинальное имя Т1, он мог именоваться таким образом до 8ми раз за абзац. Да и прямой речи от него не дождёсси...

Так что я вам очень благодарна за ваше внимание... я тут уже и ковырять стала потихоньку. Но чтобы вас не искушать, то вот ещё кусочек:

(Корректировка 3. Спасибо kagami и Мизераклю)
- А из-за чего ты с баронессой поссорился? – поинтересовалась Камилла.
- Да из-за мальчонки и поссорился. Мать его окромя того, что благородной дамой, ещё и магичкой была знатной. Мальчика сразу после рождения мамкам-нянькам отдали, да те больше бароном интересовались, чем его сыном. А у ребёнка известно, то животик заболит, то зубки режутся, то ещё что. Бывало, орать начнёт, у баронессы от его крика голова разболится, она в окошко выглянет, рукой махнёт, и всё, прекратился плач. Малой лежит, надрывается, красный весь от натуги, а ни звука не слышно. Жалко мне его было. Своих-то детей не прижил, вот и ходил за ним. Когда молоком козьим покормлю, когда покачаю, когда вверх покидаю. Как подрос, в лес его таскать стал, ну и парень ко мне привязался, хвостом ходил. Мальчик он толковый да любознательный был, на лету всё схватывал. Вот только к магии не шибко способный оказался. Вот он баронессе всё не ко двору и приходился: дурак, растяпа, бездарь, то повернулся не так, то одет небрежно, то ещё что. И за всё ему тычки да шлепки. И ладно бы сама била, а то магией всё, будто невидимый кто. Раз сказал он не к месту что-то, на три дня она на него молчание наложила. Прошло три дня, а он как молчал, так и молчит. С лошадями только разговаривал, да не словами, а так… постоит, морду ей погладит, повздыхает, ну и лошадь в него головой ткнётся, не печалься, мол, перемелется, мука будет. Птицы тоже к нему без боязни подходили, хищные особенно, ровно за своего считали. Барон охоту соколиную любил, так нарадоваться не мог на сына – сто очков вперёд любому сокольничему даст. Ну да не о том речь. Стал мальчишка на конюшню ночевать бегать. Мать как прознала, чуть дух из него не вышибла. Так он на другой день в лес удрал. Едва нашёл я его. А он упёрся, домой ни в какую возвращаться не хочет. И глаза заместо серых синими сделались. Пошёл я тогда к барону, говорю, так и так, сын он вам, али кто. Не дело, когда наследника фамилии до зверёнка дикого низведут. Барон так-то человек не злой был, только окромя баб да развлечений дела ему ни до чего особенно не было. Но тут проникся вроде, жене разнос устроил. Та к нему, конечно, подход имела, быстро поутихло у них там. Ну а меня, известно, в три шеи погнали. Мальчика, правда, в военный корпус учиться отправили. Мал он ещё был, да барон кого-то подмазал. Ходил я по-первости посмотреть на него через ограду. Несладко ему приходилось. Самые младшие года на три-четыре старше него были. Да и сам он диковатый да нелюдимый. Поколачивали его тоже. Он отбивался, конечно, да куда такой сопле-то. Потом смотрю, вроде проходить синяки стали-то. Это у них Фердинанд появился. Напел пацанам в уши про честь, благородство и защиту слабых. Малого под крыло взял. А там и я уже прочь из города подался.
Некоторое время они ехали молча, думая каждый о своём. Наконец Рогнар сказал:
- Я тут что подумал… хозяин рад тебе будет, не сомневайся. Только ежели у тебя новости какие огорчительные, при себе попридержи пока. И про болезнь не расспрашивай, Вартек не велел.
- Хорошо, - кротко отозвалась Камилла.
Рогнар посмотрел на неё и усмехнулся в бороду.
- А самой-то любопытно? Я б рассказал, да и мы толком не знаем, что с ним приключилось. Поехал в лес кататься, как обычно. Он, бывает, сутками пропадает. Но тут к ужину быть обещался. Кайл пришёл, дела у них в башне были какие-то. А хозяина всё нет. Буря снежная налетела ниоткуда: вот только небо чистое было, а уже метёт. Забеспокоились мы маленько. Кайл по камню его вызывал, да и я тоже – глухо. Кайл и просто сигнал отследить пытался, определить, далеко ли, да в какой стороне искать. Тоже не получилось. Буря, говорит, странная какая-то, будто эхо создаёт, сигнал со всех сторон сразу. Мы к Наине. Она с погодой управляться мастерица. Поколдовала она немного, да и говорит, что буря и впрямь магическая и очень сильная, ей не одолеть, да она и пробовать не будет, потому как её вроде сам Ламберт и вызвал. Тут уж и вовсе тревожно нам стало. Искать надо идти. А как тут сунешься? Ветер такой, что даже меня с ног сносит, собственной вытянутой руки не видно. На одно только надежда была, что хозяин в одной из избушек схоронился. Решили окончания бури ждать. Не вечно же ей бушевать. Больше суток прождали. На вызовы хозяин так и не ответил, но от камня его Кайл сигнал поймал. А в лесу бурелома… продирались всё-таки. Только чем дальше идём, тем больше мальчик бледнеет – вовсе не от сторожки моей сигнал шёл. Остановился он, наконец, на сугроб показывает – здесь, мол. Раскидали снег, а там точно медальон хозяйский лежит, одежды обрывки, кровь тоже. Наина в слёзы и к Кайлу на грудь, он её по голове гладит, а у самого в лице ни кровинки. Я ему говорю: «Вези девку домой, успокой как-нибудь. Хозяина так просто не возьмёшь. Не с костями его сожрали-то. И крови не сказать, чтобы много. Найдём». Он кивнул, Наину на своего коня посадил, да поехал. А мы с Фердинандом дальше пошли искать. Только что тут сыщешь. Следы, если какие и были, бурей начисто замело, буреломом завалило. Смеркаться уже начало, когда подлетел ко мне ворон. Здоровенный такой, часто я его с хозяином видел. Он и по-человечьи болтать маленько выучился, да тут встрёпанный, недовольный, от возмущения слова людские позабыл все, каркает только. Но направление указал. А там мы уж и отблеск костра увидели вон на том холме. Мы туда как лоси ломанулись – напролом, Фердинанд головнёй горящей по лбу получил, да и я едва отмахнулся. Выскочил на поляну, там лошадь лежит, нога в лубке, костры по кругу горят, хозяин уже новой головнёй замахивается, сам, правда, едва на ногах стоит. Узнал он меня, расхохотался дико как-то, полено хоть бросил.
- Ждал, - говорит, - гостей, да не вас.
Расспрашивать я его долго не стал, огляделся скоренько. У лошади на боку раны, от волков, видать отбивались. Лежит она на ветках еловых, к лыжам прикрученных, и рядом ещё одна пара валяется – в сторожку заходил, видать, чего только там не остался, непонятно. Поставил я Фердинанда на лыжи, хозяина на спину ему пристроил, сам лошадь потащил. Тут надалече уже осталось, добрались быстро. Я Марту послал баню топить, а хозяин шипит, мол, в башню ведите. Я взбеленился, кричу:
- Ты, малой, не в том виде сейчас, чтоб колдунствами заниматься, - это меня ещё Аусторикс предупреждал. Почти год у нас прожил, а как уезжал, подозвал к себе, да и говорит, что хозяин, мол, у тебя голова, да по молодости увлекается иногда больно. Ты, говорит, береги его, следи, чтоб помногу не колдовал за раз, вредно ему это, если при ворожбе слабеть начнёт, по рукам бей, а хошь, по голове сразу, чтоб обеспамятел, а то всяко может случиться.
Так вот я и говорю хозяину, мол, отлежись для начала. Он только зубы оскалил.
- Было б чем колдовать, я б двое суток лошадь на себе не тащил, - потом как рявкнет. - Делай, что говорю!
Дотянули мы его до башни, он в кресло упал, к камням потянулся. Тут Фердинанду с сердцем плохо стало. Так твою разэдак! Потащил я его на кровать, да пока за Мартой сбегал, думал Кайла уже звать… тут на двор во весь опор Вартек влетает, «Где он!!?» - орёт. Повёл я его в башню, а хозяин изнутри заперся. Позвали мы его, не отвечает. Я дверь высадил, смотрим, а он на полу лежит, колданул всё-таки малость, видать, али так… Вартек на него как ястреб на цыплёнка кинулся. Дышит ещё, говорит. Перенесли мы его в баню, лохмотья поснимали, обмывать стали… Мама дорогая, а на нём места живого нет: на груди да на спине кожа зубами да когтями разодрана, руки в ожогах аж по плечи, на ногах пальцы обморожены. Знамо дело, сапожки-то на нём лёгкие, для верховой езды были. А Вартек под нос себе бормочет только: «Хорошо, отлично!» «Что ж тут хорошего? - спрашиваю. - Хуже, чем в Саламиниуме было». Вытяну, говорит, не впервой. Даже и пальцы отрезать не придётся. Вовремя вы его нашли.
Так оно и вышло. Часов двадцать ещё хозяин в беспамятстве пролежал. Не бредил, не метался, лежал просто. Потом глаза открыл, я дежурил как раз. Ткнул я Вартека в бок, он тут же рядом спал. А хозяин на меня посмотрел да и говорит:
- Съезди, Рогнар, в Венед, привези мне яблок.
Вартек на Ламберта посмотрел, потом на меня.
- Бредит он, что ли?
А я вижу, глаза ясные. Да и Вартеку ли не знать, что хозяин по-сивфски в жизни не бредил никогда. А ещё я подумал, что Кайл медальон неподалёку от Венеда нашёл.
- Съезжу, - говорю. - Отчего не съездить.
Встал, да поехал. Пока яблоки торговал, поспрошал, какие новости в городе. А оказалось, что буквально вот с утра проезжал через город конный отряд легионеров, а с ними полкогорты боевых магов. Проехали, а за городом будто зарево заполыхало. Легионеры потом вестового в город прислали, подводу нанять. А мальчишка, что её назад отвозил, сказывал, что шестерых человек на ней везли, по рукам и ногам скрученных, и двоих, видно, мёртвых уже. Вернулся я домой, Вартек мне потихоньку говорит, что я как уехал, Ламберт молчит, в потолок только смотрит. Ну, обсказал я ему, что на базаре слышал. Он глаза закрыл и вздохнул будто. Ну, видно, ладно пришлось, думаю.
- Яблоки-то пробовать будешь? – спрашиваю.
- Сам ешь, - буркнул только, отвернулся и уснул.
Неделю ещё над ним Вартек просидел, сам с лица спал. Потом собрался, да говорит:
- Надоел ты мне со своими капризами, у меня и помимо тебя больных полно. Режим я тебе составил, следить за ним Марта будет. Чуть что, ты меня знаешь.
И уехал.
- А как он вообще, выздоравливает? – спросила Камилла, с содроганием представив себе измождённого Канцлера, прикованного к постели.
- А сейчас сама увидишь.

Деревья расступились, открывая небольшую расчищенную дорожку к дому. Само строение и вправду скорее напоминало декоративный сказочный замок, затерянный в глубине заколдованного леса. На крыльцо выскочила дородная немолодая уже женщина, всплеснула руками и убежала внутрь. «Марта», - догадалась Камилла. Рогнар помог ей раздеться, и она даже не успела поправить волосы, как внутренняя дверь открылась.
- Здравствуй, Канцлер, - сказала девушка.
- Здравствуй, Камилла, - тихо ответил он и прижал её к себе. - Спасибо, что приехала.
Она коснулась губами его гладковыбритой щеки и прошептала:
- Спасибо, что позвал.
Он улыбнулся и предложил ей руку.
- Надеюсь, ты проголодалась с дороги. Мы не садились обедать, ждали вас с Рогнаром.
В маленькой столовой витала удивительно уютная домашняя атмосфера, и Камилла вдруг обнаружила, что это ощущение семьи совершенно непринуждённо распространилось и на неё. Её опасения не оправдались. Канцлер отнюдь не выглядел умирающим, хотя и был ещё явно нездоров: под глазами залегли глубокие тени, волосы потускнели, квадратная челюсть резко выделялась на похудевшем лице, с рук ещё не окончательно сошли следы ожогов, а за обедом он и правда пил только бульон из большой чашки и грыз сухарики. Впечатление от его безукоризненно элегантного костюма из мягкого бархата несколько портил повязанный на шею пушистый шарф из козьей шерсти. Тем не менее, Канцлер пребывал в прекрасном расположении духа, много шутил, даже несмотря на терзавшие его приступы сухого резкого кашля. Его поза, движения, мягкая полуулыбка, не покидавшая бледных губ - всё было таким расслабленным и спокойным, что Камилла, привыкшая видеть в нём тигра, собравшегося для прыжка, теперь находила его похожим скорее на кота, с ленивой грацией резвящегося на солнце. Этот новый Канцлер вызывал у девушки какое-то нежное тёплое чувство, необычное, но очень приятное.
Марта, в свою очередь явно проникнувшаяся к Камилле материнскими чувствами, непрерывно подкладывала ей на тарелку очередной кусочек какого-нибудь из своих кулинарных шедевров. В конце концов от этого изобилия спас её Ламберт, заметивший, что Вартек наделил Марту полномочиями тирана только в отношении своего пациента, а Камилла здоровый свободный человек и вправе сама решать, чем и в каком количестве ей питаться.
- Батюшки, тебе ж на процедуры пора, - всполошилась женщина. - Идём-идём, сударь мой, Камилла тебя извинит.
Канцлер состроил мину покорности судьбе и удалился за Мартой. Вскоре ушёл и Рогнар, отговорившись делами и выразив уверенность, что учителю фехтования удастся развлечь гостью и самостоятельно.
Фердинанд почти не отличался от образа, нарисованного для себя Камиллой. Великолепная осанка, галантные манеры, мечтательный взгляд и благородная седина делали его похожим на какого-нибудь короля, сошедшего прямо со страниц легендарного романа. Он расспрашивал её обо всех политических и светских новостях, сетуя, что «мальчик в последнее время занимается почти исключительно наукой».
- Я слышала, он не забывает и о фехтовании, - с улыбкой заметила девушка
- О, для него это не более, чем развлечение, - горестно отозвался пожилой учитель. - Вот посмотрите…
Он подвёл её к дверце небольшого чулана и распахнул её. Внутри оказалась внушительных размеров гора металлических предметов, без всякой системы сваленная на пол. Там были кубки, маленькие декоративные шпажки, сабли и прочее в том же духе.
- Это все его награды, - пояснил Фердинанд. - Люди оформляют трофеями целые залы, а он изволите ли видеть – сваливает в кладовку. Посещает все крупные турниры, всегда инкогнито, как будто драться на рапирах недостойно дворянина! - старик возмущённо раздувал ноздри. - Раньше магические личины накладывал, но всё равно его иногда узнавали – маги тоже бывают на турнирах. Так, верите ли – в таких случаях он непременно нарочно спотыкался, а то и падал, чтобы не проходить дальше. Теперь делает себе фальшивые носы из воска! Видел бы это его отец!
- А вы знали покойного барона?
- Да, немного. Пока мальчик ещё учился в корпусе. Он был лучшим моим учеником, - морщины на лице старика разгладились, а голос потеплел. - Барон фон Штосс мечтал, что сын, как и он, сделает военную карьеру. И знаете, моя дорогая, что этот сорванец заявил отцу, закончив обучение? Что если ему потребуется кого-нибудь убить, он найдёт более эффективный и безопасный способ, чем тыкать в него железякой.
Камилле пришлось прикусить губу, чтобы скрыть улыбку.
- Зачем же он продолжает этим заниматься?
- Говорит, помогает приводить мысли в порядок.
Фердинанд довольно долго ещё водил гостью по дому, показывая великолепные бальную и музыкальную залы, богатую библиотеку.. Но самое глубокое впечатление на Камиллу произвела оранжерея, занимавшая огромную площадь и соединённая с домом крытым переходом, разбитым на отсеки. В каждом последующем воздух становился более тёплым и влажным, а растения, расставленные вдоль стен, относились к всё более низким широтам. В самой оранжерее условия были максимально приближены к естественным. Камилла со своим провожатым шли по узкой тропинке, проложенной в этом буйстве растительности, с дерева на дерево порхали яркие южные птицы, слышались воинственные крики обезьян, меланхолично жевал листья ленивец.
- Это просто потрясающе!
- Не правда ли? – с готовностью отозвался старик. - И, кстати говоря, до некоторой степени всем этим мы обязаны вам. - В прошлом году, - продолжил он рассказ в ответ на её вопросительный взгляд, - Ламберт сообщил Рогнару, что к лету ему понадобятся розовые лотосы. Рогнар, разумеется, ответил, что в нашем климате вырастить их не стоит и пытаться и предложил заменить кувшинками, которые, по его мнению, ничуть не хуже. Но мальчик сказал: «Нет, ей нравятся лотосы, значит, должны быть именно лотосы». Несколько дней просидел за чертежами. А к весне уже подвели воду к стеклянному куполу и вот результат.
Старик отодвинул в сторону груду лиан, и Камилла увидела пруд с чёрной водой. Закат ещё только начинал разгораться, и нежные лепестки едва показались из жёстких тёмно-зелёных бутонов. Она заворожённо наблюдала за этим восхитительным действом, а Фердинанд тихо добавил:
- Ламберт любит приходить сюда. Сидит и смотрит, до самой темноты.
Когда они вернулись в дом, к ним снова присоединился Канцлер.
- Ты ещё не устала? - осведомился он. - Тогда идём в башню.
Если его называли драконом, то башня по праву могла называться его сокровищницей. И дело было не только в россыпях драгоценных кристаллов самых разных форм, размеров и расцветок. Здесь складировались, а нередко и испытывались, модели, механизмы, химические соединения, сплавы и суспензии. Часть идей, положенных в основу этих свершений, была наследием некромантов, часть – его развитием, а часть принадлежала самому Канцлеру. Впрочем, была здесь и обычная магическая сфера, незадолго перед ужином оторвавшая их от демонстрации опытных образцов его последних работ. Ламберт принял вызов и перед ними возник полупрозрачный расплывчатый (Камилла вспомнила, что в этой местности магическое поле было нестабильно) образ молодого ещё человека, высокого и стройного. Человек был смугл, черноволос и черноглаз, а также одет в богато расшитый серебром халат, так что Камилле не составило труда узнать в нём соотечественника.
- Здравствуй, Салем, - приветствовал его Канцлер. - Позволь представить тебе мою гостью – леди Камилла.
Молодой человек вежливо поклонился ей на сивфский манер.
- Рад знакомству.
- Салем аспирант академии магии, пишет работу по теории заклинания стихий, а я его научный руководитель, - пояснил хозяин дома, обернувшись к Камилле. - Ты подготовил следующий раздел?
- Да, - с некоторой неуверенностью ответил молодой маг. - Но, может быть, нам стоит отложить на какое-то время… Как ты себя чувствуешь?
Ламберт передёрнул плечами.
- Твою писанину я как-нибудь переживу. Кстати, можешь заехать завтра к обеду. Привезёшь бумаги, а заодно развлечёшь эту красавицу во время моего отсутствия.
Салем снова отвесил Камилле учтивый поклон.
- Это честь для меня. В таком случае - до завтра.
После ужина Камилла попросила Марту проводить её на кухню и вернулась через полчаса с глиняной чашкой, в которой плескалась желтоватая тягучая жидкость.
- Что это? – спросил Канцлер, подозрительно потянув носом.
- Это называется «майоноль». Смягчает боль в горле. Меня один оперный певец научил.
- Вероятно, Симон, - усмехнулся Канцлер, - который тебе серенады пел.
- Тем не менее, средство хорошее, - отрезала Камилла, чтобы скрыть лёгкое смущение.
Пациент Вартека перестал ломаться и выпил всё до дна.
- Только в ближайшие пару часов постарайся поменьше разговаривать, - предупредила девушка, присаживаясь на роскошную медвежью шкуру перед камином.
- Тогда сама расскажи мне что-нибудь, - ответил он и прилёг рядом, положив голову к ней на колени. - Или спой. Мне нравится, как ты поёшь.
- Когда это ты слышал, как я пою?
- В горном храме, когда наскальное творчество перерисовывала, я всегда приходил послушать.
- Но я никогда тебя не видела. Я думала, ты был в лагере.
- Это потому, что я прятался, - логично пояснил он и закрыл глаза.
Немного подумав, Камилла затянула балладу из репертуара северных варваров. Баллада была длинная, положенная на красивую, но не очень сложную мелодию, так что исполнять её можно было долго и без особого напряжения. В витиеватых выражениях поэт повествовал о древних временах, когда люди, уставшие от раздоров и смут, обратились к богам с просьбой дать им правителя, способного прекратить войны, защитить слабых, направить сильных и вообще обеспечить народу приятную безбедную жизнь. Боги только рассмеялись в ответ, сказав, что такого правителя люди не заслуживают. Только Сумеречный Бог (которому, кстати говоря, и был посвящён горный храм), покровитель любви и по совместительству смерти, сжалился над несчастными и решил идеального правителя вылепить своими руками. Взял побольше материала, из которого получаются ауры, и стал отбрасывать ненужное. Для начала он решил, что править людьми должна прекрасная и добрая женщина, подчиняться которой подданные будут из любви, а не из страха смерти. Подобрав подходящих родителей, Сумеречный бог воплотил обработанную им ауру в их дочь, и девочка в самом деле росла доброй и нежной, с детства умея обращать к себе самые чёрствые сердца. Однако та часть ауры, которую Бог отсёк от своего куска и бросил за ненадобностью, тоже обрела воплощение. Но поскольку не осталось в ней ничего от любви, получился из неё сын царя серых фэйри, расы, как известно, любви не знающей, как и не знающей естественной смерти от старости или болезни. Ещё детьми две разорванные половинки ауры встретились и росли вместе, точно близнецы. Но подумалось тут Сумеречному Богу, что потребуется его подопечной не только красота и обаяние, но знания и умения, как народом управлять. Через царство мёртвых провёл он её в другой мир, сплошь наполненный учёными и мудрецами, чтоб набралась девушка уму-разуму. И она набралась. Дети же людей, просивших богов о справедливом правителе, решили, что и сами прекрасно справятся, в частности, развязали войну с фейри. Опечалился, увидев это Сумеречный Бог, но поскольку уже вошёл во вкус роли демиурга, создал на пробу свой мир, Сваргу, а потом и вовсе удалился, решил собственную вселенную создать. Молодая же принцесса, вернувшись на родину, и обнаружив, что там ей не рады, заявила, что такие подданные ей даром не нужны, и что кто хочет могут вместе с ней в Сваргу отправиться, прочие же пусть живут как знают. Немногие последовали за ней. И никто с тех пор не может проникнуть в мир, где правят любовь и разум, так как бдительно охраняют его границы серые фейри под предводительством нового царя, брата человеческой принцессы. Не знают фейри ни любви, ни жалости к людям нашего мира, но жители Сварги для них как хрупкие драгоценности, как дети, не ведающие опасности, грозящей им из внешних миров. Только через царство мёртвых может проникнуть в Сваргу человек, так как фейри туда хода нет. Тех же, кто пытаются попасть туда, зовут некромантами. Страшным могуществом обладают эти дерзкие, не признающие над собой ничьей власти, ужас внушают они добрым людям, и изгоняют их за это из городов и селений. Утешает лишь надежда, что познав тайну смерти, некроманты покинут наш мир навсегда.
Фердинанд, Рогнар и Марта, хоть и внимали, занятый каждый своим делом, но не понимали, конечно, ни слова из эпоса северных народов. Канцлер же уснул, не дослушав, кажется, и до середины. Камилла продолжала петь, машинально поглаживая его по волосам, просто потому, что ей было приятно сидеть вот так, практически в семейном кругу, и очень не хотелось будить своего невнимательного слушателя. Когда исполнительница замолчала, к ней подошёл Рогнар и с умилением воззрился на хозяина.
- Ишь, как ты его убаюкала, чисто младенца. Добро, а то он последние ночи спит больно беспокойно: по полночи по комнате шагает, а то и вовсе в башню уходит.
- Всё равно придётся будить. Не оставлять же его на ночь здесь.
- Вот ещё, - прогудел Рогнар и поднял мужчину на руки, будто ребёнка.
На следующее утро, спускаясь в кухню, Камилла услышала мотив давешней баллады, который насвистывал Канцлер. Он выглядел свежим и отдохнувшим. Заметив остановившуюся на лестнице девушку, он улыбнулся.
- Доброе утро, Камилла. Как спалось? Марта с утра занимается с девочками, но она напекла восхитительных булочек.
Он демонстративно помахал одним из мучных изделий и плотоядно вонзил в него зубы.
- А я сварил тебе кофе.
Камилла взяла протянутую ей чашку.
- Спала я хорошо, спасибо. В моём любимом пеньюаре, который безвозвратно погиб ещё в прошлом году. Хотя, признаться, я была несколько удивлена найти у тебя в доме большую часть своего гардероба. И мои книги… Что всё это значит?
Канцлер пожал плечами.
- Ты всегда путешествуешь налегке. Мне хотелось, чтобы здесь тебе было комфортно.
- То есть ты предвидел, что заболеешь, я приеду тебя навещать, и поэтому собирал здесь копии моих вещей? Будь на моём месте другая женщина, она сочла бы тебя маньяком.
- На твоём месте не могло быть другой женщины, - сказал он, поднося её руку к губам и касаясь ими кончиков её пальцев. - И, признаться, я надеялся, что у тебя будет более приятный повод посетить мой дом.
Девушка пила кофе маленькими глотками.
- Откуда ты узнал обо всём этом? Я имею в виду, там же собрано всё, вплоть до белья.
- Лично я занимался только книгами. Всё прочее присылают твои постоянные поставщики, портниха и кто ещё там… а разбирает Марта. Я, если честно, особенно глубоко в это не вникал.
- Но… я свою одежду рву, теряю, попросту снашиваю. А куда девается этот… резерв?
- Понятия не имею, - простодушно признался Канцлер. - Возможно, Марта составляет из них приданое для девочек. И не исключено, что от моего имени.
Он принялся за очередную булочку.
- Что, из моих платьев? – она удивлённо подняла брови.
Канцлер взял её за руку и откинул кружево рукава.
- Без твоего запаха это просто кустки ткани. - Поднёс её запястье к лицу и глубоко вдохнул, - Божественно. Обещаю, что этот пеньюар я буду бережно хранить.
- Ты старый фетишист, - рассмеялась она, усаживаясь рядом с ним.
- Не такой уж и старый, - он улыбался, глядя на неё, и девушке казалось, что ещё никогда эти серые глаза не смотрели на неё так нежно.
- Канцлер, ты чудо, - сказала Камилла, заворожённо глядя на собеседника..
- Чудо – это ты, - вполголоса отозвался мужчина и погладил её по щеке. - А я всего лишь посредственный маг… Итак, - он решительно пододвинул к ней корзину с фруктами, - чем мы займёмся сегодня?

Занялись они, как обычно, книгами. А за обедом Камилла изучала нового гостя, и Салем, судя по всему, занимался тем же.
- На какую тему вы пишете работу?
- «Теоретическая возможность взаимного преобразования энергии стихий»
- О, как интересно, - искренне отозвалась Камилла. - Вы рассматриваете четыре традиционных элемента или весь комплекс, включая фотонное излучение и электромагнитизм?
Салем, как раз делавший глоток, поперхнулся, закашлялся, расплескав полчашки под короткий смешок хозяина дома. Девушка переводила недоумённый взгляд с одного мужчины на другого.
- В чём дело?
- Ты почти дословно угадала первый вопрос, который я задал своему аспиранту, - пояснил Канцлер.
- И Ламберт забыл предупредить, что мы коллеги, - с лёгкой ноткой обиды сообщил юноша, - Я слышал о вас, как о дипломате.
- И совершенно справедливо. Вопросы теории магии интересуют меня только с точки зрения банальной эрудиции.
Салем посмотрел на неё с некоторым недоверием.
Канцлер откинулся в кресле и откровенно наслаждался сценой.
- Моя аура не убеждает вас в том, что я не маг? – с улыбкой осведомилась Камилла.
- Она может быть маскировочной, - не хотел отступать юноша.
- При таком нестабильном естественном фоне? – встрял Ламберт. - Ну-ка, посчитай, сколько маны она должна тратить на поддержание маскировочной ауры ежесекундно.
Салем взял салфетку, достал из рукава карандаш и застрочил столбики цифр. Канцлер прикрыл глаза, по своему обыкновению производя подсчёты в уме.
- Более 3000 единиц ежесекундно, - сообщил, наконец, аспирант.
- Посредственно, – отозвался его руководитель. - Не менее 3670, и то в пределах окрестности точки перегиба поля, а это метрах в трёхстах отсюда. Но давай в первом приближении возьмём твои 3000. Тогда, с учётом того, что обедаем мы уже около часа, оцени её магический резерв.
Салем молча поднял руки, признавая своё поражение. Камилла с улыбкой смотрела на него.
- Вы рано сдаётесь, молодой человек. Можно предположить, что вопреки своему происхождению я являюсь представителем клана асассинов-аркани. А где-то в радиусе километра затаился мой маг поддержки. Тогда я могу использовать в качестве маскировки наложенное фоновое заклинание их школы, перманентно резервирующее треть запаса маны моего сообщника.
Магистр магии выразил своё восхищение, молча поцеловав её руку.
- Вот это вряд ли, потому что… - взглянув на Канцлера, юноша осёкся, а Камилла запоздало вспомнила, что Кайл просил не упоминать о дополнительных мерах, предпринятых под предводительством Рогнара. Но Салем быстро нашёлся:
- Аркани - единственный из трёх кланов убийц, принимающий заказы на Ламберта. Будь вы одной из них, мы бы не сидели так мирно за одним столом.
- Тут ты не совсем прав, - спокойно заметил Канцлер. - Мне не единожды приходилось бывать на официальных приёмах у кесаря вместе с леди Корлайлой, а она глава клана. Но вчера в башне, когда мы с тобой говорили, мы с Камиллой там были одни и, да, будь она асассином, я был бы мёртв.
Камилла со звоном уронила ложечку.
- Фаворитка кесаря? Я не знала.
Канцлер пожал плечами.
- Разумеется. Она это не афиширует.
- А почему другие кланы не принимают на тебя заказы?
- Клан Окойле когда-то пытался убить меня, но не смог. Я нанёс визит их мастеру, теперь уже бывшему, и он поклялся, что его клан не будет принимать заказы на меня и моих людей. Слово мастера для людей Окойле священно, так что они до сих пор его держат. А для берсеркеров я неприкосновенен как заказчик.
- Ты заказал убийство? – удивилась Камилла. - Но рано или поздно твой заказ выполнят.
- Не думаю, - усмехнулся интриган. - Я заказал леди Корлайлу. Их кланы воюют уже лет пять. Кстати поэтому асассины меня нечасто беспокоят, у них есть более насущные проблемы, а я своего рода уже просто дань традиции.
- Я вижу, ваша банальная эрудиция весьма обширна, - заметил Салем. - Какие ещё аспекты, помимо магии и убийц, она включает?
- О, в основном подобные вещи диктуются превратностями судьбы. Например, прежде чем убедить министра архитектуры в том, что ажурные металлические шпили, увенчанные драгоценными камнями, будучи установленными на крышах, являются великолепным декоративным решением, мне пришлось изрядно поднатореть в истории зодчества и художественных искусств.
- Зато теперь, после того как они вошли в моду и венчают здания всех сивфских посольств, мы не испытываем недостатка в ретрансляторах, - улыбнулся Канцлер.



Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 6:15 PM | Сообщение # 14
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Если внесете правки и захотите перезалить текст в постах, пока Вы это можете сделать сами. Но через некоторое время Ваших прав уже не хватит, так что просто прикрепите файл, а я перезалью. И, кстати, народ сейчас, в основном, на конкурсе тусуется, но вот вернется, и внимания будет выше крыши. ;)



Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 7:10 PM | Сообщение # 15 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:13 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
"Я всё перепишу! Я всё гениально перепишу!" (с)
Я, к сожалению, не очень быстро успеваю исправлять :(... По минутке в каждые два-три часа. Ночью как-нибудь засяду... успею, так успею. Нет, так к вам обращусь. :)

(Корректировка 2. Спасибо kagami и Мизераклю)
Когда он удалился, Салем отвёл девушку в сторону.
- Леди Камилла, я боюсь показаться навязчивым, но мы все сейчас в таком положении… И я так много о вас слышал. Могу я просить вас об услуге?
- Если это будет в моих силах, - осторожно ответила девушка.
- Видите ли… - юноша был заметно смущён. - Вы ведь знакомы с Кайлом?
- Да, он провожал меня первую половину пути.
- Он и Наина – близкие друзья… Так вот вчера она сообщила ему, что собирается поступать в Университет Вернеца на факультет стихийной боевой магии.
- Кайл говорил, она очень талантлива.
- Да, - рассеянно подтвердил Салем, - в том, что касается управления погодой. А боевые искусства… Скажите, миледи, вам приходилось лично общаться с боевыми магами?
- О, да, - отозвалась она задумчиво, - весьма… специфические люди. Это, впрочем, вполне понятно: чтобы сделать из себя живое оружие, необходимо иметь определённый склад характера. И профессиональное обучение накладывает свой отпечаток.
- Ваш покорный слуга сам стихийник, но… в общем, и Кайл, и я пытались отговорить её, но она и слышать ни о чём не хочет. Они с Кайлом разругались, а я… я подумал, что, возможно, вам удастся повлиять на неё. Я наслышан о вашем даре располагать к себе людей, и сам мог в этом убедиться, к тому же вы женщина…
Он окончательно смутился, что было неудивительно. В молодом человеке явно вступали в противоречие традиции Саламиниума, считавшие женщину недочеловеком, и Сивф, известных своими свободными нравами.
- Хорошо, я поговорю с ней. Где я могу её найти?
- Вероятнее всего, сейчас она в оранжерее. Она часто экспериментирует с микроклиматом, особенно, когда нервничает. Если позволите, я вас провожу.
- Не стоит. Мне лучше пойти одной. Я уже была в оранжерее и, думаю, не заблужусь.
Салем отвесил ей почтительный поклон.
- Какой бы эффект ни произвели ваши слова, я заранее благодарен за участие.
Она кивнула на прощанье и направилась к куполу.
Наину леди дипломат нашла быстро – по движению воздуха, имевшему в замкнутой системе только искусственное происхождение. Это была удивительно красивая девочка с огромными тёмными глазами, дугообразными бровями, пухленькими алыми губками и великолепной гривой длинных, густых и волнистых, иссиня-чёрных волос. Услышав шаги по мелкогравийной дорожке, Наина вскинула голову и рассматривала приближающуюся женщину пристально и настороженно. Когда их разделяло всего несколько шагов, Наина заговорила.
- Вы, наверное, Камилла. Та самая. Кайл говорил, вы очень красивы.
От опытной дипломатки не укрылось, каким огнём полыхнули тёмные глаза. Она непринуждённо улыбнулась.
- А ты, вероятно, Наина. Кайл тоже мне о тебе рассказывал. Ты не очень занята? Может, присядем? – она указала на окутанную зарослями беседку.
Некоторое время они молча разглядывали друг друга.
- Вы приехали в замок насовсем? – спросила девочка.
- Насовсем? – на лице Камиллы отразилось искреннее удивление, но в следующее мгновение её озарила догадка. Выбрав тональность беседы, она улыбнулась тонкой светской улыбкой.
- Ну что ты, я исключительно столичный житель. Сейчас у меня небольшой перерыв между назначениями, так что, я могу позволить себе несколько дней посвятить старине Канцлеру. Заодно привезла ему кое-что из книг, которые он просил.
Камилла отчётливо различила на лице девочки затеплившуюся надежду.
- Вы любите его?
«Что ж так в лоб?», - едва не поморщилась Камилла и поблагодарила сивфский язык за растяжимость значения глагола «любить».
- Разумеется, - Камилла одарила Наину лучезарной улыбкой, - Мы давние друзья. Даже когда-то вместе путешествовали. Какая жалость, что в последние несколько лет он почти похоронил себя в этой глуши. Нет-нет, - спохватилась она, - тут, конечно, очень мило, свежий воздух, просторы, но через месяц я бы взвыла от тоски…
Камилла наблюдала, как быстро в Наине крепнет уверенность, что умный, добрый, проницательный и возвышенный Ламберт никаких глубоких чувств к этой столичной ломаке питать не может.
- У него в башне стоит ваш портрет, - всё же сообщила девочка.
- Да, я видела вчера, у меня тоже такой есть. Первый опыт по фиксации изображения с зеркала при трансляции через кристалл. Гениальное изобретение.
Ещё через двадцать минут подобного общения Наина прониклась к ней снисходительной симпатией, и Камилла посчитала возможным перевести разговор в желаемое русло.
- Я слышала, ты талантливый маг. Какие планы на будущее? Академия в Саламиниуме?
- Университет в Вернеце. Факультет боевой стихийной магии.
Камилла очень натурально изобразила удивление.
- Необычный выбор. Особенно для девушки. Боевая магия так сильно влияет на физиологию… и на внешность. К тому же бесплодие…
Камилла слегка покачала головой.
- Но, моя дорогая, вероятно, у тебя есть на это веские причины?
- Я хочу защитить тех, кто мне дорог, - сурово насупившись, ответила девочка.
- Право же, для этого не обязательно превращать себя в живое оружие. Подумай о том, как твои близкие воспримут такое изменение. Для семейной жизни мужчины обычно предпочитают женщин, дарящих жизнь, а не смерть.
Камилла видела, что доводы её действуют, но подростковая склонность к драматизированию не даёт Наине открыто признать правоту оппонента. «Впрочем, нам это и не требуется», - подумала Камилла и продолжала говорить.
Но вскоре в их диалог вмешался третий голос.
- Грубая сила никогда не была лучшим способом решения конфликтов.
Канцлер сел на скамейку напротив девушек.
- Каждый должен уметь постоять за себя, - буркнула Наина, уставившись в пол.
- Что ж, вот тебе яркий пример: Камилла участвовала во всех крупных вооружённых конфликтах за последние семь лет, большая часть закончилась в её пользу. При всём при этом я уверен, что она даже курице голову не сможет свернуть.
- Ты всегда защищал её!
- Разумеется. Это моя обязанность как мужчины. Но это не значит, что я носился по полю битвы с копьём наперевес, сея смерть и разрушения.
- Не станешь же ты утверждать, что всегда обходилось без кровопролития!
Канцлер посмотрел на Камиллу.
- Ради того, чтобы она могла спокойно копаться в своих развалинах, мне иногда приходилось стравливать целые племена между собой, топить корабли и посылать на смерть сотни людей. Но я бы и пальцем не шевельнул, если бы в её письмах вместо пустыни, расцветающей всеми красками после ливня, или стаи дельфинов, кувыркающихся в воздухе над затопленными руинами, были описания деревень, сожжённых метким пульсаром. Холоднокровные убийцы не самые приятные в общении люди.
Он использовал тот бархатистый тембр голоса, от которого у Камиллы слабели колени. Ей было лестно, но одновременно тревожно за прочность построения фактов, сделанных ею ради девочки.
Наина и правда пришла в состояние некоторой аффектации. Она вскочила со скамейки и почти закричала.
- Но ты сам убийца! Ты саблей зарубил человека в Саламиниуме, когда спасал жизнь Вартеку.
Лицо Канцлера окаменело. Очень медленно он повернулся к девочке.
- Это Вартек тебе рассказал?
- Да.
Наина, кажется, испугалась эффекта, который произвели её слова.
- Я удивлён, что он не постарался забыть эту историю, - проговорил мужчина, слегка растягивая слова и делая длинные паузы. - Ты не вполне правильно его поняла. Жизнь спас он мне, а не наоборот. И да, я действительно собственноручно убил человека. И очень об этом сожалею.
- О том, что спас Вартека? – растерянно спросила Наина.
- О том, как это сделал.
Ламберт долго молчал, пристально глядя на неё. Наконец он заговорил:
- Сядь. Сейчас я расскажу вам то, о чём не рассказывал никому. Так что, вероятно, Вартек и сам не до конца понимает, что тогда произошло.
Наина послушно опустилась на скамейку рядом с Камиллой, и обе они выжидательно смотрели на мужчину, прикрывшего глаза и, видимо, собиравшегося с мыслями. На протяжении всего последовавшего рассказа голос его звучал ровно и спокойно, но мышцы лица время от времени сводило судорогой. Камилла, имевшая представление о легендарном самообладании Канцлера, оценила глубину его переживаний.
- Выпустившись из военного корпуса, я был на несколько лет моложе, чем Кайл сейчас, и на порядок глупее. Я слышал, и это действительно так, что учёные Саламиниума удерживают первенство среди самых прогрессивных. Сведения об их достижениях казались мне фантастическими. Я мечтал овладеть этими чудесными знаниями и с купеческим обозом отправился в Саламиниум. Это само по себе было довольно нелепо, поскольку ребёнок в чужой стране, без связей, без жизненного опыта, не знающий ни местного языка, ни местных традиций и обычаев, был просто обречён на неудачу. Первое время, однако, мне везло. По дороге я немного овладел языком, чтобы хоть как-то объясняться, и без особых приключений добрался до столицы. Там я выяснил, где находится Академия Аусторикса, и как раз направлялся туда, когда на одной из площадей моё внимание привлёк фонтан. Сделан он был потрясающе. В воздухе висела правильная четырёхугольная пирамида, вся белая от мелких струй. Я лазил вокруг бассейна, рассматривая патрубки, пытаясь сообразить, как это организовано, и не заметил, что люди по всей площади падают ниц и прикрывают головы руками. Я слышал, как глашатаи что-то кричали, но смысла не понял, да не особенно и пытался.
- Царский кортеж, - тихо сказала побледневшая от нехорошего предчувствия Камилла.
Канцлер кивнул.
- Когда я поднял голову, её тут же чуть было не снесла кривая сабля. Инстинктивно я отскочил и выхватил рапиру. Заметив это, человек в носилках, оказавшийся царём Ксерзом, поднял руку, и процессия остановилась. Воин с саблей попытался всё-таки довершить начатое. Уже тогда я фехтовал неплохо и вскоре достал его своей зубочисткой. Тогда копейщики развернулись полукругом, образовав арену, на которую вышли ещё двое сабельщиков. Каждый из них в отдельности уступал мне в технике, а, возможно, и в тактике, но вместе они могли запросто прикончить меня. Они не торопились, желая развлечь царя зрелищем. Я же медленно отступал, надеясь, что какая-нибудь случайность даст возможность спастись бегством. Сабельщики красовались, срезая то прядь волос, то лоскуток одежды, но всё же, по мере того, как за мной тянулся всё более широкий кровавый след, надежда на спасенье таяла. Наконец холодное лезвие приподняло мой подбородок, и я наскоро стал прощаться с жизнью. Однако царь остановил воина. Он что-то сказал, указывая на меня, но я потерял уже достаточно крови и наконец лишился сознания. Очнулся я во дворце. Раны мои были перевязаны и смазаны заживляющими мазями. Этим я был обязан Фархаду, визирю и личному врачу царя. Фархад был не только лекарем, но и разносторонне образованным человеком, талантливым учёным, в числе прочего говорившим и по-сивфски. Он рассказал, что за моё вопиющее поведение я должен был быть немедленно казнён, но мне повезло, что я понравился Ксерзу, и он даровал мне жизнь. «Отважный мальчик, в разорванной рубашке, в луже крови на фоне заката – очень романтический образ», - объяснял он, усмехаясь в завитую бороду. Я не понял тогда, что он имел в виду, - говорил Канцлер, глядя на продолжавшую бледнеть Камиллу, прекрасно знавшую девиз своей родины: «Женщины – для продолжения рода, мужчины – для любви». - Я всё ещё был слаб и почти всё время спал. Впрочем, под бдительным оком Фархада я стал поправляться довольно быстро. Он учил меня языку и рассказывал про Ксерза, о том, как он велик, могуществен, мудр, и как мне повезло заслужить его благосклонность. И вот однажды ночью царь пришёл навестить своего подопечного. Никогда в жизни, ни до, ни после, я не дрался так отчаянно. Он только смеялся, называя меня диким жеребёнком. Ксерзу было тогда лет сорок – самый расцвет сил опытного воина. А я - просто мальчишка, раны которого, по счастью, ещё не окончательно успели зажить.
- Почему по счастью? – тихо спросила Наина.
- Потому что из-за чрезмерного напряжения они открылись. Увидев, что я снова истекаю кровью, царь позвал визиря и оставил меня в покое. Я умолял Фархада дать мне спокойно умереть, но тот, конечно, мольбы оставил без внимания и даже привязал меня к кровати, чтоб не срывал с себя повязки. Перспектива встретить следующее посещение царя в столь жалком положении ужаснула до такой степени, что наутро я клятвенно пообещал Фархаду быть паинькой и покориться воле великого владыки. Лекарь не был злым или жестоким человеком, и до некоторой степени мне сочувствовал, но своему господину визирь был предан фанатично, и бежать с его помощью нечего было и думать. Во второй раз моё выздоровление шло медленнее, но, тем не менее, оставшееся время надо было использовать с толком. Желая расположить к себе, царь присылал цветы, сладости и музыкантов, иногда по ночам он приходил смотреть, как я сплю, - Канцлер замолчал, погрузившись в воспоминания, а девушки сидели затаив дыхание. Наконец он продолжил: - В пределах дворца я пользовался относительной свободой. Помимо пленников, рабов и слуг дворец посещали и свободные люди, в основном, знатного происхождения. Так я свёл знакомство с честолюбивым илларийским юношей, происходившим из древнего рода и не имевшего почти ни гроша за душой. Не помню, с какой целью он приехал в Саламиниум, да это и не важно. Он был горд, горяч и едва ли не царских кровей. Мои россказни о могуществе Ксерза и выгодах, которые можно извлечь из его покровительства (почти дословно повторявшие убедительные речи Фархада), произвели на моего знакомого впечатление. В его голове зародился план. У меня тоже был план, предельно простой. Основывался он на том, что ни теперь, ни тем более тогда я не мог похвастаться внешней привлекательностью, - Наина с Камиллой, имевшие на этот счёт другое мнение, слегка потупились, но Канцлер продолжал, глядя куда-то в одну точку далеко за их спинами: - Я был худым угловатым мальчишкой, а мой новый приятель - четырьмя или пятью годами старше меня, высокий, широкоплечий, кудрявый, покрытый золотистым загаром юноша, уже почти мужчина. Звали его Канмар.
- Канмар Завоеватель?! – воскликнула Камилла.
- Да, - усмехнулся Ламберт. - Теперь его называют так.
- Но разве он не захватил царство Ксерза? – спросила Наина.
- О, да, - подтвердил Канцлер. - Но надо отдать ему должное, Канмару хватило терпения дождаться, пока Ксерз умрёт. Но в те времена у будущего завоевателя не было ни влияния, ни армии, ни денег, чтобы её нанять. Впрочем, он собирался вскоре изменить такое положение вещей. Он предлагал мне разного рода гимнастические соревнования под окнами царя. И всегда побеждал. Вскоре наши совместные усилия увенчались успехом, и Канмар провёл ночь во внутренних покоях. Оба они остались полностью удовлетворены друг другом. Я вздохнул с облегчением. И совершенно напрасно, поскольку если в Саламиниуме и слышали о моногамии, то исключительно как о забавной причуде северных варваров. Довольно скоро Фархад сообщил мне, что вечером я буду удостоен чести лицезреть владыку. Мне удалось не измениться в лице, и я сказал, что хочу подготовиться к такому знаменательному событию, для чего попросил прислать мне белую глину и розовое масло для косметических процедур. Обрадованный Фархад немедленно сделал соответствующие распоряжения. Употребил я всё это, однако, не совсем по прямому назначению. Глиной я смазал кожу головы, а маслом волосы. И когда вечером меня повели к царю, я оступился и сбил декоративный фонарик, украшавший дорожку. Моментально вспыхнувшие волосы удалось быстро потушить (место для спотыкания я выбрал рядом с прудом), ожоги я получил несильные, зато мне удалось опалить брови и ресницы. В таком виде меня вернули Фархаду. Я знал, что, рано или поздно, он снова приведёт меня в товарный вид, так что действовать надо было быстро. Уже на следующий день я ворвался в спальню Ксерза и закатил им с Канмаром потрясающую по своей экспрессивности сцену ревности. Это, в сочетании с моим внешним видом, произвело на царя такое впечатление, что меня немедленно вышвырнули из города. Я брёл по пустыне, по колено проваливаясь в раскалённый песок, и улыбался. Мучительная смерть от жажды казалась мне прекрасной перспективой. Тем не менее, как вы можете видеть, я не умер. Питался корнями растений, запасавшими влагу. Я не знал тогда, что часть из них были ядовиты, но мне повезло добраться до оазиса. Вид я имел настолько жалкий, что местное племя, вообще говоря, довольно воинственное, не сочло меня угрозой. Они, кажется, и за человека меня не сочли. В любом случае, они позволили провести в поселении пару дней и даже дали несколько уроков выживания. Я вернулся домой, - Канцлер замолчал, рассеянно оторвал кусок лианы и зачем-то намотал его на руку. Потом отбросил растение в сторону, потёр переносицу и продолжил: - Когда я в следующий раз попал в Саламиниум, мне было уже двадцать. Я состоял звездочётом при Парфе, султане Альбастана, не без моей помощи разбившего войско Канмара, вторгшееся в его земли, и решившего нанести ответный визит в столицу Саламиниума, бывшего на тот момент ставкой Илларийского главнокомандующего. Гадар был взят после двух дней напряжённых боёв, и я въехал в него в числе победителей, по правую руку от султана. Один из офицеров перекинул через седло какую-то, как мне показалось, девчонку: вьющиеся локоны, пушистые ресницы, тонкие белые пальчики. Это был не первый виденный мной город, подвергавшийся разграблению, и на подобные сцены я, обычно, уже даже не поворачивал головы. В Гадаре у меня была своя цель, своя добыча, обещанная мне Парфом, и я к ней шёл. Схватившись за сбрую лошади офицера, перед ним на колени упал какой-то старик, о чём-то умоляя. Вероятно, пощадить девочку. Альбастанец не глядя снёс ему голову саблей. Но тут меня за рукав потянул Рогнар.
- Глянь-ка, хозяин, - сказал он, - Это ж нашенский мальчишка. Мельника сын.
Я обернулся. И узнал не только мальчика. Но и голову старика. Это был Фархад. Он просил не за свою внучку, а за ученика, с которым я встретился взглядом. Офицер похлопал его пониже спины и, засмеявшись, сказал что-то о цветах юности и урюке старости. Что произошло потом, помню смутно. Рогнар рассказывал, что я подлетел к воину Парфа, что-то кричал, ни то вызывал на поединок, ни то просто ругался - Рогнар удивительно туго учится иностранным языкам. В любом случае, тот спешился и выхватил саблю. По словам Рогнара, я дрался как безумный, не парировал ни одного удара, даже не пытался этого сделать. Когда снова начал что-то соображать, первое, что увидел, были мёртвые глаза на отрубленной голове, которую я держал за волосы. Альбастанцы стригутся коротко, и я помню: чтобы удержать её, ногтями пришлось впиться в кожу. Парф весело удивился, что в моих жилах текут не чернила, а всё-таки кровь. Я и правда был весь в крови, и не только в чужой. Как фехтовальщик мой противник мне в подмётки не годился, но в том состоянии, в котором я прибывал, он достал меня дважды, и одну из ран сивфский врач посчитал бы смертельной. По счастью, Вартек не зря потратил время, проведённое с Фархадом. Уже через несколько дней ему удалось поставить меня на ноги, а через пару недель я нагнал войско.
- Д-да, но… - робко возразила Наина. - Всё равно ты спас его.
- Отнюдь не от смерти, - с кривой усмешкой ответил Канцлер. - И размахивать для этого саблей не было никакой необходимости. Мне достаточно было попросить султана отдать мне мальчика-соотечественника. Он был обязан мне победой, и не отказал бы в таком пустяке. А так, мало того, что я едва не погиб совершенно идиотским образом, так Вартека до сих пор считают моим миньоном. В мои планы не входило тогда скорое возвращение на родину, и ещё два года Эдельвейс, как его называют в тех краях, маячил рядом со мной, воспламеняя нездоровые страсти в сердцах добрых альбастанцев.
Ламберт пристально посмотрел на Наину, но упрямое выражение её лица говорило о том, что рассказ, давшийся ему с таким трудом, произвёл на девочку не то впечатление, на которое рассказчик рассчитывал. Он встал и устало потёр глаза.
- Ты, конечно, вольна поступать, как тебе вздумается. Что для тебя моё мнение? Я тебе не отец, не брат и не жених…
Наина вспыхнула и, не говоря ни слова, бросилась бежать.
- А вот этого не стоило, - заметила Камилла.
Канцлер снова потёр глаза. На его скулах алел болезненный румянец. Взяв его за руку, девушка воскликнула:
- Ты весь горишь! Тебе нужно немедленно лечь в постель!
- Я… плохо вижу, - неуверенно сказал мужчина и опёрся о её плечо.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Anevka Дата: Пятница, 20 Дек 2013, 8:05 PM | Сообщение # 16 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:15 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..

(Корректировка 2. Спасибо kagami и Мизервклю)
Рогнар, встревоженный неуверенной походкой хозяина, попытался подхватить его, но Камилла только мотнула головой.
- Вызывайте Вартека!
Врач гостил у отца и должен был прибыть быстро. Ламберт метался на постели, то улыбаясь, то хмурясь, что-то едва внятно бормотал. Камилла сидела рядом с ним, напряжённо прислушиваясь, потом наклонилась и проговорила что-то на том же мелодичном наречии. Рогнар встрепенулся.
- Ты понимаешь, что он говорит?
Она кивнула.
- Это язык фейри. Ритуальный у северных народов. Не знаю, почему он говорит именно на нём…
- Он когда бредит, завсегда так. Мы уж с Вартеком привычные. Непонятно только ничего… А, вот и ты, лёгок на помине!
Они обернулись к растрёпанному врачу, явно очень торопившемуся и теперь пытавшемуся восстановить дыхание и сосредоточенность.
- Что случилось?
- Жаловался на глаза, потом начался жар и бред, - Камилла обернулась, указывая на больного, и остолбенела.
На постели лежал поджарый серый волк. Рогнар с Вартеком также молчали, поражённые.
- Мне кажется, это я виновата, - несмело сказала девушка.
- Он говорил, что ему нравятся лошади, что они добрые, у них красивые глаза и мягкие губы, но что он не хочет быть лошадью, потому что тогда на него наденут седло и будут бить плёткой, и можно ли ему стать волком или вороном? Я ответила, что он может быть, кем пожелает.
Рогнар хмыкнул.
- Теперь понятно.
- Что? - Не понял Вартек.
- Да много чего, - махнул рукой Рогнар и, кивнув на волка, спросил: - Что делать с ним будем?
- Ты его покарауль, - сказал Вартек, - а мне надо с дамой перемолвиться.
Он вывел Камиллу за дверь и пристально посмотрел ей в глаза.
- Расскажите, что между вами произошло.
Женщина непонимающе уставилась на него. Врач нетерпеливо взмахнул рукой.
- Послушайте, время дорого. Маги особенные пациенты. Они очень зависимы от собственной ауры, и чем искуснее маг, тем сильнее эта зависимость. Ламберт – магистр, а в некоторых областях не уступит архимагу. Он почти невосприимчив к химическим веществам. Его трудно отравить, но и антибиотики на него не действуют. Немногим лучше дело обстоит с растительными компонентами. На одном упрямстве он два дня пробирался через буран, в который и здорового человека валит с ног, а вызвав в Венед войска и меня в поместье, с чувством выполненного долга впал в кому. После таких потрясений от настроения может зависеть его жизнь. Рогнар отчитывается мне о его состоянии дважды в день. Я оставлял его с двусторонним воспалением лёгких, сегодня утром он был почти здоров. Это феноменальный результат. И говорит о том, что вы имеете на него определяющее влияние. Ухудшение зрения, переходящее в лихорадку – для него симптом нервного расстройства. И я должен точно знать, какого. Я, впрочем…
Голос его осёкся, а кулаки непроизвольно сжались. Молодой человек резко отвернулся и глухо произнёс:
- Если… если вы разбили ему сердце, вам лучше немедленно уехать.
- Нет-нет, - поспешно воскликнула Камилла, - дело не во мне.
Она коротко пересказала ему сцену в оранжерее.
- Что ж, это хорошо. Вернее, очень плохо, - тут же поправился Вартек. - При его уровне подобные переживания могут иметь фатальные последствия. Если б я только мог…- он грустно усмехнулся. - Вы знаете, что маги ампутируют болезненные воспоминания, как мы вырезаем аппендицит. Чик! И всё, - он сделал стригущее движение пальцами. - Но Ламберт совершенно не поддаётся гипнозу. Особенность психики. Слишком сильный самоконтроль. Бессознательный. Когда он занялся трансовой магией, я целый месяц пытался. А я лучший гипнотизёр по эту сторону гор. В итоге под его взглядом я сам начал проваливаться в транс. Ламберта это развеселило, но на всей школе магии пришлось поставить жирный крест. А его прошлое навсегда останется с ним. Но теперь у нас есть вы. Это всё меняет.
Тут дверь открылась, и выглянувший Рогнар сообщил:
- Он снова обернулся. Весь в поту.
Вартек отправил Камиллу за Мартой, наказав прихватить свежее бельё, полотенца и уксус. Затем оставил покрытого испариной больного с ней и Рогнаром, а сам продолжил инструктаж Камиллы, закончившийся словами:
- Я или Рогнар будем в соседней комнате. Если вдруг что-нибудь понадобится – постучите в стену.
Девушка осталась наедине с Канцлером. Некоторое время она смотрела на лежащего на постели мужчину. Исхудавший, с запавшими глазами и в белой сорочке он был похож на привидение. Присев рядом с ним, она хотела заговорить, но в горле будто застрял сухой комок, и голос не слушался. Тогда Камилла приняла полулежачее положение и пристроила голову Канцлера на своём плече. Сделав глубокий вдох, он тихо произнёс её имя. Женщина обхватила страдальца руками, крепко прижав к себе. Вскоре бившая больного крупная дрожь начала стихать, дыхание становилось ровнее. Ламберт уже не пребывал в забытьи, а просто спал. Камилла прислушивалась к мерному биению его сердца и не заметила, как уснула сама.
Его разбудило бьющее в глаза солнце. Заслонившись рукой, Канцлер повернул голову набок и приоткрыл веки.
- Камилла? – он окинул её удивлённым взглядом. – Что ты делаешь в моей спальне? И в таком виде, - он обрисовал рукой её смятое платье и растрёпанные волосы.
- Да я, в общем, хотела пойти к себе, пока ты спал, но…
Она демонстративно подняла руку, и он только сейчас заметил, что крепко сжимает её запястье, и делает это, видимо, давно, потому что там опять проступили следы от его пальцев.
- Прости, - он поспешно отдёрнул руку.
- Ничего страшного, не в первый раз, - ответила она, продолжая глядеть на него испытующе. - Скажи лучше, как твоё самочувствие?
С минуту он молчал, прислушиваясь к себе, в результате чего уверенно заявил:
- Я бы что-нибудь съел.
Камилла улыбнулась.
- Думаю, это хороший знак. Нам обоим следует привести себя в порядок. Встретимся внизу.

- Вартек, - Канцлер обнял врача и слегка нахмурился. - Я был очень плох?
- Ты бредил, - осторожно ответил тот, снова усаживаясь за стол.
- И превращался в волка, - немедленно дополнил Рогнар, пристально глядя на хозяина.
- Надолго? – голос Канцлера прозвучал спокойно, но поза стала более напряжённой.
- Минут на двадцать.
Ламберт кивнул и потянулся к тарелке.
- Овсянка? Ну что ж…
- С тобой раньше такое случалось? – осведомился Вартек.
- Да, я иногда охочусь с местной стаей, - ответил Канцлер так невозмутимо, как будто сообщал, что иногда играет на бильярде. - Правда, в бессознательном состоянии это впервые. Требуется волевое усилие. Вероятно, в бреду что-то привиделось.
Вартек наблюдал, как его пациент с завидным аппетитом уничтожает кашу.
- Но твоя физиология… хоть и не вполне обычна, но совершенно не характерна для оборотня.
- Вероятно, потому что я не оборотень.
Покончив с завтраком, Канцлер пояснил:
- Оборотень представляет собой единение двух сущностей: человека и волка, человека и лисы, человека и змеи, дракона, павлина. Встречал я и такого однажды. Удивительно тупое создание, в обеих ипостасях. У меня сущность одна. Я просто иногда изменяю её форму. Разумеется, этот процесс имеет и обратную связь, другое тело имеет свои инстинкты, гормоны и рефлексы, так что слишком долгое пребывание в изменённой форме может иметь неприятные последствия для сознания. Но я стараюсь не злоупотреблять.
- Это… какая-то магия?
- Н-не думаю. По крайней мере, я о такой школе не слышал. И мана на переход не требуется.
- Где же ты этому научился? – спросила Камилла.
Канцлер пожал плечами.
- Не знаю. Не помню. Мне кажется, я всегда это умел.
- А я всё голову ломал, - задумчиво сказал Рогнар, - как ты мальчишкой в лесу прятался. Даже я найти не мог. А ты, оказывается, в волчьем логове тихорился.
- Нет, - мотнул головой Ламберт, - тогда я предпочитал воронов. На волков в нашем лесу, если помнишь, слишком часто устраивали облавы.

После проведения дотошного осмотра Вартек заявил, что Канцлер здоровее его самого, отменил все назначения, рекомендовав только обильное питание с преобладанием мяса над злаками и прогулки на свежем воздухе, чтобы вернуться в прежнюю форму.
Камилла провела в «Доме на холме» несколько дней, прежде чем на её имя пришло письмо с гербом кесаря. Изучив его содержание, сенатор долго сидела, глядя в окно и обдумывая свои дальнейшие действия. Наконец она встала и пошла на звуки пианино, разливавшиеся по дому. Канцлер импровизировал. Мелодия была задумчивой и немного печальной.
Некоторое время она следила за его пальцами, как всегда производившими на неё завораживающее действие. Не поднимая головы, он спросил:
- Ты получила новое назначение?
- Консульство на три года.
Он кивнул, как будто ожидал этого.
- Поезжай.
Подойдя к нему со спины, она положила руки ему на плечи.
- Ты уверен, что хочешь этого? – её голос чуть было не дрогнул.
- Я уверен, что этого не хочу, - спокойно ответил Канцлер и прекратил играть. - Но сейчас это будет правильнее всего. По нескольким независимым причинам.
- Какие же это причины?
Он встал и мягко привлёк её к себе.
- Во-первых, есть одно дело, которое я не могу оставить незавершённым. Я ещё не обладаю всей полнотой информации, чтобы начать действовать… и в любом случае, пока ты здесь, я не способен ни к какой полезной активности.
- Почему? – удивилась Камилла.
Канцлер вздохнул.
- Потому что я взрослый мужчина со здоровыми инстинктами, на подавление которых с каждым днём твоего пребывания рядом со мной сил требуется всё больше.
Её взгляд стал недоверчивым.
- Тогда почему ты никогда… ты даже не пытался…
- Помнишь, как мы ездили в горы? - вдруг спросил он.
- В храм Сумеречного бога? Да, конечно.
- Ты была такая решительная, такая целеустремлённая, - его голос звучал мягко и мечтательно. - В твоих глазах горел азарт… ты так напряжённо пыхтела, пытаясь не отстать от меня.
Камилла смутилась и спрятала лицо у него на груди.
- Я никогда до этого не лазила по скалам.
- Но, тем не менее, на каждой остановке ты рассказывала мне о горных народах, их культуре, вере и обычаях. Эпизоды их истории, забавные или трагические, легенды о фейри и некромантах… даже если бы ты повествовала просто о глиняных черепках, я был бы очарован одним звуком твоего голоса. Впервые в жизни я осознал, что влюблён.
- Почему же ты ничего мне не сказал?
- Помнишь нашу первую ночёвку?
- В пещере? Да, ты насыпал горку мелкого песка… и на неё мы положили твой плащ, а накрывались моим…
- Было довольно холодно, - подхватил он, и ты уснула, прижавшись ко мне. Я чувствовал биение твоего сердца, твой женственный, дурманящий запах… я целовал твои волосы, глаза, шею… губы… не в силах остановиться. Но ты проснулась и оттолкнула меня с нескрываемым отвращением. Ты кричала, что не для того оставила семью и родину, чтобы попасть в грязные лапы похотливого…
- Ничего этого не было, - перебила Камилла, поражённо глядевшая на него.
- Не было, - согласился Канцлер. - Это был только сон. Правда, очень реалистичный и приснившийся на священной горе. Но только сон. Я проснулся от ужаса, когда увидел, как зашевелилась осыпь под твоими ногами, но ты так и не посмотрела вниз, в пропасть, не отрывала от меня взгляда, полного ненависти и презрения. В холодном поту я пролежал до самого рассвета, боясь пошевелиться, а ты спала, доверчиво склонив голову мне на грудь.
- Так из-за этого ты был всегда так сух, даже холоден со мной? Избегал личных встреч?
- Первое давалось мне тяжелее, чем второе. За эту экспедицию я извёлся, пытаясь держаться от тебя подальше. Когда ты ходила к развалинам, я крался за тобой, как тень. Кстати, того разрисованного волхва я поймал, когда он тоже следил за тобой.
- Я даже не подозревала…
- Ты считала меня железным Канцлером, которого можно брать за руку, обнимать ночью и расчёсывать, пока он спит, - улыбнулся Ламберт, - не опасаясь никаких последствий.
- Нуууу… - Камилла смущённо потёрлась об него носом, - в определённом смысле ты такой и есть.
- Да, со временем я научился справляться с собой. А убедившись, что не вовсе тебе безразличен, стал позволять себе небольшие вольности вроде дружеских объятий и поцелуев.
- Я думала, что не интересую тебя как… женщина.
- И до недавнего времени тебя это устраивало.
- Да, - вздохнула она, - до недавнего…
- Может, поведаешь мне, что изменилось?
Девушка нерешительно посмотрела на него.
- Малькольм.
- Малькольм? – Канцлер удивлённо приподнял бровь, - Но сознайся, он тебе нравился.
Камилла отвела глаза.
- Может быть… немного.
- Умён, начитан, помешан на некромантах, романтичен… а какие стихи писал…
- Перестань!
Прикрыв глаза Канцлер начал декламировать:
- «Я облаков касался часто,
Я трогал облака рукой.
Я, странной обращённый кастой,
Недвижимый, немой и страстный
Не раз тревожил их покой.
Как запах молока и снега»…
- Ты… читал нашу переписку?
- О, до последнего слова. Последнюю поэму, где он описывает, как мечтает владеть тобой, перечитал трижды. И клянусь тебе, несколько часов жизнь великого поэта висела на волоске. Ярость от того, что к тебе может прикасаться другой мужчина, пусть даже в поэтической форме, по силе была сравнима только с муками ревности и отчаянием при мысли, что тебе это… может понравиться.
- Канцлер, ты не находишь, что всё же переступаешь границы со своим шпионажем? – осведомилась залившаяся краской до корней волос Камилла.
- Не нахожу, - сухо заметил тот. - В одном из этих писем мог быть мой смертный приговор. Я считаю, что имею право знать о нём из первых рук.
- Смертный приговор? – не поняла она.
Он коротко вздохнул.
- Камилла, я магистр магии в трёх школах. Если бы единственная женщина, которую я любил в своей жизни, предпочла мне другого, я не успел бы даже написать завещание.
Неожиданно она задумалась.
- Скажи, а Наина – сильный маг?
- Достаточно… для своего возраста и в своей области. А при чём здесь она?
- Она ведь влюблена в тебя.
- В самом деле? Не замечал за ней.
- О! – ехидно усмехнулась Камилла, - Великий Канцлер был так занят собственными переживаниями, что не замечал очевидного.
- Мммм… я надеялся, что уже слишком стар для них. Она же годится мне в дочери!
- Маги всегда выглядят моложе своих лет. А ты особенно.
- Может, мне перестать бриться? – усмехнулся он.
- Не поможет, - весело заверила его Камилла. - Щетина придаёт тебе исключительно романтический вид.
- Да точно ли она?..
- Можешь не сомневаться. Кого, по-твоему, она собралась защищать при помощи боевой магии?
- Признаться, я думал – Кайла. Проклятье, не хватало ещё, чтобы и он меня на дуэль вызвал.
- А вот этого можешь не опасаться. Я уверена, что между Наиной и тобой Кайл выберет тебя, не колебаясь ни секунды.
- Хмм.. но мы отвлеклись от Малькольма.
Камилла опустила глаза.
- Помнишь, как ты приехал ко мне?..
Он кивнул.
- Твой секретарь назвал меня посланцем богов, ты бросилась мне на шею и, вытирая злые слёзы, стала жаловаться на «этого наглеца, что-он-о-себе-возомнил», в целом, надо признать, довольно бессвязно. Но я почувствовал себя так, как будто с моих плеч упала вся Срединная горная цепь.
- А потом вошёл Джеральд и объявил, что этот… что Малькольм рвётся внутрь.
- И ты закричала, что сейчас собственноручно спустишь его с лестницы.
- Ты сказал, что сам всё уладишь, отправил Джеральда заваривать мятный чай, а меня - в кабинет, развернул кресло напротив двери и уселся в него.
- Вот видишь, ты тоже подглядывала.
- И когда ворвался Малькольм…


Ворвавшись в комнату, Малькольм замер как громом поражённый. Камиллы не было, а вместо неё, в кресле, спинкой подпиравшей дверь будуара, в свободной позе расположился Канцлер.
- Где… где она? – ещё не отдышавшись, с запинкой произнёс вошедший.
- Она не хочет тебя видеть, - последовал флегматичный ответ.
- Я должен с ней поговорить.
Канцлер чуть склонил голову набок.
- Я ей передам.
Малькольм двинулся вперёд с явным намерением отшвырнуть препятствие в виде кресла и сидящего в нём человека в сторону. Канцлер поднялся. Он был ниже ростом и отнюдь не так широк в плечах, но Малькольм натолкнулся на его взгляд, как на стену.
- А ты что здесь делаешь? – сквозь зубы процедил он.
- В своё время именно я рекомендовал тебя Камилле как любителя древностей и спутника для экспедиции. Если ты доставляешь ей неудобства, я чувствую себя обязанным это пресечь.
- Что ж, тогда давай поговорим с тобой, - с нажимом произнёс взбешённый поэт.
- Непременно. Только не здесь.
- В таком случае выйдем.
Канцлер сделал приглашающий жест в сторону двери.
- Только после вас.

- Кстати, - задумчиво произнесла девушка, - я так и не знаю, что тогда между вами произошло. Вы?..
- Мы вместе пообедали, - с лёгкой улыбкой ответил Ламберт.
- И всё? – она была явно удивлена.
- Ну не драться же нам было, верно?
- Конечно, нет, просто мы дважды ещё виделись с Малькольмом после этого, и ты себе не представляешь, какие гадости он про тебя говорил…
- Отчего же, - равнодушно отозвался Канцлер, - вполне представляю. Например, что я ублюдок, прижитый моей шлюхой-матерью от её любовника-авантюриста, с которым она сбежала после смерти мужа-солдафона, слюнтяй, не способный к военной службе, никудышный маг, мужеложец и кастрат, трус и неудачник, об которого весь двор кесаря вытирает ноги, не способный даже…
Она зажала ему рот рукой.
- Ты в парке за кустами прятался? Или жучок на меня повесил?
Он осторожно развернул её руку и поцеловал в чашечку ладони.
- В этом не было необходимости. Стандартный набор обвинений.
- Так вот он говорил, и с каждой секундой я презирала и ненавидела его всё больше. И невольно сравнивала с тобой…-её быстрые пальцы запутались в сложном узле его шейного платка. - Ты бы никогда не опустился до подобной мерзости… ты самый благородный, самый умный, самый мужественный человек, которого я когда-либо знала…- справившись с платком, пальцы принялись за пуговицу воротника, спускаясь вниз и расстёгивая вторую, третью… Камилла с удовлетворением отметила, что всегда бледные тонкие губы Канцлера ярко заалели.- И ты всегда был рядом, не пытаясь подчинить меня себе или заполучить в свою собственность. Ты не приписывал мне достоинств, которыми я не обладала, ты знал меня лучше меня самой… и никогда ничего не требовал. И я, наконец, осознала, что…
Её рука скользнула за отворот рубашки. Грудь у Канцлера оказалась гладкой, без единого волоска, и очень твёрдой. Камилла почувствовала, как бешено заколотилось сердце у неё под ладонью.
На одно короткое мгновение барону отчаянно захотелось подхватить её на руки и отнести в спальню. Но часть сознания Ламберта, всегда остававшаяся глухой к сентиментальным переживаниям, услужливо нарисовала перед его внутренним взором звено боевых магов, вскидывающих руки в синхронном заученном движении. Канцлер издал звук, больше всего похожий на глухое рычание, и с видимым усилием отстранился, сделав несколько неверных шагов к окну, прижался к витражному стеклу лбом и крепко сжатыми кулаками. Дышал он тяжело и неровно.
Камилла непонимающе уставилась на так странно ведущего себя мужчину.
- Канцлер, изволь объясниться.
- Мне не следовало позволять тебе приезжать сюда.
- Но ты нуждался во мне.
- Да, - ответил он, всё ещё прижимаясь к стеклу.
- В чём дело?
Он повернул к ней лицо – мертвенно бледное, но уже спокойное.
- Годами я мечтал сделать тебя хозяйкой не только моего сердца, но и моего дома, видеть тебя матерью моих детей и исполнять любую твою прихоть. По иронии судьбы, - он криво усмехнулся, - дождаться взаимности мне пришлось как раз тогда, когда я перестал быть подходящей партией.
Она вопросительно подняла бровь.
- Что ты несёшь?
- Тебе лучше держаться от меня подальше, - глухо произнёс он.
Великолепная акустика музыкальной залы весело разнесла звонкий звук пощёчины.
Барон фон Штосс удивлённо прикоснулся к своей щеке.
- Больно!
- Очень на это надеюсь! – с хищной улыбкой ответила ведьма со сверкающими от ярости изумрудами вместо глаз, в которую неожиданно превратилась его гостья.
- То есть ты потратил годы на то, чтобы меня соблазнить, а теперь предлагаешь держаться от тебя подальше?
- Я тебя соблазнять ещё не начинал…
Вторая пощёчина оказалась сильнее предыдущей, и Канцлер несколько секунд так и простоял с закрытыми глазами, заново восстанавливая дыхание вместе с самообладанием, предоставив Камилле любоваться его профилем, на котором проступил след её ладони.
- У тебя есть основания сердиться на меня, - наконец медленно произнёс он. - И прекрати, наконец, меня бить! – на этот раз он поймал её руку, сначала одну, а потом и другую, в воздухе.
Девушка молча пыталась вырваться, прекрасно понимая тщетность своих попыток, но не в состоянии от них отказаться.
- Бездушная сволочь! На что я рассчитывала?! Чем я лучше бедняжки Наины? Ты заставляешь сначала поверить в сказку, а потом…
- Прекрати истерику и выслушай меня.
Камилла замолчала и зло уставилась на него.
- Против меня начали войну. Пока не знаю кто, но он, или они, знают обо мне и технологии некромантов достаточно, чтобы отключить сигнальные контуры и подобраться едва ли ни к самому дому. Возможно, это не придел их возможностей.
Его чистый лоб пересекла напряжённая вертикальная морщинка.
- Если им станет известно, что ты для меня значишь… Если ты попадёшь в руки моих оппонентов, каково тебе будет видеть меня их марионеткой? Что ж, возможно, эти стены и смогут защитить тебя. И мой дом вместо твоего замка станет твоей тюрьмой. Разве могу я желать такой судьбы тебе, ставящей свободу превыше всего на свете?
- Уже не превыше, - тихо отозвалась она, и мужчина освободил её руки.- Если ты будешь со мной, я согласна больше никогда не выходить отсюда.
Он покачал головой.
- Но я не буду. Я не могу оставить всё это так, как загнанный зверь ждать решения своей участи… скоро я должен буду уехать. И, вероятно, надолго.
- На сколько?
Он отвёл глаза.
- Я не знаю. Месяцы… может, годы.
Она побледнела.
- Но ты ведь вернёшься?
- Я сделаю всё от меня зависящее, - он всё ещё не смотрел на неё.
- Канцлер, ты же понимаешь, что этого недостаточно, - в её голосе отчётливо зазвучали металлические нотки, так хорошо знакомые членам сената, но с ним она впервые говорила подобным тоном.
Ламберт вопросительно поднял бровь.
- Как я буду ждать тебя, если ты даже не пообещаешь вернуться?
- У меня нет права просить тебя об этом, - тихо заметил он.
Она резко вскинула голову.
- Мне двадцать пять лет, я красива, умна и образована, и до сих пор не только не замужем, но ни разу ещё не построила романтичных отношений серьёзнее лёгкого флирта. Благодаря тебе. И если ты…
- Я не привык давать обещания, когда не уверен, что смогу сдержать их.
- Что ж, - её глаза подозрительно сузились, - тогда я тебе кое-что пообещаю. По возвращении в столицу я поинтересуюсь у начальника тайной полиции, что делал легион в Венеде и куда подевались пленные маги, а ещё…
- Ты этого не сделаешь! – резко оборвал её Канцлер.
- Можешь не сомневаться, что сделаю!
- Тебе непременно надо влезть в неприятности?
- О, прикрытие я какое-нибудь придумаю. Заведу роман…
- Это, конечно, твоё право, но оставь венедских магов в покое. Я не позволю тебе впутаться в эту историю.
- Интересно как? – ехидно сощурилась Камилла. - Тебя ведь здесь не будет.
- Я… попросил Салема позаботиться о тебе во время моего отсутствия.
Камилла рассмеялась.
- Ты серьёзно считаешь, что этот сопляк сможет меня контролировать? Право же, Канцлер, это несерьёзно.
Вздохнув, Ламберт устало потёр глаза. При виде этого жеста у Камиллы болезненно сжалось сердце, но опыт в ведении переговоров научил её скрывать подобные слабости.
- Камилла, чего ты хочешь от меня?
- Дай слово, что вернёшься целым и невредимым. И я буду сидеть тише воды ниже травы.
С минуту он молча рассматривал её, потом повернулся и бросил через плечо:
- Иди за мной.
Канцлер привёл её в свой кабинет. Здесь висел его великолепно выполненный герб. Под ним помещалась шпага. Ламберт снял её со стены и показал девушке.
- Это церемониальная шпага фон Штосс. Была вручена Ульрику фон Штосс, основателю рода, кесарем Вальмаром. Передаётся из поколения в поколение носителю титула.
Он обнажил шпагу и повернул её вертикально, остриём вниз, слегка коснувшись пола остриём. Сложив руки в замок, опустил их на эфес, удерживая церемониальное оружие в таком положениии, склонив голову, произнёс:
- Я, Ламберт фон Штосс, канцлер Сивфской империи, даю слово, что если ты не будешь предпринимать никаких действий, связанных со мной, рано или поздно я вернусь.
- Целым и невредимым, - настойчиво подсказала Камилла.
- Живым, - сухо завершил он и вложил шпагу в ножны.
Камилла знала цену компромиссам и поняла, что из этих переговоров она и так извлекла максимум возможного, поэтому, когда Канцлер поднял глаза, он увидел её удаляющуюся спину.
- Я выезжаю через два часа.



Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Plamya Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 0:20 AM | Сообщение # 17
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8223
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Anevka, а произведение законченное? Что-то мне подсказывает, что я захочу прочесть его до конца... Не хотелось бы ждать проды месяцами.

Цитата kagami ()
только с местоимениями ужас-ужас.
Я в последнее время столько отвратных переводов прочла, что количество местоимений просто не замечаю. У себя тоже, к сожалению, потому приходится по три захода "прополки" делать. Так что вы, Anevka, не одиноки 0:)



Anevka, вы не стесняйтесь. У нас НГ конкурс в самом разгаре. Участвовать поздно, но финалистов почитать - это же святое! В Юморе, опять же, конкурс пирожков. Хулиганим. Ну и тут, в Прозе полно всякого. Авторам ваше мнение будет интересно, полагаю. Обживайтесь. Нам хорощие люди нужны :)




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
kagami Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 1:26 AM | Сообщение # 18
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Я фпичале! Пока не могла пробиться на сайт со своим логином, скачал-таки файл и прочитала. И, Наташ, ты права, это действительно хочется читать до конца. SORRY Но конца как раз пока и нет, хотя он не за горами. И мне реально понравилось. От души хочется почистить мелкие огрехи. Кстати, чем дальше по тексту, тем их меньше. Расписался автор. Или я зачиталась? Но у произведения действительно есть главное - своеобразный шарм прекрасно выписанной техно-магии. Не, если там есть какие косяки, моего образования могло не хватить, чтобы их заметить. Но читается очень вкусно.
Anevka, вычитку по следующим отрывкам сделаю уже завтра. Но хорошо бы, чтобы кто-то еще после меня прошел.


Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 10:39 AM | Сообщение # 19
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
О, конечно. Ну только на счёт конца... увы, боюсь, он далеко. Проклятые сны сняться мне регулярно. Таки тогда вторая часть... условно я считаю её завершённой, по крайней мере, композиционно. Хотя некоторые второстепенные линии там оборваны довольно грубо. Как ни стыдно мне в этом признаться, но я абсолютно не в состоянии выбирать, про что писать, и когда. Кто из персонажей выиграл борьбу за мою бедную голову, тот и выбивается в условно главные. А некоторые из них очень нахальны, так что периодически, когда очень накатывает, приходится кропать эпизоды из третьей (ужас!) части. А когда отпускает ненадолго (вот как сейчас), очень уж хочется других почитать. Или вообще чем-нибудь отвлечённым заняться...

Мне у вас на сайте очень понравилось. Правда, очень интересные тексты, я прямо-таки на подъёме. Но чувствую себя не вполне компетентной, чтобы их комментировать. Разве что выразить своё восхищение. К сожалению, у меня сейчас не очень времени... но постараюсь.

Ну и... вторую часть всю целиком кидать, в файле? или тоже по кусочкам попробовать?


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Plamya Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 11:11 AM | Сообщение # 20 | Сообщение отредактировал Plamya - Суббота, 21 Дек 2013, 6:56 PM
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8223
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Что ж за непруха-то, а? Только начнешь зачитываться, как... Впрочем, это я так ворчу. Не обращайте внимания.
Цитата Anevka ()
. Но чувствую себя не вполне компетентной, чтобы их комментировать.

Вы это бросьте. Каждое мнение важно для авторов, каждое замечание может принести пользу. Очень рекомендую Бетти, SBA с Мораной, Тео с Триллве, кагами, Кавереллу, Чеширского, треш-кин, Бабарик... не, всех с планшета не перечислю. Мне внезапно пришло в голову, что у нас хороших авторов больше, чем плохих. Наколдовывают их модеры, что ли...




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
kagami Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 12:32 PM | Сообщение # 21
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
О! Наш человек! :D Герои, они такие. Они своей жизнью живут и автора не спрашивают, что он там для себя в сюжете придумывает. У них на все свои взгляды.
Цитата Plamya ()
Наколдовывают их модеры, что ли...

Plamya, у нас только в Юморе модеры угрюмые, а в Прозе просто злые и страшные :D Нас замшелые графоманы бояццо и убегают.
Anevka, и таки да, комментить надо, даже если просто двумя словами. Вы ведь тоже пишите не для профессиональных критиков (хде мы их Вам возьмем-то?! %) ), а для читателей.
Цитата Anevka ()
условно я считаю её завершённой, по крайней мере, композиционно.

Кстати, о композиции (не бейте за спойлер!). Мне показалось несколько резковатым смещение в сторону линии Кайла. Возможно, стоит разделить книгу (пусть она и первая из нескольких) на три части. Там, кстати, вполне так просматривается это разделение. Первая часть - Камилла и ее воспоминания, вторая - Кайл в маноре, и третья - возвращение Канцлера, с которого, собственно, все и начинается, и уже связывание обеих линий сюжета.

Цитата Anevka ()
Ну и... вторую часть всю целиком кидать, в файле? или тоже по кусочкам попробовать?

Вот честно, если я стану в файле вычитывать, не закончу! Потому что меня от одного объема в дрожь бросать станет. Так что лучше уж так, в постах. К тому же в файлах не все читают, многим из браузера удобнее. Но Вы кидайте, кидайте! :D Мне ж теперь интересно, что там дальше! :D



Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Суббота, 21 Дек 2013, 7:06 PM | Сообщение # 22 | Сообщение отредактировал Anevka - Понедельник, 23 Дек 2013, 11:24 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Plamya, спасибо за наводку! Обязательно почитаю, и откомменчу. :)

kagami, за вашу вычитку я вам по гроб жизни обязана. :) На счёт деления на части, или, может быть, главы, я с вами полностью согласна. Тоже надо будет при коррекции заняться... ох. Ну да торопиться мне некуда, чуть что, всё на пенсии доделаю ;)

Блин, мне стыдно. Надо думать чаще. Ладно, продолжение чуть позже. Пока займусь коррекцией.
Прикрепления: _2-.docx(779.5 Kb)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Revan5391 Дата: Воскресенье, 22 Дек 2013, 12:23 PM | Сообщение # 23
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 311
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Прочитал начало, заинтригован)
Блох наловили и без меня, но от себя скажу, что меня лично смущает, что вначале даже в одном абзаце два раза встречается слово Канцлер. Да и вообще это слово просто пронизывает первый отрывок и идет практически без синонимов.
 
Anevka Дата: Воскресенье, 22 Дек 2013, 12:42 PM | Сообщение # 24
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
:)
Цитата Revan5391 ()
вначале даже в одном абзаце два раза встречается слово Канцлер

Я в данном случае считаю, что "это не бага, это фича". В частности, мне хотелось передать именно то впечатление, которое сложилось от завязки этой истории у меня самой. А оно было примерно как "Канцлер-Канцлер-Канцлер", рефреном таким. Но в любом случае, спасибо за внимание. Кстати, самый первый кусочек с учётом блох я уже скорректировала, так что новая охота приветствуется ;)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
SBA Дата: Воскресенье, 22 Дек 2013, 1:15 PM | Сообщение # 25
Благородный хрюн
Группа: Модераторы
Сообщений: 2637
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
Кстати, самый первый кусочек с учётом блох я уже скорректировала, так что новая охота приветствуется

Я ваш текст перезалитый до 10-го кегля разогнал, а то размерчик утерялся :)


 
Anevka Дата: Воскресенье, 22 Дек 2013, 3:28 PM | Сообщение # 26
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата SBA ()
Я ваш текст перезалитый до 10-го кегля разогнал

Ой, спасибо. А то у меня 150% экран стоял, я и не заметила.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Anevka Дата: Воскресенье, 22 Дек 2013, 4:49 PM | Сообщение # 27
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
SBA, да, и ещё спасибо за гостеприимство! У вас тут так уютно, просто прелесть.

Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Revan5391 Дата: Понедельник, 23 Дек 2013, 7:36 PM | Сообщение # 28
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 311
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
Камни слева направо 2-4-7-2-2-5-1-3

кое-что выловил. Могу ошибаться, но обычно цифры в произведении пишутся словами, хотя обычно это касается, в первую очередь, дат.
 
Anevka Дата: Понедельник, 23 Дек 2013, 8:20 PM | Сообщение # 29
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Revan5391 ()
обычно цифры в произведении пишутся словами

Оно-то да... однако, поставив себя на место читателя, я бы не не хотела увидеть подобную последовательность, написанную словами. Меня даже немецкие числительные за сотню пугают немного, что уж говорить о таком монстре? :)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
kagami Дата: Понедельник, 23 Дек 2013, 10:04 PM | Сообщение # 30
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Anevka, а какой интересный кусочек там образовался! Он вообще их какой части какой книги? :D Я про осаду Вайн Росс пока не читала -X Что ж Вы так людей путаете? Они ж еще даже не в курсе, что это за манор такой и какое Кайл к нему отношение имеет.

Здесь по предыдущему куску. А дальше уже в файле, наверное, стану делать. Но Вы бы перезалили отрывок. Лучше по порядку выкладывать.



Вот как ползу, так и отражаю!

 
Anevka Дата: Вторник, 24 Дек 2013, 2:55 AM | Сообщение # 31 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:16 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Искренних благодарностей не бывает много, а посему ещё раз выражаю их kagami.



Сенатор попрощалась с Канцлером довольно холодно. Ламберт был безукоризненно корректен. Мужчина галантно подсадил её на лошадь, но серые глаза при этом были полны такой пронзительной тоски, что Камилле немедленно вспомнились потемневшие от пота, разметавшиеся по подушке волосы и сухие потрескавшиеся губы на бледном лице. Девушка наклонилась и ласково коснулась губами морщинки, снова прорезавшей его лоб. Он благодарно сжал её руку и молча пошёл в дом. Она следила за ним взглядом, пока он не скрылся за дверью. Канцлер не обернулся.
Тронув поводья, она медленно поехала рядом с Рогнаром, тихая и задумчивая. Не прошло и четверти часа, как бородач остановил её лошадь, схватив рукой за гриву.
- Так дело не пойдёт. Ты же не видишь, куда едешь.
Её глаза и правда застилала пелена слёз, но она этого даже не заметила. Теперь тёплые капли текли по щекам неиссякаемыми ручьями, и она ясно видела расстроенное лицо Рогнара.
- Поругались вы, что ли? Да ты не бери в голову: милые бранятся, только тешатся.
Камилла отрицательно затрясла головой, закрыла лицо руками и совсем уж откровенно разревелась.
- Ну-ну, что такое? – Рогнар приобнял её и похлопал по спине, - Что стряслось? Аль, может, пособлю чем?
Заикаясь от слёз, она выдавила из себя:
- Рогнар, а вдруг его убьют? Тогда что? Тогда всё…
- Тьфу ты, девка, чего выдумала! Хорош раньше времени хоронить. Хозяин не мальчик уже, ему палец в рот не клади, всю руку отгрызёт. И на рожон не полезет, без надобности если.
- Но ведь он уже чуть было…
- То не в счёт. Врасплох застали. А теперь он настороже. И я гляжу в оба. Ты не боись. Мы с Вартеком его одного никуда не пустим боле, - девушка продолжала всхлипывать, и Рогнар продолжил: - Ты мокроту эту брось. Не ровён час, простудишься. Подумай лучше, может дело у тебя есть какое нужное.
- Дело есть, - отозвалась вдруг Камилла, решительно отирая слёзы. - Можешь мне показать, где Салем живёт?

- Рогнар, леди Камилла! Какой приятный сюрприз! – Салем был видимо смущён.
- Привет, Салем! – весело потрясла его руку Камилла. - Раз уж ты согласился за мной присматривать, мне нужна будет твоя помощь.
- Чем могу быть полезен? – галантно осведомился молодой человек.
- Нужно, чтоб ты мне подыграл, - леди сенатор заговорщицки улыбнулась.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Anevka Дата: Вторник, 24 Дек 2013, 3:29 AM | Сообщение # 32 | Сообщение отредактировал Anevka - Пятница, 10 Янв 2014, 1:18 PM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Глава 2. Кайл
С самого утра в оружейной комнате не прекращался звон металла. Фердинанд, несмотря на возраст, который на востоке было принято называть «летами мудрости», был ещё в отличной форме. Он, правда, давно смирился с тем, что ученик превзошёл его, однако сегодня Ламберт его просто вымотал. Взгляд у молодого барона был отсутствующий, движения стремительные, отточенные до автоматизма, придавали ему сходство с каким-то механизмом. Фердинанд сделал обманный выпад, но его соперник без раздумий вписался в его движение, и в горло старика упёрся тупой наконечник рапиры. Фердинанд сглотнул и отвёл оружие в сторону.
- Отлично, мой мальчик. Но к тебе, кажется, пришли.
Взгляд Ламберта наконец сфокусировался и скользнул вдоль руки учителя.
- Доброе утро, Наина.
Они с Фердинандом раскланялись и сложили рапиры. Наина медленно приблизилась к хозяину дома. Она довольно долго уже наблюдала за разминкой, и теперь её сердце билось несколько учащённо. Розовый флёр первой романтической влюблённости делал Ламберта неотразимо привлекательным в её глазах. Особенно теперь, в полурасстёгнутой свободной рубашке, не сковывавшей движений. Тонкий шёлк, однако, то и дело обрисовывал крепкий торс, короткие бархатные штаны подчёркивали стройные бёдра…
Он смотрел на неё спокойно и вопросительно.
- Я пришла попрощаться, - сказала она почти шёпотом. - Завтра я уезжаю.
- Ну что ж, до встречи.
Он обнял её, очень, впрочем, осторожно, но у Наины всё равно перехватило дыхание.
- Куда ты едешь?
- В Вернец.
Он молча кивнул.
- На факультет общей стихийной магии, - немедленно уточнила она.
- Это хорошо, - задумчиво сказал Ламберт. - Я слышал, у них декан скончался.
- Да. Они предложили Салему занять его место. Он согласился.
- Мммм… интересно. Что ж, я рад за вас.
- А куда уехала Камилла? – не удержалась от вопроса Наина.
- Насколько мне известно, сейчас она тоже в столице, готовиться принять новое назначение. Так что можешь, если хочешь, воспользоваться её помощью, чтобы войти в местное общество.
- Это не для меня, - тут же замотала головой его собеседница. - Я буду заниматься наукой.
Мужчина слегка пожал плечами. Он не знал, что ещё сказать этой девочке. Его мысли были очень далеки и от неё, и от терзавших её переживаний.
- Я буду скучать по тебе, Ламберт, - тихо сказала она.
- О, я уверен, у тебя на это будет не так много времени, - улыбнулся он. - Университет, новые знакомства, новые увлечения, балы и карнавалы… поверь мне, скучать там не придётся.
Наина только вздохнула.

Ламберт сидел в башне и с преувеличенным вниманием наблюдал за тем, как Кайл собирает радиоуправляемый дрон. По тому, как выжидательно мальчик уставился на него, Канцлер понял, что тот только что что-то спросил.
- Что, прости?
- Я говорю, как думаешь, на какой длине волны лучше остановиться?
- А… пожалуй…
Он провёл рукой по глазам и смущённо улыбнулся.
- Послушай, я совершенно не могу сосредоточиться. Пойдём лучше на смотровую площадку.
Кайл, и сам заметивший рассеянное выражение лица своего мэтра, кивнул и последовал за ним.
Они долго сидели на пушистом ковре, наслаждаясь зрелищем отгоравшего заката сквозь прозрачный купол.
- Ты переживаешь из-за Камиллы? – с нехарактерной для него робостью спросил мальчик.
- Больше всего меня беспокоит неизвестность и вынужденное бездействие. По всем каналам глухо. Но и Камилла… боюсь, я обидел её перед отъездом.
- Она на тебя не сердится, - покачал головой Кайл.
- Откуда ты знаешь? – улыбнулся Канцлер, потрепав его по волосам.
- Рогнар сказал, что она очень за тебя переживает. А ещё она прислала мне переводы двух книг – по воздухоплаванию и аэродинамике – и письмо. В письме она спрашивала, как ты себя чувствуешь, и просила сразу же сообщить ей, если опять заболеешь.
Ламберт хмыкнул и улёгся на спину, закинув руки за голову. Над ним уже загорались первые звёзды.
- А тебе она что писала?
- Предлагала осенью поступить в лицей в Вернеце.
- По-моему, отличная идея. Салем с Наиной уехали… я тоже, надеюсь, скоро буду знать, куда отправиться. Что тебе здесь торчать на мельнице в одиночестве? И систематическое образование тебе не повредит.
- Но туда же только дворян берут, - с сомнением сказал Кайл.
Ламберт презрительно фыркнул.
- Тоже мне препятствие. Пойдём-ка.
Проворно вскочив с ковра, он спустился в кабинет. Стремительно набросал письмо, тут же запечатав его магической монограммой. Долго рылся в ящике стола, наконец, извлёк пачку плотной гербовой бумаги и небольшой ящик, в котором оказался изящный письменный набор. Канцлер заправил чернилами старинную перьевую ручку. На этот раз он писал аккуратным каллиграфическим почерком с изысканными завитушками. Закончив, присыпал лист песком из соответствующей коробочки, сдул и помахал им в воздухе. Кроме магической монограммы внизу красовалась личная печать барона фон Штосс. Достал из шкафа папку и выудил оттуда слегка потрёпанный листок. Всё это он протянул Кайлу.
- Держи. Письмо отдашь ректору. А это документы на поместье Вайн Росс. Я переписал его на твоё имя. Замок порядочная развалюха, придётся перестраивать. Но место хорошее. Горная речка, большой перепад высот. Можно будет генератор подключить.
Кайл стоял бледный, не глядя на протянутые к нему бумаги.
- Это что, что-то вроде завещания?
Ламберт беспечно рассмеялся.
- Что за глупости. Неужели ты думаешь, что если бы я собрался умирать, я бы оставил тебе только паршивое поместье, которое выиграл в преферанс?
Подросток пристально вглядывался в его лицо.
- Послушай, жизнь в столице довольно дорогая. Я бы предпочёл, чтобы ты занимался учёбой, а не спекуляциями. Доход от поместья позволит тебе чувствовать себя достаточно свободно. К тому же, чтобы привести его в порядок у меня самого руки вряд ли скоро дойдут. А у тебя до осени ещё полно времени. Заедь только в Вернец сначала, уладь дела. Заодно Наину с Салемом проведаешь. Ну же, иди, собирайся, - Ламберт с улыбкой похлопал парня по плечу.
Успокоенный, тот удалился.
Канцлер никогда не лгал своим людям. Завещание, в котором Камилла с Кайлом назывались главными наследниками его состояния, уже три дня хранилось в нотариальной конторе в Вернеце.

Прочитав письмо, ректор Вернецкого лицея ещё раз окинул взглядом стоявшего перед ним подростка.
- Вы изрядно похожи на своего отца, молодой человек.
При этих словах Кайл едва не вздрогнул.
- Вы знаете, мы ведь учились с ним вместе. Ламберт фон Штосс! Он всегда так сторонился женщин… а теперь у него уже взрослый сын. А я, старый ловелас…
Ректор, к своим сорока годам успевший обзавестись одышкой и круглым животиком, только вздохнул.
- Что ж, Кайл, считайте, что вы зачислены. До встречи осенью.

Манор Вайн Росс встречал нового хозяина розоватым в лучах рассветного солнца туманом.
Близость моря делала здешний климат более мягким, но и более сырым, чем в поместье Канцлера. Кайл зябко кутался в тёмный плащ, добрым словом вспоминая Ламберта, давшего ему несколько беглых советов на дорогу, в том числе и по поводу гардероба.
- Вот мы уже и почти у цели, господин Росс, - с удовлетворением сказал его спутник, указывая рукой на открывавшуюся с холма панораму. - Вооон там, посреди озера, ваш замок.
Юноша молча тронул поводья. Управляющий его раздражал. А ещё больше его раздражал эскорт из десяти стражников, на котором тот настоял. Мрачное настроение владетеля манора усиливалось ещё и впечатлением от пейзан. Бывший владелец не обманул его – поместье, и правда, было паршивым. Прохладный климат и пересечённая местность не способствовали развитию сельского хозяйства, пшеница тут не вызревала в принципе, вообще из злаков кое-где сеяли разве что овёс. Пастбища, довольно обширные, были частично заняты снегом, частично невзрачными на вид овцами. Люди, встречавшиеся на пути, хмуро смотрели на нового хозяина исподлобья, что было не удивительно, так как про каждого из них управляющий тут же рассказывал какую-нибудь гадость: недоимки, прегрешения, долги… Наконец всех их собрали на деревенской площади. Слева – кабальных, справа – лично свободных. Управляющий представлял народу их нового господина, пока Кайл молча сидел на коне, сведя густые брови, и обдумывал своё положение. Наконец он протянул руку к учётной книге, вмещавшей в себя все сведения о задолженностях его подопечных, и к папке, содержавшей договора с арендаторами его земель.
- Дайте сюда, - хмуро сказал он.
Управляющий с улыбкой протянул молодому человеку бумаги.
- Хорошо. Расчёт получите у моего банкира в Вернеце. Адрес знаете?
- Простите? – улыбка начала сползать с лица чиновника.
- Вы уволены. Так понятнее? – Кайл говорил, даже не поворачивая головы. - Конвой тоже забирайте. С сегодняшнего дня я сам буду управлять манором.
- Но как же… Вы что, хотите остаться тут один? С этим… сбродом? Вы не в своём уме!
- Проваливайте, я сказал, - сдержанно процедил юноша.
- Ха! – сказал управляющий и выпрямился в седле. - Ха! Поехали, ребята, - махнул он рукой стражникам.
Стук копыт уже затих вдали, а люди и их хозяин всё ещё молча стояли друг напротив друга.
Наконец Кайл достал из кармана небольшой брусочек, что-то щёлкнуло, и в его руке загорелся огонёк. Толпа отступила на шаг.
- Он маг, - пронёсся шепоток.
Кайл поднёс к огню книгу и дождался, пока пламя охватит её всю. Бросил остатки перед собой. Папку засунул подмышку. Он не очень уютно чувствовал себя в седле и под оценивающими взглядами, так что хотел разделаться со вступительной речью побыстрее.
- Итак, теперь все вы для меня равны. Я никого не собираюсь держать тут силой. Я буду жить здесь до сентября. И наблюдать за каждым из вас. Возможно, я буду предлагать вам сделать для меня какую-то работу. Соглашаться на неё вы не обязаны. Действующие договора аренды пока остаются в силе. Однако все они истекают в конце года. Каковы будут новые условия, которые я вам предложу, будет зависеть от того, насколько вы мне понравитесь, и насколько я буду заинтересован в том, чтобы вы остались. Зимой я вернусь опять, и те, кто меня не заинтересовал, должны будут оставить мои земли. Вопросы есть?
Толпа потрясённо молчала. Новый хозяин был… странным. Мягко говоря. Хмурый темноволосый юноша с насупленными бровями, уволивший пережившего уже не одного владельца управляющего и несущий что-то вовсе непонятное. Что тут спросишь? Наконец голос подал Магензи, один из немногих преуспевающих арендаторов.
- Господин… Росс? Могу я пригласить вас сегодня к себе на обед?
Кайл посмотрел на него.
- Можете. В котором часу?
- Как… Как вам будет угодно.
- Я не хотел бы менять распорядка дня вашего дома. Во сколько у вас обычно обедают?
- Обычно в два пополудни.
- Я буду.
Магензи проворно откланялся и галопом ускакал к себе, организовывать приём почётного гостя.
Молодой человек окинул молчаливую толпу задумчивым взглядом.
- Фехтовать кто-нибудь умеет?
После небольшой паузы от угла дома отделился силуэт худощавого парня несколькими годами старше Кайла.
- Я умею, - сообщил он, с вызовом глядя на владетеля манора.
- Если хотите размяться, приходите завтра с утра во двор замка. Часам к восьми. Так, больше я никого не задерживаю.
Кайл спешился, толпа начала понемногу разбредаться.
- Что-то больно круто ты взялся, хозяин, - бочком к нему подошёл морщинистый мужчина неопределённого возраста. Его полупустой правый рукав был заправлен в карман.
- Сам посуди, коли тебе мы не сгодимся, другим и подавно не нужны. Кому, например, такой калека как я нужен? Или вдова Маргарет с ребятами? Куда нам податься? А мы ж сколько лет тут… И руку я вон на здешних выработках потерял…
Кайл с интересом оглядел подошедшего.
- Олдрик, верно?
Старик удивлённо уставился на него. Кайл, натасканный Ламбертом, без труда мог сказать сколько каких цветов растёт на поляне, на которую он бросил случайный взгляд, так что с запоминанием имён и лиц у него проблем не было.
- Ты потерял руку, а не голову. Почём ты знаешь, что ни на что не сгодишься?
Калека пожал плечами.
- Что здесь разрабатывали? Уголь? Железо?
- Всего помаленьку. И глину ещё. Белую. Да только месторождения пустые уже. Потому и земли эти за бесценок идут теперь.
- Пойдём, покажешь, - сказал новоявленный господин Росс.
Они брели по холмам, Кайл вёл свою лошадь под уздцы.
- А ты, хозяин, чай, магом будешь?
- С чего ты взял?
- По речам будто взрослый, а на вид молод больно… И огонь, вон, пальцами высекаешь.
- Кремень тоже огонь высекает, что ж тут такого?
- Так там искры, а у тебя пламя натуральное…
- Не велика разница, - неопределённо ответил юноша.
Тропинка вывела к озеру, и в сторону со всех ног прыснул белобрысый мальчишка.
- Уолт Рейли!
Услышав своё имя, мальчик остановился и понуро уставился в землю. На берегу лежало несколько крупных рыбин. Кайл внимательно оглядел парня. На этот раз он просто угадал – этого мальчишку управляющий ему не показывал.
- Почему ты бежал? – спросил хозяин поместья, но тут же сам понял ответ. Ламберт не возбранял деревенским пользоваться дарами природы для личных целей. Тем более, что и охотника в деревне жило всего два, да и те по большей части возвращались ни с чем. Конечно, браконьеров, пытавшихся валить лес на продажу, судьба ждала незавидная. Кайла даже передёрнуло от воспоминания, насколько незавидной была это судьба. Но за грибами-ягодами в лес таскались все, ребятня часами пропадала на рыбалке… Однако согласно закону, вода, лес и то, что в них водятся, принадлежит хозяину земли.
- Давай договоримся так, - обратился он к мальчику. - Я разрешаю тебе ловить рыбу в озере, а твоя мать завтра утром приготовит мне на завтрак… вот этих двух сомов. Согласен?
Мальчик робко кивнул, не поднимая глаз от земли.
- Нет, так сделки не заключают, - спокойно сказал Кайл. - Посмотри на меня и скажи вслух. Мы договорились?
Уолт Рейли взглянул на странного человека с хмурыми бровями, но не такого уж и страшного. Ненамного-то и старше его самого, всего, может быть, лет на пять.
- Договорились.
- Хорошо, значит до завтра.

- Ты хорошо сделал, что отпустил его, хозяин, - сказал Олдрик, когда они отошли подальше, - У семейства Рейли и прежде-то дела не шибко шли, земля у них вовсе худая, а с тех пор как Эдварда убили, так и вовсе его вдове с ребятами туго приходится…
- Да, я видел, - рассеянно сказал юноша, - фермерство отнюдь не её конёк. Кто, кстати, убил её мужа? И почему?
- Да никто так и не знает до сих пор. Городская стража нами не занимается, у нас же владетель манора суд правит. А ты первый за двенадцать лет, кто самолично сюда наведался. Продают нас одному, другому… а им и дела нет до нас.
Кайл кивнул.
- Угрожал ему кто-нибудь? Или враги были?
- Да нет, вроде… нормальный мужик был. Работящий. Жену любил, детишек баловал… как мог. Маргарет рассказывала, накануне веселёхонек прибежал к ней, перемены к лучшему обещал. В Вернец ехать собирался, вроде как тогдашнего хозяина искать. Собрался, выехал… а утром тело на дороге нашли. С ножом в спине.
- Какой нож?
- Самый обычный, ручка простая деревянная. В каждом доме таких несколько штук.
Молодой человек что-то промычал и надолго задумался. Он думал не только и не столько об Эдварде Рейли, сколько об ответственности, которую собирался добровольно на себя взять. Но… если уж делать, то делать хорошо. Пару часов они пролазали по заброшенным штольням.
Кайл не рисковал далеко заходить без фонаря, к тому же в одной из выработок раздался тонкий писк, вспугнувший летучих мышей. Олдрик вздрогнул, а Кайл, нахмурившись, поднял руку к медальону на шее.
- Повышенный радиационный фон, - пробормотал он себе под нос, окончательно уверив своего спутника в причастности к магии. - Не припомнишь ли, Олдрик, на этой выработке ничего странного с людьми не случалось? – спросил он, когда они выбрались на поверхность, - Выпадение волос, зубов, волдыри на коже?
- Было дело. Поговаривали, что шахта проклята. Правда, штоль?
- Можно и так сказать, - пожал плечами юноша. Его карманы были полны образцами, собранными в предыдущих местах, но здесь он ничего отколупывать не стал. - Сегодня уже поздно, - сказал новый хозяин, - А завтра ещё на угольные шахты меня отведёшь. Да, и вот ещё что… Ты писать умеешь?
- Куда уж мне… но внучок у меня обучен, ежели надо что.
- Хорошо. Тогда вы с внучком составьте список обо всех в деревне, кто что делать умеет лучше всего. Сможешь?
- Отчего же… попробовать можно.

Вскочив в седло, Кайл отправился к Магензи. Встретили его со всем радушием. Магензи был главой большой семьи, каждый член которой участвовал в каком-нибудь этапе выращивания овец, мясо которых продавали на ярмарке в Эрбуге.
Отдав должное кулинарному мастерству хозяйки, Кайл обратился к Доналду Магензи.
- По пути сюда я обратил внимание на ваших овец. Мне показалось, что все они одной породы.
- Это лучшая мясная порода, которую можно держать в нашем климате, - заверил его арендатор.
- Охотно верю. А почему вы не занимаетесь шерстью, кожами?
- Как вам сказать… нет резона. Чтобы состриженную шерсть превратить хотя бы в пряжу, не говоря уже о сукне, её надо отмыть, обезжирить, расчесать… так же дело, кстати, обстоит и с кожами, которые надо продубить… Ремесленники в Эрбуге скупают сырье по таким бросовым ценам, что я больше потеряю на найме лошадей, чтоб пробраться по этим горам.
Юноша окинул взглядом серпантин дороги.
- Я понял вас. Я подумаю, что можно с этим сделать.
- Скажите, господин Росс, - с оттенком удивлённого недоверия осторожно спросил Магензи, - Вы и правда собираетесь жить в замке?
- Да, я же сказал.
- Мммм… вы знаете, вы первый на моей памяти владетель, который…
- Да, мне говорили.
- Замок стар и частично разрушен… боюсь, вам будет там не вполне удобно. Не хотите ли остановиться в моём доме?
- Я не прихотлив. С замком… что-нибудь придумаю. Но спасибо за предложение.
- Тогда, может… почтите и завтра нас своим присутствием?
- У меня на завтра другие планы. Возможно, в другой раз.
Кайл уже встал из-за стола, собираясь уходить, когда во двор въехал всадник. Уверенно поднявшись по ступенькам, он без стука вошёл в дом. Доналд низко поклонился незнакомцу.
- Доброго дня, Владетель Озёр.
Кайл пристально рассматривал вошедшего. Это был высокий темноволосый мужчина. Красивый, даже не без некоторой элегантности, с чёрными усиками, подстриженными, как сейчас носили в Вернеце.
- Здравствуйте, господин Росс. Как только мне сообщили, что вы здесь, я бросил все свои дела ради удовольствия лицезреть вас.
- Весьма польщён, - сдержанно отозвался юноша. - Чем обязан такой честью?
- Я ваш сосед, владетель Баллентр, - сказал незнакомец. - Если можно так выразиться, даже дважды сосед: мои земли лежат и к западу, и к востоку от манора Вайн Росс. В связи с чем у меня и есть к вам предложение. Я давно хочу выкупить эти земли, но ваши предшественники оказались слишком неуловимы для меня.
- Меня ваше предложение тоже не интересует, - сухо сказал новый владетель Вайн Росс.
- Вы же его ещё не слышали, - улыбнулся Баллентр. - Сколько вы уплатили за поместье? Я дам вам вдесятеро.
- Нисколько. Я получил его в качестве памятного подарка от человека, который мне дорог. Поэтому манор Вайн Росс не будет продаваться. Ни сейчас, ни в будущем.
- Это ваше окончательное решение? – спросил его собеседник, несколько меняясь в лице.
- Абсолютно, - Кайл сложил руки на груди, инстинктивно копируя позу Канцлера. - И запомните вот ещё что: на моей земле только я могу войти в дом арендатора без приглашения.
- Ты ещё пожалеешь об этом, сопляк, - процедил пришелец, уходя, сразу растеряв всю свою учтивость.

Когда Кайл уехал, к Доналду подошла его жена.
- Такой милый мальчик наш новый хозяин, - сказала она.
- Не скажи, - ответил тот супруге, не присутствовавшей при разговоре с Владетелем Озёр. - Мне кажется, ему палец в рот не клади…
- Подумать страшно, что он останется один на ночь в этих развалинах. Дорогой, ты бы… поговорил с Олдриком, а?
Доналд кивнул.
- Я и сам уже об этом думал.

Остаток дня Кайл потратил на осмотр замка. Сооружение было внушительным как снаружи, так и изнутри. Возведённый на острове, при осаде замок мог становиться неприступной крепостью и, какое-то время назад, вероятно, таким и являлся. Однако теперь в случае штурма он стал бы скорее ловушкой для гарнизона – целых два подземных хода оказались завалены. Слабая осадочная порода просела, не смотря на все укрепления.
Великолепная кладка, стены в метр толщиной производили впечатление своей монументальностью. Однако деревянные перекрытия прогнили, пропитавшись сыростью за многие годы, что Вайн Росс стоял нежилым, и обрушились, увлекая за собой своды.
Единственным помещением с более или менее целым перекрытием оказалась кухня. Вероятно, она была построена во внутреннем дворике позже остального замка, взамен помещения сразу за столовой. В кухне кроме перекрытия сохранилась и печь, которую пока, правда, нечем было растопить. Кроме того, стены здесь были раза в четыре тоньше замковых, так что леденящий холод зимы уже начинал потихоньку изгоняться весенним теплом. Здесь, конечно, всё равно было холодно, однако не так, как в холодном подвале у Ламберта, где воздух охлаждался при помощи компрессора.
Кайл устроил себе ложе из вороха шерсти, которую он прихватил с задворков Магензи, и завернулся в плащ. Уснуть ему, правда, сразу не пришлось. Тихий звон бубенчика возвестил о том, что кто-то задел растяжку, установленную им у входа в замок. Бесшумно передвигаясь вдоль стены, он пересёк внутренний двор и, миновав несколько зал замка, остановился перед караульным помещением боковых ворот. Внутри были люди. Они притаились, но чуткий слух юноши различал их дыхание. «Странно, - подумал Кайл, - на кого они устроили засаду? Меня логичнее было брать спящим». Но ответ вскоре нашёлся сам собой. В ворота пробирался кто-то ещё.
- Стой, Хермут, - раздался хрипловатый голос Олдрика. - Какого некроманта вам здесь надо?
Один из новоприбывших, державший горящую лучинку в руке, вздрогнул, и выронил её.
- Кто здесь? Олдрик, ты что ли?
Однорукий вышел вперёд.
- Идите поздорову отсюда, ребята, и сделаем вид, что ничего не произошло, - обратился он к нескольким угрюмым мужикам.
- Ты что, к молокососу в охранники нанялся? - ухмыльнулся Хермут. - Так и мы на службе, можно сказать. Баллентр за него хорошие деньги даёт. Хочешь, можем в долю взять. Знаешь, куда он забился? А то по этим развалинам шастать… и шею недолго свернуть.
- Оставьте мальчишку в покое. Сами же целее будете. Или не видели, что он маг.
- Маг, или не маг, тюкнем по голове, пока спит, и дело с концом, - сплюнул Хермут.
«Плохо ты знаешь магов», - подумал Кайл и с интересом продолжил наблюдать за развитием событий.
- Кто его пальцем тронет, будет иметь дело со мной, - раздался второй голос.
В круг проникавшего через дыру в потолке лунного света вышел Доналд. За его спиной угадывались силуэты его сыновей.
- А тебе-то что до него? – удивился Хермут. - Ладно, Олдрика он по шёрстке погладил. А тебе не один ли некромант, кто хозяином будет?
- Не один, - спокойно отозвался Магензи. - Он собрался остаться в поместье. И навести тут порядок. А Баллентр… сам знаешь, что при нём будет. Ну, так что, рискнёшь здоровьем?
Вместо ответа Хермут бросился вперёд.
Закончилось всё довольно быстро. Не только Доналд привёл с собой поддержку. В темноте пряталось ещё пятеро рудокопов Олдрика.
- Ну что ж, ты сам напросился, - пыхтел старший Магензи, волоча тело главаря шайки за собой.
Кайл лёг, согреваемый неожиданно тёплым чувством. Он знал, конечно, что приключись с ним что, Ламберт, Рогнар, Фердинанд и даже Наина бросятся ему на выручку, однако к тому, что совершенно чужие люди будут защищать его с риском для жизни, парень был ещё не готов. Что ж, возможно, быть землевладельцем не так уж плохо? «А вот Ламберта его деревенские вряд ли стали бы оборонять… хотя он-то в этом особенно и не нуждается», - думал юноша, засыпая, и упуская из вида тот факт, что сам кружил по лесу с дозорами после пресловутого бурана.

Фицжеральд Майнс с независимым видом стоял посреди двора замка Вайн Росс и начинал понемногу нервничать. Хозяина нигде не было видно, а кое-где были заметны не до конца уничтоженные свежие следы борьбы и потёки крови.
- А, вот и вы, - раздался голос позади него. - Давно ждёте?
Обернувшись, Фицж увидел молодого Росса, спокойно скидывающего с плеча связку из двух глухарей и куропатки.
- Нет, не очень, - спохватившись, отозвался он.
- Оружие у вас есть?
- Нет, - молодой человек слегка покраснел. - Мне запрещено его носить.
- Что ж, меч у меня только один, - сказал Кайл, отстёгивая ножны и лук в налучи. - Поэтому помогайте оттирать.
Он протянул Майнсу рапиру, покрытую толстым слоем ржавчины, оставив себе почти такую же.
- Нашёл вчера в замке, - пояснил он. Отщипнув два пучка шерсти от своего ночного ложа, юноша протянул один напарнику и тут же принялся за дело. - Управляющий сказал, что вы здесь по решению трибунала. В чём было дело?
- Меня обвинили в государственной измене.
- Насколько я знаю, за это полагается смертная казнь.
- Я попал под амнистию.
- В чём состояло ваше преступление?
- Оскорбление величества, - тихо проговорил парень, низко опуская голову. Кайл заметил, что воспоминание причиняет ему боль, но не понял какого свойства, так что решил не продолжать расспросы.
- Почему вас отправили именно в этот манор?
- Собственно, меня просто выслали в этот регион. Я остался в Вайн Россе потому, что он не принадлежит Баллентру.
- Он неприятный тип, - кивнул Кайл.
- Вы уже видели Владетеля Озёр?
- Да, имел вчера с ним беседу.
- Остерегайтесь его. Он очень опасен.
- Это я уже понял, - сказал Кайл, вставая. - Ну что, вы готовы? Защищайтесь!
Они молча звенели оружием на протяжении минут сорока, причём Кайл, хоть и отметил неплохую технику молодого человека, всё же разделал его под орех.
- У моей, кажется, плохой баланс, - сказал тот, неудержимо краснея. Кайл выглядел явно младше, и Фицжеральд не подозревал в нём сильного противника.
- Вам не хватает практики, - сказал Кайл. - Однако… Вы закончили военный корпус?
- Не закончил, - отвернулся Майнс. - Меня отчислили с четвёртого курса, когда…
- Я понял, - сказал хозяин поместья, что-то обдумывая. - А чем вы занимаетесь здесь?
- Здесь? Ничем… Просто… живу.
- Скажите, вы имеете представление о фортификации?
- Разумеется, - даже обиделся молодой человек.
- Тогда я хочу, чтобы вы занялись восстановлением боеспособности замка. Поговорите с Олдриком, он посоветует вам, кого из людей можно привлечь. Надо будет восстановить бреши, расчистить завалы… и прочее в том же роде. А сейчас идёмте завтракать. Для первого раза достаточно.
Фицжеральд подумал, что у него и так на завтра всё тело будет ломить, и согласился. Ополоснувшись ледяной водой из колодца, оба молодых человека направились в деревню.

- Доброе утро.
Маргарет с нескрываемым страхом смотрела на юношу, отвесившего ей учтивый поклон.
- Прошу вас, - она жестом пригласила гостей в дом. Кроме давешних сомов на столе стоял грубый котелок с варёной картошкой. Из-за угла выглядывала девчонка лет пяти с такими же светлыми, как и у брата, волосами. Уничтожив каждый по рыбине, молодые люди поблагодарили вдову, а Кайл ещё и сказал:
- Можете на обед приготовить вот это? – он протянул ей принесённые с собой тушки. - Предупреждаю сразу, лично мне одной куропатки будет достаточно.
Женщина молча кивнула и забрала птиц.
Прежде чем уйти, Кайл решил обойти жалкие владения семьи Рейли. Его внимание привлекла занесённая снегом яма почти по центру поля. Раскидав снег носком сапога, молодой помещик заглянул внутрь. Ничего особенного в яме не было. Тем не менее, парень присел на корточки и поскрёб кинжалом едва начавшую оттаивать землю. Проковырявшись с четверть часа, он удовлетворённо хмыкнул – в руке у него оказалось нечто, что Фицжеральд принял за камень или кусок смёрзшейся земли.
- Маргарет, можно вас на минуту?
Женщина тотчас же приблизилась.
- Возможно, вы помните… эту яму выкопал ваш муж? Незадолго перед отъездом?
- Да, - испуганно отозвалась она. - Как вы узнали?
- Мне кажется, - загадочно ответил владетель Вайн Росс, рассматривая предмет у себя в руке, - сегодня я узнал не только это. Надо, конечно, проверить…

На деревенской улице, на которую они вышли, было шумно и, одновременно, пустынно.
- Не ходите туда, - Фицжеральд взял своего спарринг-партнёра за рукав. - Это Даст. Кузнец. Опять напился. Теперь, пока не проспится, его не остановишь.
В конце улицы раздавался грохот. Было такое впечатление, что кто-то крушит деревню. В общем, так оно и было. Не вняв предостережению, Кайл пошёл прямо на звук. Кузнец оказался огромным детиной метров около двух ростом с характерными для его профессии широкой грудной клеткой и перекаченными руками. Владетель Вайн Росс мрачно смотрел на пьяного, пока залитые сивухой глазки не сошлись на тщедушной фигурке юноши.
- Аааа… - просипел кузнец, нещадно обдавая парня волной перегара, - новый хозяин пожжжжаловал… К-командовать будет. Что прикажешь, х-хозяин?
- Убирайся вон, - ровным голосом сказал Кайл.
- А что ты без к-кузнеца делать будешь? – с пьяной жалостью вопросил Даст, - Бедддд-ненький. Я ж тут… единственный кузнец. Д-другого нетууу.
- Такой мне тоже не нужен. Убирайся по-хорошему.
- А т-то что? – сделал большие глаза кузнец. - Сам выгонишь меня, мааа-малявка?
Удар каблука в коленную чашечку заставил детину согнуться, чтобы с размаху натолкнуться на удар снизу в челюсть. Кайл не был связан кровным родством с бароном фон Штосс и не обладал его физической силой. Но иногда достаточно просто знать куда бить.
Владетель Вайн Росс задумчиво стоял над телом лежащего в беспамятстве Даста, когда вокруг начал собираться народ.
- Олдрик, - сказал он, заметив однорукого, - проследи, чтобы я этого выродка больше не видел.
- Хорошо, хозяин, - ответил старик. - Как мы только без кузнеца-то?
- Будет вам к осени новый кузнец, - ответил владетель, глядя куда-то вдаль.
- Так до осени далеко ещё, - робко отозвался кто-то из толпы, - Что, ежели лошадь раскуётся или ещё что?
- Если лошадь раскуётся, обращайтесь ко мне, - Кайл повернулся и стена людей отпрянула от его сведённых бровей.
Ни на кого не глядя, юноша быстрым шагом отправился к замку. У него появилась идея, но её следовало обдумать. И проверить лежащий у него в кармане камень.
- Ништо вы вдвоём его уложили? – спросил Олдрик у всё ещё бледного Фицжеральда.
- Не-а, - с усилием отозвался тот. - Он один. Я даже двинуться не успел. В колено и в челюсть сразу.
- Ишь ты, - усмехнулся однорукий. - А парень-то не промах. Даром что маг.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Revan5391 Дата: Среда, 25 Дек 2013, 8:02 PM | Сообщение # 33
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 311
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Читаю я медленно, а невнимательный глаз цепляется за что-то очень редко. В целом мне нравится подход подачи информации о мире через диалоги (самому бы так научиться). Но вот кое-что резануло слух...
Цитата Anevka ()
Н-не думаю. По крайней мере, я о такой школе не слышал. И мана на переход не требуется.

я, может, невнимательно читал (такое тоже бывает), но если говорить "задротскими" терминами (если термин мана где-то встречался в книге и обозначает другое, прошу простить), то слово "мана" в данном случае употреблять в другом падеже. То есть "маны". А так, вообще, довольно лишний термин, на мой взгляд, пришедший непосредственно из компьютерных игр. Может, "жизненных сил" лучше подойдет?
 
Anevka Дата: Среда, 25 Дек 2013, 8:25 PM | Сообщение # 34
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Не согласна. Во-первых, почему в другом падеже? Не требуется что? Мана. Во-вторых, вы, походу, в отличие от меня, в компьютерные игры не задрачиваете, потому что иначе знали бы, что мана это не жизненные силы, а магические. В-третьих, зачем придумывать велосипед? Да, можно сказать "магическая энергия". И иногда в качестве синонимичного выражения я так и делаю. Но мана короче, а главное, все давно знают, что это такое. Так же, как "портал", "телепорт", "трансгрессия" и прочее.
Это интертекст, детка ;) И с этим надо смириться.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Revan5391 Дата: Среда, 25 Дек 2013, 9:19 PM | Сообщение # 35 | Сообщение отредактировал Revan5391 - Среда, 25 Дек 2013, 9:24 PM
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 311
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
Не согласна. Во-первых, почему в другом падеже? Не требуется что? Мана. Во-вторых, вы, походу, в отличие от меня, в компьютерные игры не задрачиваете, потому что иначе знали бы, что мана это не жизненные силы, а магические. В-третьих, зачем придумывать велосипед? Да, можно сказать "магическая энергия". И иногда в качестве синонимичного выражения я так и делаю. Но мана короче, а главное, все давно знают, что это такое. Так же, как "портал", "телепорт", "трансгрессия" и прочее.

как раз наоборот) я в компьютерные игры с четырех лет играю, поэтому со словом "мана" знаком не понаслышке)
В разных гайдах, да и во многих играх это слово пишут в другом падеже.
И да, многие знают, что это такое. Но меня вот лично за подобные словечки в книгах пинали и даже больше, поэтому просто делюсь опытом)
 
Мизеракль Дата: Среда, 25 Дек 2013, 9:19 PM | Сообщение # 36 | Сообщение отредактировал Мизеракль - Среда, 25 Дек 2013, 10:13 PM
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Тук-тук.


Меня оч заинтересовала подача в ваших комментах, Anevka, ваша искренность и доброжелательность (в целом).
Пришёл к вам после умных вопросов о Севере у Пламени.
Обязательно прочитаю теперь и ваш текст.
Ваш,
Мизер.


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Munen Дата: Среда, 25 Дек 2013, 10:13 PM | Сообщение # 37
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 6137
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Мизеракль ()
На переход не требуется чего?


Полагаю, спорно. Как будет лучше: "Мне ваша помощь не требуется" или "Мне вашей помощи не требуется"?


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
Мизеракль Дата: Среда, 25 Дек 2013, 10:38 PM | Сообщение # 38 | Сообщение отредактировал Мизеракль - Среда, 25 Дек 2013, 11:04 PM
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Munen Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:03 PM | Сообщение # 39
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 6137
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата
По аналогии уже вопрос тебе. Чисто гипотетически.
Рассуждаем.
Цитата Revan5391 ()
И мана на переход не требуется.

мана=рана, не требуется=не нужно.
И ранЫ не нужно? Или
И ранА не нужно?
Будет не нужнА, в таком случае.

Не думаю, что "рана" удачная аналогия для "мана". Почему не "мама"? Для перехода через улицу ему уже мама не требуется (мама не нужна).


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
Мизеракль Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:05 PM | Сообщение # 40 | Сообщение отредактировал Мизеракль - Среда, 25 Дек 2013, 11:25 PM
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Мама - у нас одушевлённое, не?


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Munen Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:24 PM | Сообщение # 41 | Сообщение отредактировал Munen - Среда, 25 Дек 2013, 11:24 PM
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 6137
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Мизеракль ()
Мама - у нас одушевлённое, не?

Вопрос риторический, полагаю.
И?
Тип склонения это не меняет. Разумеется, лишительный падеж тоже вполне приемлем.


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
kagami Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:25 PM | Сообщение # 42
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9954
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Munen, Мизеракль, дорогие мои теоретики! Обоих люблю, но как на счет того, что "мана" в предложении - ПОДЛЕЖАЩЕЕ, а значит, исключительно в именительном падеже. Revan5391, Ваша выступление имело бы смысл, если бы в предложении присутствовало указательное местоимение. "Мне не требуется". А поскольку его нет, то и говорить тут не о чем.

Вот как ползу, так и отражаю!

 
Мизеракль Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:27 PM | Сообщение # 43
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
См. выше, опередил тебя, Дим.
Тут дело не правил, а языкового чутья.
Не более того.
Вариант Revan5391 мне ближе. Он более чОток.
Вариант Anevka имеет право на существование. Но менее, имхо, предпочтителен.


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Мизеракль Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:30 PM | Сообщение # 44 | Сообщение отредактировал Мизеракль - Среда, 25 Дек 2013, 11:38 PM
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата kagami ()
что "мана" в предложении - ПОДЛЕЖАЩЕЕ, а значит, исключительно в именительном падеже

Ия, так я и задал вопрос/я и тя, и Муна люблю. Или с вами спорить. Не знаю дажа, шо/кого больше)
И далее - спор с Муненом - именно в этом плане.
Если мана-подлежащее, то всё верно.
НО утяжеляет (см. выше, ибо мана - та самая манна небесная, волшебная сила или энергия, которая неодушевлённое есмь), намоленная поклонниками или.
Цитата kagami ()
ПОДЛЕЖАЩЕЕ, а значит, исключительно в именительном падеже

не исключительно. Возможны разночтения. Будет безличное предложение. Активно-процессное.
Для маны - неодушевлённой - лучше.
Для мамы - не.


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Munen Дата: Среда, 25 Дек 2013, 11:33 PM | Сообщение # 45 | Сообщение отредактировал Munen - Среда, 25 Дек 2013, 11:34 PM
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 6137
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
Anevka Дата: Четверг, 26 Дек 2013, 0:00 AM | Сообщение # 46
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
:D Ребят, вы такие милые.
Замена слова - это здорово. Но почему "рана". Мне вот нравится "стол".
Для перехода стол не требуется. :D Лучше, чем "для перехода не требуется стола", мне кажется.
Полагаю, что возможны оба варианта. Можно ведь пойти в магазин и купить молока, а можно - молоко.
Но я такую (первую) форму редко употребляю. А Канцлер, впитавший манеру речи с авторским пикселем, обязан это учитывать. Судьба у него такая, проклятого технаря. Так что кому что не нравится - считайте особенностью прямой речи ;)

Мизеракль, приятно познакомиться.:shy:

Цитата
Обязательно прочитаю теперь и ваш текст

:o Это очень самоотверженно с вашей стороны, но я заранее освобождаю вас от такого опрометчивого обещания. И, сразу же скажу, не обижусь, если вы не осилите и первой главы. :) Текст "списифицский", к тому же, мне кажется, изрядно девчачий. На вашем прекрасном сайте слишком много ценных образчиков литературы, чтобы тратить время на то, что не особенно нравится.

Цитата Мизеракль ()
Ваш,
Мизер.

То бишь взяток обязуетесь не брать? ;) Это сразу к вам располагает.


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Мизеракль Дата: Четверг, 26 Дек 2013, 0:06 AM | Сообщение # 47
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
То бишь взяток обязуетесь не брать?

Ну если только натурой (молоко, масло, мёд) и борзыми щенками.
первую часть текста прочитал.
Есть несколько замечаний.
В целом - неплохо.
Мизер-безщенковый.


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Anevka Дата: Четверг, 26 Дек 2013, 0:14 AM | Сообщение # 48 | Сообщение отредактировал Anevka - Четверг, 26 Дек 2013, 0:15 AM
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
То есть в преферанс не играете? :( А я уж подумала...

Да, ну и замечания свои давайте, чего уж там :)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Мизеракль Дата: Четверг, 26 Дек 2013, 0:15 AM | Сообщение # 49 | Сообщение отредактировал Мизеракль - Четверг, 26 Дек 2013, 0:15 AM
Помощник Инквизиции
Группа: Заблокированные
Сообщений: 2376
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Anevka ()
То есть в преферанс не играете?

Отыграл-с) своё.
НА днях отпишусь. Но буду жОсток)/хучь и нежен.
Успехов, Anevka


Всегда и навеки бест реГАДс
Читаю: http://forum.fantasy-worlds.org/forum/13-7456-1
Канцлер гуд!
 
Anevka Дата: Четверг, 26 Дек 2013, 0:25 AM | Сообщение # 50
Шкодный техномаг
Группа: Проверенные
Сообщений: 5373
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Revan5391 ()
Но меня вот лично за подобные словечки в книгах пинали и даже больше, поэтому просто делюсь опытом)

:) Меня пинать не будут, я девочка. На меня даже замминистра энергетики голос стесняется повышать. Но за заботу спасибо :*
Мне это слово нравится. И именно тем, что оно геймерское, а потому точное и ёмкое. Львиная доля моего повествования навеяны цивилизацией, тотал вором и обливионом. Так что из песни слова не выкинешь. Впрочем, если когда-нибудь мне придёт фантазия издаваться, это будет та уступка редактору, на которую я пойду со слезами и скрепя сердце. Или не пойду... или не скрепя...
В общем, всем сыру ;)


Дорогие друзья! Я очень рада пообщаться со всеми, в т.ч. в ЛС, но будет просто чудесно, если писать вы будете непосредственно на почту. Мне очень неудобно авторизоваться каждый раз.
 
Фэнтези Форум » Для групп » Корзина » Трансцендентные превращения (Техно-магия. Романтика, интриги, разведение овец)
  • Страница 1 из 18
  • 1
  • 2
  • 3
  • 17
  • 18
  • »
Поиск: