Воскресенье, 23 Сен 2018, 4:56 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
[ Ленточный вариант форума · Чат · Участники · ТОП · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: kagami, SBA  
Фэнтези Форум » Наше творчество » Проза » ◄КАК НАПИСАТЬ КНИГУ► (Статьи и другие материалы, помогающие в творчестве=➨)
◄КАК НАПИСАТЬ КНИГУ►
Gemma Дата: Суббота, 10 Янв 2009, 4:05 PM | Сообщение # 1
Аццкое вампирко!
Группа: Проверенные
Сообщений: 398
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..



Писатель — это человек, которому писать труднее, чем остальным людям.
Томас Манн.


Любовные романы, захватывающие детективы, щемящие сердце триллеры, фантастические приключения, скандальные мемуары, доведённые до абсурдной популярности детские сказки и исторические метаморфозы — чего только нет сегодня на прилавках книжных магазинов!
Пишут все, кому не лень: рублёвские «жёны», телеведущие, артисты, журналисты, писатели и графоманы, гении и бездарности. Порой не обязательно читать книгу, чтобы понять, что автор хочет сказать в этом произведении. Книги, как и всё в нашем мире, имеют свою цену. К сожалению, чем выше её материальная сторона, тем чаще мы видим очередной «бестселлер», созданный не одним автором, а полчищем писак, выпускающих свои псевдошедевры по пять штук каждый месяц.
Как говорила писательница Л. Улицкая в одном из своих интервью, «в гениальной книге предсказать сюжет невозможно». Действительно, у каждого настоящего писателя должен быть свой, особенный, рецепт создания литературного произведения, имя которому талант, а фамилия — упорный каждодневный труд.

В этой теме вашему вниманию будут представлены разнообразные материалы о том, как, собственно, пишутся произведения. Уважаемые авторы и авториссы, а также те, кто в силу каких-либо причин интересовался данным вопросом, если у кого-то из вас есть, что предложить нашему вниманию, не стесняйтесь, выкладывайте.

Убедительная просьба воздержаться от обсуждений.
В данном посте публикуются лишь полезные материалы.


Договориться можно даже с покемоном. В особенности - после героина.(с)
 
Alina929 Дата: Суббота, 10 Янв 2009, 4:19 PM | Сообщение # 2
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 129
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Никитин Юрий
Как писать фантастику

Гетманский Игорь Олегович:
Азбука литературного творчества, или От пробы пера до мастера слова

Прикрепления: nikitin_yurii_k.rar(55.8 Kb) · 5700183.rar(160.8 Kb)


I am so sane - it drives me crazy.
 
Alina929 Дата: Суббота, 10 Янв 2009, 4:41 PM | Сообщение # 3
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 129
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Найджел Ватс Как написать повесть

Это нечто. Вот кусочек содержания чтобы стало понятно

1. ВСТУПЛЕНИЕ.
Обучение писательству. Миф "писателя". О необходимости читать. Три вещи, которые нужны, чтобы добиться успеха. Как пользоваться этой книгой.
2. НАЧАЛО.
Hardware или software? Писатель в поисках сюжета. Сколько стоит история? Как взяться за работу. Тренировка, тренировка и еще раз тренировка
3. ФАБУЛА
Три функции рассказа. Как сохранить интерес читателя? Что такое фабула? Основные требования фабулы.
4. ВОСЬМИПУНКТОВАЯ КРИВАЯ.
Дуги главные, большие и меньшие. Примерный анализ. Как воспользоваться этими информациями?
5. ПОБОЧНЫЕ СЮЖЕТЫ И СИМВОЛИЧНОСТЬ
Побочный сюжет. Символичность.
6. ФИГУРА
Отождествление себя с героем. Что сделать, чтобы герой выглядел реальным. Семь техник создания персонажа. Мотивация. Репрезентация. Познавая себя – познай своих героев. Повесть с ключом.
7. ДИАЛОГ
Три функции речи. Как создать иллюзию живого разговора. Как поддержать диалог. Варианты речи. Принципы записи живой речи.
8. РАКУРС
Разновидности точек зрения. Время наррации. Какие могут быть последствия выбора перспективы.
9.МЕСТО ДЕЙСТВИЯ
Откуда взять информацию о месте происходящих событий? Как сделать сцены реальными. Перцепция и отбор. Визуализация. Как возникает сцена.
10. СТИЛЬ
Как найти собственный стиль. "Принципы" Фоулера. Чего следует избегать? Иногда стоит рискнуть.
11. ТЕМА
Предмет представления. Путеводная нить. Теза. Как распознать тезу.

Прикрепления: 4288126.rar(161.6 Kb)


I am so sane - it drives me crazy.
 
Alina929 Дата: Суббота, 10 Янв 2009, 4:44 PM | Сообщение # 4
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 129
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Максимов Юрий
Как Не Надо писать фантастику (штампы и штампоборчество)

Название тоже весьма говорящее И вещь действительно очень полезная
Прикрепления: 8647826.rar(45.0 Kb)


I am so sane - it drives me crazy.
 
Alina929 Дата: Суббота, 10 Янв 2009, 4:49 PM | Сообщение # 5
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 129
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Колин Уилсон
Мастерство романа

На примере успешных романов автор пытается выяснить в чём была причина их успеха. Интересно
Прикрепления: Masterstvo-roma.rar(102.8 Kb)


I am so sane - it drives me crazy.
 
Alex_Vor Дата: Среда, 03 Июн 2009, 8:31 PM | Сообщение # 6
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 198
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Автор статьи: Михаила Ахматова
Название статьи: ЭТИ СТРАННЫЕ, СТРАННЫЕ, СТРАННЫЕ ЛЮДИ...

Тема статьи классификация парономальных явлений в фантастике можно даже сказать попытка классифицировать их М.С. Нахмасоном (псевдоним Михаила Ахматова). Думаю, что она может кому-то помочь в написание жанре фантастики или фэнтези своего произведение.
Статья была взята из книги Михаила Ахматова "Солдат удачи"; издательство "ЭКСМО-пресс"; 2001 год, серия "Абсолютное оружие".
Издательство подполье ФВ.

Прикрепления: 9999074.doc(55.5 Kb)


Правило "Добропорядочнного пользователя":
1. Не флуди и не забанин будешь.
2. Относись к модератору так, как хочешь, чтобы он относились к тебе.
3. Анонимность не состояние души, а состояние аватара.
4. Цензура в постах - это честь пользователя.
5. Админ не флудит, он обучает кадры.
6. ЛС – один из способов общения.
7. ...
 
Alex_Vor Дата: Суббота, 06 Июн 2009, 12:38 PM | Сообщение # 7
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 198
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Автор статьи: Александр Зорич
Название статьи: Господин дракон.

Александр Зорич в данной статье рассуждает над самым ярким образом нынешнего и прошлого века фэнтези – над ДРАКОНАМИ. Автор делает разнообразные параллели в пространстве и времени об этих созданиях. Статья не несет, как таковых советов для желающих написать произведение, в котором должен промелькнуть дракон. Но, тем не менее, она может помочь взглянуть на этих мифических созданий с другого ракурса.

Прикрепления: 2557929.doc(80.5 Kb)


Правило "Добропорядочнного пользователя":
1. Не флуди и не забанин будешь.
2. Относись к модератору так, как хочешь, чтобы он относились к тебе.
3. Анонимность не состояние души, а состояние аватара.
4. Цензура в постах - это честь пользователя.
5. Админ не флудит, он обучает кадры.
6. ЛС – один из способов общения.
7. ...
 
аспида Дата: Среда, 08 Июл 2009, 11:46 AM | Сообщение # 8
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 549
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Намедни нарыла на просторах радимого интернету, может кому интересно будет. Правда не знала куда это запихнуть, но решила все-таки сюда, вроде как творчеству относится, так что простите Додогие Модераторы, Инквизиторы, Экзорцисты и др, уж строго не судите

Экзамен для тех, кто пишет в жанре фэнтези

Автор: Дэвид Дж. Паркер
Дополнительные материалы собраны Самуилом Штоддардом

Источник

Такое чувство, что, после как Дж. Р. Р. Толкиен и Льюис создали миры Средиземья и Нарнии, каждый уличный пустомеля решил, будто может создать собственное, великое и оригинальное произведение в жанре фэнтези. Беда только в том, что все эти "великие и оригинальные" творения на деле оказываются жалким подражанием. Честно скажем, нас от них уже настолько тошнит, что мы создали этот список кратких комментариев, который может быть служить для проведения экзаменов. Мы полагаем, что, если вам приспичило написать фэнтезийный роман, вначале следует пройти этот экзамен. Даже один единственный ответ "да" на любой из наших вопросов означает провал, и вы можете сразу отказываться от своей "перспективной" затеи.

ЭКЗАМЕН

1. На первых 50 страницах вашего произведения ничего важного не происходит?
2. Ваш главный герой - выходец из деревни, но родители его не известны?
3. Главный герой - наследник трона, но сам про это не подозревает?
4. Ваше творение повествует о молодом герое, который взрослеет, обретает невероятные способности и, наконец, побеждает супер-пупер плохого дядьку?
5. В вашем произведении рассказывается о походе на край света за древним артефактом, который спасет мир?
6. А как насчет того, кто способен этот самый мир погубить?
7. Сюжет вашей книги закручен вокруг древнего пророчества об "Избранном", который спасет мир, а с ним и всех остальных, возглавив силы добра?
8. Есть в вашем произведении хоть один персонаж, существующий исключительно для того, чтобы неожиданно появляться и снабжать персонажей информацией?
9. Один из ваших персонажей на самом деле замаскировавшийся бог?
10. Главный, злобный, супер-пупер плохой дядька в тайне является отцом главного героя?
11. Вашим миром правит добродушный король, которого водит за нос злобный колдун?
12. Фраза "забывчивый маг" описывает хотя бы одного из персонажей вашего романа?
13. А как насчет "могучего, но туповатого и добродушного воителя"?
14. А нет ли там "мудрого, загадочного волшебника, отказывающегося полностью посветить персонажей в план действий, в виду каких-то собственных, загадочных причин"?
15. Женщины в вашем произведении проводят уйму времени в тревогах о своем внешнем облике, особенно когда рядом появляется мужчина?
16. Хотя бы одна женщина введена в роман только затем, чтобы ее вначале похитили, а потом спасали?
17. Хотя бы одна женщина существует в тексте только для того, чтобы представлять идеалы феминизма?
18. Подходят ли хоть к одной женщине в книге слова: "неуклюжая кухонная девка, куда лучше управляющаяся со сковородой, чем с мечом"?
19. А слова "бесстрашная воительница, которой куда больше подходит меч, чем сковорода"?
20. Можно ли хоть одного персонажа в вашей книге описать как "сурового дварфа"?
21. А что скажете о полуэльфе, разрывающимся между свой человеческой и эльфийской кровью?
22. А не сделали ли вы эльфа и дварфа неразлучными друзьями, просто в качестве оригинального хода?
23. Все персонажи, ростом менее полутора метров, существуют только для комических ролей?
24. Вы уверены, что корабли служат только для двух дел: рыбалки и разбоя?
25. Вам не ведомо, когда начали использовать сеновязалку?
26. На нарисованной вами для романа карте существуют такие места, как "Выжженные Земли", "Лес Ужаса", "Пустыня Отчаяния", или что хоть что-нибудь, содержащее слово "Погибель"?
27. Пролог вашего произведения невозможно понять, пока не прочитаешь всю книгу... а может быть и потом - не очень?
28. Это первая книга в запланированной трилогии?
29. А что насчет пяти- и десятилогий?
30. Ваше произведение толще, чем нью-йоркская телефонная книга?
31. В предыдущей книге ровным счетом ничего не происходит, но вы объясняете это тем, что до развязки вас отделяет еще много книг?
32. Вы уже пишите приквелы к еще даже не начатым книжным сериям?
33. Вас зовут Роберт Джордан, и чтобы добраться до этого пункта вы брехали как шелудивый пес?
34. История основана на приключении, которое вы отыгрывали в денжене?
35. В вашем произведении есть персонажи, перенесенные в сказочный мир из реального?
36. Хотя бы у одного из ваших главных героев в имени есть апостроф?
37. Хотя бы у одного из основных персонажей имя заметно длинее трех слогов?
38. Вам не кажется странным, что описывая двух персонажей из одной маленькой, изолированной деревушки, вы одного называете "Тим Умбер", а второго - "Белтузалантал аль'Гринскок"?
39. В вашем мире обитают орки, эльфы, дварфы и полурослики?
40. А "оркены" или "дварровфы"?
41. Названию одной из ваших рас предшествует префикс "полу-"?
42. В одной из частей вашего произведения персонажи срезают путь, спускаясь в древние шахты дварфов?
43. Вы описываете батальные сцены после того, как разыграете их в своей любимой RPG?
44. Вы сделали описание всех своих основных персонажей, ориентируясь на параметры в своей любимой RPG?
45. Вы пишите эту книгу по заказу от компании "Wizards of the Coast"?
46. Трактиры в вашем произведении существуют только для того, чтобы персонажам было где подраться?
47. Вам кажется, что вам все известно о феодализме, но самом деле это совсем не так?
48. Персонажи большую часть времени заняты тем, что путешествуют туда-сюда-обратно?
49. Один из ваших персонажей может рассказать остальным что-то, что поможет им в их путешествии, но не станет этого делать, поскольку не хочет, чтобы они загубили план?
50. Ваши волшебники произносят заклятия, в которых безошибочно угадываются "fireball" или "lightning bolt"?
51. Вы хотя бы раз используете в своем произведении термин "мана"?
52. Вы пользуетесь термином "чешуйчатая кольчуга"?
53. И, да помоги вам Небеса, неужели вы использовали термин "единицы жизни|hit points"?
54. Вам не известно, сколько весят золотые монеты?
55. Вы уверены, что лошадь может целый день напролет скакать галопом?
56. В вашем произведении кто-нибудь: вначале два часа кряду рубится с врагами, облачившись в пластинчатый доспех, затем скачет на лошади еще четыре часа, после чего у него хватает сил учтиво соблазнить на постельные утехи похотливую официантку?
57. У вашего персонажа есть волшебный топор, молот, копье или еще какое-либо оружие, возвращающееся к нему после того, как он его метнет?
58. В вашей книге кого-нибудь протыкают насквозь ятаганом?
59. Кого-нибудь в вашей книге протыкают насквозь, несмотря на то, что он облачен в пластинчатую броню?
60. Вы уверены, что все мечи весят не менее пяти килограмм?
61. Ваш герой влюбляется в неприступную прекрасную даму, которую, в конце концов, берет-таки приступом?
62. Большая часть шуток в вашем произведении основана на игре слов?
63. Ваш герой способен выдержать множество ударов фэнтезийным аналогом десяти килограммовой кувалды, но, по-прежнему, боится хрупкой девушки с ножиком?
64. Вы в самом деле уверены, что человеку, чтобы издохнуть, как правило требуется больше одной стрелы в грудь?
65. Вы не имеете представления о том, что тушеное мясо готовится несколько часов, и что его нельзя называть "не бог весть что, но в дороге сойдет"?
66. В вашем произведении встречаются кочевые варвары, обитающие в тундре и глушащие один бочонок медовухи за другим?
67. Вы уверены, что "медовуха" - это просто такое забавное название для пива?
68. В вашем произведении множество различных рас, каждая из которых обладает в точности 1 государством, 1 правителем, 1 религией?
69. Наиболее дисциплинированное и многочисленное объединение людей в вашем мире - воровская гильдия?
70. Главный злодей казнит верных слуг за мельчайшие проступки?
71. Вы повествуете о воинах, которые постоянно лезут в драку, но таскают повсюду за собой барда, который совсем не умеет сражаться, зато классно играет на лютне?
72. "Обычный" - это официальный язык в вашем мире?
73. Все окрестности в вашем произведении напичканы гробницами и склепами, которые ломятся от всевозможных магических артефактов и которые никому не пришло в голову разграбить за прошедшие несколько сотен лет?
74. Ваше произведение всего-лишь краткий пересказ "Властелина колец"?
75. А теперь перечитайте эти пункты еще раз и отвечайте честно!!!


Жизнь, как чашка чая, у кого какая!
Я
Люди перестают мыслить, когда перестают читать.©
 
аспида Дата: Среда, 15 Июл 2009, 4:08 PM | Сообщение # 9
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 549
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
а вот еще один тестик для желающих писать

Тест “Можете ли Вы написать свою книгу?”

Внимательно прочитайте вопросы. Выберите какой вариант ответа кажется Вам наиболее предпочтительным. Запомните, либо запишите свой выбор. Механизм подсчета баллов приводится в конце теста.

1. Насколько сильно Вы хотите написать свою книгу?
А) Да, мне она позарез нужна! Просто вопрос жизни и смерти!
Б) Я понимаю, что в принципе это будет для меня полезно во всех отношениях;
В) Польза пока неочевидна, но очень любопытно и хочется;
Г) Я? Книгу? Да вы что? Зачем она мне сдалась?

2. Сколько времени Вы готовы выделить для написания своей книги ежедневно на протяжении месяца?
А) Готов работать над этим проектом целыми днями;
Б) Ну, час ежедневно могу выделять без вопросов;
В) Думаю, что 15-20 минут в день, наверное, найду;
Г) Нет, я занят совершенно. И менять свой график ради какой-то там книги не собираюсь.

3.Насколько Вам знакомо «творческое» состояние, когда легко что-то придумывается и сочиняется?
А) Да я круглые сутки в таком состоянии!
Б) Такое со мной бывает очень часто;
В) Иногда бывает, хотя довольно редко;
Г) Не понимаю, это вы о чем?

4. Знаете ли Вы, о чем хотите написать свою книгу?
А) Да, конечно! Идея книги сидит во мне, клокочет и просто разрывает меня на части!
Б) Примерно знаю. Хотя, конечно, надо еще подумать;
В) Понятия не имею, но думаю, что тему найти смогу;
Г) Понятия не имею и искать не собираюсь.

5. Насколько адекватно Вы относитесь к критике своего творчества другими людьми?
А) Мне глубоко безразлично мнение окружающих о моем творчестве. Я - гениален;
Б) В принципе, я с удовольствием воспринимаю адекватную критику;
В) Переношу любые высказывания в адрес моих творений крайне болезненно;
Г) Я свои работы вообще никогда и никому не показывал и показывать не буду.

6. Насколько Вы хороший рассказчик?
А) Да меня заслушаешься! Как начну байки травить – не остановишь!
Б) Иногда, под настроение, могу рассказать историю или анекдот;
В) Очень плохо рассказываю, но довольно хорошо описываю;
Г) Никудышный. Из меня и слова не вытянешь, а если вытянешь, то слушатели заснут на втором предложении.

7. Насколько Вы верите в то, что можете написать свою книгу?
А) Разумеется, могу. И не просто «могу», я – напишу. Абсолютно в этом уверен;
Б) Думаю, у меня вполне достаточно способностей, чтобы справиться с этой задачей;
В) Я в этом сомневаюсь, но чем черт не шутит, может стоит попробовать?
Г) Я? Книгу?! Это фантастика, причем ненаучная.

За каждый ответ А - смело добавляйте себе 15 баллов;

За каждый ответ Б - спокойно плюсуйте 10 баллов;

За каждый ответ В - аккуратно прибавляйте 5 баллов;

За каждый ответ Г - …да не утруждайтесь Вы с подсчетами, это 0 баллов.

Итоги теста:

Если вы набрали 105 баллов.
С Вами все в порядке? Может вам стакан воды выпить или таблетку успокоительного принять? Только ради бога не нервничайте, напишите Вы свою книгу, напишите, успокойтесь, пожалуйста.

Если Вы набрали от 70 до 100 баллов.
Знаете, мне нравится Ваш подход к написанию книг. Что-то мне подсказывает, что у Вас все получится довольно легко. Мне было бы приятно с Вами работать. Вероятность успеха почти стопроцентная.

Если Вы набрали от 15 до 65 баллов.
В принципе, Вы можете написать книгу. Причем не просто книгу, а книгу хорошую. Вы довольно дотошны, любознательны, самокритичны. Хотя все-таки подумайте – а оно Вам надо?

Если вы набрали 10 и менее баллов.
Я чему удивляюсь – только что Вы потратили свое ценное время для прохождения теста по бесполезной для Вас теме. У Вас как с тайм-менеджментом? Идите работать, нечего отвлекаться на эти книги. Пусть этим занимаются другие.


Жизнь, как чашка чая, у кого какая!
Я
Люди перестают мыслить, когда перестают читать.©
 
аспида Дата: Среда, 15 Июл 2009, 4:18 PM | Сообщение # 10
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 549
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
...и на закуску

Прокачка фантазии


Конечно, у творческого человека никогда не бывает пусто в голове, но мастерство и воображение надо тренировать, так же как и мышцы. На это и направлены приведенные ниже упражнения. Скачала с какого-то сайта,с какого- не помню.

1. Закройте глаза. Подумайте об одном из предметов, находящихся в комнате, сосредоточьтесь на нем. Не открывая глаз, перечислите как можно больше признаков этого предмета. Через 3 минуты откройте глаза и запишите всё, что запомнили, по-прежнему не глядя на предмет.

2. Выберите стихотворение, которое вам нравится. Используйте его последнюю строку в качестве первой строки вашего собственного стихотворения.

3. Куда вы идете, когда хотите немного отдохнуть от семьи, работы и т.д.? Напишите об этом месте.

4. В 400 словах опишите идеальное место, где вы хотели бы жить (для подсчета слов используйте в меню Word «Сервис» пункт «Статистика»)

5. Напишите, что вы сказали бы незваному гостю, заглянувшему к вам в три часа ночи.

6. Напишите рассказ, начинающийся словами: «Однажды у меня была возможность… но я ее упустил».

7. Письмо в прошлое. Напишите письмо 10-летнему… себе.

8. В 200 словах опишите свою первую игрушку.

9. Напишите о самом трудном решении, какое вы когда-либо принимали.

10. Напишите о самом легком решении, какое вы когда-либо принимали.

11. Напишите рассказ о пустом стакане.

12. Вспомните о самом ску-у-у-чном дне в вашей жизни. Опишите его, но помните, что ваш рассказ не должен быть таким же ску-у-у-чным.

13. Начните статью на 500 слов так: «Если бы я мог что-то изменить, я бы изменил…»

14. Напишите объяснительную, почему вы не занимаетесь улучшением своих письменных навыков ежедневно.

15. Напишите рассказ о синем предмете.

16. Представьте, что находитесь в комнате, полной людей, но вы в ней единственный слепой. Запишите, какими вы видите помещение и людей в своем воображении.

17. Составьте список всего, чего боитесь. Выберите один страх и напишите о нем.

18. В 200 словах опишите жаркий день.

19. Чем вы занимаетесь в ненастье? Напишите об этом 250 слов.

20. Напишите о том, какими яствами вы угостили бы злейшего врага.

21. Подумайте о человеке, которого можно назвать слишком гордым. Опишите поведение этого человека.

22. Используя 150 слов, опишите внешность, род занятий, привычки человека по имени… скажем, Евгений Калачиков.


Жизнь, как чашка чая, у кого какая!
Я
Люди перестают мыслить, когда перестают читать.©
 
аспида Дата: Четверг, 26 Ноя 2009, 10:38 AM | Сообщение # 11 | Сообщение отредактировал аспида - Четверг, 26 Ноя 2009, 10:06 AM
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 549
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Намедни нашла статтью Антона Владимировича Кайманского, вот решила выложить. Может кому и поможет.

Тем, кто пишет фэнтези

Очень хорошо проанализировал современное состояние русского фэнтезийного жанра Константин Крылов в своих «Рассуждениях о русской фэнтези». Я с ним вступил в полемику, так что кое-какие идеи относительно российской фэнтези уже высказывал. Здесь я хочу предложить авторам пожелания практического характера.
I. Фабула.
Я бы разделил всю слабую фэнтезийную литературу на две большие группы: стандартно-западная и «славянская». Обе они, в свою очередь, делятся на подвиды: «квест» (героический поход, имеющий некую духовную цель) и «милитаризм» (вот эти вот тех завоевывают на протяжении нескольких томов). И те, и другие могут быть выдержаны в юмористическом ключе. Сразу оговорюсь, что про юмористические произведения данного жанра говорить ничего не буду.
Отмечу, что проза в жанре «перемещение из мира в мир», когда герой попадает из повседневной жизни в мир фантастический, крайне редки. Я имею в виду произведения вроде «Хроник Нарнии» К.С. Льюиса, «Бесконечной книги» М. Энде, «Дозоров» Лукьяненко, «Гарри Поттера» Д.К. Роулинг. В них герой живёт-живёт обычной жизнью, потом вдруг – раз! – и он попал в иную реальность, полную чудес. Это – неразработанная жила драгоценного металла, но она почему-то привлекает авторов гораздо меньше, чем «квесты» и «милитаризм». Причину я вижу в явном преобладании произведений вышеперечисленного толка: авторы читают (смотрят кино) и начинают изобретать нечто аналогичное. Или же, «заболев» каким-либо произведением, пишут фанфики, попадаясь в ловушку чужой идеи… Впрочем, о фанфиках разговор особый. Что, как не фанфик по сути, есть «Этюд в изумрудных тонах» Нила Геймана или «Узница башни» Б. Акунина?.. Но вернусь к теме.
Конечно, мне могут сказать: как ты можешь, дорогой Антон, кого-то учить писать фэнтези, если сам не пишешь в этом жанре? С какой такой стати ты вдруг вообще кому-то что-то можешь рекомендовать? Особенно если учесть, что пишешь ты в целом посредственно?
В-главных и конечных, я читатель и поклонник жанра. Я жажду новых замечательных произведений, а натыкаюсь за немногим исключением на ерунду.
1. Квесты.
1.1. Большая часть стандартно-западных «пописок» (аналог слова «поделки», только для писательства) подвида «квест» имеет следующий обязательный набор:
– Эльфы (от людей отличаются формой ушей и размерами тела (худые и невысокие), причём если размеры у разных авторов варьируются, то уши всегда одинаковые. Нередко враги людям (или плохо к ним относятся), хотя могут быть и дружественны.
– Гоблины, орки (с лёгкой руки Толкина), тролли – непременно страшные и некрасивые, враждебны людям и эльфам. Некоторые авторы пишут с точки зрения троллей, пытаясь «развенчать миф о злобности».
– Волшебники (как правило, красавчики и красавицы). Обладают стандартной магической атрибутикой – волшебные жезлы, талисманы и т.д. Часто швыряются сгустками и струями огня, летают без всяких приспособлений, устраивают магические поединки, сооружают магические порталы и много чего ещё. Поскольку авторы гонятся за зрелищностью, в большинстве случаев огонь прямо уж обязателен! Струями воды или воздуха колдуны бросаются крайне редко, как и камнями.
– Герои (как правило, красавчики и красавицы), могут быть одновременно волшебниками. Если герой – мужчина, то он, как правило, стандартно мускулист. Герои-толстяки или же герои с дефектами внешности не встречаются. Если героиня, то уж конечно с высокой грудью, осиной талией, прекрасными глазами и сочным ртом – идеал глянцевого журнала, словом. Независимо от пола, идут туда, не знаю куда, чтобы принести то, не знаю что. Тем самым они спасают весь (не страну, не деревню!) мир. По пути сражаются с врагами и дружат с друзьями. При себе чаще всего имеют волшебное оружие, как-то: меч (чаще всего), доспехи (иногда их нет, а герой мотается туда-сюда с голой грудью, но в штанах), подвеска (то, что висит на шее и очень полезно). Что касается мечей, то это – излюбленное рубяще-колющее оружие большинства авторов. Причём у некоторых писателей меч хотя и упоминается, но ни в каких действиях не участвуя, всегда висит у героя на боку (в меньшинстве случаев) или за спиной (почти всегда). Лук и копьё возникают гораздо реже. У героев могут быть разнообразные ездовые животные, от лошади до волка. Очень часто социальное происхождение героя таково: «властелин» (стихии, мира и т.д.). Общий недостаток таких героев в том, что автор ими любуется и наделяет массой всевозможных достоинств.
– Гномы, сплошь толкиновского изобретения как во внешности, так и в образе жизни.
Уже с первых страниц читатель высчитывает весь ход событий от пункта А до С: герой попрётся добывать волшебный предмет (А), враг будет ему вставлять палки в колёса (В), но герой всё равно победит (С). Почти во всех таких квестах обязательна любовная история, и нередко в паре эльф – человек. Русские авторы любят тут драматизировать: бац! – и померла (помер) возлюбленная (возлюбленный).
Кроме перечисленных живых существ, на страницах таких книг часто видим волков-оборотней (не медведей, не лисиц, не тигров!). Великанов я в таких книгах не встречал, равно как и греческих персонажей.
1.2. Полу-славянские «пописки» типа квест – то же самое (см. выше), только эльфов нет, а вместо гоблинов русские замены. Всякие там водяные-лешие-русалки. Классической бабы-яги мы тут не увидим, равно как и Кощея: ведь эти все «славянские фэнтези» не более чем кальки с западных, где данные персонажи не предусмотрены.

Я не понимаю, зачем раз за разом писать именно об этом, когда и так уже предостаточно?
Думаю, автору следует повести читателя за собой и… обмануть! То есть автор направляет читателя при помощи сюжетных зигзагов к вроде бы очевидному выводу. Читатель уж «догадался», он уж «знает» наперёд… И вдруг – бу-у-х! – а всё не так! Скажем, герой идёт спасать от дракона-колдуна волшебный объект – девушку. Масса приключений, и вдруг выясняется, что герой-то, хороший парень, силы зла защищает, дракон-колдун во имя добра себя приносит в жертву, а на могилке его рыдает волшебный объект – девушка. А потом девушку обнимает воскресший дракон-колдун в образе человека и оказывается, что герой-парень поразил своё же зло, а слёзы девушки вернули живым и здоровым дракона-колдуна. При этом по тексту хорошо бы разбросать неприметных «подсказок», чтобы читатель начинал теряться в догадках, находил разгадку, но неверную. Словом, чем сильнее закручена тут интрига, тем лучше. Чем резче неожиданный – но непременно естественный! – поворот, тем интереснее. Однако тут нужно соблюдать меру. Интрига должна быть органично связана со всем повествованием, а не валиться откуда-то, как «бог из машины».
Блестящий пример такого рода повествования – это произведения Д. Мартина. Вот уж там интрига так интрига! Конечно, его произведения – ни в коем случае не квесты, но интриганству у этого автора можно ого как поучиться! Великолепны козни также и у Нила Геймана, и у Стивена Кинга. Хороша, хотя иногда и с некоторыми проколами, интрига и у Роулинг, хотя у неё наблюдается упрощение собственных же замечательных идей и их недоработка.

2. «Милитаризм»
Как правило, «стандартно-западные» и «славянские» «пописки» на тему завоеваний различаются только именами героев и набором действующих лиц. И там и там он тот же, что и в «квестах», только прибавляется король/ князь/ император/ царь. Очень часто стремления завоевателей никак не поясняются и не мотивируются. Повествование нередко начинается с совета, где «те» решают напасть на «этих». И – в путь! Кругом катавасия с гонками на конях, сражениями, колдовством, волшебными предметами и героями при них. Исход, как правило, известен читателю заранее: «хорошие» победят «злых». Иначе и книгу писать незачем! Правда, в российских «пописках» встречается ситуация, когда «плохие» всё же победили «хороших».
В принципе, данный подвид – это нередко смесь квеста с «милитаризмом», хотя бывает и без элементов квеста.
На эту тему уже горы книг написаны и горы фильмов отсняты! Думаю, этот жанр как таковой вообще уже исчерпан, и незачем плодить бесконечные варианты одного и того же. Другое дело, когда «милитаризм» появляется не как самоцель, а как следствие неких событий, и когда не им одним увлечен автор. Но в любом случае скучно и мерзко выглядят излишне подробные описания битв и смертей, равно как и поединков. Уважаемый мною Р. Желязны любит описывать поединки на колюще-рубящем оружии и без оного. При всём таланте автора эти описания представляют интерес разве только тому, кто разбирается в боевых приёмах. Ну а если автор подробно расписывает, что кому отрубили или сломали, откуда потекла кровь, и какая часть тела с каким звуком отвалилась, то это уж – высшая безвкусица!

II. Язык
Язык – это бич 90% авторов. Я имею в виду не только и не столько стиль, сколько язык имён и названий.
2.1. Личные имена, чины (звания) и географические названия.Как правило, имена в «стандартно-западных» квестах – потуги на изобретения «западного» типа наименований. Хуже всего дело обстоит с именами эльфов. Авторы, начитавшись Толкина, в лучшем случае черпают эльфийские слова из соответствующих энциклопедий, а в худшем – сами придумывают их. Второй случай и даёт львиную долю дурацких имён.
Я всё-таки рекомендовал бы, если уж так и тянет на стандартных эльфов, воспользоваться наследием Толкина. Правда, для меня до сих пор загадка: зачем, зачем? Лучше Толкина всё равно не напишешь!
А если уж так припёрло придумывать эльфийские термины, надо ознакомиться хотя бы обзорно с «эльфийским» языком, благо книжки на данную тему и в России издавались. В таких руководствах рассказывается о принципах строения слов и о значении корней, приставок, окончаний. Обычно же автор попросту приставляет окончание –энь (для ж.р.) и –эр / –ор (для м.р.), а читатель плюётся.
Если же не охота возиться с этим – пишите что-нибудь другое. Иначе дальше «пописок» вы не продвинетесь.
Когда придумываете имя, произнесите его. Имена должны быть органично связаны с родным языком и не представлять собой нелепые сочетания звуков и основ. Если этому правилу не следовать, то появятся у вас всякого типа «Уэры», «Аэолиэны», «Придоны», «Веломиры», «Заресветы», «Лечезары». Для западных имён я бы предложил использовать уже имеющиеся... западные. Они, как правило (вместе с сокращениями типа Ричард – Дик) даются в конце словаря иностранного языка. «Славянское» имя изобрести крайне сложно, так что лучше уж брать их либо из былин, либо из летописей. «Повесть временных лет» неоднократно изданную возьмите и черпайте оттуда.
У авторов «стандартно-западного» направления проблемы с названиями чинов и званий нет: они берут готовых «императоров», «королей», «канцлеров» и т.д. Но «славянисты» этот путь отбрасывают, и вот у них мы видим «тцара», «кинеся» («кнеся»), «болярина», «градника» и т.д. Уж лучше использовать привычные термины, а если их не хватает, то возьмите в библиотеке академическое издание «Русской правды» с примечаниями и выберете должности оттуда. При этом нужно пояснить, какова их иерархия, и каковы обязанности данного чина, и как можно его получить.
Неохота возиться? Тогда не пишите вообще! Пощадите читателя!
С географическими терминами и понятиями дело обстоит несколько лучше. Но и тут авторы умудряются составлять абсолютно неестественные названия, например «Бродокоров». Гораздо лучше звучит «Коровий брод».

2.2. Языки разных народов.
Как я уже сказал, это беда почти всех авторов. Они описывают разные народы, но в именах героев и названиях однообразность иностранных языков не соблюдается.
А языковое единство необходимо! Если у вас эльфы, то имена их и эльфийские названия должны строиться по одному и тому же грамматическому принципу. Короче говоря, нужно придумать им язык, то есть пойти по пути Толкина. Он взял за основу эльфийского финский и другие скандинавские языки. Ясно, для этого нужно быть лингвистом. Но мы же не все лингвисты! Поэтому хорошо бы за основу придумываемого взять грамматику реального. Тут подходит любой язык, хотя немецкий и английский более распространены. Немецкий более продуктивен, так как там, в отличие от английского, есть система склонения. Если вам известен какой-нибудь другой иностранный, стройте придуманный язык на его основе.
Конечно, сочинить язык на таком уровне, как Толкин, крайне сложно. Можно упростить задачу: продумать основные принципы словообразования и пользоваться при изобретении имён этим выдуманным правилом. И в любом случае имена и названия должны быть удобопроизносимыми! Хороший пример таких имён – Д. Мартин и Д.К. Роулинг, а из отечественных авторов – Е. Лукин («Катали мы ваше солнце»), М. Успенский (романы о Жихаре) и в меньшей степени М. Семёнова (у неё тут далеко не всё гладко). Их произведения, конечно, нельзя однозначно определить как «квесты» или «милитаризм», и миры описываются принципиально разные, но вот имена хороши! Роулинг использует как обычные английские имена, так и латинские слова, из-за чего имена у неё «говорящие». А у Д.Мартина встречаются как привычные английскому уху, так и придуманные имена.

2.3. Анахронизмы.
Анахронизмы – это слова, относящиеся к иному историческому периоду, чем описываемые события. Если уж речь идёт о средневековом мире, то в нём не должны встречаться «слова из будущего». Исключение может быть в том случае, если герой, их употребляющий, принадлежит к другому историческому периоду и это оговорено автором. Очень режет глаз, когда в тексте про князей и бояр появляются вдруг слова вроде «дезинфекция», «машина», «ситуация», «ментальный», «политический», «рациональный», «стабилизировать» и т.д.
Следует также учитывать, что средневековые люди мыслили иными категориями, чем мы. И не может средневековый герой сказать о противнике: «он дерётся, как машина».

2.4. Слова-«паразиты»:
Они явились из современной чудовищной обыденной российской речи и нередко относятся к криминальному жаргону. Почитаешь, и страшно становится: авторы уже не видят разницы между нормальной речью и криминальной!
«бесперспектняк»,
«блатнюк»,
«кидать»: «Этот подлый Фари меня кинул! Ускакал на моём коне!»
«валить»: «Рыцарь сказал, что пора валить оттуда»
«наехал»: «Он прилюдно наехал на родителей девушки, сказал, что они уроды»
«недетский»: «Он получил недетский удар»
«опустил»: - «Он его при всех опустил своими словами»
«особо»: «Ей это не особо понравилось»
«отмажут»,
«отморозки»,
«практически»,
«прикольный»,
«разводить на что-либо»: «Она меня развела на нерушимую клятву»
«разруливать»
«заподлистый», «западло»,
«типа»: «И типа он сказал, что она…»
«трупешник»,
«тусовались»,
«тормоза»: «У Блека никогда в жизни не было тормозов»
«хана»: «Теперь всему настанет хана»
«шампунь», «Они выпили по шампуню марки «Синий дол».
Понятно, если эти слова принадлежат герою, и это обоснованно сюжетом, терпеть можно. Так автор характеризует персонажа. Но если это речь автора, читать её невозможно.

2.5. «Красивости».
Авторы, пишущие фэнтези, считают своим долгом красиво – ну очень красиво! – описывать природу. И у них обязательно «черные / синие небеса», «белые облака-барашки», «дивно пахнущие цветы», «хрустальный воздух», «нежное пение птиц» и т.д., причём всё это акцентировано. Когда такие описания читаешь, то неестественность так и лезет между строк. Природу изобразить так, чтобы это читалось, крайне сложно. Тут нужен особый талант. Учтите, что читатель и великолепные зарисовки природы нередко проскакивает, и уж тем более ему оскомину набьют ваши «красивости». «Красивости» могут быть и отрицательного характера, вроде следующих: «небо рвало дождём», «звёзды подавились светом», «жирная грязь всосала, как блевотину, нежные зеленые листочки» и т.д. Выглядят они так же по-дурацки, как и положительные.
Но раз без описания природы никуда, то выдавайте здесь ваши собственные ощущения от леса, озера, реки и т.д. нейтрально, но подбирая выразительные слова. Ключ описания природы именно в этом: передать свои ощущения без оглядки на «великих» и без стереотипов. Если вы видите небо голубым, как василёк, то с васильком его и сравнивайте. Если облако для вас – кусок ваты или взбитые сливки, то от такого вашего впечатления и отталкивайтесь. Если солнце желтое, как листья берёзы осенью, то так и скажите. Это будет искренне. А искренность писателя сразу чувствует читатель и верит автору.
Не стремитесь приукрасить ваши собственные впечатления от природы. В противном случае получается фальшь.
Далее, у многих начинающих и не очень авторов сильна приверженность к одной цветовой гамме. Наиболее частотные цвета – красный, черный, огненный, синий и зеленый. Жёлтый встречается реже, а прочие цвета лишь промелькивают иногда.

2.5. «Голливудизмы».
«Голливудизмами» я называю необоснованную зрелищность, когда за описанием действующих лиц, зданий, животных, оружия и вообще всего так и видятся кадры из фильмов. Особенно часта такого рода зрелищность при описании боёв. В бою злые «голливудские персонажи» деморализуют противника следующими методами:
– дьявольски / кошмарно / сумасшедше / и т.д. смеются, когда в самой ситуации нет ничего, что этот смех вызывало бы;
– сверкают / вращают глазами, лязгают зубами, выпускают когти и т.д.;
– подкрадываются к жертве, вместо того чтобы подскочить;
– заводят длинные издевательские разговоры, вместо того чтобы сразу приступить к делу.
А хорошие «киногерои» вот как бьются с врагами:
– ловко уклоняются от самых фантастических ударов, но пропускают самый простой;
– неоднократно получив удары в самые уязвимые части тела дерутся, как ни в чем ни бывало (как и злодеи);
– заводят длинные обличительные разговоры, часто в самый неподходящий момент;
– картинно рефлектируют.
Хорошие всегда побеждают злых!

Продолжение следует...

Добавлено (26 Ноя 2009, 10:07 Am)
---------------------------------------------
Продолжение...

III. Религия и обычаи.Большинство авторов не затрудняют себя сколько-нибудь детальной и правдоподобной разработкой обычаев тех народов, о которых говорят. То же можно сказать о религии. А между тем вопрос обычаев и верований очень и очень важен. Не мог средневековый человек жить так, как мы в эру глобализации: не зная ни истинного Бога, ни родных традиций. Кроме того, это для нашего века и преимущественно для европейцев характерна как апологетика и эстетизация зла, так и забвение своих корней и веры. Но для общества иного толка такое отсутствие столпов может наблюдаться далеко не всегда, если не сказать – никогда.
Я не говорю, что нужно расписывать всё это очень подробно: читателю излишне сложные разработки могут и надоесть. Необходимо их хотя бы наметить и кратко о них поведать.
3.1. Религия.
Тут есть подводные камни, главный из которых – правдоподобность.
Для любых языческих верований характерен своеобразный рационализм. Язычник четко знает, какому богу, какое приношение и зачем положено. У этого божества есть священные места, сакральные предметы, молитвы. Но при всём том языческие представления, как правило, не выходят на философско-обобщающий уровень. Философия и этика – дело монотеизма. А дело язычества – обеспечить человеку такую связь с богами, которая позволяет получить и обезопасить всё необходимое для жизни. В язычестве важны обряды и ритуалы, связанные с:
-рождением;
-взрослением (инициации);
-женитьбой;
-смертью;
-урожаем и плодородностью, ремеслом и торговлей.
Для политеизма, кроме того, характерны мифы, повествующие о сотворении мира. Именно в согласии с ними строится в разуме человека вселенная. И именно здесь могут лежать ключи от фабулы, если перед нами квест.
В каких богов (бога) верует герой? Какого пола бог – «он», «она» или же верующие сами не знают пола своего бога? За что «отвечают» боги? Какие подношения принимают? Каковы атрибуты и символы богов? Какие жесты угодны этим богам? Что богам милее – чтобы в них верили, но творили ошибки в жертвоприношении или же «пусть не верят, лишь бы почитали»?
(Следует учитывать также, что для язычников не характерна религиозная рознь и религиозные войны.)
Или же герои веруют в некоего единого бога? Как его зовут? Какие предания с ним связаны? Как он выглядит? Как верующие относятся к иным конфессиям, и есть ли эти конфессии вообще?
3.2. Обычаи.
Для любых людей важны те обычаи, которые позволяют спокойно проживать в обществе и поддерживают в нём порядок. Часть из них (обычаев, а не людей) корнями уходит в наиболее значимые поверья, которые давным-давно забыты. Такие обычаи выполняются, ибо «так положено».
Какое имя дать маленькому ребёнку? У него есть только личное «открытое имя», или же его именуют исключительно прозвищем, а «истинное имя» скрывают? В современной русской номиналистике у каждого есть личное имя, затем – отцовское и отцовская же фамилия. Никаких следов матери! А как обстоит дело у вашего героя?
Чем отличается (или не отличается) детская и взрослая одежда? Почему?
Какой длины волосы у людей и почему?
Каковы правила вежливости в данном обществе? Как, например, принято здороваться? Нужно ли давать руку и пожимать протянутую или же следует кланяться? Или же приветствуют друг друга иначе?
Кого больше почитают – молодых или пожилых? Почему?
Какова, согласно обычаю и (или) верованиям, социальная структура общества? Может быть, есть касты и (или) сословия? А может быть, все люди равны?
В каких домах живут герои? Это одноэтажный круглые жилища или же многоэтажки?
Я привел примерный и далеко не исчерпывающий список вопросов. Обычаи людей иного времени и иного мира отличны от наших. Европейцы, как уже было отмечено, тянутся к моно-культурности – когда люди разных национальностей одинаково одеты, используют одинаковые предметы быта и поют одинаковые песни. Но средневековью – а подавляющее большинство фэнтезийных произведений именно средневековье описывают – это не свойственно. Другое дело, что в произведении может фигурировать некая империя, объединяющая под своей державой несколько народов. Тогда нужно продумать, как отличаются эти народы друг от друга и в чем они похожи.
Очень хороший пример интересной разработки обычаев и религии – это произведения М. Семеновой и того же Д. Мартина.
Из верований и обычаев рождается как художественная, так и бытовая культура общества. Высший пилотаж – рассказать не только о верованиях, но и о храмах, которые посещают герои. Можно сказать: «он помолился богу». А можно иначе: «По аллее Чистых помыслов он подошел к предвратному фонтану, набрал священной воды в медный ковш и сотворил молитву Очищения. Подметальщик терпеливо ждал, а когда молитва окончилась, белым веником отряхнул камзол прихожанина и вручил светильник. После этого можно было войти в храм, не опасаясь оскорбить бога».
IV. География и окружающая среда.
4.1 География.
Термин этот в данном случае носит условный характер, что я сразу и оговариваю.
Мир, который описывает автор, обязательно должен где-то находиться. Это банальное требование, но не все авторы его учитывают.
То место, где происходят события – это Земля? Если да, как туда попасть? В мир магии Д.К. Роулинг попасть можно только магам (они могут протащить с собой и магглов) при помощи порталов, и мир этот тесно слит с нашим. У Нила Геймана в «Задверье» герой попадает в альтернативный мир, после того как спасает девушку, которую почему-то не видит его спутница. У Стивена Кинга несколько способов: то Стрелок «извлекает троих» при помощи Двери (см. «Тёмная башня»), то как в «Талисмане».
А может быть, речь вообще не о планете или о Земле, а о некоем параллельном мире, никак не связанном с реальным? Герои К.С. Льюиса попадают в Нарнию через шкаф. Бастиан из «Бесконечной истории» попадает в Фантазию при помощи книги. А как обстоит дело у ваших героев?
Если ваш мир не на Земле, то на другой планете? Сколько там лун и солнц? Какое небо? Каковы очертания материков? Какие страны располагаются на этих материках? Каковы их природные условия? Может быть, для жителей некоего полуострова или же некоей части суши страшны бури ледяного крошева? А может быть, все там опасаются гигантских морских волн?
Вот в «Дюне» – кругом пески, и водятся огромные черви, и есть жители пустыни, и…
У Аркадия и Бориса Стругацких в «Обитаемом острове» – планета, подобная Земле, и вот там-то…
4.2. Животные и растения.
Самый простой вариант – уподобить иной мир нашему. Тогда не нужно придумывать ни новых животных, ни новые растения. Это не исключает, впрочем, наличия в ином мире фантастических зверей – драконов, василисков, вайвернов, мантикор или кого-нибудь ещё. Такой мир читателю легко воспринимать и представлять.
Другая возможность – придумать как флору, так и фауну. Это более сложный и не удобный как для писателя, так и для читателя путь. Автору приходится изобретать не только новых животных, но и названия для них. И если таких зверей он породил более 10-15, то читатель в них заблудится, как в глухом лесу. Ему придётся не только следить за сюжетом, не только запоминать имена и названия, не только рисовать описываемый мир в воображении, но и удерживать мысль на мелочах вроде выдуманных животных. Мне кажется, создавать нового и ни на кого не похожего зверя необходимо только в том случае, когда это очень тесно переплетено с сюжетом и является принципиально важным. В противном случае делать это незачем.
Можно поступить так, как Кир Булычев в «Посёлке»: инопланетные звери и растения обозначены знакомыми словами. Например, «волк», «слон», «гриб», «утюг», «цветок». При этом автор поясняет, например, что «волки» – это насекомые, и соответствующих зверей напоминают лишь отдалённо. Но у К. Булычева инопланетные звери и животные оправданы: как иначе читатель прочувствует, что значит оказаться на чужой планете, да без благ цивилизации?
А как обстоит дело у Ваших героев? Принципиально ли, что они разъезжают не на лошадях, а на мирунах?
Вот, наверное, и все пожелания.

Добавлено (26 Ноя 2009, 10:38 Am)
---------------------------------------------
Милые мои начинающие и уже начавшие автора, никого я обидеть не хочу, и тыкнуть рожей в лужу, просто я люблю читать, но читать хорошую и качественную литературу.
Я ГУРМАН, гурман во всем, в еде, одежде, сексе, музыке и литературе, поэтому живу по принципу "уж лучше ничего, чем что попало", а Вы, дорогие мои писатели, иногда забываете о какчестве, но помните о количестве, Вы заваливаете нас своим графоманством, как китайцы ширпотребом. Я понимаю что на каждый товар есть свой покупатель, но из-за такого количества третьесортного чтива можно пропустить действительно стоящую вещь.
Моя к Вам просьба, если хотите писать, начните с малого (рассказы, повести, новеллы), почитайте мировую классику, Пушкина, Жюль Верна, Марка Твена, Нечуй-Левицкий, Эдгара По и многих других.


Жизнь, как чашка чая, у кого какая!
Я
Люди перестают мыслить, когда перестают читать.©
 
Сель Дата: Среда, 08 Сен 2010, 3:32 PM | Сообщение # 12
Кнехт
Группа: Проверенные
Сообщений: 1
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
здесь тоже несколько советов

http://zhurnal.lib.ru/n/newer_a/ssilki.shtml

http://www.litclub.cvclinton.com/viewtopic.php?f=29&t=231

 
Меламори Дата: Четверг, 14 Окт 2010, 1:38 PM | Сообщение # 13
Дух кота Шрёдингера
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 3709
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Аллен Гатри, редактор издательства Point Blank Press, три года назад написал шуточную статью под названием «Все вместе на прополку плеоназмов!» Этот набор литературных «советов» стал культовым в среде американских авторов. Данный перевод печатается с разрешения держателя прав Роберта Блевинса с пожеланием, чтобы каждый российский автор тоже повесил распечатку этой работы над письменным столом.

Все вместе на прополку плеоназмов!

(Аллен Гатри)

Я не устану повторять, что литература -- штука субъективная. Мы в ней пытаемся добиться каждый своего. Соответственно каждому из нас нужен свой собственный набор литературных правил -- а кой-кому правила вообще не нужны! Я лично люблю правила. Даже если толку от них никакого, их приятно нарушать.

1. Избегайте плеоназмов. Плеоназм -- это слово или выражение, которые можно удалить из предложения, не изменив при этом его смысла. Например, в предложении «Все вместе на прополку плеоназмов!», «вместе» -- это плеоназм. Вычеркните его, и смысл предложения не изменится. Многие слова используются в качестве плеоназмов: «просто», «вообще-то» и «как бы» -- три распространенных сорняка этого рода («Вообще-то я знаю, что он просто как бы килер» можно ужать до «Я знаю, что он килер»). А выражения вроде «более-менее» или «как бы то ни было» -- просто паразиты.

2. Пишите уклончивый диалог. Ваша главная задача как писателя -- нагнетать конфликт. Проведите дома или на работе следующий эксперимент: попробуйте в течение целого дня избегать прямых ответов на вопросы родственников и коллег. Ну что, получили конфликт на свою голову? Примените этот принцип к своим произведениям, и ваши персонажи отреагируют так же.

3. Заменяйте наречия образными глаголами. Заметьте, я не говорю «избегайте наречий, и точка», потому что одно наречие на пятьдесят страниц -- это нормально, ничего страшного. А вот что ненормально, так это позорно вставлять в предложение наречие, потому что вы не сумели найти точный, образный глагол. «Шел медленно» ни в какое сравнение не идет с «тащился» или «плелся». «Искренне сочувствовал» ни в какое сравнение не идет с «сострадал».

4. Везде, где только возможно, вычеркивайте прилагательные (см. п.3, везде по тексту подставить «прилагательное» вместо «наречие»)

5. Два прилагательных при существительном в четыре раза хуже, чем одно. «Усталый, пожилой» человек «медленно шел» по направлению к «молоденькой, хорошенькой» девушке. Когда я читаю подобное предложение, я надеюсь, что он умрет прежде, чем до нее дотащится. Хотя в таком случае за ним может приехать «стремительная, суетливая» карета скорой помощи. Еще и «оглушительно завывая».

6. Не пишите длинных реплик в диалоге. Любая реплика длиннее трех предложений должна чем-то разбиваться. Пусть ваш персонаж что-нибудь сделает. Пусть оглядится вокруг себя. Дайте читателю представление о происходящем. Создайте нужную атмосферу.

7. Если вы повторили какую-то мысль два или более раз, выберите наилучший вариант и удалите остальное. Очень часто я вижу в рукописи повторения одного и того же образа. Это как если бы автор сказал: «Первые два варианта высказывания не очень удались, но зато третий точно получился. А если и не получился, то может, все три вместе взятые редактора убедят.» Автор повторяется. Именно так. Еле уловимая разновидность плеоназма.

8. Показывайте, а не рассказывайте. Знаменитый совет, которому мало кто следует. Пример: опосредованное описание эмоций. Ваш читатель умный? Умный. Ну и пишите для него соответственно. «Лили заливалась слезами. Она была очень расстроена.» Тут второе предложение следует из первого? Контекст вроде бы на это указывает. Ну и вычеркните его. Если вы хотите, чтобы читатель сопереживал, не разжевывайте ему все. Покажите ему, что происходит, а он своим умом дойдет до всего остального. У этого подхода есть еще один плюс! Поскольку кино в силу необходимости не рассказывает, а показывает, данный подход вам очень придется кстати, когда настанет время писать киносценарий по вашему роману!

9. Описания должны работать на сюжет. И постарайтесь внести в эти описания действие. Вместо того, чтобы описывать лежащую на столе книгу, пусть ваш маньяк-убийца ее возьмет, полистает и переложит на диван. Ему же надо каким-то действием разбивать свои монологи?

10. Не остроумничайте. Если взять предыдущий пример, то ваш маньяк не должен носить фамилию Живоглотов.

11. Избегайте «литературностей». Лучше пишите грубее и проще. Когда вы стараетесь звучать «как писатель», ваша авторская интонация проникает в произведение, а мешающийся под ногами героев автор никому не нужен. Авторы всех великих произведений невидимы и неслышимы.

12. Определитесь с точкой зрения (POV). Как можно раньше дайте знать читателю, в чьей голове вы находитесь. И оставайтесь в данной голове всю сцену. Это правило к вам не относится, если вы уже Великий и Выдающийся, в каковом случае можете поступать как хотите. Но суровая правда жизни состоит в том, что, хотя большинство читателей не разбирается в литературных тонкостях, они все любят читать понятные книги, а не путаные.

Примечание переводчика: Подробнее о литературном приеме «точка зрения персонажа» можно прочесть вот тут:

http://rina-grant.livejournal.com/3921.html

13. Не запутывайте читателя. Если вам кажется, что какое-то место может быть читателю непонятно, значит, оно абсолютно невразумительно. Или перепишите его понятно, или удалите совсем.

14. Атрибутируйте диалог словом «сказал (-а)». Сид Флейшман называет «сказал» словом-невидимкой.

15. Очень хорошо считать читателя умным человеком. Но плохо считать его экстрасенсом, умеющим читать ваши мысли.

16. Начинайте сцены как можно позже и заканчивайте их как можно раньше.

17. Начинайте роман персонажами в действии. Всю необходимую предысторию добавите потом по ходу дела.

18. Задавайте персонажам четкие цели. Всегда. В каждой сцене. И создавайте препятствия к их достижению. Всегда. В каждой сцене. Если у фокального персонажа сцены отсутствует цель, создайте ее или удалите сцену. Если отсутствует препятствие к ее достижению, создайте его или удалите сцену.

19. Если двое персонажей испытывают взаимное влечение, не давайте им добраться до постели, пока не дадите хотя бы одному из них ревнивого спутника жизни.

20. Героя надо помучить! Мало просто загнать его на дерево. Пока он соображает, как же ему оттуда слезть, нужно кидать в него камнями.

21. В описаниях нужно задействовать все пять чувств. Авторы часто упускают из виду обоняние и осязание.

22. Варьируйте длину предложений. Я сам люблю писать короткими и всегда поражаюсь, какого эффекта можно добиться, если скомбинировать два предложения в одно.

23. Не давайте персам разговаривать правильными полными предложениями. Можете это делать только тогда, когда вам надо, чтобы они звучали, словно книжные персонажи.

24. Везде, где только возможно, ликвидируйте авторский фильтр. «Он ощутил», «он подумал», «он заметил» -- это всё фильтры. Они отдаляют читателя от персонажа.

25. Когда закончите книгу, найдите самую слабую сцену и удалите ее. Если есть такая необходимость, замените ее одним предложением или абзацем.

26. Не подсказывайте ничего читателю. «Как поживает Дональд, твой сын?» Отец Дональда вряд ли нуждается в напоминании, кем ему Дональд приходится. Эта фраза вставлена автором только для того, чтобы сообщить читателю нужную информацию.

27. Если произнесенная вслух фраза выставляет героя дураком, пусть он ее не произнесет, а подумает. Смысл останется тот же, но хоть остальные не догадаются.

28. Персонажи, которые много улыбаются и ухмыляются, кажутся читателю законченными идиотами. Также не давайте им вздыхать и пожимать плечами. От удаления всех улыбок, вздохов и пожиманий плечами рукопись практически всегда выигрывает. Улыбнуться печально -- это преступление против литературы.

29. Местоимения: большой геморрой от маленького слова. Самое полезное, что я в жизни узнал про этих мерзавчиков, это следующее: местоимение всегда относится к ближайшему стоящему перед ним соответствующему существительному. Например: «Джон достал нож из кармана и ударил им Пола в живот.» Как же Полу повезло! Ведь если проследить «ближайшее соответствующее» местоимению существительное, то это будет «карман«! Соблюдайте это правило, и читателю все будет понятно.

30. Зафиксируйте момент наибольшего напряжения и держите его так долго, как только сможете. Или, как выражается Джон Д. Макдональд: «Остановите действие -- пристрелить всегда успеете.»

31. Если что-то удалось вопреки правилу, забудьте про правило.

 
Kaverella_De_Vine Дата: Суббота, 04 Дек 2010, 11:00 AM | Сообщение # 14
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..

100 Bещей которые я сделаю когда стану Злым Властелином

Quote
Быть Злодеем - неплохой выбоp каpьеpы. Это хоpошо оплачивается, есть много мелких пpиятных вещей и можно самому выбиpать pабочее вpемя. Однако, каждый Злой Властелин, о котоpом я читал в книгах или котоpого видел в фильмах, всякий pаз пpоигpывает и его уничтожают. Я заметил, что неважно, повелелевают ли они ваpваpами или колдунами, безумными учеными или инопланетными захватчиками - они делают одни и те же пpостейшие ошибки всякий pаз. Учтя это, я pад вам пpедставить...
100 Bещей, которые я сделаю, когда стану Злым Властелином

У моих Легионов Смеpти будут шлемы с пpозpачными плексигласовыми забpалами, а не с закpывающими все лицо.

Вентиляционные шахты будут слишком маленькими, чтобы можно было по ним пpолезть.

Мой благоpодный бpат, чей тpон я узуpпиpовал, будет немедленно убит, а не тайно заключен в забpошенную камеpу моего подземелья.

Для моих вpагов pасстpел - вполне достаточен.

Тот аpтефакт, котоpый является источником моей силы, не будет хpаниться в Гоpах Отчаяния за Рекой Огня, охpаняемый Дpаконами Вечности. Он будет лежать в моем сейфе. То же относится и к пpедмету, являющемуся моим слабым местом.

Я не буду злоpадствовать над положением моих вpагов, пpежде чем убить их.

Когда я схвачу моего вpага и он скажет: "Слушай, пpежде чем ты убьешь меня, скажи, что ты задумал?", я отвечу "Hет" и застpелю его. Hе, лучше я застpелю его и скажу "Hет".

После того, как я похищу пpекpасную пpинцессу, мы немедленно поженимся в скpомной гpажданской цеpемонии, а не в гpандиозном спектакле тpи недели спустя, на вpемя котоpого будет отложена финальная фаза моих планов.

Я не буду создавать механизмы самоуничтожения без кpайней на то необходимости. Если уж такая необходимость возникнет, это не будет большая кpасная кнопка с надписью "ОПАСHО! HЕ HАЖИМАТЬ!" Такая надпись будет на кнопке, включающей пулемет, нацеленный на нажимающего. Аналогично, пеpеключатель "ВКЛ\ВЫКЛ" не будет так конкpетно помечен.

Я не буду устpаивать пеpеговоpы с вpагами в святая святых моей кpепости. Hебольшого отеля где-то на окpаине моих владений вполне достаточно.

Я буду остоpожен со своим пpевосходством. Я не буду доказывать его, оставляя подсказки к победе в виде загадок или оставлять в живых слабейших пpотивников, показывая, что они неспособны отомстить.

Одним из моих советников будет пятилетний pебенок. Все ошибки в моих планах, котоpые он заметит, будут немедленно испpавлены.

Тела моих повеpженных пpотивников будут сожжены, или в них будет выпущено по нескольку обойм, их не будут бpосать умиpать у подножия скалы. Все обьявления об их смеpти, pавно как и соответствующие им пpазднования будут отложены до совеpшения вышеупомянутых пpоцедуp.

Геpою не будет дозволен последний поцелуй, последняя сигаpета, или любая дpугая фоpма последней пpосьбы.

Я никогда не буду использовать устpойство с цифpовым отсчетом. Если я обнаpужу, что подобная вещь неизбежна, она будет установлена на цифpу 117, когда геpой еще только стpоит свои планы.

Я никогда не пpоизнесу фpазу: "Пpежде, чем я убью тебя, я хотел бы узнать одну вещь."

Если я буду бpать себе советников, я иногда буду слушать их советы.

У меня не будет сына. Хоть его слабые попытки захватить власть и пpовалятся, это будет отвлекать внимание в кpитический момент вpемени.

У меня не будет дочеpи. Она будет так же кpасива, как и зла, но стоит ей взглянуть на геpоя - и она пpедаст собственного отца.

Hесмотpя на эффектность, я не буду маниакально хохотать. Пpи этом очень легко пpопустить какой-нибудь важный момент, котоpый легко заметит человек более внимательный и спокойный.

Я найму талантливого кутюpье, чтобы он pазаpаботал унифоpму для моих Легионов Смеpти, чтобы не было дешевой одежды, в котоpой они выглядят как нацисткие штуpмовики, pимские пехотинцы или дикие монгольские оpды. Все они были повеpжены, и я не хочу подобных настpоений в моем войске.

Hеважно, насколько я буду властен над неогpаниченной энеpгией, но я не буду создавать силового поля больше моей головы.

Я буду хpанить специальный запас пpостейших видов оpужия и тpениpовать своих воинов в их использовании. Тогда, если вpаги pазpушат источник энеpгии и обычное оpужие станет бесполезным, мои воиска не будут повеpжены кучкой дикаpей с копьями и камнями.

Я буду тpезво оценивать свои силы и слабые места. Хоть это и уменьшит удовольствие, зато мне не пpидется кpичать: "Этого не может быть! Я HЕПОБЕДИМ!" (как известно, после этого гибель неизбежна).

Hеважно, насколько это заманчиво, но я не буду стpоить никаких совеpшенно неуничтожимых машин, в котоpых будет одно пpактически недоступное слабое место.

Hеважно, насколько пpивлекательны некотоpые повстанцы, всегда найдется кто-то столь же пpивлекательный, но не мечтающий убить меня. Следует дважды подумать, пpежде чем пpиглашать аpестованного в мою спальню.

Я никогда не буду стpоить что-то важное в одном экземпляpе. Все важные системы будут иметь запасные пульты упpавления и источники питания. По той же пpичине у меня с собой всегда будет два комплекта полностью заpяженного оpужия.

Мой pучной монстp будет сидеть в надежной клетке, из котоpой он не сможет сбежать, и об котоpую я не смогу споткнуться.

Я буду одеваться в яpкие и светлые тона, чтобы сконфузить вpагов.

Все боpмочущие колдуны, неуклюжие помещики, безголосые баpды и тpусливые воpы в стpане будут умеpщвлены. Мои вpаги несомненно откажутся от своих замыслов, если по доpоге им будет не над кем смеяться.

Все наивные и гpудастые официантки в тавеpнах будут заменены на угpюмых и пpесытившихся жизнью, чтобы у геpоя не было неожиданного подкpепления или pомантической истоpии.

Я не буду впадать в яpость и убивать гонца, пpинесшего дуpную весть, только для того, чтобы показать, какой я негодяй. Хоpоших гонцов тpудно найти.

Мне не нужно, чтобы высокопоставленные женщины в моей оpганизации носили всякие эффектные одежды. Моpаль лучше, если одежда обычна. Также, костюмы из чеpной кожи надо пpибеpечь для официальных случаев.

Я не буду пpевpащаться в змею. Это никогда не помогает.

Я не буду pастить козлиную боpодку. В былые вpемена это выглядело по-дьявольски, тепеpь же это напоминает какого-нибудь недовольного интеллигента.

Я не буду сажать людей из одного отpяда в одну камеpу или тюpемный блок. Если они очень важные пеpсоны, единственный ключ от их камеpы будет у меня, и не будет его копий у всех тюpемщиков.

Если один из моих надежных людей сообщит, что мои Легионы Смеpти пpоигpали сpажение, я повеpю ему. В конце концов, он надежный человек.

Если у только что убитого мной вpага есть молодые pодственники или отпpыски, я найду и убью их тоже немедленно, и не буду ждать до стаpости, пока они выpастут и накопят злость.

Если мне в самом деле понадобится вступить в битву, я совеpшенно точно не пойду впеpеди своего войска. Также я не буду искать сpеди вpагов достойного пpотивника.

Я не буду pыцаpствовать. Если у меня будет неодолимое супеpоpужие, я буду использовать его как можно pаньше и чаще, а не ждать до последней минуты.

Как только моя власть будет в безопасности, я уничтожу эти дуpацкие машины вpемени.

Когда я поймаю геpоя, я также изловлю его собаку, обезьяну, попугая или дpугую его мелкую симпатичную звеpюшку, способную pазвязать веpевки или пpинести ключи, если она останется на свободе.

У меня будет здоpовый скептицизм, когда я поймаю симпатичную повстанку и она заявит, что она восхищена моей властью и внешностью, и что она с pадостью пpедаст своих дpузей, если я включу ее в свои планы.

Я буду нанимать лишь тех охотников за головами, кто pаботает за деньги. Те, кто pаботает pади удовольствия, часто делают всякие глупые штуки, напpимеp дают жеpтве шанс сбежать.

У меня будет четкое пpедставление, кто за что отвечает в моей оpганизации. Hапpимеp, если один из моих генеpалов потеpпит поpажение, я не подниму пистолет, наведу на него, скажу "вот цена ошибки", затем внезапно повеpнусь и пpистpелю какую-нибудь мелкую сошку.

Если советник скажет мне "Монсеньоp, он всего лишь человек. Что может сделать один человек?", я отвечу "Вот что!" и убью советника.

Если я узнаю, что зеленый юнец начал свою охоту за мной, я уничтожу его, пока он зеленый юнец, и не буду ждать, пока он повзpослеет.

Я буду ухаживать за любым звеpем, котоpым я упpавляю магией или технологией, с любовью и вниманием. Тогда, если я потеpяю свою власть над ним, он не будет немедленно мстить.

Если я узнаю о местонахождении некоего аpтефакта, могущего меня уничтожить, я не буду посылать за ним все мои войска. Я пошлю их за чем нибудь дpугим, а сам потихоньку дам обьявление о покупке в местной газете.

Мои основные компьютеpы будут иметь особую опеpационную систему, котоpая будет полностью несовместима со стандаpтными ноутбуками от IBM или Apple.

Если один из стpажников моего подземелья начнет выpажать беспокойство относительно условий в камеpе пpинцессы, я немедленно пеpеведу его охpанять безлюдное место.

Я найму команду пpофессиональных аpхитектоpов и экспеpтов, котоpые обследуют мой замок на пpедмет наличия всяких тайных пpоходов и забpошенных туннелей, о котоpых я не знаю.

Если пpекpасная пpинцесса, захваченная мной, скажет: "Я никогда не выйду за тебя замуж! Hикогда, слышишь, HИКОГДА!!!", я отвечу: "Hу ладно..." и убью ее.

Я не буду заключать сделку с демоном только для того, чтобы потом наpушить ее из пpинципа.

Уpодливые мутанты и паpаноpмальные существа займут свое место в моих Легионах Смеpти. Hо пpежде, чем посылать их на тайные миссии или в pазведку, я постаpаюсь найти кого-нибудь, кто пpи тех же умениях и способностях выглядит более обычно.

Мои Легионы Смеpти будут тpениpоваться в меткой стpельбе. Обучению подлежит каждый, кто может научиться попадать в цель pазмеpом в человека с десяти метpов.

Пpежде чем использовать любое захваченное устpойство, я внимательно пpочту инстpукцию.

Если возникнет необходимость побега, я не буду останавливаться, вставать в эффектную позу и пpоизносить умные фpазы.

Я никогда не буду стpоить компьютеp умнее себя.

Мой пятилетний советник будет также пытаться pасшифpовать любые шифpы, котоpые я намеpен использовать. Если он сделает это за 30 секунд, шифp не будет использоваться. Это же относится к паpолям.

Если мои советники спpосят: "Почему ты pискуешь всем из-за этого безумного плана?", я не начну опеpацию, пока у меня не будет удовлетвоpяющего их ответа.

Я спpоектиpую пpоходы в кpепости так, чтобы в них не было ниш или выступов, за котоpыми можно укpыться от выстpелов.

Мусоp будет сжигаться, а не пpессоваться. И сжигатели будут pаботать постоянно, чтобы не было такой еpунды, как доступные для всех туннели, по котоpым pегуляpно пpоносится пламя.

У меня будет пpофессиональный психиатp, котоpый будет лечить меня от всяких необычных фобий и нестандаpтного поведения, котоpое может помешать моим планам.

Если у меня будет компьютеpная система с общедоступными теpминалами, на каpтах моего комплекса будет место, пpямо обозначенное "Главный Штаб". В этом месте будет находиться Комната Казней. Hастоящий штаб будет помечен "Слив нечистот".

Цифpовые замки будут снабжены сканеpом отпечатков пальцев. Каждый, кто попpобует набpать код, подсмотpев его, будет включать тpевогу.

Hеважно, сколько будет коpотких замыканий в системе, но любую неиспpавность телекамеp моя охpана будет считать тpевогой.

Я нагpажу любого, кто когда-то спас мне жизнь. Это нужно, чтобы вдохновить дpугих на подобный подвиг. Однако, нагpада будет даваться лишь один pаз. Если он хочет, чтобы я его нагpадил снова, пусть снова спасает мне жизнь.

Все частные акушеpки будут высланы из стpаны. Все дети будут pождаться в госудаpственных госпиталях. Сиpоты будут помещаться в пpиюты, а не бpосаться в лесу, где их могут выpастить дикие звеpи.

Когда мои охpанники начнут искать пpоникших в кpепость, они всегда будут ходить по кpайней меpе по двое. Они будут натpениpованы так, чтобы пpи таинственном исчезновении одного втоpой будет немедленно поднимать тpевогу и вызывать подкpепление, а не удивленно оглядываться по стоpонам.

Если я pешу пpовеpить лояльность лейтенанта, я буду иметь наготове команду стpелков, на случай, если он/она не пpойдут тест.

Если все геpои стоят вместе pядом со стpанным устpойством и начинают мне угpожать, я воспользуюсь обычным оpужием, а не буду пpименять пpотив них свое непобедимое супеpоpужие.

Я не соглашусь отпустить геpоев, если они победят в соpевновании, даже если мои советники будут утвеpждать, что они не могут в нем победить.

Когда я создам мультимедийную пpезентацию моего плана, сделанную так, что даже мой пятилетний советник будет способен его понять, я не помечу диск "Пpоект Властелин" и не оставлю его лежать на моем столе.

Я пpикажу атаковать геpоя всем войском, а не буду ждать, пока он сpазится с одним или двумя воинами.

Если геpой окажется на кpыше моего замка, я не буду пытаться сбpосить его вниз. Также я не буду дpаться с ним на кpаю скалы. (Дpака на сеpедине веpевочного моста над лавой тоже не входит в мои планы).

Если я вpеменно сойду с ума и пpедложу геpою пост моего довеpенного лейтенанта, я сохpаню достаточно pазума, чтобы пpедложить ему это, когда мой пpежний довеpенный окажется за пpеделами слышимости.

Я не буду пpиказывать своим Легионам Смеpти: "И он должен быть взят живым!" Я пpикажу: "И постаpайтесь взять его живым, если возникнет такая возможность."

Если у моего Оpужия Конца Света окажется выключатель, я пpикажу пеpеплавить этот выключатель на памятные медали.

Если мой слабеший отpяд не сможет уничтожить геpоя, я пошлю туда свой лучший отpяд, а не буду посылать на него все более сильный из отpядов, по меpе того, как геpой пpодвигается к кpепости.

Когда я буду сpажаться с геpоем на кpыше движущегося вагона, pазоpужу его и пpиготовлюсь пpикончить, а он быстpо взглянет мне за спину и упадет ничком, я тоже упаду ничком, а не буду обоpачиваться и смотpеть, что он там увидел.

Я не буду стpелять во вpагов, если они стоят пеpед главной опоpой тяжелой, опасной, неустойчивой констpукции.

Если я буду обедать с геpоем, подсыплю ему в бокал яд и отойду по какому-нибудь поводу, по возвpащении я закажу новые напитки для нас обоих, чтобы не гадать, подменил он бокалы или нет.

У меня не будет аpестованных одного пола, охpаняемых пpедставителями дpугого пола.

Я не буду использовать план, в котоpом последний шаг будет очень сложным, напpимеp "Соединить 12 Камней Силы на священном алтаpе, и активиpовать медальон в момент полного затмения". Скоpее, это будет что-то вpоде "Hажать на кнопку".

Я буду увеpен, что мое Оpужие Конца Света в pабочем состоянии и хоpошо заземлено.

Мои емкости с опасными химикатами будут закpыты, когда в них нет необходимости. И над ними я не буду устpаивать мостики.

Если гpуппа моих пpиспешников пpовалит задание, я не буду их бpанить и посылать эту же гpуппу на это задание вновь.

После того, как я захвачу супеpоpужие геpоя, я не буду немедленно pаспускать войска и ослаблять охpану, думая, что тот, у кого супеpоpужие, непобедим. Между пpочим, я же отобpал его у геpоя!

Я буду пpоектиpовать Главный Штаб так, чтобы с каждого pабочего места была видна двеpь.

Я не буду игноpиpовать гонца, заставляя его ожидать окончания моего pазвлечения. Возможно, он пpинес важную весть.

Если я буду говоpить с геpоем по телефону, я не буду запугивать его. Hаобоpот, я скажу, что его упоpство и настойчивость дали мне новое вИдение бессмысленности моего пути ко злу, и что если он оставит меня в покое на несколько месяцев медитации, я навеpняка веpнусь на пpаведный путь. (Геpои в этом смысле чpезвычайно довеpчивы).

Если я задумаю двойную казнь - геpоя и мелкой сошки, котоpая меня пpедала, я добьюсь, чтобы геpоя казнили пеpвым.

Пpи сопpовождении заключенных, моя охpана не будет позволять им останавливаться и подбиpать какую-нибудь безделушку из pомантических побуждений.

В моем подземелье будет команда квалифициpовнных медиков и их телохpанителей. Таким обpазом, если заключенному станет плохо и его сосед позовет на помощь, охpанник вызовет медиков, а не будет откpывать камеpу и заходить, чтобы посмотpеть.

Механизм двеpей будет спpоектиpован так, чтобы уничтожение панели упpавления снаpужи запечатывало бы двеpь, а изнутpи - откpывало бы, а не наобоpот.

В камеpах моего подземелья не будет пpедметов с зеpкальными повеpхностями, а также из чего можно было бы сделать веpевки.

Если пpивлекательная юная паpочка пpиедет в мою стpану, я буду внимательно следить за ними. Если они нежны к дpуг дpугу и счастливы, я их пpоигноpиpую. Hо если выяснится, что обстоятельства сплотили их пpотив их желания и что они пpоводят большую часть вpемени pугаясь и кpитикуя дpуг дpуга, за исключением моментов, когда они спасают дpуг дpугу жизнь (и только пpи этом возникают намеки на теплые отношения), я немедленно потpебую их казни.

Любые важные файлы будут pазмеpом не менее 1.45 мегабайта.

Hаконец, если я захочу ввести своих жеpтв с постоянное состояние тpанса, я дам им неогpаниченный доступ в Интеpнет.



Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Суббота, 04 Дек 2010, 12:44 PM | Сообщение # 15
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Досье на героя.

1 Имя основное (Иван Анатальевич Грязнов)

Следующие пункты — это видоизменение имени в тексте. Не забывайте, мы — русские авторы, это англичанину можно по всему тексту именовать персонажа одним именем Фродо, ну, иногда еще мистером Беггинсом или хоббитом. Хороший русскоязычный писатель просто обязан пустить в дело все возможности родного языка, ну, хоть в деле касающегося вариации имен. Итак, Иван...

2 Варианты имени в тексте от автора (Иван, Ваня, Ивашка)

3 Варианты не-именного обозначения (подросток, тетенька, здоровячок, крепыш), по профессии.

4 Как героя называют другие (Ванек, Ваня) Вариант — называет только друг (А, Толстой: Мин Херц) или только мать. В том же «Петре Первом» автор именует главного героя, даже малолетнего, только «Петр», или «царь», на уменьшительное «Петенька» имеет право только родная мама! Заметим, что в романе царь Петр сам придумывает для себя обращение «герр Питер», запрещая «царя-батюшку».

5 Кличка героя (Ваняйло)

6 Уменьшительно-ласкательные варианты (Ванюша, Ивашечка)

7 Как его могут называть недруги (Ванька).

8 Как могут называть иностранцы (Вано, Жан-Иван)

От имен переходим к другим особенностям разговорной речи. Ну, во первых это:

9 Акцент, — без комментариев

10 Некоторые особенности произношения: скажем, ребенок не произносит буквы «р», с заменой на «л», или говорит о себе в третьем лице, наконец, для роботов — каждая фраза может начинаться «С-300 режим он-лайн».

11 Постоянно употребляемые слова, словосочетания (сорок человек на сундук мертвеца).

12 Тип характера. Без объяснений, ибо они могут быть бесконечны...

13 Родственные связи героя с другими персонажами. Пункт, занеченный мной одним из первых. Если героев романа много, скажем в исторической фэнтези, и некоторые из них — не близкие (двоюродные и троюродные братья), то не вредно даже начертить генеалогическое древо.

14 Рост. Общая конституция (астеник, живот отвисает) Раса, цвет кожи. Общие особенности строения тела (одноногий пират, беременность)

15 Пол, выраженность издали (поляницу издали можно было принять за воина)

16 Цвет волос, стрижка, прическа. Кстати, не вредно, отдавая книгу издательству, составить краткий «словесный портрет» для художника, занимающегося обложками. Чтобы не делали стрижку «под бобрик» длинноволосым рыцарям.

17 Цвет, разрез глаз, отсутствие глаза (повязка или стеклянный?), косоглазие, бельмо, очки, если близорук — то щурится без очков, если пожилой — читает, отдалив от себя газету. Этот пункт так и рождает сценки. Является некто, глаза разного цвета. «Глаз не в масть — жди напасть!» «А ты чего, от него добра ждешь? Как же, открывай рот, подкинет» — вот и готовое появление недруга.

18 Строение носа, хлюпает ли им, храпит ли? Размер рта, зубы. Курит ли, если да — то что, как держит трубку...

19 Усы (если имеются — какие?), борода (описание), шрамы на лице и шее, особенности (заостренные уши), родинки.

20 Особенности рук (нет пальца, мозолистые, руки пианиста), остановиться на ногтях/ Левша?

21 Типичные движения (размахивание руками при разговоре, подергивание плечами, полуулыбка после инсульта)

22 Головной убор

23 Одежда — подробно (если есть)

24 Обувь

25 Постоянно носимые предметы (меч, калькулятор), украшения.

26 Если профессия, род занятий героя отложили отпечаток на внешность — то полезно отметить.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Воскресенье, 10 Апр 2011, 2:58 PM | Сообщение # 16
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Курс молодого бойца или как стать крутым писателем

Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Вторник, 19 Апр 2011, 8:59 PM | Сообщение # 17
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Пишем правильно



1.Принципы пунктуации
и нормы синтаксических построений русского литературного языка первой трети XX века.

http://planetadisser.com/see/dis_32631.html

2.Правила русской орфографии и пунктуации

http://www.rusyaz.ru/pr/

3.Правила русского языка

http://www.therules.ru/

4.Справочно-информационный портал ГРАМОТА.РУ - русский язык для всех.
http://www.gramota.ru/

+

Орфографический словарь


Словарь Ожегова


Большой словарь русского языка


Словарь синонимов


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Munen Дата: Четверг, 21 Апр 2011, 6:37 AM | Сообщение # 18
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 5883
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Д.Э. Розенталь "Справочник по правописанию и стилистике" http://rosental.virtbox.ru/

Справочник, созданный на основе известного «Справочника по правописанию и литературной правке» Д.Э Розенталя, посвящен вопросам орфографии, пунктуации, произношения и литературного редактирования текста.

Прикрепления: 4818321.jpg(15.6 Kb)


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
Kaverella_De_Vine Дата: Среда, 11 Май 2011, 7:35 PM | Сообщение # 19
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Нора Галь (настоящее имя Элеоно́ра Я́ковлевна Гальпе́рина; 1912—1991)– одно из ярких имен в блистательной плеяде российских литераторов, создавших всемирно признанную школу художественного перевода. Свою славу она заслужила, открыв нам «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Бесценной заслугой Норы Галь остаются ее выдающиеся переводы шедевров современной мировой литературы.

«Слово живое и мертвое» – обобщение многолетнего творчества и самой Норы Галь, и ее замечательных коллег. Вместе с тем эта работа выходит далеко за рамки собственно переводческих проблем. Разбирая типичные ошибки, проникающие в прозу и публицистику, на радио и телевидение, и противопоставляя им блестящие образцы живой русской речи, она вносит неоценимый вклад в столь актуальную ныне борьбу за чистоту и достоинство русского языка.

Прикрепления: Slovo-kniga.rar(649.9 Kb) · 4402694.jpeg(44.6 Kb)


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Среда, 11 Май 2011, 7:44 PM | Сообщение # 20
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
98 правил русского языка

1. Подлежащее, оно не нуждается в уточнении местоимением.
2. Помните о том, что в большинстве случаев связку "о том" можно исключить.
3. Кое-кто стали забывать правила согласования главных членов предложения.
4. Если хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор.
5. Страдательный залог обычно должен быть избегаем.
6. Не забывайте про букву "ё", иначе не различить падеж и падеж, небо и небо, осел и осел, совершенный и совершенный, все и все.
7. Кто не чёкнутый и не из чящи вышол, правильно пишет гласные после шыпящих.
8. Небезинтересно было бы взымать штраф с безолаберных за неверное написание гласных после приставок.
9. Кто не знает, в каких словах пишется буква э, тот в русском языке ни бэ ни мэ.
10. Блестните неповерхносным чуством языка при написании непроизносимых согластных.
11. Надо придти к пониманию, что пишется только "прийти". И мы прийдём.
12. В будующем мы прийдём к тому, что в текстах будет учавствовать всё меньшее колличество лишних букв.
13. Где пишутся сдвоеные согласные, а где они обосновано не сдвоенны - проблемма не колличественая, а качественая.
14. Не следует пытаться не избегать двойных отрицаний.
15. Не ставьте два "не" подряд, если это не необходимо.
16. У слова "нет" нету форм изменения.
17. Коллеги обращения надо как-то выделять.
18. В репликах тезисах наездах ставьте запятые при перечислении.
19. Которые являются придаточными предложениями, составлять надо правильно.
20. Без пол-литровки пол России не поймёт как пишутся сложные имена-существительные.
21. Мы хотим отметить, что менять лицо, от имени которого ведётся изложение, автор этих строк не рекомендует.
22. Заканчивать предложение местоимением - дурной стиль, не для этого оно.
23. Тех, кто заканчивает предложение предлогом, посылайте на. Не грубости ради, но порядка для.
24. Не сокращ.!
25. Проверяйте в тексте пропущенных и лишних слов в тексте.
26. Что касается незаконченных предложений.
27. Если неполные конструкции, - плохо.
28. Правило гласит, что "косвенная речь в кавычки не берётся".
29. Одного восклицательного знака вполне достаточно!!!
30. НИКОГДА не выделяйте слова. Человек, читающий текст с выделениями, чувствует, что его собственному пониманию смысла н е д о в е р я ю т.
31. Используйте параллельные конструкции не только для уточнения, но и прояснять.
32. Правиряйте по словарю напесание слов.
33. Числительные до 10-ти включительно лучше писать прописью.
34. Склонять числительные можно сто двадцать пятью способами, но только один из них правильный.
35. Задействуйте слова в предназначении, истинно отвечающем осмысленности.
36. Неделите не делимое и не соединяйте разно-родное, а кое что пишите через дефис.
37. Метафора - как кость в горле, и лучше её выполоть.
38. Штампам не должно быть места на страницах ваших произведений!
39. Сравнения настолько же нехороши, как и штампы.
40. Ненужная аналогия в тексте - как шуба, заправленная в трусы.
41. Сдержанность изложения - всегда абсолютно самый лучший способ подачи потрясающих идей.
42. Преувеличение в миллион раз хуже преуменьшения.
43. Не применяйте длинные слова там, где можно применить непродолжительнозвучащие.
44. Сюсюканье - фу, бяка. Оставьте его лялечкам, а не большим дяденькам.
45. Будьте более или менее конкретны.
46. Как учил Эмерсон: "Не цитируйте. Сообщайте собственные мысли".
47. Кому нужны риторические вопросы?
48. Слов порядок речи стиля не меняет?
49. Вотще уповать на архаизмы, дабы в грамоте споспешествовать пониманию оной, ибо язык наш зело переменам доднесь подвластен.
50. Сознательно сопротивляйся соблазну сохранить созвучие.
51. Нечаянно возникший стих собьёт настрой читателей твоих.
52. Стих, где рифма на глаголах строится, самым первым на помойку просится.
53. По жизни усекай насчёт своего базара: хочешь неслабо выступить, - завязывай в натуре с жаргоном.
54. В ж. табуизмы. Выжимай из себя эвфемизмы.
55. Это тебе, автор, (нельзя прерывать повествование в неожиданном месте) понятно о чём пойдёт дальше речь, но пожалей людей, не вынуждай перечитывать.
56. Уточнения в скобках (хоть и существенные) бывают (обычно) излишними.
57. Если хочешь быть правильно понятым, не используй foreign language и варваризмы. Ферштейн?
58. Ради презентативности будь креативным промоутером исконно-русских синонимов на топовые позиции рейтинга преференций.
59. Позаботься о благозвучии фразы, у тебя ж опыта больше.
60. Книгачей, чясто безо-всякех правел, и учонности, чюствуит что чтото нетак.
61. У строгой завучи все знают правила склонения имён существительных общего рода и исключения из них.
62. Проверяйте род обеих существительных для корректного написания собирательных местоимений в обоих формах.
63. Иногда, если прямое дополнение не заменит страдательный залог, останется смысловая неопределённость.
64. Милостевые государи, надо знать исключения из правил написания гласных в суффиксах.
65. Молодёж, кто не дремучь, род существительного и краткость прилагательного - ключь к пониманию необходимости мягкого знака после шипящей в конце слова.
66. Мягкий знак в неопределённой форме глагола должен определятся по наличию его в вопросе к глаголу, что иногда забываеться.
67. Если ужь невтерпёжь похвастать знанием правописания мягкого знака в конце наречий после шипящих, изучите исключения.
68. Ещо не во всех наречиях после шипящих под ударением пишется "о".
69. Не редко не сдобровать тому, кто ниразу правильно ни напишет "не" и "ни" с глаголами и наречиями.
70. Не гоже безразбору впику правилам валить в месте внавал правописание наречий и выражений, на них похожих.
71. Нехудший вариант - запомнить не исчислимый список прилагательных, имеющих один вариант написания с "не".
72. В вопросительных предложениях, где отрицание логически подчеркивается, "не" пишется отдельно, неправда ли? Или это не правда?
73. Применяя деепричастный оборот всегда выделяйте его запятыми.
74. Играючи, отличают знатоки деепричастный оборот от наречия, в которое он перешёл.
75. Причастный оборот стоящий после определяемого слова выделяется запятыми.
76. Стоящий до определяемого слова, причастный оборот не выделяется запятыми.
77. Оторванный от определяемого слова выделяется запятыми причастный оборот.
78. Применяя неоднородное, сочетающееся с причастным оборотом, определение, после оборота запятую не ставьте.
79. Всё, объединённое обобщающими словами, разделяйте запятыми: однородные определения и неоднородные.
80. Как обособленное приложение, этот оборот, присоединяемый союзом как, не выделяется запятой.
81. Вводную конструкцию конечно же выделяйте запятыми.
82. Притом, некоторые слова, буквально, очень похожие на вводные, как раз, никогда не выделяйте запятыми.
83. Ох, они, грамотеи, разделяющие запятой цельные сочетания междометия.
84. Над правильной пунктуацией во фразеологизмах нам всем ещё работать, не покладая рук.
85. Ставьте правильные чёрточки-тире длинное, с пробелами, а дефис чуть - чуть покороче, без пробелов.
86. Следует в течении одной секунды определяться в отношение отличия предлога от существительного.
87. Часто ошибки от того, что не понятно: нето это союз, нето предлог с местоимением.
88. Не стройте загадок из многоточия в конце исчерпывающего предложения...
89. Корректор скажет нам своё "извините" и уберёт кавычки со скрытой цитаты.
90. Ответ отрицательный на вопрос о том, ставится ли вопросительный знак в предложении с вопросительной косвенной речью?
91. Никакой самовлюблённый Банк, его Президент и Председатель Совета Директоров не пишутся с заглавной буквы.
92. Только издательство Русский Язык всегда правильно выделяет названия кавычками, а не заглавными буквами.
93. Всёж-таки хорошобы изучить раздельное и дефисное написание частиц.
94. Тире - не загадка. Оно изученное, объяснённое, расписанное. Применяйте правильно.
95. Удобочитаемость нарушается порой пишущим неправильным выбором формы дополнения.
96. По нашему глубокому убеждению, мы полагаем, что автор, когда он пишет текст, определённо не должен приобретать дурную привычку, заключающуюся в том, чтобы использовать чересчур много ненужных слов, которые в действительности совершенно не являются необходимыми для того, чтобы выразить свою мысль.
97. Повторно повторять всё повторяющиеся однокоренные слова - это тавтология - лишнее излишество. 98. Когда у журналистов самолёт взлетел на воздух, примчались кареты скорой помощи и все ищут чёрный ящик, надо понимать, что самолёт взорвался, приехали машины медпомощи и разыскивается оранжевый шар.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Среда, 11 Май 2011, 7:57 PM | Сообщение # 21
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
36 Сюжетов


Сюжет (от фр. sujet — предмет) — в литературе, драматургии, театре, кино и играх — ряд событий (последовательность сцен, актов), происходящих в художественном произведении (на сцене театра), и выстроенных для читателя (зрителя, игрока) по определённым правилам демонстрации. Сюжет — основа формы произведения.

Известный писатель Хорхе Луис Борхес заявлял, что существует всего четыре сюжета и, соответственно, четыре героя, которых он и описал в своей новелле «Четыре цикла».
Самая старая история - история об осажденном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен и сопротивление бесполезно. Это история о Трое, и главный герой - Ахилл, знает, что погибнет, так и не увидев победы. Герой-мятежник, сам факт существования которого - вызов окружающей реальности. Кроме Ахилла, героями этого сюжета являются Зигфрид, Геракл, Сигурд и другие.
Вторая история - о возвращении. История Одиссея, скитавшегося по морям десять лет в попытке вернуться домой. Герой этих историй - человек отверженный обществом, бесконечно блуждающий в попытках найти себя - Дон Кихот, Беовульф.
История третья - о поиске. Эта история чем-то похожа на вторую, но в данном случае герой не является отверженным и не противопоставляет себя обществу. Наиболее известный пример такого героя - Ясон, плывущий за золотым руном.
История четвертая - о самоубийстве бога. Атис калечит и убивает себя, Один жертвует собой Одину, самому себе, девять дней вися на дереве, пригвожденный копьем, римские легионеры распинают Христа. Герой «гибели богов» - теряющий или обретающий веру, находящийся в поиске веры - Заратустра, булгаковский Мастер, Болконский.
Кристофер Букер в своей книге «The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories» ("Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории") описал семь базовых сюжетов, на основе которых, по его мнению, написаны все книги в мире.
1. «Из грязи в князи» - название говорит само за себя, самый яркий пример, знакомый всем с детства - Золушка. Герои - обыкновенные люди, открывающие в себе что-то необычное, благодаря собственным усилиям или по стечению обстоятельств оказывающиеся «на вершине».
2. «Приключение» - трудное путешествие в поисках труднодостижимой цели. По мнению Букера, сюда попадают и Одиссей, и Ясон, кроме того, в эту категорию попадают и «Копи царя Соломона», и «Вокруг света за восемьдесят дней».
3. «Туда и обратно». В основе сюжета попытки героя, вырванного из привычного мира, вернуться домой. Это и «Робинзон Крузо», и «Алиса в зазеркалье», и многие другие.
4. «Комедия» - Это не просто общий термин, это определенный вид сюжета, который развивается по собственным правилам. В эту категорию попадают все романы Джейн Остин.
5. «Трагедия» - кульминацией является гибель главного героя из-за каких либо недостатков характера, обычно любовной страсти или жажды власти. Это, прежде всего, «Макбет», «Король Лир» и «Фауст».
6. «Воскресение» - герой находится под властью проклятия или темных сил, и из этого состояния его выводит чудо. Яркий пример этого сюжета также знаком всем с детства - Спящая красавица, пробужденная поцелуем принца.
7. «Победа над чудовищем» - из названия ясно, в чем заключается сюжет - герой сражается с монстром, побеждает его и получает «приз» - сокровища или любовь. Примеры: Дракула, Давид и Голиаф.

Около ста лет назад драматург Жорж Польтисоставил свой список сюжетов из тридцати шести пунктов (кстати, первым число тридцать шесть было предложено еще Аристотелем и намного позднее поддержано Виктором Гюго). Тридцать шесть сюжетов и тем Польти охватывают, в основном, драматургию и трагедии. Вокруг этого списка велись споры, его неоднократно критиковали, но опротестовать само число 36 никто не пытался.

1-я ситуация - МОЛЬБА. Элементы ситуации: 1) преследователь, 2) преследуемый и умоляющий о защите, помощи, убежище, прощении и т. д., 3) сила, от которой зависит оказать защиту и т. д., при этом сила, не сразу решающаяся на защиту, колеблющаяся, неуверенная в себе, почему и приходится её умолять (повышая тем самым эмоциональное воздействие ситуации), чем больше она колеблется и не решается оказать помощь. Примеры: 1) спасающийся бегством умоляет кого-нибудь, могущего его спасти от врагов, 2) умоляет об убежище, чтобы в нём умереть, 3) потерпевший кораблекрушение просит приюта, 4) просит власть имущего за дорогих, близких людей, 5) просит одного родственника за другого родственника и т. д.

2-я ситуация - СПАСЕНИЕ. Элементы ситуации: 1) несчастный, 2) угрожающий, преследующий, 3) спаситель. Эта ситуация отличается от предыдущей тем, что там преследуемый прибегал к силе колеблющейся, которую нужно было умолять, а здесь спаситель появляется неожиданно и спасает несчастного не колеблясь. Примеры: 1) развязка известной сказки о Синей бороде. 2) спасение приговорённого к смертной казни или вообще находящегося в смертельной опасности и т. д.

3 -я ситуация - МЕСТЬ, ПРЕСЛЕДУЮЩАЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Элементы ситуации: 1) мститель, 2) виновный, 3) преступление. Примеры: 1) кровная месть, 2) месть сопернику или сопернице или любовнику, или любовнице на почве ревности.

4-я ситуация - МЕСТЬ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА ЗА ДРУГОГО БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА ИЛИ БЛИЗКИХ ЛЮДЕЙ, Элементы ситуации: 1) живая память о нанесенном другому близкому человеку обиде, вреде, о жертвах, понесенных им ради своих. Близких, 2) мстящий родственник, 3) виновный в этих обидах, вреде и т. д..- родственник. Примеры: 1) месть отцу за мать или матери за отца, 2) месть братьям за своего сына, 3) отцу за мужа,.4) мужу за сына и т. д. Классический пример: месть Гамлета своему отчиму и матери за своего убитого отца.

5-я ситуация - ПРЕСЛЕДУЕМЫЙ. Элементы ситуации: 1) содеянное преступление или роковая ошибка и ожидаемая кара, расплата, 2) укрывающийся от кары, расплаты за преступление или ошибку. Примеры: 1) преследуемый властями за политику (например, "Разбойники" Шиллера, история революционной борьбы в подполье), 2) преследуемый за разбой (детективные истории), 3) преследуемый за ошибку в любви ("Дон Жуан" Мольера, алиментные истории и т. п.), 4) герой, преследуемый превосходящей его силой ("Прикованный Прометей" Эсхила и т. д.).

6-я ситуация - ВНЕЗАПНОЕ БЕДСТВИЕ. Элементы ситуации: 1) враг-победитель, появляющийся самолично; или вестник, приносящий ужасную весть о поражении, крахе и т. п., 2) поверженный победителем или сраженный известием властитель, могущественный банкир, промышленный король и т. п. Примеры: 1) падение Наполеона, 2) "Деньги" Золя, 3) "Конец Тартарена" Анфонса Додэ и т. д.

7-я ситуация - ЖЕРТВА(т. е. кто-нибудь, жертва какого-нибудь другого человека или людей или же жертва каких-нибудь обстоятельств, какого-либо несчастья). Элементы ситуации: 1) тот, кто может повлиять на судьбу другого человека в смысле его угнетения или какое-либо несчастье. 2) слабый, являющийся жертвой другого человека или несчастья. Примеры: 1) разорённый или эксплуатируемый тем, кто должен был заботиться и защищать, 2) ранее любимый или близкий, убеждающийся, что его забыли, 3) несчастные, потерявших всякую надежду и т. д.

8-я ситуация - ВОЗМУЩЕНИЕ, БУНТ, МЯТЕЖ.Элементы ситуации: 1) тиран, 2) заговорщик. Примеры: 1) заговор одного ("Заговор Фиеско" Шиллера), 2) заговор нескольких, 3) возмущение одного ("Эгмонд" Гете), 4) возмущение многих ("Вильгельм Телль" Шиллера, "Жерминаль" Золя)

9-я ситуация - ДЕРЗКАЯ ПОПЫТКА. Элементы ситуации: 1) дерзающий, 2) объект, т. е. то, на что дерзающий решается, 3) противник, лицо противодействующее. Примеры: 1) похищение объекта ("Прометей - похититель огня" Эсхила). 2) предприятия, связанные с опасностями и приключениями (романы Жюль Верна, и вообще приключенческие сюжеты), 3) опасное предприятие в связи с желанием добиться любимой женщины и т.д.

10-я ситуация - ПОХИЩЕНИЕ. Элементы ситуации: 1) похититель, 2) похищаемый, 3) охраняющий похищаемого и являющийся препятствием для похищения или противодействующий похищению. Примеры: 1) похищение женщины без её согласия, 2) похищение женщины с её согласия, 3) похищения друга, товарища из плена, тюрьмы и т. д. 4) похищение ребёнка.

11-я ситуация - ЗАГАДКА, (т. е. с одной стороны задавание загадки, а с другой - выспрашивание, стремление разгадать загадку). Элементы ситуации: 1) задающий загадку, скрывающий что-нибудь, 2) стремящийся разгадать загадку, узнать что-нибудь, 3) предмет загадки или незнания (загадочное) Примеры: 1) под страхом смерти нужно найти какого-нибудь человека или предмет, 2) разыскать заблудившихся, потерявшихся, 3) под страхом смерти разрешить загадку (Эдип и Сфинкс), 4) заставить всяческими хитростями человека открыть то, что он хочет скрыть (имя, пол, душевное состояние и т. д.)

12-я ситуация - ДОСТИЖЕНИЕ ЧЕГО-НИБУДЬ. Элементы ситуации: 1) стремящийся чего-нибудь достигнуть, домогающийся чего-нибудь, 2) тот, от чего согласия или помощи зависит достижение чего-нибудь, отказывающий или помогающий, посредничающий, 3) может быть ещё третья - противодействующая достижению сторона. Примеры: 1) стараться получить у владельца вещь или какое-нибудь иное жизненное благо, согласие на брак, должность, деньги и т. д. хитростью или силой, 2) стараться получить что-либо или добиться чего-либо с помощью красноречия (прямо обращенного к владельцу вещи или - к судье, арбитрам, от которых зависит присуждение вещи)

13-я ситуация - НЕНАВИСТЬ К БЛИЗКИМ. Элементы ситуации: 1) ненавидящий, 2) ненавидимый, 3) причина ненависти. Примеры: 1) ненависть между близкими (например, братьями) из зависти, 2) ненависть между близкими (например, сын, ненавидящий отца) из соображений материальной выгоды, 3) ненависть свекрови к будущей невестке, 4) тёщи к зятю, 5) мачехи к падчерице и т. д.

14-ситуация - СОПЕРНИЧЕСТВО БЛИЗКИХ. Элементы ситуации: 1) один из близких - предпочитаемый, 2) другой - пренебрегаемый или брошенный, 3) предмет соперничества (при этом, по-видимому, возможна перипетия сначала предпочитаемый оказывается потом пренебрегаемым и наоборот) Примеры: 1) соперничество братьев ( "Пьер и Жан" Мопассана), 2) соперничество сестёр, 3) отца и сына - из-за женщины, 4) матери и дочери, 5) соперничество друзей ("Два Веронца" Шекспира)

15-ситуация - АДЬЮЛЬТЕР(т. е. прелюбодеяние, супружеская измена), ПРИВОДЯЩИЙ К УБИЙСТВУ. Элементы ситуации: 1) один из супругов, нарушающий супружескую верность, 2) другой из супругов - обманутый, 3) нарушение супружеской верности (т. е. кто-то третий - любовник или любовница). Примеры: 1) убить или позволить своему любовнику убить своего мужа ("Леди Макбет Мценского уезда" Лескова, "Тереза Ракен" Золя, "Власть тьмы" Толстого) 2) убить любовника, доверившего свою тайну ("Самсон и Далила") и др.

16-я ситуация -БЕЗУМИЕ. Элементы ситуации: 1) впавший в безумие (безумный), 2) жертва впавшего в безумие человека, 3) реальный или мнимый повод для безумия. Примеры: 1) в припадке безумия убить своего любовника ("Проститутка Элиза" Гонкура), ребёнка, 2) в припадке безумия сжечь, разрушить свою или чужую работу, произведение искусства, 3) в пьяном виде выдать тайну или совершить преступление.

17-я ситуация - РОКОВАЯ НЕОСТОРОЖНОСТЬ. Элементы ситуации: 1) неосторожный, 2) жертва неосторожности или потерянный предмет, к этому иногда присоединяется 3) добрый советчик, предостерегающий от неосторожности, или 4) подстрекатель, или же тот и другой. Примеры: 1) из-за неосторожности быть причиной собственного несчастья, обесчестить себя ("Деньги" Золя), 2) из-за неосторожности или легковерия вызвать несчастье или смерть другого человека, близкого (Библейская Ева)

18-я ситуация - НЕВОЛЬНОЕ(по неведению) ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЛЮБВИ (в частности кровосмешение). Элементы ситуации: 1) любовник (муж), любовница (жена), 3) узнавание (в случае кровосмешения), что они находятся в близкой степени родства, недопускающей любовных отношений согласно закону и действующей морали. Примеры: 1) узнать, что женился на своей матери ("Эдип" Эсхила, Софокла, Корнеля, Вольтера), 2) узнать, что любовница - сестра ("Мессинская невеста" Шиллера), 3) очень банальный случай: узнать, что любовница - замужем.

19-я ситуация - НЕВОЛЬНОЕ (по незнанию) УБИЙСТВО БЛИЗКОГО. Элементы ситуации: 1) убийца, 2) неузнанная жертва, 3) разоблачение, узнавание. Примеры: 1) невольно способствовать убийству дочери, из ненависти к её любовнику ("Король веселится" Гюго, пьеса, по которой сделано оперы "Риголетто", 2) не зная своего отца, убить его ("Нахлебник" Тургенева с тем, что убийство заменено оскорблением) и т. д.

20-я ситуация - САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ВО ИМЯ ИДЕАЛА. Элементы ситуации: 1) герой, жертвующий собой, 2) идеал (слово, долг, вера, убеждение и т. д.), 3) приносимая жертва. Примеры: 1) пожертвовать своим благополучием ради долга ("Воскресение" Толстого), 2) пожертвовать своею жизнью во имя веры, убеждения...

21-я ситуация - САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ РАДИ БЛИЗКИХ. Элементы ситуации: 1) герой, жертвующий собой, 2) близкий, ради которого герой жертвует собой, 3) то, что герой приносит в жертву. Примеры: 1) пожертвовать своим честолюбием и успехом в жизни ради близкого человека ("Братья Земгано" Гонкура), 2) пожертвовать своей любовью ради ребёнка, ради жизни родного человека, 3) пожертвовать своим целомудрием ради жизни близкого или любимого ("Тоска" Сорду), 4) пожертвовать жизнью ради жизни родного или любимого и т. д.

22-я ситуация - ПОЖЕРТВОВАТЬ ВСЕМ - РАДИ СТРАСТИ. Элементы ситуации: 1) влюблённый, 2) предмет роковой страсти, 3) то, что приносится в жертву. Примеры: 1) страсть, разрушающая обет религиозного целомудрия ("Ошибка аббата Муре" Золя), 2) страсть, разрушающая могущество, власть ("Антоний и Клеопатра" Шекспира), 3) страсть, утолённая ценой жизни ("Египетские ночи" Пушкина). Но не только страсть к женщине, или женщины к мужчине, но также страсть к бегам, карточной игре, вину и т. д.

23-я ситуация - ПОЖЕРТВОВАТЬ БЛИЗКИМ ЧЕЛОВЕКОМ В СИЛУ НЕОБХОДИМОСТИ, НЕИЗБЕЖНОСТИ, Элементы ситуации: 1) герой, жертвующий близким человеком, 2) близкий, который приносится в жертву. Примеры: 1) необходимость пожертвовать дочерью ради общественного интереса ("Ифигения" Эсхила и Софокла, "Ифигиния в Тавриде" Эврипида и Расина), 2) необходимость пожертвовать близкими или своими приверженцами ради своей веры, убеждения ("93 год" Гюго) и т. д.

24-я ситуация - СОПЕРНИЧЕСТВО НЕРАВНЫХ (а также почти равных или же равных). Элементы ситуации: 1) один соперник (в случае неравного соперничества - низший, более слабый), 2) другой соперник (высший, более сильный), 3) предмет соперничества. Примеры: 1) соперничество победительницы и её заключённой ("Мария Стюарт" Шиллера), 2) соперничество богатого и бедного. 3) соперничество человека, которого любят, и человека, не имеющего права любить ("Эсмеральда" В. Гюго) и т. д.

25-я ситуация - АДЮЛЬТЕР(прелюбодеяние, нарушение супружеской верности). Элементы ситуации: те же, что в адюльтере, приводящем к убийству. Не считая адюльтер способным создать ситуацию - сам по себе, Польти рассматривает его как частный случай кражи, усугублённой предательством, при этом указывает на три возможных случая: 1) любовник(ца) более приятен, нежели твёрд, чем обманутый(ая) супруг (а), 2) любовник(ца) менее симпатичен, чем обманутый(ая) супруг(а), 3) обманутый(ая) сугтруг(а) мстит. Примеры: 1) "Мадам Бовари" Флобера, "Крейцерова соната" Л. Толстого.

26-я ситуация - ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЛЮБВИ. Элементы ситуации: 1) влюблённый(ая), 2) любимый(ая). Примеры: 1) женщина, влюблённая в мужа дочери ("Федра" Софокла и Расина, "Ипполит" Эврипида и Сенеки), 2) кровосмесительная страсть доктора Паскаля (в одноимённом романе Золя) и т. д.

27-я ситуация -УЗНАВАНИЕ О БЕСЧЕСТИИ ЛЮБИМОГО ИЛИ БЛИЗКОГО (иногда связанная с тем, что узнавший вынужден произнести приговор, наказать любимого или близкого). Элементы ситуации: 1) узнающий, 2) виновный любимый или близкий, 3) вина. Примеры: 1) узнать о бесчестии своей матери, дочери, жены, 2) открыть, что брат или сын убийца, изменник родины и быть вынужденным его наказать, 3) быть вынужденным в силу клятвы об убийстве тирана - убить своего отца и т. д.

28-я ситуация - ПРЕПЯТСТВИЕ ЛЮБВИ. Элементы ситуации: 1) любовник, 2) любовница, 3) препятствие. Примеры: 1) брак, расстраивающийся из-за социального или имущественного неравенства, 2) брак, расстраивающийся врагами или случайными обстоятельствами, 3) брак, расстраивающийся из-за вражды между родителями с той и другой стороны, 4) брак, расстраивающийся из-за несходства характеров влюблённых и т. д.

29 ситуация - ЛЮБОВЬ К ВРАГУ. Элементы ситуации: 1) враг, возбудивший любовь, 2) любящий врага, 3) причина, почему любимый является врагом. Примеры: 1) любимый - противник партии, к которой принадлежит любящий, 2) любимый - убийца отца, мужа или родственника той которая его любит ("Ромео и Джvльeттa",) и т. д.

30-я ситуация - ЧЕСТОЛЮБИЕ И ВЛАСТОЛЮБИЕ. Элементы ситуации: 1) честолюбец, 2) то, чего он желает, 3) противник или соперник, т. е. лицо противодействующее. Примеры: 1) честолюбие, жадность, приводящая к преступлениям ("Макбет" и "Ричард 3" Шекспира, "Карьера Ругонов" и "Земля" Золя), 2) честолюбие, приводящее к бунту, 3) честолюбие, которому противодействуют близкий человек, друг, родственник, свои же сторонники и т. д.

31-я ситуация - БОГОБОРЧЕСТВО (борьба против бога) Элементы ситуации: 1) человек, 2) бог, 3) повод или предмет борьбы Примеры: 1) борьба с богом, пререкание с ним, 2) борьба с верными богу (Юлиан отступник) и т. д.

32-я ситуация - НЕОСОЗНАВАЕМАЯ РЕВНОСТЬ, ЗАВИСТЬ. Элементы ситуации: 1) ревнивец, завистник, 2) предмет его ревности и зависти, 3) предполагаемый соперник, претендент,4) повод к заблуждению или виновник его (предатель). Примеры: 1) ревность вызвана предателем, которого побуждает ненависть ("Отелло") 2) предатель действует из выгоды или ревности ("Коварство и любовь" Шиллера) и т. д.

33-я ситуация - СУДЕБНАЯ ОШИБКА.Элементы ситуации: 1) тот, кто ошибается, 2) жертва ошибки, 3) предмет ошибки, 4) истинный преступник Примеры: 1) судебная ошибка спровоцирована врагом ("Чрево Парижа" Золя), 2) судебная ошибка спровоцирована близким человеком, братом жертвы ("Разбойники" Шиллера) и т. д.

34-я ситуация - УГРЫЗЕНИЯ СОВЕСТИ. Элементы ситуации: 1) виновный, 2) жертва виновного (или его ошибка), 3) разыскивающий виновного, старающийся его разоблачить. Примеры: 1) угрызения совести убийцы ("Преступление и наказание"), 2) угрызения совести из-за ошибки любви ("Мадлен" Золя) и т. д.

35-я ситуация -ПОТЕРЯННЫЙ И НАЙДЕННЫЙ. Элементы ситуации: 1) потерянный 2) находимый(ое), 2) нашедший. Примеры: 1) "Дети капитана Гранта" и т. д.

36-я ситуация -ПОТЕРЯ БЛИЗКИХ.Элементы ситуации: 1) погибший близкий человек, 2) потерявший близкого человека, 3) виновник гибели близкого человека. Примеры: 1) бессильный что-нибудь предпринять (спасти своих близких) - свидетель их гибели, 2) будучи связанным профессиональной тайной (врачебной или тайной исповеди и т. д.) он видит несчастье близких, 3) предчувствовать смерть близкого, 4) узнать о смерть союзника, 5) в отчаянии от смерти любимого(ой) потерять всякий интерес к жизни, опуститься и т. д.
И ещё некоторые комментарии с форумов интернета.
• - "...тот же Польти через несколько лет после выхода книги накопал еще 6. В древнегреческой литературе. Неактуальных. Всего - 42. • - "некоторые исследователи вообще только девять основных сюжетов выделяют, считая все прочее вариациями на тему...

Прикрепления: 1095646.jpg(45.4 Kb)


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Среда, 11 Май 2011, 8:31 PM | Сообщение # 22
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Как написать бестселлер


Самые популярные и востребованные российские авторы дают советы, как написать успешную книгу. На эту же тему рассуждают и профессионалы - представители крупнейших издательств, а также эксперты книжного рынка. Мнение популярных писателей, авторов бестселлеров

Борис Акунин: «Качественный текст + грамотная подача + везение»

«Формула бестселлера слагается из трех компонентов: качественный текст + грамотная подача + везение. Первое зависит от пишущего, второе — от издающего, третье — Сами Знаете От Кого. Иногда бывает, что хромает первый компонент, но второй и третий очень сильны и вытягивают книжку. Бывает, что слаб второй компонент, тогда книга все равно может стать бестселлером, но не сразу. Однако без третьего компонента никакой текст, даже самый расчудесный, превосходно оформленный и идеально прорекламированный, настоящим бестселлером не станет», — рассказал Time Out Борис Акунин.

Видимо, все три компонента сошлись, когда в 1998 году вышел дебютный роман «Азазель» некоего автора, скрывшегося под псевдонимом Б. Акунин. Все гадали, кто бы мог это написать. Среди претендентов на роль автора называли, например, теперешнего проректора РГГУ Дмитрия Бака — потому что занимается русской литературой XIX века и пишет легко. Позже выяснилось, что это, разумеется, гуманитарий, но не русист, а японист, переводчик и критик, который познакомил российского читателя с текстами Юкио Мисимы, — Григорий Чхартишвили.

Книги сделали Чхартишвили самым состоятельным российским писателем. По оценке русского издания Forbes, они принесли Акунину с июля 2004-го по июль 2005 года около 2 миллионов долларов, а с июля 2005-го по июль 2006 года — 1 миллион 200 тысяч долларов, позволив занять ему соответственно 19 и 48—49 места в рейтинге наиболее богатых представителей российской культуры и шоу-бизнеса.

Дмитрий Глуховский: «Деньги находят человека сами»

Важно помнить, что книга должна быть интересной и увлекательной. Поэтому я стараюсь строить все вокруг острых сюжетов — полудетективных, полумистических. Книга должна с первых же страниц читателя захватывать, увлекать, загадывать ему несколько загадок, ответ на которые он получит в следующих главах или не получит вообще. Потому что если не отпустить читателя, продолжать владеть его воображением, даже когда он закроет последнюю страницу, — это заставляет его потом обсуждать роман с друзьями, делиться возмущением, что ответы не на все вопросы получены. Так начинается реклама книги.

Никакая рекламная кампания не способна создать долговременный бестселлер. Всегда последнее слово за сарафанным радио, за мнением и рекомендациями людей. Рекламная кампания способна дать старт продажам, а потом люди сами уже определяют, хорошо это или плохо.

У меня книги в той или иной степени интерактивны. У людей есть шанс принять участие в создании романа. Они могут прогнозировать развитие сюжета, выражать свое мнение на этот счет, говорить, какие герои у них любимые. Мне не обязательно потакать их желаниям, я могу делать вообще все наоборот, чтобы удивить их, но сам факт, что они знают, что приложили руку к созданию этой книги, уже заставляет их чувствовать, что книга им близка.

Я был одним из первых, кто занялся бесплатным распространением текстов в интернете, заявляю без ложной скромности. Я имею в виду не когда пиратируют и ты закрываешь на это глаза, а наоборот, когда понимаешь, что закрепление автора в массовом сознании — долгий процесс, и надо сделать так, чтобы информация распространялась как можно быстрее.

300—500 рублей, которые в нашей стране просят за книгу, — это серьезный ценз, резко ограничивающий число людей, способных ее прочесть. Незачем гоняться за своим долларом авторского вознаграждения с экземпляра. Твоя задача — заявить о себе, сделать так, чтобы как можно больше людей о тебе узнало. Если единственное, что мешает читателю, это материальные ограничения, наплевать на этот доллар.

С первыми двумя книгами я не думал о денежной составляющей — деньги меня настигли сами. Я думал, как сделать что-то необычное и как можно шире распространить сигнал. А о том, как монетизировать эту капитализацию, я не задумывался.

Когда в случае с «Метро 2034» сайт за полгода посетило полмиллиона человек, я понял, что проект успешен. А потом издательство «АСТ» предложило за книгу столько денег, что меня это вполне устроило. Деньги находят человека, а писать книгу из каких-то финансовых расчетов просто глупо.

Когда ты работаешь над книгой, надо отключиться от внешнего мира и писать. Когда ты книгу дописал — тогда нужно переключить сознание и думать о ее продвижении. Думать о книге только как о бизнес-проекте изначально, мне кажется, неправильно.

Если мои книги перестанут покупать, мне, конечно, будет неприятно, но от голода я не умру, потому что у меня есть еще несколько профессий. Во-первых, я журналист, радиоведущий, телекорреспондент, и со всех работ уходил, оставаясь в хороших отношениях с начальством. Так что я могу вернуться на приличную зарплату.

Сергей Лукьяненко: «Я на писательские гонорары живу уже лет 15»

Если сознательно ставить такую цель, то написать бестселлер нельзя. Это подтверждается примерами большинства бестселлеров, которые прогремели за последнее время: это и «Гарри Поттер», и «Код да Винчи». Как правило, автор попадает в тему, которая захватывает миллионы, случайно. Есть масса факторов, способных увеличить вероятность этого попадания: и насколько хорошо написан текст, и насколько мысли автора созвучны с мыслями читателя. Но все попытки после удачи какой-то идеи собрать под эту идею еще огромное количество читателей были неуспешны. На тему «Кода да Винчи» и «Гарри Поттера» появлялась масса вариаций. Ни одна из них не стала бестселлером.

Автор должен не только понимать интересы читателей, но и разделять их. Быть заинтересованным в том, что пишет, даже если и делает это с учетом вкусов своей публики. Иначе будет чувствоваться фальшь. Я обсуждаю с читателями свои книги, но не всегда следую их советам.

Если мои книги перестанут покупать, то буду работать в смежных отраслях — сценарии для кино и компьютерных игр, на худой конец попытаюсь вспомнить профессию врача, которой когда-то учился. Хотя не думаю, что из меня получится хороший врач, слишком много времени прошло. Я на писательские гонорары живу уже лет 15. Разумеется, 15 лет назад я зарабатывал гораздо меньше, чем сейчас, но на жизнь мне и тогда хватало. 12 лет назад, переехав в Москву, я смог купить себе квартиру. Я не думаю, что мои авторские доходы упадут ниже такого уровня, чтобы я не смог зарабатывать хотя бы на уровне квалифицированного врача. Разве что совсем разучусь писать.

Сергей Минаев: «Если бы существовал рецепт бестселлера, их было бы как собак нерезаных»

Написать бестселлер нельзя, потому что если бы существовала рецептура, как стать за 35 минут успешным автором, то у нас бестселлеров было бы на рынке как собак нерезаных. Любой бестселлер — всегда комбинация материала и времени, в которое он выходит, совпадение некоторых вещей в одной точке. Это как феномен «Духless’а», который никто не может объяснить, в том числе и я. Откуда 700 000 напродавали — непонятно.

В книге должен быть нерв, какая-то особая духовность, иначе не цепляет. Сколько книг напичкано модными образами и вроде как про актуальные события, но они никому не нужны, потому что просто не цепляют. Не знаю, почему, — если бы знал, по книжке в месяц писал бы.

Если мои книги перестанут продаваться, у меня много еще чего останется — есть бизнес (винный. — Прим. Тime Оut), телевидение («Честный понедельник» на канале НТВ. — Прим. Тime Оut), радио («60 минут с Сергеем Минаевым» на «Русской службе новостей». — Прим. Тime Оut). Для меня писательство — это фан. Если тебе нечего больше сказать, ну что ты лезешь? Как говорит товарищ Кач, «нет подвига — не х… лезть».

Владимир Сорокин: «Научиться писать бестселлеры можно — это продемонстрировал Набоков»

Научиться писать бестселлеры, думаю, можно — это продемонстрировал, например, Набоков. Сел и написал «Лолиту», которая сильно отличается от всего написанного до этого. Идея этого романа — «сделать Запад». Буквально. Запад, который был равнодушен к Набокову десятилетия.

С «Лолитой» он попал в десятку и стал культовым автором. Эта книга практически сразу сделала его известным писателем. Так что теоретически это возможно. Я такой задачи не ставил, потому что у меня не было периода затянувшейся безвестности. Когда я был в андерграунде, люди, мнением которых я дорожил, меня прочитали и приняли. Я был удовлетворен. Потом я довольно рано напечатался на Западе — мне было 29 лет. Была отличная пресса. Что касается денег, то на жизнь их хватало, а миллионы литературой я не заработал, и, может быть, слава богу. Это избавило от многих искушений. Ведь бестселлер — это обращение ко всем. Ни в «Дне опричника», ни в «Сахарном Кремле» я задачи такой не ставил. Наверное, у меня бы это и не получилось. По разным причинам.

Что будет, если перестанут покупать мои книги? Многие писатели зарабатывают журналистикой, например. А потом у меня есть как минимум еще две профессии — это художник-график и, я думаю, повар. Приготовить стейк под грибным соусом или царскую уху я могу запросто. Так что на жизнь я себе заработаю.

Полина Дашкова: «Возможность написать бестселлер — слабое утешение для неудачников»

Написать запрограммированный бестселлер нельзя. Само предположение, что это возможно, — слабое утешение для литературных неудачников. В качестве иллюстрации могу рассказать историю об одной английской писательнице, с которой я выступала. Когда мы с ней услышали вопрос, который уже и для нее, и для меня совершенно невыносим: «Где вы берете сюжеты?», она рассказала, что существует закрытый секретный сайт в интернете, где хранятся любые сюжеты. И каждый сюжет — потенциальный бестселлер. Когда автор успешно издает первую книгу и видно, что он перспективен, издатель дает ему ключ-код к этому сайту. Он туда залезает и там распоряжается как угодно — берет что ему хочется.

Зал смеялся, а в конце к ней подошел молодой человек и сказал: «Сколько вы хотите наличными прямо сейчас за то, что вы мне скажете код этого сайта?»

Возможно, существуют рецепты раскрутки книги. Сейчас уже нет, а года полтора назад, когда был расцвет литературного гламура, рецепт бестселлера заключался не в том, как написать, а в том, как продать.

Существуют пиар-технологии, которые позволяют продавать любую ерунду. Самый яркий пример — Дэн Браун. Очень слабое произведение, особенно на уровне высочайшей американской школы в жанре исторического конспирологического триллера. Слабенькое, кое-как написанное на основе откровенного плагиата, но раскручено в мировом масштабе. Это пример гениального пиара. Но это все очень ненадолго. Следующие книги Брауна продавались все хуже и хуже, читать их невозможно, фильмы собирают бешеные деньги, но с них люди уходят. Знаете, какое самое не читанное, но до сих пор безумно популярное произведение? «Майн кампф» Гитлера. Скучнейший текст, кое-как состряпанный, переписанный несчастным монахом-расстригой, которого потом уничтожили. Но это был супербестселлер, огромное количество переизданий.

Если возникает иллюзия, что существует нечто вроде литературной кулинарной книги, то лучше вообще не браться. Писать нужно о том, о чем ты не сказать не можешь. Тогда есть шанс, что это будут читать.

Если мои книги перестанут покупать, я все равно буду писать книги. В стол. Во-первых, у меня есть муж, который работает и зарабатывает. В нашей жизни случались разные периоды, я думаю, он меня прокормит. Во-вторых, я могу переводить. Не знаю, что-нибудь придумаю. Сколько писателей в советское время писали в стол — на что-то же они жили. У меня был период, когда меня тянули в телеведущие, даже был некий опыт. Я сбежала оттуда очень быстро. Есть люди, для которых литература — хобби. Это нормально, они ее совмещают с другой активностью. Для меня это не так. Я только пишу и больше ни в чем себя не мыслю.

Арсен Ревазов: «Я написал свою книжку, чтобы развлечься»

«Я никогда не занимался литературой, ничего не знаю про рецепты и писал свой роман “Одиночество-12” просто о чем думал. И чтобы было интересно прочесть самому. По рецептам могут писать профессиональные писатели. А я же не профессиональный писатель, я же так… Написал одну книжку из желания получить удовольствие и развлечься. То есть я допускаю, что можно, но ко мне это никак не относится.

Сейчас я пишу вторую книгу, которая будет иметь некоторое отношение к предыдущей, но не близкое. Это не продолжение. Сейчас мне гораздо хуже: теперь я понимаю, что хорошо, а что плохо, и лишен свободы. И мне это дико мешает.

При написании второй книги не хватает раскованности, расслабленности и отмороженности. Вообще второй роман обычно бывает хуже, чем первый, как известно».

Ревазов занимается интернет-технологиями и фотографией и писателем себя не считает.

Дмитрий Быков: «Бестселлер — вещь, как правило, разовая»

Только в случае, если вы приурочиваете бестселлер к некоторому событию, у вас есть шанс. Что выстрелило в случае с моей книгой о Пастернаке? Во-первых, сама серия «ЖЗЛ» переживала тогда реформы: из серии довольно сухих биографий официальных лиц она превратилась действительно в жизнь замечательных людей. Там появились спорные персонажи, люди, которые находились в центре общественного внимания, но в советские и постсоветские времена было не до них.

Потом Пастернак — это фигура, всегда привлекавшая внимание, удивительный феномен и судьбы, и таланта, один из немногих случаев гениальности в России ХХ века. Биографический жанр в постсоветские времена очень востребован, потому что людям нужны ориентиры. Они в большей степени утрачены, и поиск этих ориентиров в чужих биографиях — естественное дело. Потом у Пастернака широкий круг читателей сам по себе — не просто любители, но и школьники, и студенты, и так далее.

Бестселлер — вещь, как правило, окказиональная, разовая. Это книга, которая в какой-то момент широко продалась, а оказала ли она влияние на последующие вещи — мы не знаем. Это явление в лучшем случае одного года, а чаще всего нескольких недель. Совпадение бестселлера с классикой — крайне редкое явление. Я могу их по пальцам перечислить: «Мастер и Маргарита», «Лолита», «Доктор Живаго», «Убить пересмешника».

Дина Рубина: «Меня не тошнит от того, что я делаю»

Мне кажется, как раз сейчас я пишу бестселлер. Но я не думаю, что серьезный писатель может сознательно сесть и решить: «Я буду писать бестселлер». Он может об этом только догадываться. У меня была знакомая, у которой один за другим родились пять мальчиков. И она все-таки решилась на шестого ребенка — ей ужасно хотелось дочь. Когда она почувствовала, что ждет ребенка, она замерла и некоторое время даже никому не говорила. А потом позвонила мне и сказала: «Знаешь, у меня на этот раз будет дочь». Я спросила: «Откуда ты знаешь, ты делала УЗИ?». Она ответила: «Нет, я просто чувствую — меня не тошнит».

И я тоже чувствую — меня не тошнит от того, что я делаю. Я пишу и сама ужасно увлечена. Мне кажется все-таки, что это небесная канцелярия. Нельзя дать себе задание написать бестселлер, но почувствовать, что это пришло, можно. Когда писатель находится среди жерновов творчества, когда его тянет в разные стороны и буквально колесует сюжет, он не может в это время думать, что такое бестселлер.

Если мои книги перестанут покупать, я буду заниматься тем, чем я занималась много лет подряд, — буду ездить выступать, я неплохая актриска, у меня есть несколько программ, и, надо сказать, я собираю довольно большие залы. Вполне неплохо зарабатывала, так что меня абсолютно это не пугает. Писатель не может рассчитывать на то, что его книги будут продаваться всегда. Настоящий писатель должен прислушиваться к линии судьбы и послушно двигаться параллельно ей. Мнение издателей и экспертов

Алексей Гордин, главный редактор издательства «Азбука»:«Бестселлеры бывают разные»

Бестселлером по формальным признакам может быть роман детективный, фантастический, мелодраматический — какой угодно. Но издатели, читатели и журналисты рассматривают его не в связи с жанровой принадлежностью, а как роман. В этом отличие бестселлера от просто хорошо продающегося фантастического романа.

Сейчас издатели норовят назвать бестселлером книгу, продающуюся тиражом более 10 000 экземпляров. На мой взгляд, это лукавство — речь может идти от 100 000. Бестселлер как жанр должен быть интересен самым разным читательским аудиториям. Стало совершенной банальностью, когда издатели пишут на обложке, что книга будет интересна всем-всем. Так не бывает, кроме как в случае с настоящими бестселлерами.

Юрий Дейкало, генеральный директор издательства «Астрель»: «Продажи зависят от сарафанного радио»

Если динамики достаточно, чтобы книгу можно было прочесть от начала и до конца, то она может стать бестселлером. Не важно, идет ли речь о художественном тексте или это нон-фикшн. Любые рекламные операции, которые вы делаете, когда продаете проект, максимум к чему приводят — это к продаже 5—15 тысяч экземпляров. Все остальное зависит от сарафанного радио. Никакого рецепта однозначного тут нет — либо это сарафанное радио случится, либо нет. А вся ваша реклама и все усилия издателя касаются продажи первых 10—15 тысяч.

Константин Рыков
, владелец издательства «Популярная литература»: «Достаточно выпускать женские романы»

Я к тексту отношусь очень просто — я его сам читаю, если он мне нравится, то значит, что понравится не только мне, но и большому количеству людей.

Например, проект «Этногенез» я старался реализовать года с 2002-го. Сначала была создана идея проекта — что-то вроде Библии мира. Далее мы встречались с разными авторами, рассказывали им идею. У «Этногенеза» нет аналогов. Мы совершенно себе не можем представить, как такой проект может развиваться. Он может оказаться коммерчески очень выгодным, а может — большим провалом. Чтобы делать коммерческие книжки, достаточно выпускать хорошие женские романы. Наше издательство выпускает всего две-три книжки в год, и есть смысл сделать так, чтобы они были заметными.

Ольга Морозова, главный редактор «Иностранки» и «КоЛибри», владелец «Издательства Ольги Морозовой»: «Нужно найти незанятую нишу»

Я не знаю, как я выбираю книги, — иду как пес по следу. Есть, конечно, такая простая и очевидная вещь, как модная тема. Модным в свое время стал Акунин, модным стал Пелевин. Нужно в этом огромном объеме текста попытаться найти незанятую нишу. Если ниша не занята, то это может сыграть. Ведь все топчутся на одном и том же поле. Вот сейчас я буду раскручивать Олега Сивуна. Мы подавали на «Национальный бестселлер» — там он чуть-чуть не добрал до шорт-листа. Завтра будет получать Новую Пушкинскую премию. Когда я его выбрала, у него не было никакой Пушкинской премии — он только номинировался. Мне у него безумно понравилась искренность интонации.

Сергей Пархоменко, директор издательства Corpus: «Автор должен быть не менее интересен, чем его книга»

Есть общее впечатление от текста, которое либо оказывается верным, либо нет. Есть представление издателя о запросах разных групп читателей. В этом заключается издательское творчество — талант тонко чувствовать эти потребности.

Важнейшими элементами потенциального бестселлера являются три вещи. Во-первых, литературное качество текста — не любую книгу можно сделать бестселлером. Во-вторых, это ясный адрес, понимание того, кто читатель в социальном смысле, возрастном, образовательном. И при каких обстоятельствах эта книга может оказаться этому читателю нужной. Что это такое — подарок, учебник жизни, развлечение, например, на пляже. И третий важнейший ингредиент — это фигура автора. Автор должен быть не менее интересен, чем его книга. Он должен быть живой, он сам по себе должен быть событием. Выход книги никогда не становится большим событием, если не становится событием появление на публике автора. Интересной, в чем-то загадочной фигуры. Интересуясь автором, люди интересуются книгой.

Александр Шаталов, критик, ведущий программы «Домашнее чтение»: Прежде чем писать бестселлер, нужно понять, как он будет пиариться, поскольку издатели, за исключением пары самых крупных, не вкладывают большие деньги в прямую рекламу книг. Поэтому необходимо привлечь кого-то, кто уже хорошо известен. Это может быть, например, медийный автор — неслучайно шла охота за такими персонажами, как Ксения Собчак и Андрей Малахов. Любой продукт, подписанный этими именами, будет бестселлером.

Можно еще взять тему, которая хорошо известна. Например, это может быть производственный роман. Я уверен, что бестселлером стал бы роман, рассказывающий о компании Bosco di Ciliegi. Во всяком случае в Москве. Или роман про Первый канал — про Константина Эрнста, про его сотрудников. Вся эта информация есть в интернете, не надо даже встречаться ни с кем. Немного по-другому называешь персонажей — и все, каждый прочитает набор персонифицированной информации с сайта kompromat.ru. То, что делал когда-то Достоевский, выискивая сюжеты в местной прессе, мы можем делать, обращаясь к расследованиям журналистов.

По этому же принципу начинала работать Оксана Робски, которая открыла тему Рублевки и на ней въехала в литературу. Конечно, важна сюжетность: родился, полюбил, изменил, умер. Так пишет Акунин. Остальное не важно. Если мы откроем текст, то большой разницы между тем, что пишет Минаев, и тем, что пишет Мамлеев, не увидим: у обоих достаточно неряшливая проза. Но один считается попсовым автором, а второй — классиком. В данном случае репутация оказывается важнее, чем текст.

Николай Александров, критик, ведущий программы «Разночтения»: Вместо подробного ответа на вопрос, можно ли по заказу написать бестселлер, я расскажу одну коротенькую историю.

Когда я брал интервью у Демьяна Кудрявцева, который написал сложнейший роман «Близнецы, ни по каким канонам не подходивший под понятие «бестселлер», я расспрашивал его об иерусалимском литературном круге, во главе которого стоял Михаил Генделев. В этот круг входил среди прочих Арсен Ревазов, довольно близкий приятель Кудрявцева, автор романа «Одиночество-12». Роман стал безусловным бестселлером, он был не только издан, но и переиздан. Его и сейчас можно найти во многих книжных магазинах. Так вот, Кудрявцев говорил, что Арсен, как человек достаточно обстоятельный, не просто рассказывал историю, а довольно внимательно изучал детектив, триллер, боевик, то есть роман-экшен. Не секрет, что для бестселлера динамика действия, захватывающий сюжет, острая интрига — это составляющие успеха.

По словам Кудрявцева, тот не просто писал роман, а писал роман по рецепту бестселлера. Это один из тех случаев, когда автор сознательно пишет бестселлер и добивается успеха. Впрочем, сам Ревазов, когда я с ним разговаривал, все это отрицал и говорил, что роман родился совершенно спонтанно.

Александр Гаврилов, издатель журнала «Что читать»:

«Бестселлер» — примерно такой же миф современного культурного сознания, как «деньги» или «здоровье».

Можно ли по рецептам заработать денег? Можно. Но у одного получится заработать много, а у другого — мало. Помните, как у Довлатова: «Денег заплатили?» — «Заплатили». — «Хороших?» — «Хороших. Но мало».

Если вглядеться в бестселлер, то это довольно разнообразная внутри себя вещь. Есть книги, которые недолго хорошо продаются. Вот он выбросился на рынок, хорошо продавался на протяжении полугода, потом пропал, и больше его никто не видел. Есть лонгселлеры — книги, которые устойчиво хорошо продаются на протяжении длительного времени: «Преступление и наказание» Достоевского, «Парфюмер» Зюскинда. Это книги, которые способны кормить своих авторов на протяжении долгих лет. В новой исторической реальности такими книгами стали только сочинения об Эрасте Фандорине Бориса Акунина.

Написать короткий
бестселлер по рецепту можно. Подготовка бестселлера включает в себя внятный маркетинг, когда человек исследует рынок, пытается понять, про что он должен написать, чтобы эта книжка хорошо покупалась. Затем внятную работу должен проделать издатель по продвижению этой книжки.

Почти невозможно написать по заказу лонгселлер или международный бестселлер — книгу, которую переведут во многих странах. В «Гарри Поттере», книгах Стивена Кинга, отчасти в «Фандорине» — в каждой из этих книг есть то, чему можно научиться, что можно сделать, сверяясь с прописями. Но есть еще таинственное, волшебное что-то, что отличает эту книгу от прочих, написанных по тем же лекалам. Таких книг, как «Гарри Поттер», тьма. «Гарри Поттер» — один. Написать бестселлер можно. Создать событие без вдохновения, страсти и удачи — почти невероятно.

Источник: TimeOut


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Пятница, 27 Май 2011, 5:43 PM | Сообщение # 23
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Ошибки начинающих писателей


Если вы думаете, что великими писателями рождаются, то вы ошибаетесь. Написание художественных, публицистических и прочих произведений — это большой труд. Особенно больших усилий требуют первые пробы пера. Это период ошибок начинающих писателей. Они еще только начинают овладевать своим даром, поэтому неизбежны некоторые огрехи.

Через ошибки начинающих писателей проходили все когда-либо творившие и творящие ныне сочинители. Ничего страшного в этом нет. Самое главное выработать правильное отношение к этому. Никогда не ругайте себя и не критикуйте. Помните, что ошибки у начинающих писателей неизбежны. Это своего рода период обучения, пройдя который вы набираетесь опыта и мастерства. Учитесь вовремя замечать собственные ошибки и делать правильные выводы. Тогда вы не потеряете интерес к сочинительству и сможете развиваться дальше.
В этой статье мы рассмотрим пять основных ошибок начинающего писателя. Сразу договоримся, что начинающим писателем мы будем считать того, кто чувствует неудержимую тягу к сочинительству, но пока не может писать так, как хочет.



Первая ошибка — неуверенная писательская позиция. За все время своего существования человечество написало огромное множество книг. Все темы поднимались и разжевывались не один десяток раз. Внести что-то новое в этот мир уже довольно проблематично. Естественно начинающий писатель неуверен: зачем и о чем мне писать, если все уже написано до меня? Вот в этой неуверенности и кроется первая ошибка начинающего писателя. Да, в этом мире уже много написано и еще больше будет написано. Однако помните, что каждый человек уникален. Такого как вы никогда не было и никогда уже не будет. Поэтому если вы чувствуете потребность что-то сказать этому миру, будьте уверены и не сдерживайте себя.


Вторая ошибка
начинающего писателя произрастает из первой. Начинающий писатель зачастую не знает о чем писать. Как правило, эта проблема возникает у молодых писателей, которые еще мало видели в жизни и имеют мало опыта. Неверное решение проблемы — отложить ручку до накопления этого самого опыта. Не делайте этого! Даже младенцу есть о чем рассказать этому миру, а уж вам-то тем более. В писательстве не так важна точность. Доверяйте своей интуиции и подсознанию. Наш мозг кладезь такого количества знаний, что порой мы даже не догадываемся, каким кладом владеем. Поэтому ничего не бойтесь и больше доверяйте себе.

Третья ошибка заключается в якобы отсутствии необходимого для сочинительства времени. Эта ошибка, впрочем, касается всех людей. Это своего рода оправдание, которое человек придумывает, чтобы оправдать свою лень и ничего не делать. Я же работаю с утра до ночи, ну когда же мне еще и писать? Вот заработаю побольше, уйду в отпуск и тогда непременно напишу гениальное произведение. Знакомо? Если вы поддаетесь таким мыслям, то никогда ничего не напишете. Творческий процесс не зависит от количества денег и времени. Помните, что писательство — это такая же работа, требующая немалых усилий. Это как спорт — без регулярных тренировок не будет результата. Не думайте, что все маститые писатели сначала зарабатывали деньги, а потом уже приступали к написанию своих шедевров. Они также работали, но не забывали о своем писательском труде, ежедневно выделяя какое-то время. Так что долой отговорки. Хотите стать настоящим писателем — уделяйте этому занятию минимум полчаса каждый день.

Четвертая ошибка начинающего писателя кроется в том, что у него обычно нет никакого алгоритма работы. У всех известных писателей обязательно существует определенный порядок написания произведения. Любой пропуск ведет к остановке всей работы. Все начинается с тренировки. Заведите себе правило не проводить ни одного дня без написания хотя бы строчки. Пишите что угодно и о чем угодно, главное делайте это каждый день. Как только родится замысел, можно приступать к дальнейшей работе. Порядок действий таков: замысел — сбор информации и необходимых материалов — написание первого варианта — редактирование, правка — написание второго варианта — читка друзей и близких — выслушивание критики и замечаний — написание третьего варианта — отправка написанного в стол на месяц и более — редактирование, правка — публикация окончательного варианта.

Пятая ошибка ,пожалуй, создает самые большие препятствия. Никогда не беритесь за написание произведения, если вашей единственной целью является желание прославиться. Слава и деньги — вполне закономерный итог вашей работы. Однако это лишь приятное вознаграждение. Для истинного писателя важен сам творческий процесс. Вот почему маститые писатели всегда избегали заказных, проплаченных произведений. Вас должна будоражить мысль не о будущих золотых горах, а о встрече с рабочим столом и своим шедевром. Вы должны полностью отдаваться творческому процессу, тогда вам будет не страшна никакая критика. Наслаждайтесь процессом творения, и вы создадите настоящий шедевр.



Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Пятница, 27 Май 2011, 6:47 PM | Сообщение # 24
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Метод снежинки

Автор: Рэнди Ингермансон


Хотите написать роман и все не можете собраться с силами? Такое случается довольно часто. Писать книги легко; трудно писать хорошие книги. Если бы это было не так, мы бы все создавали бестселлеры.
На свете существуют тысячи способов написания романа. Какой из них самый лучший? Тот, что подходит лично для вас. В этой статье я хочу поделиться методом, который подходит для меня. Хорошая художественная литература не является чем-то случайным это результат тщательно спланированного действия, дизайна романа. Вы можете заниматься дизайнерской работой как до, так и после написания книги.
Я пробовал делать и то, и другое и, в конце концов, убедился, что до и быстрее, и качественнее. Как делать дизайн художественного произведения? По своей основной работе я занимаюсь архитектурой сложных программных проектов.
И я пишу книги по той же схеме, что и программы используя метод снежинки. Что это такое? Прежде, чем мы пойдем дальше, посмотрите на снежинку. Схема снежинки один из важнейших математических объектов, изучением которого занимались многие ученые. Здесь мы видим пошаговую стратегию создания снежинки. Поначалу она не очень похожа на саму себя, но постепенно все становится на свои места. На тех же самых принципах можно писать романы начните с малого, а потом надстраивайте все новые и новые детали, пока у вас не получится полноценная история. Часть дизайнерской работы в литературе - это креатив, а часть - это управление собственным креативом: превращение разрозненного материала в хорошо структурированный роман.
Как раз этому я и хочу научить вас. Большинство писателей затрачивает массу времени на обдумывание романа. Возможно, вы проводите какие-то исследования. Вы просчитываете, как будет развиваться история. Вы устраиваете мозговой штурм. Вы слышите голоса различных персонажей. Это наиважнейшая часть создания книги, которую я называю накидывать информацию. Я предполагаю, что вы знаете, как это делается: у вас в голове уже сложилась идея книги и сейчас вы готовы сесть и начать писать.
Но прежде, чем приступить к делу, вам следует заняться организационными моментами. Вам нужно записать все идеи на бумаге в той форме, которую вы потом сможете использовать. Зачем? Потому что наша память ненадежна, и потому что в вашей истории (как и в любой другой, находящейся на той же стадии) имеется множество дыр, которые необходимо залатать до того, как вы начнете работать. Вам нужно создать план романа, причем так, чтобы это не отбило у вас желание писать. Ниже приведена пошаговая схема, по которой я создаю дизайнерские документы своих книг, и которая, надеюсь, поможет вам.
ШАГ ПЕРВЫЙ.
Потратьте час и напишите аннотацию на ваш роман длинною в одно предложение. Что-то вроде этого: Злобный физик совершает путешествие в прошлое, чтобы убить апостола Павла (аннотация на мой первый роман Грех ). Это ваш роман крупным планом, аналог большого треугольника в схеме снежинки. Когда вы будете предлагать вашу книгу издателям, предложение-аннотация должно будет появиться в самом начале произведения. Его еще называют хуком (зацепкой), позволяющей продать роман издателю, дистрибьютерам, магазинам и читателям. Так что постарайтесь, чтобы он звучал как можно лучше. Несколько советов, как это сделать: Чем короче, тем лучше. Предложение не должно превышать 15 слов. Никаких имен! Лучше сказать Инвалид-акробат, чем Джейн До . Свяжите общую концепцию произведения с персонажами. Кто из героев больше всех пострадал по ходу развития сюжета? А теперь укажите, что он желает получить в виде награды. Читайте краткие аннотации книг в списке бестселлеров New York Times, чтобы понять, как это делается. Умение описать книгу в одном предложении это искусство, и им стоит овладеть.
ШАГ ВТОРОЙ
Потратьте еще один час и расширьте предложение до абзаца, описывающего завязку, конфликт и развязку романа. В результате у вас получится аналог второй ступени в схеме снежинки. Лично мне нравятся истории, написанные по схеме три конфликта плюс конец. Развитие каждого из конфликтов занимает четверть книги, а на конец уходит еще одна четверть. Вы тоже можете использовать этот абзац в своей заявке на публикацию. В идеале он должен состоять из пяти предложений. Одно предложение на завязку, по одному на каждый из конфликтов, и еще одно на конец.
ШАГ ТРЕТИЙ
Все вышесказанное даст вам общий вид истории. Теперь нужно прописать нечто аналогичное для каждого из героев. Герои - самая важная часть любого романа, поэтому время, которое вы вложите в их создание, вдесятеро окупится, когда вы начнете работу над книгой. На каждого из основных героев потратьте час и напишите небольшое, на одну страничку, сочинение:

- Имя героя.

- Предложение, которое описывает историю его жизни.

- Мотивации героя (чего он хочет добиться в идеале?)

- Цель героя (чего он хочет добиться конкретно?)

- Конфликт (что мешает ему добиться цели?)

- Прозрение (что он узнает, как он меняется в результате случившихся событий?)

- Абзац, который описывает события, в которых герой принимает участие.

Важное замечание: возможно, после этого вам потребуется вернуться и переписать аннотации. Это хороший знак ваши герои учат вас чему-то полезному для вашей истории. На каждой стадии написания романа вы можете возвращаться назад и перекраивать сделанное ранее. Это очень полезная штука: исправление всех недочетов лучше сделать сейчас, нежели тогда, когда вы уже написали 400-страничную рукопись.
ШАГ ЧЕТВЕРТЫЙ
На этой стадии у вас в голове должна сложиться полная картина вашего романа и на это у вас уйдет только день-два. Теперь нужно расписать историю. Потратьте несколько часов и сделайте из каждого предложения аннотации самостоятельный абзац. Все из них, кроме последнего, должны заканчиваться конфликтом (последний финалом произведения). В результате вы получите синопсис романа, который потом тоже можно использовать для отсылки в издательство.
ШАГ ПЯТЫЙ
Потратьте день-два на одностраничное описание каждого главного героя. По полстранички уйдет на второстепенных персонажей. Эти синопсисы персонажей должны рассказать вашу историю с точки зрения каждого из них. Если потребуется, возвращайтесь к прежним наработкам и делайте нужные исправления. Этот этап доставляет мне наибольшее удовольствие, и позже я вставляю синопсисы персонажей в основной синопсис. Редакторам это нравится, так как им всегда импонирует художественная литература, основанная на людских характерах.
ШАГ ШЕСТОЙ
Теперь у вас есть цельная история и несколько основанных на ней рассказов, по одному на каждого героя. Потратьте неделю и расширьте одностраничный синопсис до четырехстраничного. По сути, вам нужно растянуть каждый абзац из Шага Четвертого на целую страницу. По ходу дела вы выявляете внутреннюю логику произведения и делаете стратегические решения.
ШАГ СЕДЬМОЙ
Превратите описание героев в развернутый рассказ о каждом из них с указанием всех существенных деталей: дата рождения, внешность, история жизни, мотивация, цели и т.п. И самое важное, каким образом герой преобразится к концу романа? В результате ваши персонажи превратятся в реальных людей, и подчас будут предъявлять свои претензии к развитию сюжета.
ШАГ ВОСЬМОЙ
Прежде чем приступить к работе над рукописью, вы можете сделать пару вещей, которые помогут вам в процессе. Первое нужно взять четырехстраничный синопсис и составить перечень всех сцен, которые нужно будет прописать. Удобнее всего сделать это в Exсel. По какой-то причине многие писатели не хотят связываться с незнакомыми программами. Разберитесь с этим. Вы ведь уже освоили, как печатать в Word. Excel еще проще. Вам нужно создать перечень сцена, а эта программа как раз предназначена для того, чтобы делать перечни. Если вам не хватает знаний, купите книжку и научитесь. На это уйдет меньше дня и того стоит. На каждую сцену должна уйти одна строчка в таблице. В первой колонке перечислите героев, от имени которых ведется повествование, или глазами которых вы смотрите на происходящее в романе. В другой, более широкой колонке пропишите, что происходит в данной сцене. При желании в третьей колонке можно указать, на сколько страниц вы планируете растянуть данную сцену, а в четвертой нумерацию глав. Табличка в Excel - идеальный инструмент для этого, так как вам видна вся история целиком и вы можете легко передвигать сцены с места на место. У меня обычно получается около 100 с лишним строчек и на их составление уходит около недели.
ШАГ ДЕВЯТЫЙ
Шаг девятый применяется по желанию. Перейдите снова в Word и распишите каждую сцену, указанную в таблице на несколько абзацев. Набрасайте примерные диалогии и скетчи решаемых проблем. Если в сцене нет проблемы, то ее нужно создать или же вырезать всю сцену. У меня обычно выходило по одной-две страницы на главу и каждую из глав я начинал на новой странице. Затем я распечатывал текст и складывал его в папку со скоросшивателем так, чтобы можно было менять главы местами или же полностью переписывать их без того, чтобы спутать остальные. Этот процесс обычно занимал у меня неделю. В конечном итоге получался 50-страничный документ, который я потом исправлял красной ручкой по мере написания черновика. Все идеи, которые приходили мне с утра в голову, я записывал на полях этого документа. Это, кстати говоря, относительно безболезненный способ написания развернутого синопсиса, который так ненавидят все писатели.
ШАГ ДЕСЯТЫЙ
На этом этапе садитесь и начинайте набивать черновик. Вы удивитесь, насколько быстро вы будете писать. Мне доводилось встречать авторов, которые таким образом втрое увеличивали скорость написания романа, и в то же время их черновики выглядели так, будто они уже прошли предварительную редактуру. Я неоднократно слышал жалобы писателей по поводу трудностей написания первого черновика. Все они, без исключения, сидят и думают: Я не знаю, о чем писать дальше! Жизнь слишком коротка, чтобы писать таким образом! Нет никакой причины тратить на первый черновик 500 часов рабочего времени, если вы можете сделать его за 150 часов. Вот собственно и все. Метод снежинки помогает в работе мне и некоторым моим друзьям, которые тоже решили испробовать его. Надеюсь, он вам пригодится. Если этот метод поможет вам, я буду рад получить от вас весточку.


Источник: www.litkniga.ru


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Пятница, 27 Май 2011, 7:27 PM | Сообщение # 25
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
КАК СТАТЬ ПИСАТЕЛЕМ - 25 ПРАКТИЧЕСКИХ СОВЕТОВ



Quote
1. Уделите пристальное внимание окончанию глав, это важные места произведения.

2. Разместите пред своим рабочим местом шпаргалку и постоянно обращайтесь к ней - это поможет совершенствовать ваше мастерство писателя.

В шпаргалку внесите все ваши промахи, которые вы допускаете, как писатель, возможно, просто увлекшись сюжетом и те особые литературные приемы, которыми вы намереваетесь наделить свое произведение.

3. Запомните! Ключевое слово всегда ставится в конце фразы.

4. Вы – создатели виртуальных реальностей!

Сейчас очень модно говорить к месту и не к месту о виртуальной реальности, при этом всегда имеется в виду нечто навороченное, с массой сложных приборов, человек находится чуть ли не внутри суперкомпьютера, весь опутан проводами, почему-то именуемыми чипами, видимо, для эффектности, проводов масса, хотя я уже сейчас пользуюсь беспроводной клавой и бесхвостым грызуном, словом, почему-то все мы, давно живя в виртуальном мире, все еще имеем его на других планетах.

Книга – тот же виртуальный мир, мы погружаемся туда, прекрасно понимая, что на самом деле рыцари короля Артура были грязными оборванными дикарями, а не нашампуненными красавцами в полных рыцарских доспехах XVI века, в костюмах от лучших дизайнеров, с идеально ровными и белыми зубами, разговаривающими так, как нужно писателю, то есть вам, а вовсе не «по правде», как требует дурачок… не стану называть его имя, вы сами его знаете, у каждого из вас есть такой прилипчивый придурок.

Повторяю, читателю совсем не важно, как было «на самом деле», он охотно включается в созданный вами виртуальный мир, принимает все правила игры, не обращает внимания на анахронизмы, ведь это игра, социокультурная игра, а натурализмом он и в реальной жизни обожрался, он ему осточертел, достал, он охотно принимает ваш придуманный мир!.. Читатель жадно воспринимает действие, следит за оживленным диалогом, сопереживает, хотя и понимает наигранность некоторых сцен, ненатуральность поведения: «в жизни так не бывает!» – однако он не хочет, чтобы вы изображали так, «как в жизни», он требует, чтобы вы создали для него интересный виртуальный мир!

Создавайте миры… интересные. Захватывающие. В которых интересно жить. В которых вы станете лучше. Все остальные требования – мусор.

5. Настройтесь на долгий и упорный труд. Тем, кто его выдержит, можно ну почти что гарантировать, что будут и большие тиражи, и большие деньги, даже очень большие, и признание, и просьбы дать интервью для ведущих изданий планеты.

6. Пишите, сколько сможете. То есть побольше.

7. У вас всего два пути в литературе. Как, впрочем, и в жизни. Либо вы работаете над собой, становитесь ценностью, и тогда к вам бросаются все менеджеры с просьбой почтить своим присутствием их фирму, либо сразу же начинаете завязывать связи с «нужными людьми», льстить им (читайте Карнеги), кланяться, носить в зубах за ними тапочки, смеяться их шуткам, подставлять свой зад, делать вид, что все это вам очень нравится, вы просто в восторге… а не посмотрите ли в перерыве между актами мою рукопись?

Сразу скажу, что по первому пути идет меньше одного процента искателей, по второму – абсолютное большинство.

8.
Читатель должен видеть себя, любимого

Читатель хочет сопереживать. Потому главного героя надо наделить либо теми качествами, которые есть у самого читателя, либо же, что намного действеннее, теми, которые он хотел бы иметь. Особенно это удобно в фантастике и фэнтези. Там автор наделяет героя способностью читать мысли, сверхсилой, неуязвимостью или еще чем-то, а то и всем сразу, затем выпускает в мир удивлять соседей и соседскую Люську, что до этого дня не обращала на него внимания.

9. Поучать, развлекая. Иначе не получится. Иначе можно только развлекать, а это уже не литература. Клоунада-с!

10. Не только большой роман, но и повесть, рассказ, даже юмореску можно писать кусками: хоть с конца, хоть с середины!

11. Как сделать чтобы получился интересный герой

Нередко молодые авторы спрашивают: почему у них хорошие герои получаются такими неинтересными, а всякая дрянь – ну просто картинки? Если бы только у одного, а то у всех та же беда…

Мне кажется, что я говорил раньше, но это было давно, несколько лет назад, так что повторю. Одно из обязательных требований литературы – не отождествлять себя с героем. Не влюбляться, что свойственно всем начинающим писателям. С холодной беспристрастностью выбирать только то, что надо для интриги, сюжета, обрисовки образов.

12. Сколько в русском языке времен?.. А двадцать девять не хотите?

Вдогонку, раз уж речь зашла о таких мелких кирпичиках, то вскользь упомяну о таких тонкостях, что будут доступны вам много позже. Много-много позже!.. Всего несколько слов о временах, которыми писатель должен уметь пользоваться лучше, чем депутат или член правительства. Взглянем на прошедшее время. Итак:

Прошедшее длительно повторяющееся, давно прошедшее: хаживал, куривал, любливал, пивал… Записали?.. Дальше – непроизвольное мгновенное энергичное: приди. Запоминайте, запоминайте, можно и выписать, потом будете пытаться применить… Императивное – приходил, результативное – пришел…

Прошедшее время может быть как совершенного вида – махнуть, так и несовершенного – махать. Записали? Есть непроизвольное – и махни, произвольное – мах… рукой, к примеру. Давнопрошедшее – махивал, начинательное: ну махать… Многовато? Да, начинающему это ни запомнить, ни использовать. Я это только для того, чтобы поняли: я вам пока что предлагаю только базовое. И то, чувствую, у многих голова пухнет и тоска зеленая в глазах. И все симпатии к этим, которые так хорошо и сладко поют, что учиться писать не надо, это само…

Ладно, для тех, кто еще может учиться:

Из настоящих времен стоит упомянуть пока что не больше двух: общее – планеты обращаются вокруг Солнца, Вселенная расширяется, и тому подобное, и активное – она красит губы, орел со мною парит наравне, а из будущего тоже пару времен для начала, но на самом деле русский язык очень богат, времен в нем двадцать девять… Итак, совершенное – махну, несовершенное: буду махать. Еще раз предупреждаю, это уже филигранная доводка, на которую мало кто решается. Мало у кого остаются силы и время… а надо еще выдержать давление издательств, родни, читателей и особенно пустого кармана!..

Понимаю, почему у вас такие вытаращенные глаза. Никто никогда, ни в школе, ни в вузах не говорил вам, что в русском языке времен больше, чем эти школьные три: прошедшее, настоящее и будущее, а здесь я столкнул вам на головы такую лавину!

13. Деление на жанры

Как известно, кроме таких слов, как «проза», «поэзия», «фантастика» и другие, встречаются и такие вроде бы понятные, как «комедия», «трагедия», «драма».

Почему вроде бы? Разве с самого начала не понятно? Еще со школьной скамьи застряли между ушей эти названия. Что-то даже навязло в зубах, несмотря на нелепость определений.

Но в чем разница между этими жанрами? Понимаю, велик соблазн сказать, что комедия – когда смеются, драма – когда страдают, а трагедия – когда погибают! В смысле, главные герои, а мелочь вообще не в счет. Да еще желательно, чтоб погибали в красивых позах и с высокими словами на устах. Я сам учился по таким учебникам, и сейчас ничего в них не изменилось.

Бред, бред полнейший. Из той оперы, когда опрятная домохозяйка в ужасе называет трагедией, если разобьет чашку. Увы, герои могут погибнуть все, но это еще не трагедия.

Но… что тогда трагедия? А трагедия – когда обе стороны правы!

14. Теперь, к слову, о литприемах профессионала. Каждый со временем обрастает любимыми, но я назову наиболее характерные, самые простые и в то же время самые надежные. Не забывайте про них, они делают сухое изложение живым и образным.

К примеру, простое сравнение. Можно, к примеру, долго и подробно описывать нос своего героя, а можно написать коротко: «как у пеликана», «как у поросенка», и у читателя сразу возникают определенные образы. С этим приемом соседствует еще один: преувеличение. Понятно, что не бывает у людей пеликаньих носов. Не бывает и человечьих такой длины. Даже вполовину пеликаньего не найти! Но все же сразу возникает образ человека с длинным вытянутым рубильником.

15.
За века уже было найдено золотое число персонажей. Один – хорошо, здорово, можно выписать со всех сторон, внимание читателя не будет потеряно. Недостаток – надо держать только в населенных пунктах, дабы могли свершаться диалоги. Двое – уже лучше, могут общаться друг с другом, даже при переходе через пустыню или дремучий лес. Правда, общение несколько линейное: вопрос – ответ. Трое персонажей – прекрасный вариант: в памяти держатся все три с легкостью, зато общение приобретает объем. Четверо – тоже прекрасно, читатель все еще держит в памяти четыре образа, но уже малость труднее выписывать их автору. Пятеро… гм… трудновато. А уж шестеро так и вовсе… если не провал, то непрофессионализм!

По-вашему, откуда все это: три мушкетера, три богатыря, три солдата Киплинга, три медведя, три поросенка?.. Нет, религия здесь ни при чем, даже Троица стала троицей, а не двоицей или четверицей только потому, что безымянный писатель четко понимал этот закон, который я вам выкладываю на блюдечке.

С четверыми уже потруднее, разве что трое мушкетеров с примкнувшим к ним гасконцем. С пятью совсем туго! Думаю, вы мало вспомните героев, где пятеро. Нет, не пятеро персонажей, не надо называть романы Васи Пупыркина, я имею в виду пятерых героев. А уж шестеро… Совет старого крокодила: не умножайте ни героев, ни событий без острой необходимости.

Лучше один эпизод расписать ярко и красочно, чем сказать о трех скороговоркой. Лучше повести одного-двух-трех героев, но описать их всех, наделить жизнью, чем перечислить сотню крутых бойцов, которые будут отличаться только по именам.

16. Имена должны быть не только разные, а… очень разные. К примеру, за фамилиями: Ноздрев, Собакевич, Коробочка, Плюшкин, Хлестаков – явно вырисовываются и разные люди. А вот другие примеры: Иванов, Петров, Сидоров, Ерофеев… При всей разности они кажутся одним человеком. Как и – Гордон, Диксон, Рольсон, Пальсен, Ульсон… Или имена каких-то фантастических персонажей: Ультанахбегуэ, Эльтуганхкегеке, Онтакрукегекеза, Куоткугакабе и так далее.

То есть имена должны быть разными даже по визуальному ряду: длине, разным окончаниям, ударениям

17.
Да, все мы пишем гусеницами. Но это не значит, что их нужно оставлять. Вот только что написал фразу «Олег начал присматриваться к деревьям, нахмурился, посмотрел по сторонам, затем пустил коня в чащу» («Возвращение короля»). Это нормально, у всех так пишется. Плохо, что абсолютное большинство в таком виде и оставляет.

Если убрана гусеничность, сразу выдающая малограмотность автора, и появился взгляд с трех точек, что придает любой фразе объемность.

18. Самое важное, над чем должны работать, это новизна темы, идей или хотя бы образов. Образ – на последнем месте, понятно, тема или идея важнее, но все же как трудно найти новый образ! Зато когда найден и удачно прописан, то достаточно произнести лишь слова «Обломов», «Отелло», «Дон Кихот», «Дон Жуан», чтобы сразу встали образы во всей титанической мощи!.. Человека можно назвать хоть лодырем, хоть обломовым, всяк поймет, что имеется в виду. А сколько прекрасных образов, с точки зрения профессионала, вывел Гоголь? Собакевич, Чичиков, Манилов, Плюшкин, Хлестаков, Коробочка, Тарас Бульба, Хлестаков…

19. Совет: сорняки удобно убирать, когда «не пишется». Все равно ведь время идет, текст стоит, как примерз, а взгляд скользит по строкам, абзацам, там и сям цепляется за шероховатости. Самое время исправлять, подчинять текст. А исправлять будет гораздо легче, если будете знать, что именно вымарывать.

Там внизу как-нибудь соберусь и дам поразвернутее список слов-сорняков, которые надо убирать и убирать.

Одному правилу следуй упорно: чтоб словам было тесно, а мыслям просторно! ©Кто-то из классиков.

20. Друзья вопреки поговорке правду не скажут. Всяк предпочтет сохранить хорошие отношения… Оценка ваших вещей должна быть анонимной.

21.
Уэллс вошел в классику еще потому, что в каждой вещи было одно-единственное фантастическое допущение. «Человек-невидимка» – приключение ставшего невидимым в привычном реальном английском городке. «Война миров» – марсиане высаживаются в Англии… и все. Больше фантастичных допущений нет. Дальше страшная реальность. И так в каждом романе, рассказе, повести.

22. Засилье хеппи-эндов – хорошо или плохо?

Хеппи-энды – чума нашего времени. Сплошь и рядом, везде и всюду торжествуют счастливые концовки фильмов, игр, книг, пьес. Что, собственно, и понятно: везде победила демократия, то есть ма-а-а-аленький меленький человечек, о котором так заботились Достоевский и прочие русские гуманисты. К власти пришел человечек с его меленькими интересиками, запросиками, потребностями.

Трагедии уже ему недоступны, он искренне считает, что в литературе должно все изображаться «как надо». И все должно завершаться счастливой концовкой и нравоучением, что вот, мол, добро побеждает всегда, надо только за него бороться.

23. Совет: все же попытайтесь описать поход в булочную. Или не в булочную. Научитесь делать интересными бытовые сценки. И чтоб обходилось без крика, мата, рвания рубах на груди. В этих простых сценах заметнее ошибки, промахи, которые могут проскочить мимо сознания в динамичном боевике, но потом все же царапнут и оставят осадок.

Если этим языком, настоящим писательским, напишете потом хоть боевик, хоть ужастик, хоть фэнтези – цены не будет такому произведению. И его никогда не забудут. Как не забывают «Мастера и Маргариту», «31 июня», «Властелина колец» и многие другие книги, написанные знатоками языка.

Обходитесь без фейерверков в текстах. И без компьютерной графики.

24.
Запишите: утверждение всегда сильнее, чем отрицание! Всегда. Не боритесь с этой закономерностью нашей психики, используйте ее.

25. Ориентируйтесь только на читателей! Еще раз: ориентируйтесь на читателей, на читателей, только на читателей! Вы должны завоевывать их, только их. Никто уже не помнит, да никого и не интересует, получал ли Булгаков или Олеша какие-то литературные премии, но «Мастера и Маргариту» и «Три толстяка» читают, читают, издают и переиздают, а вот множество лауреатов той поры так и остались сверхгениями и светочами только друг для друга в то недоброе время.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Пятница, 27 Май 2011, 7:33 PM | Сообщение # 26
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
17 секретов успеха от Стивена Голдсберри


Quote
1. Никогда не оставляй свое самое лучшее напоследок. Раскрывайте себя незамедлительно, а потом посмотрите, что произойдет. Чем лучше начало, тем лучше продолжение.

2. Открытие абзаца, предложения, строки, фразы, слова, заголовка - есть начало важнейшей части вашей работы. Это задает тон и дает читателю понять, что вы командующий писатель.

3. Первая обязанность писателя - развлекать. Читатели теряют интерес с описаниями и абстрактной философией. Они хотят развлечений. Но они чувствуют себя обманутыми, если развлекаясь, ничему не научились.

4. Покажи,а не рассказывай или тенденциозно излагай.

5. Голос намного важнее чем картинка.

6. Произведение намного важнее чем что-либо. Читатели (и издатели) заботятся меньше всего об умении чем о содержании. Вопрос, который они задают не “Как вы достигли того, чтобы стать писателем?”, но “Насколько хорошо написано произведение?”.

7. Эти правила достаточно противоречивые. Такова природа правил в искусстве.

8.
Все записи создают конфликт. Уделите качественное внимание оппозиции и хорошим строкам. Власть антагонистов должна равняться власти главных героев.

9. Часто переключайтесь. Пробуйте предложения разной структуры и типа. Создавайте хорошее сочетание повествований, описаний, экспозиций и диалогов.

10. Будьте осторожны со словом. Одно слово, как капля йода в галлоне воды, может изменить цвет вашего манускрипта.

11. Обеспечьте читателя завершением. В последних предложениях рассказа откликается что-то, что произошло раньше. Жизнь идет по кругу. “Если в первой вашей главе есть пистолет, то пистолетом заканчивается книга” (Эн Рул)

12. К концу работы, конфликт следует достичь некоего разрешения. Необязательно счастливая концовка.

13. Корректируйте, исправляйте. Вы никогда не получите хороший результат с первой попытки.

14.
Избегайте чрезмерное использование прилагательных и наречий; доверяйте точности ваших существительных и глаголов. Глагольная форма: чем короче, тем лучше. Избегайте пассивной формы, клише и избитых фраз.

15.
Будьте заинтересованы каждым предложением. Будьте лаконичными. Первый редактор Хемингуэя в Kansas City Star дал ему следующие правила: “Используйте короткие предложения. Используйте короткие абзацы. Используйте решительный английский. Будьте позитивными.” Позже Хемингуэй об этих советах сказал: “Это лучшие правила писательского мастерства, которые я когда-либо знал”.

16.
Если вы можете быть неправильно истолкованы, вы будете.

17. Нет правил для того, чтоб хорошо писать. Тот, кто с успехом нарушает правила - является истинным художником. Но: для начала изучайте правила, практикуйтесь, доведите свое умение до мастерства. “Вы не можете перешагнуть то, что вы не знаете.” - Шри Нисаргадатта Махарай.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Пятница, 27 Май 2011, 7:41 PM | Сообщение # 27
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
5 СОВЕТОВ ПИСАТЕЛЯ ОТ ДЖОРДЖА ОРУЭЛЛА


Quote
1. Никогда не используйте метафоры, сравнения и другие стилистические фигуры, которые вы привыкли видеть в книгах. Конечно, в теории это звучит легко, однако на практике соблюдать это правило невероятно трудно. Все устойчивые выражения и знакомые клише сразу же приходят на ум и практически всегда выглядят уместными, благозвучными и выразительными. Но именно по этой причине их необходимо избегать. Эти выражения являются настолько “избитыми”, что уже, к сожалению, не вызывают необходимой для читателя эмоциональной реакции.

2. Никогда не используйте длинное слово там, где можно обойтись коротким. Стоит всегда помнить, что само по себе употребление где-либо длинных слов, как это ни прискорбно, не сделает вас эрудированным в глазах других людей, а в некоторых случаях может и вовсе вызвать негативную реакцию читателя. Кроме того, необходимо знать, что длинные слова сложны для восприятия и понимания.

3. Не стоит использовать лишние слова. Как говорил Эзра Паунд: “Классическая литература - это простые слова, заряженные глубоким смыслом.” Соответственно, каждое слово, которое не вносит своего вклада в смысл абзаца, является лишним, мешает восприятию и, разумеется, затрудняет понимание. Всегда помните, что краткость - сестра таланта.

4. Никогда не ставьте страдательный залог там, где есть возможность поставить действительный. Как ни печально, это правило весьма часто нарушается, что не красит тексты. Возможно, это происходит потому что очень многие начинающие писатели не знают разницу между активной и пассивной конструкциями. Запомните, что активная конструкция всегда гораздо лучше воспринимается, так как она короче и звучит убедительнее.

5.
Никогда не употребляйте в своих текстах заимствованные научные слова и жаргон, если есть хоть малейшая возможность заменить их более понятным эквивалентом из родного языка. Старайтесь всегда писать для средних обывателей. В том случае, если аудитория ваших читателей состоит из высококвалифицированных людей, это будет своеобразный вызов. Не стоит давать излишних объяснений, однако всегда старайтесь помочь своему читателю как можно лучше понять то, что вы собираетесь до него донести.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Суббота, 28 Май 2011, 8:30 AM | Сообщение # 28
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
КАК НАПИСАТЬ ИДЕАЛЬНУЮ СЦЕНУ

Автор: Рэнди Ингермансон


Пытаетесь написать сцену, а она «не звучит»? В этой статье я расскажу вам, как решить эту проблему.

Возможно, вы думаете, что создание совершенной во всех отношения сцены невозможно. В конце концов, никто не может писать так, чтобы идеальным было каждое слово, каждая мысль, каждое предложение и каждый абзац. Да и что значит слово «идеальный»?

Если честно, то у меня нет однозначного ответа. Каждый понимает совершенство по-своему, и стиль — это дело вкуса. Но вы можете написать идеально структурированную сцену. И она будет звучать намного лучше неструктурированной.

Я собираюсь позаимствовать кое-что из книги Дуайта Суэйна «Приемы издающиегося писателя». Это одна из лучших работа о том, как писать художественную литературу. Если у вас нет этой книги — тем хуже для вас.

Для начала мы должны понять, что мы берем за точку отсчета. Откуда мы знаем, что такое совершенство? Ответ кроется в мотивации вашего читателя. Читатель покупает ваш роман потому, что вы обеспечиваете ему мощный заряд эмоций. Если вы пишете дамский роман, вы должны создавать у читательницы иллюзию, что она сама влюбилась. Если вы пишете триллер, читатель должен себя чувствовать так, будто он сам подвергается смертельной опасности и у него есть один шанс на миллион на спасение себя (или человечества). Если вы пишете фентази, пусть ваш читатель поверит, что он находится в другом мире, где все устроено по-другому и где есть место чудесам и магии. И т.д. и т.п.

Если вам не удается пробудить подобные чувства, можете считать всю задумку неудачной. Если удалось — вы на коне. Идеалом в художественной литературе можно считать книгу, которая наиболее эффективно вызывает в читателе требуемые эмоции.

Схемы построения сцены бывают двух видов: общая и детальная.

Общая схема очень проста. У вас есть всего два варианта: Дуайт Суэйн называет их «Причина» и «Следствие».

«Причина» состоит из следующих частей:

- Цель

- Конфликт

- Катастрофа.

«Следствие» состоит из:

- Реакции

- Дилемы

- Решения

Возможно, вы думаете, что подобное структурирование — это большое упрощение и что это низводит работу автора до писания по шаблону. Ничего подобного. Это низводит художественную литературу до двух схем, результативность которых доказали тысячи писателей.

Как было выше сказано, «Причина» состоит из трех частей: Цели, Конфликта и Катастрофы, каждая из которых в высшей степени важна. Возьмем героя, от чьего лица ведется повествование. Ваша задача — показать его так, чтобы читатель мог почувстсвовать себя на месте данного персонажа.

Цель: Цель — это то, что ваш герой хочет получить в начале сцены. Причина, почему у вашего персонажа должна быть цель состоит в том, что именно цель заставляет его совершать какие-либо действия.

Конфликт: Конфликт это препятствия, с которыми сталкивается ваш герой на пути к цели. В книге обязательно должны быть конфликты. Если персонаж достигает желаемого без конфликта, читатель начинает скучать.

Катастрофа: Катастрофа — это невозможность героя достичь цели. Не давайте ему добиться победы! Победа — это скучища! Если «Причина» оканчивается победой, у читателя нет повода для того, чтобы читать дальше. Пусть случится что-то ужасное. Пусть ваш герой повиснет над пропастью. Заставьте читателя перевернет страницу, чтобы узнать, что будет дальше.

Теперь рассмотрим «Следствие».

«Следствие» состоит из трех частей: Реакция, Дилема и Решение. Опять же, каждый из этимх пунктов крайне важен для написания удачного «Следствия». Уберите что-нибудь одно, и оно не будет работать. Важное замечание: «Следствие» всегда должно идти за «Причиной». «Причина» заканчивается катастрофой и вы не можете сразу же начать еще одну «Причину», которая начинается с Цели. Почему? Потому что если вы только что пострадали от серьезной неудачи, вы не можете просто так подняться и взяться за что-то другое. Вам нужно прийти в себя. Это основы психологии.

Реакция: Реакция — это эмоциональное следствие Катастрофы. Когда случается что-то ужасное, вы находитесь в некотором замешательстве. Вы не можете ничего с этим поделать. Так что покажите, что ваш герой достоверно реагирует на Катастрофу. Ему больно. Дайте читателю шанс пострадать вместе с героем. Возможно, вам потребуется показать, что прошло какое-то время. Это не время для дейстяия, это время для обдумывания ситуации. Время для рыданий. При этом вы не можете страдать вечно. В настоящей жизни если человек слишком увлекается горем, он теряет друзей. В художественной литературе такой герой потеряет читателей.

В итоге вашему герою нужно за что-то ухватиться: найти точку опоры и рассмотреть варианты решения. И проблема заключается в том, что у него нет этих вариантов.

Дилемма: Дилемма — это ситуация, в которой нет приемлемых вариантов. Если ваша Катастрофа — настоящая, у героя нет шанса на приятный исход из ситуации. Героя должен столкнуться с настоящей дилемой. Позвольте герою проработать различные варианты. Это даст читателю причину для беспокойства — и это хорошо. Он начнет гадать, что же будет дальше.

Решение: Решение — это выбор меньшего из зол. Это важно, так как решение заставляет героя вновь действовать. Люди, которые никогда не принимают решений, скучны — никто не захочет читать о подобном герое. Так что заставляйте своего персонажа решать и пусть это будет лучшее из решений, такое, какое читатель сможет уважать. Сделайте это и читатель будет должен переворачивать страницу за страницей, потому что теперь у вашего героя появится новая Цель.

Теперь вы попали в исходную точку. Вы начали с «Причины», перешли к «Следствию», а затем к новой Цели новой «Причины». И так будет продолжаться до тех пор, пока вы не завершите повествование и не дадите герою либо Полную Победу, либо Полное Поражение. Смена «Причин» и «Следствий» будет вести читателя и он не сможет оторваться от нее. Вот это и есть идеал.

Однако это только половина дела. Я рассказал вам, как сконструировать «Причину» и «Следствие» в общих чертах. Но вам еще нужно прописать каждый абзац, во время которых герой плавно перейдет от первоначальной Цели к жуткому Конфликту, затем — к разрушительной Катастрофе, потом — к внутренней Реакции, следом — к ужасной Дилемме и, наконец, к хитроумному Решению.

Как же это сделать? Для этого следует рассмотреть Детальную Схему построения сцены.

Ответ кроется в том, что Дуайт Суэйн называет «Мотивационно-реакционными элементами» (для краткости МРЭ). Писать МРЭ нелегко. Но я сделал вывод, что это самая лучшая технология для повышения качества художественного произведения. Мне доводилось тренировать несколько писателей и основной проблемой для них было написание правильных МРЭ. Решение, которое я им предложил было следующим: они должны были тщательно проработать несколько глав так, чтобы каждая из них была цепочкой идеальных МРЭ. После нескольких глав техника давалась им все легче и легче. Затем я потребовал, чтобы они полностью переписали свои романы в этом порядке. Это ужасно тяжелая работа, но те, кто выжил после «Школы молодого бойца», превратился в писателя совсем иного порядка.

Правильно выстроенные МРЭ — это волшебный ключ к написанию неотразимой художественной литературы. Можете верить, можете нет. Попробуйте и увидите сами.

Для начала нам потребуется углубиться в теорию.

Вы будете писать свои МРЭ, сменяя то, что ваш герой видит (Мотивация), на то, что он делает (Реакция). Это очень важно.

Мотивация
— это внешняя, объективная причина действия героя, что-то такое, что ваш герой может видеть (слышать, обонять или чувствовать).

Вот простой пример: «Тигр соскочил с дерева и бросился на Джека».

Отмечаем главные события: они объективны. Мы представляем Мотивацию так, как будто она снимается на видеокамеру. Ничто не показывает, что мы смотрим на сцену с точки зрения Джека.

Реакция имеет внутреннее и субъективное начало и вы представляете ее в том виде, как видит события ваш герой — изнутри. Реакция никогда не должна идти в одном абзаце с Мотивацией — иначе вы рискуете запутать читателя, а читатели этого очень не любят.

Реакция всегда более сложна, чем Мотивация. Когда вы видите тигра, в первые доли секунды вы можете испытать только одно чувство — страх (пока у вас есть время только на рефлекс). Но вскоре вы уже будете способны реагировать разумно: что-то сделать, о чем-то подумать, что-то сказать. Вы должны предствить перечень реакций вашего героя именно в этом порядке, иначе вы уничтожите иллюзию реальности.

Продолжаем пример: «Волна адреналина прошла по телу Джека. Он вскинул ружье, прицелился и нажал на курок. «Сдохни, скотина!»

Теперь давайте проанализируем. Примечаем все три части Реакции:

Чувство:
«Волна адреналина прошла по телу Джека». Чувства прописываются в первую очередь, потому что они возникают почти мгновенно.

Рефлекс:
«Он вскинул ружье...» Это происходит во вторую очередь как результат страха. Инстинктивный результат, который не требует обдумывания.

Рациональное действие и речь: «... прицелился и нажан на курок. «Сдохни, скотина!» Это происходит в самую последнюю очередь, после того, как у Джека появляется время, чтобы обдумать свои действия. Он нажимает на курок — рациональный ответ на опасность. Он говорит — выражение его внутренних переживаний.

Из Реакции можно вычеркнуть одну или две части. Однако существует важное правило: какие бы части вы ни сохранили, они должны идти в правильном порядке. Если это Чувство, оно должно идти вначале. Если это Рефлекс, он никогда не должен идти впереди Чувства. Если это Рациональное Действие, оно всегда должно идти последним.

После Реакции идет другая Мотивация. Нельзя написать одну МРЭ и вздохнуть с облегчением. Вы должны написать еще, еще и еще. Реакция, которую вы только что описали, приведет к новой Мотивации, которая опять будет внешней и объективной, и которую вы опишете в отдельном абзаце.

Продолжаем начатый пример: «Пуля задела левое плечо тигра. Кровь хлынула из раны. Тигр пошатнулся, взревел и вновь прыгнул на Джека».

Пишите каждую «Причину» и «Следствие» как череду МРЭ. Все, что не выглядит как МРЭ, следует вычеркнуть. Нельзя оставлять ни одно предложение, которое не несет в себе нужной информации.

Вероятно, вы думаете, что никто не сможет писать, следуя этим правилам. Вы попробовали и теперь сидите перед компьютером, боясь пошевелиться лишний раз, чтобы не нарушить ПРАВИЛО. Ну что ж, случилось то, что называется «писательской блокировкой». В этом случае позвольте мне раскрыть последний секрет написания идеальной сцены.

Забудьте все правила. Напишите главу в обычной манере. Чувствуете себя лучше? Творческий процесс — это создание истории из ничего. Это тяжелая работа, это интересно, это никак не структурировано. Поступайте так и не сожалейте о правилах.

После того, как вы закончите с творчеством, отложите главу на некоторое время. Позже вы отредактируете ее, но сейчас еще не время. Сделайте что-то еще. Сходите в боулинг. Проведите время с теми надоедами, которые живут в вашей квартире (вы все еще помните их в лицо?). Сделайте что-то, что не относится к Написанию Книги.

Позже, когда вы будете готовы к анализу написанного, вернитесь за компьютер. Соберитесь с духом. Редактура — это процесс, противоположный Творчеству, и это всегда деструктивное действие.

Проанализируйте текст, который вы только что написали. Что это «Причина» или «Следствие»? Или ни то и не другое? Если это «Причина», проверьте, есть ли в ней Цель, Конфликт и Катастрофа. Обозначьте каждую из них в отдельно взятом предложении. Аналогично, если это «Следствие», то обозначьте Реакцию, Дилемму и Решение. Если вы не можете отнести текст ни к «Причине», ни к «Следствию», выкидывайте эту графомань. Возможно, потом вы придумаете как ее использовать в качестве сонета, лимерика или технической инструкции, но этот кусок текста не является художественной литературой, и на свете не существует способа сделать его таковой.

Теперь, когда вы знаете, что вы написали — «Причину» или «Следствие», перепишите ее МРЭ за МРЭ. Следите, чтобы каждая Мотивация была отделена от Реакции.

Проанализируйте каждую Мотивацию и удостоверьтесь, что все они объективны и имеют внешние причины. Забудьте о милосердии. Нельзя испытывать жалость к тому, что отравляет ваше произведение. Убейте все лишнее или оно убьет вас.

Теперь удостоверьтесь, что каждая Реакция является субъективной и имеет внутренние причины, которые кроются в сердце героя. Проследите, чтобы все они шли в правильном порядке.

После того, как вы закончите, займитесь редактурой стиля, грамматики, пунктуации и всего остального.

Поздравляю, вы написали идеальную сцену. Теперь делайте все то же самое снова и снова, пока не закончите книгу.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Суббота, 28 Май 2011, 8:42 AM | Сообщение # 29
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..

ШПАРГАЛКА ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ

1) Время года (1 раз).

2) Время суток (1 раз в эпизод).

3) Погода, осадки (1 раз в эпизод).

4) Цвета (по всемутексту).

5) Запахи (по всему тексту).

6) Вкус.

7) Тактильные ощущения – необязательно.

8) Температура (воздух, вода, металл) – необязательно.

9) Болевые ощущения – необязательно.

10) Убрать глупые "Свой, своя, свои…"

11) Убрать лишние "Был, были…"

12) Исправить предложения 1 подлежащее + несколько сказуемых ("Гусеницы").

13) Проверить, одинаковы ли времена у глаголов в одном абзаце.

14) Проверить, в одном ли стиле написан текст.

15) Убрать "Видимо".

16) Убрать "Действительно".

17) Убрать "Однако".

18) Убрать "Впрочем".

19) Проверить, использованы ли Сравнения?

20) Обработать программой "Свежий взгляд".

Quote
Объяснения:

Пункты 1-9 включают напоминания об употреблении обязательных компонентов описаний. Вероятно, стоит подумать и о том, чтобы не забыть описать внешность героев.

Пункты 10-11 указывают на те слова-паразиты, употреблением которых грешат практически все начинающие. Остается лишь отослать к брошюре Ю. А. Никитина "Как стать писателем", где подробно объясняется, что не стоит лазить "своей рукой в свой карман". Что же до обилия "был-были", то не стоит употреблять текст русского автора машинному переводу с английского.

Пункт 12 – Пример предложения, начатого словами: "Ну, то, что Александр Александрович стал вторым в истории нашей страны гроссмейстером, получил…"

Пункты 15-18 – список слов, которых следует всячески избегать в речи от автора, в диалогах героев – пожалуйста! Скорее всего, список стоит дополнить.

Пункт 19. Для некоторых начинающих авторов мысль о том, что употребление метафор является едва ли не первейшим признаком литературного произведения может оказаться новой…

Пункт 20. Программа выделяет одинаковые кустки слов, находящихся в "опасной близости". Например, одно и то же слово, повторенное дважды в одном предложении. Программа очень помогает при авторской правке текста.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Суббота, 28 Май 2011, 8:57 AM | Сообщение # 30
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
РЕЙТИНГ ПАРАЗИТОВ


Топ-17 паразитов, удаление которых делает текст однозначно лучше.

автор: Константин Бочарский

Quote

1. Слово «очень».

Лидер рейтинга слов-паразитов, удаляем без сожалений. Улучшаем фразу, и вашу репутацию.

2. Притяжательные местоимения

Мой, свой, его и пр. Вычеркивайте без сожалений.

3. Канцеляризмы

Наличие в тексте слов «данный», «осуществлять» — верный признак, что вы пишите плохой пресс-релиз, а не заметку.

Повелитель канцелярщины – слово «является». Отлично заменяется на тире.

4. Бюрократический жаргон

«Изменение структуры занятости» скорее всего означает массовые увольнения, облавы на призывников – «мероприятиями по обеспечению явки», а «несанкционированный отбор газа из ГТС для технологических нужд» — тырить газ. Да, и вот еще: «приступил к осуществлению начала старта» означает «начал».

5. Псевдо профессиональная терминология

Вместо «атмосферные осадки» пишем «дождь», вместо «денежные средства» — «деньги». Сотрудники Росгидрометцентра и аудиторы будут настаивать. Не поддавайтесь.

6. Многословие

«Ненужные слова опускать», Уильям Стрэнк, «Элементы Стиля». Правило семнадцать в главе «Принципы композиции».

Есть простой способ понять, нужное это слово или нет: закройте любое слово в предложении пальцем, если без него смысл не теряется – вычеркиваем. Если без предложения абзац не теряет смысл – вычеркиваем. Ну, и, соответственно, «Если без этого текста…»

7. Назидательность.

Лучшая позиция для автора: «равный читателю». Никто не хочет, чтобы его поучали, мало того, чаще всего у рассказчика нет на это никаких оснований.

8. Заигрывание.

Самые ужасные тексты – те, в которых старательно шутят.

9. Пассивный залог

«Это слабо, уклончиво, а часто еще и мучительно». Стивен Кинг.

Предположим, кто-то помер на кухне, но оказался в другом месте. «Тело было перенесено из кухни и положено на диван в гостиной» - так вполне можно было написать. Но мне больше нравится так: «Майра и Фредди перенесли тело из кухни и положили его на диван». Почему вообще тело должно быть подлежащим? Оно же черт его дери, мертвое! Что, трудно до этого допереть?

Пассивный залог – это слабо, уклончиво, а часто еще и мучительно. Как вам такое: «Мой первый поцелуй всегда будет вспоминаться мной как время, когда был начат наш роман с Шайной». Выразить ту же мысль куда проще, приятнее и сильнее можно так: «Наш роман с Шайной начался с первого поцелуя. Я его никогда не забуду».

10. Наречия при глаголе.

«Дом сгорел дотла» и «дом сгорел». Видите разницу? А если не видно разницы, зачем платить больше?

11. Качественные прилагательные.

Несут какой угодно смысл, а значит никакого. «Высокая башня», «богатый человек», «качественный контент», «известный консультант». Насколько «высокая» и «богатый»? Не оцениваем, а измеряем. «Башня была высотой с семнадцатиэтажный дом» или «помимо особняка в центре столицы ему принадлежит вилла на берегу Черного моря».

12. Слово «качественный»

Я знаю одну компанию, занимающуюся стартапами в Интернете, в которой менеджерам запретили использовать словосочетание «качественный контент». Это буквально изменило их жизнь. Теперь им и правда пришлось заботиться о том, чтобы на самом деле объяснять идеи своих проектов.

Видимо следующие на очереди – производители продуктов питания. Что кроется за фразой «качественные пельмени»?

13. Субстантивы

Отглагольные существительные с окончанием «-ние»: «делание», «рисование», «движение». Отвратительно, не правда ли?

Заменяем на глаголы. «Завершение» и «завершил».

14. Повторяющиеся слова

«Территория слова» — принцип, который ввел американский профессор Рой Питер Кларк. Согласно этому принципу, не стоит повторять одно и то же слово в небольшом отрезке текста. Одинаковые (а также однокоренные) слова должны отстоять по его версии минимум на 200 слов. Попробуйте проконтролировать хотя бы 50.

15. Присоединенные глаголы

«Принять участие», «сделать заявление», «вынести решение» vs «участвовать», «заявить», «решить».

16. Запятые

Точка – лучший знак препинания.

Ну и последнее:

Правила можно нарушать. Но если только твердо уверен, что пишешь хорошо. Если не уверен, то лучше следовать правилам.

Уильям Странк, мастер риторики.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Понедельник, 30 Май 2011, 5:42 PM | Сообщение # 31
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Как достоверно описывать невозможное


Документализм в художественной литературе.

Некоторые полагают, что книги должны быть достоверными. В том смысле, что хорошо бы, если все описанное случилось в реальности. И чтобы, к примеру, идеально написать книгу про Тунгусский метеорит, автору необходимо прожить пол жизни в тайге оленеводом, потом проработать геофизиком, а еще - астрономом в Пулковской обсерватории, желательно быть космонавтом, и только потом писателем.

Однако каждый должен быть специалистом в своем деле. Оленевод - разводить оленей, писатель - писать. Писатель пишет с ошибками (своими), и оленевод пишет с ошибками (своими). Стоит ли ругать оленевода за безграмотность? Так он же не писатель, - скажем мы, - какой с него спрос! Но разве писателя можно ругать за то, что он не оленевод?

Уточним: я не пою оду безграмотности. Плохо, когда писатель допускает ляпы. И это прекрасно, если он является специалистом в мелких деталях. А также хорошо, если он ходит в глаженых брюках, хорошо поет, умеет готовить, знает семь языков, включая Бейсик и морзянку... Однако все это - не те качества, которые отличают хорошего писателя от плохого. Среди качеств, которые отличают хорошего писателя от плохого, достоверность и любовь к фактам стоит на десятом месте после гораздо более важных умений и навыков.

Да и в чем измерить достоверность? Если в сказке Колобок говорит с Лисой – почему никто не возмущается, что печеный хлеб не имеет рта и произносить слова не способен? Допустил ли чудовищную ошибку автор сказки или сознательно солгал читателям? Путаница происходит потому, что у нас нет четких определений документальности. Вот если бы процент реальности произведения указывался на обложке как алкоголь на бутылке, было бы отлично. До 15% - слабореальные, от 15% - крепленые реальностью, от 35% и 40% - крепкие реальные, ну а выше 90% - документально медицинские, технические произведения, не рекомендованные для приема в неразбавленном виде. Последнее особенно следует отметить, так как такая книга тоже есть, и называется справочником.

Ценителю точности в художественной литературе предложите прочесть справочник. Здесь все пуговицы названы правильно. И огромное количество полезной и нужной информации - ведь многие также любят рассказывать, что книга есть свет, и должна нести читателю полезные знания большими чемоданами. Так вот - есть такая книга, "Энциклопедический словарь". Почему же никто не читает его в метро, возбужденно перелистывая страницу за страницей? Не потому ли, что задача литературы не в том, чтобы завалить читателя информацией?

Задача литературы — достоверно описывать чувства

Почему лучшие песни о войне писал Высоцкий, который ни дня не воевал? Во всех ли подробностях он знал, как несется в атаку самолет-истребитель 40-х? Почему лучшие детективы писали Конан Дойль и Агата Кристи, которые не ограбили ни одного банка, не украли ни одного бриллианта, не застрелили ни одного садовника? Почему фантастику пишут люди, которые никогда не высаживались на Сириусе и не сражались с эльфами на магических клинках? Может, они просто умеют писать так, что читатель поймет, вовлечется, поверит, скажет: «Да, это достоверно»? То, чего не умеют оленевод, физик, историк, криминалист?

Что же делает текст достоверным, если не изложенные в нем факты? Ответ прост: читатель — человек. Физик, оленевод, танкист, даже грабитель банка — все они люди. У них разный опыт, образ жизни и лексикон, но каждому знакомы единые для всех чувства: победа, страх, боль, любовь, досада, любопытство, одиночество, счастье, предательство, находка, утрата, удивление, ненависть… Все это знакомо и тому, чья профессия — писать книги. Это его набор инструментов. И это именно то, чего недостает энциклопедическому словарю.

От того, насколько ярко и достоверно автор изобразит человеческие чувства, зависит, сочтет читатель книгу достоверной или нет. Именно поэтому ни у кого не возникают претензии к достоверности сказки про Колобка. Писатель может браться за любую тему, обладая лишь необходимым минимумом фактов, — читателю важнее достоверность психологическая.

Минимум подробностей.


Кому это нужно — описывать пуговицы упряжки? Городской житель этого не оценит, а оленевод обязательно найдет ошибки. Да еще и подерется с оленеводом соседнего пастбища, где эти пуговицы называют иначе. И два физика тоже подерутся, стоит вам углубиться в описание научных глубин, где еще не утихли споры профессионалов. Наплюйте на подробности! Вы только утомите дилетанта и разозлите профессионала. Наплюйте на мелкие ошибки. Когда Аркадию Стругацкому читатель доказал, что не существует ни одной модели люгера с оптическим прицелом, тот отказался исправлять рукопись. Да и с какой стати?

Необходимая граница фактов и технических деталей — это уровень непрофессионала, вашего читателя. И чуть-чуть выше, чтобы не выглядеть непрофессионалом в их глазах. Пистолет стреляет из дула, если нажать на спусковой крючок — это знают все. И этого достаточно. Какой он модели, какой у него прицел — предоставьте домыслить читателю. Но и писать, что герой «нажал на курок», тоже не надо: половина читателей в курсе, что курок взводят, а нажимают пальцем для выстрела на спусковой крючок.

Особенно вредны подробности в фантастике. Если вы напишете «Звездолет класса Прима» — ни у кого не возникнет претензий. А вот звездолет с двигателем на базе термоядерного реактора — это уже куча ехидных вопросов от людей, интересующихся физикой. Если вы попробуете более детально описать устройство двигателя, недоумений и упреков возникнет огромное количество. А написали бы «Звездолет класса Прима» — и всем всё понятно.

Когда достоверность вредна.

Существует ряд ситуаций, когда дотошное и точное описание даже существующих реалий не просто излишне, а категорически вредно для произведения. Почему книги о разведчиках пишут люди, никогда не служившие в разведке? Да потому что профессиональный разведчик никогда не напишет такую чушь, с его точки зрения. «Это провал за провалом, — скажет он, — вопиющая ошибка за ошибкой! Неправильно всё! Работа разведчика, — скажет он, — это скучный сбор информации из местных газет десятилетиями, терпеливая вербовка информаторов из местных. Но — боже упаси! — никаких погонь, никакой стрельбы, ни единого резкого движения! Иначе — провал, вопиющий дилетантизм! Так не надо писать книги!» — скажет разведчик. А как надо? Кому нужна книга о том, как профессиональный разведчик год за годом ловит новости в газетах и пытается вербовать в кафе местных журналистов? Без единой погони? Без люгера с оптическим прицелом? Кому это интересно? Такой книгой даже профессиональные разведчики зачитываться не будут.

Задача автора — умело вызвать картинку в голове читателя. А это сделать куда сложнее, чем описать, кто где стоял, кто к кому обернулся, кто во что одет, и какими лучами искрилось в тот вечер заходящее солнце.

Берем другой простой пример. Все знают, что такое камыш, верно? Камыш — это такая черная пушистая мышь на палочке. Растет на болотах. Так считает вся страна. Но заглянем в словарь: камыш — это сухой колосок, пегая метелка. А черная пушистая мышь на палочке — это растение называется рогоз. И вот вопрос: вы автор, вам надо написать сцену на болоте, где шумит камыш. Ваши действия? Назвать растение так, как поймет читатель? Или так, как оно на самом деле называется, согласно литературе по ботанике? И в одиночку гордиться своей непризнанной достоверностью?

А вот случай, с которым десять лет назад столкнулся лично. В то время я писал первую книгу — нехитрый боевик про спецназовцев, спасающих мир от мерзавцев. В попытках сделать текст достоверным я обложился справочниками по стрелковому оружию, подыскивал самые эффектные приемы рукопашных схваток… И вот герой дерется с врагом на пустыре. Враг силен и зол, у врага нож, у героя, как водится, пустые руки, храброе сердце, огромный запас внутренней правоты, ну и боевые навыки. И существует эффектный прием против ножа, который хочется описать, поделиться достоверностью. В результате вместо яркой боевой схватки мой читатель увидел… что? Занудное описание, какой тыльной стороной какой ладони какую часть запястья каким захватом кто по какой часовой стрелке вывернул… и так на целую страницу. Если кому-то был известен этот прием — вряд ли он его узнал. Остальные вообще не поняли, о чем речь. Но и это еще не все! Выяснилось, что совершенно неясно, как обозначить для читателя часть руки, которая выше кисти и ниже локтя. Потому что в справочной литературе она называется «предплечье». Но если написать «он схватил его за предплечье», читатель решит, что это то, что выше локтя, под плечом. Хотя в медицинском атласе эта часть тела называется уже «плечо». А то, что привыкли называть плечом мы («Ленин нес бревно на плече…»), имеет вообще другое название, то ли ключица, то ли лопатка… Как писать? Как поймут или как верно?

Правильный ответ: писать надо так, как поймут. А лучше — вообще не грузить читателя лишним. Как следовало изобразить боевую сцену? Автор должен был средствами текста передать азарт, молниеносность, напор. Передать динамику, ритм! Заставить читателя почувствовать себя на месте героя, чтобы читатель вздрагивал и непроизвольно дергал плечом (не важно, каким), словно это он сам уклоняется от страшного ножа! А для этого совершенно не нужны никакие описания приемов. Удар! Кровь! Замах! Кувырок! Искры из глаз! Снова удар! Включившись в ритм, все подробности читатель представит себе сам в меру своих знаний. Картинка, возникшая в читательской голове, будет в тысячу раз достовернее любых описаний, которые способен изобрести автор. Задача автора — лишь умело вызвать эту картинку. А это, между прочим, сделать куда сложнее, чем описать сухими словами происходящее: кто где стоял, кто к кому обернулся, кто во что одет, и какими красивыми лучами искрилось в тот вечер заходящее солнце.

Что мешает читателю ощутить достоверность.

Допустим, вы пророк, пришелец из будущего или гениальный ученый, и вам доподлинно известно, как будет устроен космический корабль в 24 веке. И вы пишете роман о двигателе звездолета:

— Как известно, наш корабль движется со скоростью, в три раза превышающей скорость света! — произносит командир корабля Добров, обращаясь к звездолетчикам.

— А все потому, — вскакивает бортинженер Северов, — что мы используем в нашем двигателе энергию гравитационного распада плазмы!

— Но как же наш корабль выдерживает такие нагрузки? — удивленно поворачивается к нему штурман, красавица Легкова, и, не дожидаясь ответа, сама уточняет: — Ах, я и забыла про уникальное покрытие из кристаллических ионов!

Назовет ли читатель такой текст достоверным? Вам никто не поверит, даже если описанное — чистая правда, в которой человечество убедится через каких-нибудь жалких 300 лет. Почему? Да потому что описанная сцена — недостоверна. Читатель не разбирается в устройстве звездолетов, зато прекрасно чувствует фальшь и видит, что космонавты пытаются разговаривать с ним, а не друг с другом.

На эту тему великолепно пошутили Ильф и Петров, когда в «Золотом теленке» случайно встретились в государственном месте два самозваных сына лейтенанта Шмидта:

Увидев, что председатель все еще находится в лапах сомнения, первый сын погладил брата по рыжим, как у сеттера, кудрям и ласково спросил:

— Когда же ты приехал из Мариуполя, где ты жил у нашей бабушки?

— Да, я жил, — пробормотал второй сын лейтенанта, — у нее. А ты почему не писал?

— Я писал, — неожиданно ответил братец, — заказные письма посылал. У меня даже почтовые квитанции есть.

И он полез в боковой карман, откуда действительно вынул множество лежалых бумажек, но показал их почему-то не брату, а председателю исполкома, да и то издали.

Автор, который желает в чем-то убедить читателя, поступает, как эти самозванцы, желающие убедить председателя.

Первая ошибка сцены в звездолете — не следовало строить повествование на основе технической идеи. Вообще. Никогда. Вас посетила уникальная техническая идея? Прекрасно! Пишите заявку в патентное бюро, высылайте тезисы на научный симпозиум. Ваша идея слишком фантастическая для патентного бюро? Вам мерещится уникальный прогноз? Поделитесь с мамой, обсудите в интернете. В крайнем случае напишите статью в художественный журнал: мол, есть такая идея… Статья — это максимум, большего идея не стоит. А литературная идея и вовсе не стоит ничего — она по закону даже не является объектом авторского права.

Книга — сущность, живущая по иным законам, которые сродни драматургическим. Главное здесь — сюжет, который выражается через конфликты персонажей. Сценаристов учат, что любой сценарий должен описываться фразой «это история о [герое], который [действует]». И это правило полностью относится к миру художественной литературы. История об уникальном пропеллере — это не история. История — это о Карлсоне, который живет на крыше. Что с того, что вы придумали встраивать в человеческое тело пропеллер? Пока вы не выдумаете Карлсона с его характером и привычками, пока не выдумаете для Карлсона Малыша с его проблемой одиночества, вечно занятыми родителями и злой нянькой, пока не выстроится сюжетная конструкция, в которой ваша идея отойдет на второй план, — у вас нет книги. А когда вы создадите мир и населите его персонажами, то идея, казавшаяся поначалу главной, превратится в забавную декорацию, и будет уже не важно, какой она была — встраивался пропеллер прямо через позвоночник в кишечник или это были просто штаны с малогабаритным моторчиком.

Приемы психологической достоверности.

Итак, на первое место следует вынести сюжет о людях, наполненный эмоциями и переживаниями. Тема книги — это всегда некая проблема, поэтому двигатель не может быть темой. Придумайте центральную проблему. Придумайте, каким конфликтом отношений можно нарисовать эту проблему. Подберите образы персонажей, чьи противоположные мотивы и желания помогут разыграть конфликт в полную силу. В порядке бреда: механик пропил платиновые гайки, а вместо них поставил дешевые берилловые. Он не знал, что берилл растворяется. Сколько осталось героям до взрыва? Два часа? Или двести лет? Будет на корабле проверочная комиссия? Механик попытается ее отвлечь или сбежит? Или свалит вину на штурмана? А может, красавица-штурман захочет выгородить любимого, взяв вину на себя? Неинтересная история? Мелкая проблема? Согласен. Придумайте интересную! В этом и заключается работа писателя. Пусть это будет увлекательный сюжет, на фоне которого можно ненавязчиво рассказать и о двигателе. Это будет достоверно. Герои должны жить в придуманном вами мире, а не примеривать маски, чтобы разыграть сценку перед читателем. Если герои — звездолетчики, как они должны относиться к своему двигателю? Наверное, так же, как вы относитесь к своей старой микроволновке? Вы ведь не боготворите ее и не рассказываете гостям о ее устройстве? Вам плевать на принцип действия, зато есть опыт общения с ней, вы знаете, куда надо вставить спичку, когда заедает разболтавшийся контакт… Это изобилие подробностей и есть достоверное отношение героя к обыденному для него предмету. Читателя можно заставить поверить в самое невероятное, если герои будут относиться к этому буднично.

Существует полезный прием — смещение фокуса внимания. Невероятное покажется читателю очевидным, если для героев оно — само собой разумеющееся, а предмет внимания и разногласий находится в стороне. Выдержит берилловая гайка рейс или не выдержит? Механик готов дать мизинец на отсечение, что выдержит. А капитан готов заключить пари, что не выдержит. А проезжий физик, к которому обратились за консультацией… И читатель понимает: двигатель работает. Сомнения — в гайке. Когда-то я занимался апрельскими розыгрышами: писал статьи с разными дурацкими идеями, пытаясь заставить читателя поверить в утку. Добиваться успеха помогало смещение фокуса внимания.

Одна шутка была про «биотатуировки» — якобы модное увлечение, когда под кожу вносятся колонии безвредных бактерий и разрастаются там цветными узорами. Герой, от чьего имени писалась статья, был, разумеется, журналистом. Ему дали задание, и он его честно выполнил: нарыл информацию, собрал интервью у медиков, юристов, татуировщиков, снова медиков… в общем, «разобрался» в проблеме. Но в какой проблеме? В статье не обсуждалось, существует биотатуировка или нет. Героев волновали иные проблемы: так ли безвредна бактерия, как считается? Были ли случаи, когда татуировку не удалось свести антибиотиками, и как теперь вынуждены жить эти разноцветные люди, чей узор с коленки разросся до лица? Сертифицирована ли вакцина в нашей стране и как определить подделку? Читатель переживал за пострадавших, негодовал в адрес мошенников, сомневался в компетентности одних врачей и верил другим врачам, у него появлялось мнение по каждому вопросу, но главный вопрос — а не выдумка ли сама биотатуировка — оставался за пределами внимания, потому что именно он не обсуждался.

Другая шутка была о том, что некий знаменитый в компьютерной сети FidoNet Алекс Экслер (ныне известный писатель), занимавший руководящий пост, на самом деле — выдумка, коллектив из пяти человек. Чтобы новость выглядела достоверной, мне пришлось примерить личину гаденького персонажа со своей историей: его где-то там на работе по мелочи обидели, недоплатили, уволили, и вот теперь он, как и обещал, мстит обидчикам, обнародуя то, что его коллеги — пять «Экслеров» — тщательно скрывали долгие годы. Поступок автора письма выглядел некрасиво и мелочно, зато по-человечески достоверно! В мой адрес шли ругательные письма, мол, я поступил подло. У читателя возникло свое отношение к происходящему, но все это касалось поступков героя, чей образ удалось сделать ярким и достоверным. На фоне этого сам вопрос о пяти Экслерах воспринимался как естественный факт.

Как оценить достоверность по реакции читателя.

Интернет — уникальный способ собрать читательские отзывы и по ним сделать для себя выводы. При этом надо помнить, что отзывы — это не готовое резюме, а лишь материал, который требует специфического анализа. Обычно читатели, которым что-то не понравилось, начинают сходу придумывать недочеты, и это будут те же самые недочеты, которые они никогда не заметят в тексте понравившемся. «Вряд ли бы маньяк решил сразу после убийства ехать банк за деньгами», — говорят они. «Вряд ли бы пожарник так ответил, обычно пожарники так не отвечают». «Откуда у него с собой на вечеринке отвертка?». «Вряд ли дирижабль мог подняться на такую высоту…». Все это — претензии к вашей достоверности. Но сколько бы вы ни исправляли логику поступков маньяка, какую бы легенду ни придумали про забытую в кармане отвертку, как бы ни высчитывали высоту дирижабля, читатель останется недоволен. Потому что он сам не понимает, что проблема не в этом. Была бы проблема в дирижабле — он бы так и сказал: «Книга — потрясающая, только исправь двадцать километров на два, а вообще — потрясающе!». Но если он так не сказал, значит, его не зацепил сам текст, не показался достоверным. И появились придирки. Может, написан сухо? А может, история недостаточно интересна? Или мотивы героев прописаны недостаточно четко? Вот это и надо править. А лучше не править, а писать заново.

Стилистическая достоверность.

Помимо сюжетных приемов, есть ряд приемов, относящихся к стилю, которые позволяют сделать текст достоверным.

Во-первых, это выбор главного героя. Чем ближе главный герой к читателю — по возрасту, привычкам, вкусам, социальному положению, — тем легче читателю примерить образ на себя. Еще лучше, если повествование ведется от первого лица. Во-вторых, верить в происходящее должен автор. Вы должны жить в выдуманном мире целиком, вы должны превратиться в своих героев на время создания текста. Вы должны видеть и чувствовать все, что чувствуют они, тогда есть шанс, что какая-то часть этих эмоций передастся через текст читателю. Если вашим героям страшно — страх, сидя за клавиатурой, должны чувствовать вы. Если ваши герои свалились с дирижабля в воду — это вы должны почувствовать страшный удар, затем холод, удушье, расплывчатую темноту вокруг и свет колышащейся поверхности над головой. Вам не обязательно описывать это в тексте, но чувствовать вы обязаны в мельчайших деталях. Не будете чувствовать вы — не почувствует и читатель. Не надо задумываться, какие именно буквы передадут нужную вам информацию, — любые передадут, если вы с головой живете в мире своей книги. Передача произойдет совсем на другом уровне совсем другими инструментами — теми, которыми в сто раз легче пользоваться, чем пытаться понять, как они устроены. Если вы не можете представить себя в образе героя, если вам не интересен он и не волнует его проблема, не надо вообще писать — выйдет недостоверно.

В-третьих, мнение читателя всегда для него достовернее, чем уверения автора. Роль автора не в том, чтобы взгромоздиться на трибуну и начать излагать свой взгляд на вещи. Оставьте этот прием журналистам! Чем настойчивее пытается автор убедить читателя, тем больше претензий возникнет к достоверности произведения. Избавьтесь от авторских оценок! Один из ваших персонажей — сволочь? Храните это знание при себе. Не позволяйте себе ругательных эпитетов, не описывайте пренебрежительными словами его одежду, тон и поступки. Давать оценку — дело читателя! Ваша задача — сделать так, чтобы у читателя возникла эта оценка. Покажите, что герой сволочь, в его поступках, высказываниях, в отношении к нему остальных героев. Персонаж врет? Придумайте, какими сценами и деталями проиллюстрировать это. Может, он смотрит в пол? Нервно развинчивает и свинчивает авторучку? А если ваш герой влюблен — покажите это в поступках, в мелочах. Куда он смотрит все время? При каких словах вздрагивает? По какому невинному поводу вдруг обижается и хлопает дверью? Позвольте читателю догадаться самостоятельно.

Однако не надейтесь, что читатель догадается обо всем сам! Помните: таких деталей «за кадром» должно оставаться втрое больше, чем способен осознать любой из самых внимательных читателей. Психологи давно выяснили, что человек воспринимает не больше 30% окружающей информации. То есть значимую для сюжета мелочь вы должны повторить как минимум трижды. Ваш герой — злодей? Покажите это в трех мелочах. А потом произнесите открытым текстом для самых недогадливых. Но произнести это должен не автор, а герои.

Не вся информация передается в осознаваемом виде. В художественном тексте существует огромное количество штрихов, которые сами по себе не значат ничего, но вместе рисуют картину. Таков главный принцип работы нервной системы — «подпороговая суммация»: нервная клетка «сработает», если по своим многочисленным каналам получит один мощный сигнал, или множество слабых с разных сторон, или один слабый, но повторяющийся уже длительное время. Посмотрите, как виртуозно работает с текстом Пелевин. Прежде чем в рассказе «Проблема верволка в средней полосе» пойдет речь о волках-оборотнях, появится масса штрихов по теме, которых читатель пока не поймет. Асфальт перечеркнула трещина, «напоминающая латинскую дубль-вэ». И что? Многие ли перешифруют это в W и вспомнят, что оборотень по-немецки Wehrwolf? А такие штрихи у Пелевина на каждом шагу, и это та самая «подпороговая суммация», которая вызовет в сознании читателя образ волка раньше, чем это прозвучит открытым текстом.

Да, это неблагодарный труд — выписывать мелочи, которые заведомо никто не заметит, но такова работа любого художника. Картины, кинофильмы, — все ломится от изобилия подробностей, которые можно разглядеть только с лупой или листая по кадрам. Но именно они дают ощущение реальности.

Ну и, наконец, просто существуют общеизвестные нормы художественного текста, которые делают его художественным. Фраза про собаку, сидящую под деревом, всегда менее достоверна, чем фраза про спаниеля, который положил голову на лапы под сырым от дождя тополем. Разумеется, описания не должны утомлять и переходить в текстовые игры вроде «вставные челюсти южной ночи исподволь дожевывали протухающую ватрушку заката», когда читатель понимает, что автор не рисует картину, а самовлюбленно рисуется.

Еще одна типичная ошибка - начать подробно рассказывать, как все выглядит, словно пересказываешь слепому, что идет по телевизору. Как выглядит и из чего сделано - лишь малая часть информации, которую вы можете передать читателю, чтобы помочь ему перенестись в мир книги. Ведь у читателя не один, а целых пять органов чувств: зрение, обоняние, осязание, вкус, слух. И нет причин не использовать это. Чем пахнет в трюме звездолета? Какова на ощупь рукоять пистолета? Какой вкус у похлебки эльфов? На что похож звук каблуков рассерженной девушки в переулке? Дайте читателю все это ощутить!

Источник: www.litkniga.ru


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Понедельник, 30 Май 2011, 6:09 PM | Сообщение # 32
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Советы писателю от будущего читателя


часть первая

Quote
1). Начнём с грустного: помни, автор, как личность со всеми проблемами и заботами ты мне совершенно не интересен. Т.е. когда я стану твоим поклонником, я с радостью прочту о твоей судьбе, о твоих проблемах на работе, о том, что тебя не понимают. Мне будет интересно увидеть, что за человек стоит за любимыми произведениями. Но здесь и сейчас ты для меня лишь очередной автор очередной книги, от которой неясно чего ждать.
Так что не стоит надеяться на моё снисхождение. Если тебе было трудно и очень хотелось поделиться мыслями, но ничего достойного не получилось, не обессудь, я забуду о тебе, возможно даже не дочитав книгу до конца.

2). Чаще всего первое, что я вижу в книге - это название. Позаботься о нём. Очередные "Меч и проклятье", "Тайна некроманта" и "Эльфийский чародей" меня не впечатлят. Я видел столько названий, что мой взгляд "замылился", я просто не замечаю подобной банальности. Будь оригинальней! В конце концов, помни о том, что инструментарий автора не исчерпывается самим текстом, название и эпиграф также могут иметь значение. С другой стороны даже самое простое название вроде "Камень" может меня привлечь, хотя бы отсутствием пафоса.

3). К слову про эпиграф, не нужно вставлять очередную цитату из "Арии" или вовсе из анекдота! Я рад, что ты любишь ту или иную группу, но это не делает подобную вставку более осмысленной. Попробуй подобрать действительно интересные слова, обратись к классикам - они это заслужили. Хороший эпиграф позволяет углубить произведение, добавить оттенков. Для примера, в книге Стругацких "Улитка на склоне" эпиграфы заставляют совершенно иначе взглянуть на концовку, переосмыслить её.

4). Не буду употреблять словосочетание "целевая аудитория", оно звучит уж слишком по коммерчески, но все же стоит определиться для кого ты пишешь. Всегда были и будут "глупые девочки" и "глупые мальчики" (независимо от возраста), готовые восхититься любым текстом. Лишь бы он удовлетворял их потребности: сильный герой, вспышки файерболов, прекраснолицые маги, сильно раздетые воительницы и прочее... Нужно просто понять для себя, хочешь ли ты подняться на серьёзный уровень или тебя устроит восхищение небольшой группки людей, которым в принципе почти безразличен твой уровень мастерства. Не раздражает и ладно! Мне, как читателю, автор, выбирающий второй вариант, не интересен. И не стоит рассчитывать, что я в этом одинок.

5). Вот мы и добрались до самого текста... Я вступаю в созданный тобой мир, ничего о нем не зная. Но это не значит, что мне нужно срочно, не менее чем на тридцати страницах, объяснить как произошла данная Вселенная, историю возникновения государств и всю научную доктрину, разработанную к сему моменту! Равно не стоит этого делать и в середине текста, все равно я вряд ли смогу запомнить и половину. Если по сюжету это необходимо, посвяти меня в тайны постепенно. Если же необходимости нет, то и вовсе выкинь из текста подробности! Профессор конечно создал три эльфийских языка, но он ведь не заставил меня их выучить, чтобы прочитать "Властелин колец"!

6). С другой стороны если я прочитал уже пол книги, а герои по-прежнему занимаются непонятными делами и говорят непонятные слова, то я могу и бросить это неблагодарное занятие. Подумаю, что чужой на их празднике жизни и уйду утешаться другой книгой. Следуй мудрому правилу: рассказывай ровно столько, сколько нужно для понимания текущей ситуации, не больше и не меньше.

7). Не нужно пытаться объяснить мне каждую деталь, мир вокруг нас не спешит раскрываться до конца, всегда оставляя за собой тайну-другую. Стоит перенять это правило и для создаваемого мира. Пусть я никогда не узнаю, почему драконы раз в десять лет уединяются в горах или как феникс выбирает время, когда ему сгореть. Равно можно оставить без пояснений и некоторые обычаи, лишь бы у меня создалось впечатление, что ответ всё-таки есть, хоть мы его и не знаем. Мир, который не раскрыт до конца, манит к себе. К тому же нераскрытые секреты позволяют со временем к нему вернуться и написать продолжение.

8). Что касается героев, то первое правило: не нужно реализовываться за их счет! Возможно тебе очень досадили вечно пьяные электрики или соседи сверху, но это не повод подробно описывать как герой ставит на место и соседей, и электрика, и еще с полсотни всевозможных пакостных личностей. Попутно используя весь имеющийся арсенал оружия и способностей! Подумай хотя бы о том, что это мелко. Мелко даже для автора, не говоря уж о том самом эпическом герое.

9). Традиционно в произведении выделяют главных и второстепенных героев. Заметь, ключевое слово здесь - именно "героев". Возможно я перенесу парочку "картонных" персонажей, но не стоит устраивать театр одного актёра! Мне будет интересно узнать не только о трудном детстве главного сокрушителя тёмного властелина, но и о его спутниках. И, хоть в это сложно поверить, даже о эпизодических персонажах, встречающихся на пути! Не нужно также передавать все функции одному персонажу, то, что он лидер не означает, что он все делает сам, и уж точно не означает, что весь мир движется по его слову.

10). Кстати, в жизни ситуация "все вокруг дураки, один я умный" реализуется крайне редко. Позволь спутникам иной раз выручать героя, а то и просто быть умнее и сильнее! Также герой должен иметь достойного врага, в конце концов, зачем он нужен-то, такой великий и могущественный, если ему противостоит жалкий слизняк, неспособный сказать и слова в свою защиту? Центральная тема любого сюжета - противостояние. Будь то противостояние конкретному человеку или всему миру, самому себе или хитро ухмыляющемуся властелину тьмы. И не нужно облегчать героям жизнь! Пусть прорываются через превосходящие силы противника, висят на волоске от гибели, стараются найти себя в мире, в общем, всячески доказывают, что достойны награды. Враг должен быть либо близок по силе, либо сильней, - ты ведь не группу детишек на прогулку вывел...

11). Облегчать героям жизнь не стоит и в повседневных делах. Я, как обычный человек, порой страдаю от жары и холода, меня кусают комары, периодически мучает голод и жажда. В списке проблем числятся также: запачканная одежда, подвёрнутые ноги, насморк и прочие прелести жизни. Надо ли уточнять, что я эгоистически хочу, чтобы и герои книги испытывали что-нибудь из этого списка? На самом деле я просто не могу поверить, скажем, в людей, весело прогуливающихся по дремучей чащобе, как по дачному участку. Кстати, не стоит упускать из виду и то, каким образом герои добывают себе пропитание. Если им его только что в руки не всучивают добросердечные крестьяне, то я заподозрю, что герои опустились до того, что их принимают за нищих... Причем до того жалких, что язык не поднимается послать куда подальше со двора.

12). Помни, автор, сколь бы не был герой силён, его могуществу и знаниям должен быть положен предел. И лучше, если он будет положен пораньше. Учти, скажем, что за десять лет стать лучшим фехтовальщиком, изощрённым в магии, да ещё и великолепным оратором, знающим сто языков и натренированном в подготовке дворцовых переворотов... Короче стать эти великим человеком за десять лет невозможно. Да и не нужно, зачем плодить рояли? Лучше лишний раз подумай над конкретной ситуацией и подбери решение, которое не потребует внесения дополнительного умения. И персонаж получится более живым. Совершенные герои порядком надоели, это, кстати, относится и к их внешности.

13). Еще один тонкий момент, надеюсь, ты понимаешь, что умения можно и потерять? Это на велосипеде один раз ездить научился, так уже не разучишься. Да и то мастерство потеряешь... А уж планету можно после векового перерыва и вовсе не создать. Так что пусть герой на досуге займётся, ну, хотя бы повторением неправильных глаголов драконьего языка!

14). Не стоит слишком уж стремиться к реализму. В фантастическом произведении он может быть лишь условным, т.е. события не должны противоречить друг другу. А на сколько они соответствуют реалиям мира - не важно. К тому же ни одно произведение не может похвастаться полным реализмом. Потому что такие произведения не выживают! Представь, что вместо красивых информативных диалогов придётся разбирать захламлённые всевозможными междометиями фразы, обсуждения дел на ближайшее время, скучных рассуждений ни о чем... А ведь из этого порой и состоят наши диалоги в жизни. Аналогично невозможно было бы описать ни одну сцену. Всё равно остаются условности, если ты опишешь всё, то это лишь утомит читателя.

15). Неловко даже как-то упоминать, но предыдущий пункт не означает, что нужно плюнуть на всякую логику! Внутренняя непротиворечивость должна соблюдаться строго и неукоснительно.

16). Что касается одежды... Даже в Древнем Риме честных женщин скульпторы изображали одетыми, а обнажёнными - проституток. Может всё-таки стоит накинуть на плечи бедной героини легкое платьице? В конце концов, женщина, которая одевается в трусы и просвечивающий топик, просто не уважает саму себя. А точнее ты, автор, её не уважаешь. Я конечно позабавлюсь описанием, но тебе в плюс точно не засчитаю. Кроме того, разлитый по тексту секс утомляет: меньше слюней, больше дела, автор! Лучше продумай, во что герои могут одеться, чтобы им было удобно в повседневных делах. Всё равно я не слишком верю, будто эльфийская сеточка может согреть в тридцатиградусный мороз.

17). К вопросу об эльфийской сеточке, сколько можно заимствовать одни и те же образы? Бесконечно кочующие из одного произведения в другое эльфы, орки и прочая живность уже порядком утомили. И не нужно отпираться, что они не такие же! Мы не на суде, а я не обвинитель, чтобы хвататься за букву закона. Будь честен сам с собой, тебе просто лень придумать новые образы. Именно лень, даже если тебе сильно нравятся эльфы. Существование за счет чужих наработок, без попытки создать свое, до добра не доведёт, так и останешься "автором средней руки". В лучшем случае...

18). Еще менее похвально заимствовать не из литературы, а из игр. Швыряние файерболов, наложение спелов, каст заклинаний - всё это достаточно убого. Игры изначально создавались лишь как некоторое приближение к действительности, на порядки меньшее, чем книги. И заимствуя образы из игр, ты обедняешь литературу. Её возможности шире! Вспомни магию из "Хроник Амбера", "Волшебника Средиземноморья", похождений сэра Макса, наконец, - это совершенно другой уровень.
Особенно хочу отметить пристрастие к тасканию классов и рас: забудь само слово "раса"! Есть же слова "волшебный народ", да наконец просто "народ"! А представление менестрелей как некоторого класса вообще вызывает тоску. Неужели жизнь не интересней, чем набор игровых штампов?

19). Если придумываешь религию, то отнесись к богам серьёзно. Мне всё равно какими они будут, но читать очередной "шедевр" о том, как первый попавшийся человечишка, найдя артефакт, пошёл и "подкорректировал" богам лица, попросту скучно. Пусть с ними бьются равные... Кстати, с ними не обязательно биться. Понимаю, эта мысль кажется занудной, но их можно просто оставить в покое.

20). Будь внимателен к высказываемым идеям! Если уж ты написал книгу о том, что милосердие - удел слабых, то не надо потом отнекиваться, что просто пошутил. За слова нужно отвечать, даже если ты автор фантастических произведений.

21). Прекрати ржать, когда пишешь! Именно ржать, улыбаться еще ничего. По сегодняшней юмористической фантастике чувствуется, что развлекаются - авторы. Им явно очень смешно. Но беда в том, что чем больше смеётся автор, тем меньше смеха остаётся на долю читателя. Будь тоньше, вспомни, что юмор бывает множества видов. Кроме как глумиться, можно еще и иронизировать, например. Юмористическое произведение может вообще не содержать ни одной шутки, но быть смешным. Кстати, выдергивание табуретки из-под человека всё ещё считается дурной шуткой.

22). Помни и то, что юмора бывает много. Его бывает очень много! Сегодня хохмят все, это поветрие. Будь нонконформистом - будь серьёзен. Когда-то Лец писал: "Очень часто сатире приходится восстанавливать то, что уничтожил пафос." Хорошей сатире - да. Но для такой сатиры нужен особый талант. Так что сегодня пафосу снова приходится восстанавливать то, что уничтожает юмор.
Впрочем, не стоит увлекаться и пафосом, умеренность - благо.

23). Ещё раз про нонконформизм: прекрати бояться высказываться! Не нужно оглядываться на читателей, на наши вкусы. Когда писатель пишет не от души, это чувствуется. Если тебе очень хочется, можешь врезать мне по лицу, за хорошую книгу - прощу. Но не потакай мне! И уж тем более не потакай тем, кто ценит тебя лишь как очередную порцию мозговой жвачки. Не позволяй съесть себя, свои идеи и свои принципы.

24). Я порядком устал от книг, авторы которых всем довольны, всё приемлют и вообще предлагают жить всем в ладу и счастье. При этом они считают, что правильно и так, и этак. И даже вот так. И не нужно ничего объяснять, лишь бы все были правы! Ты такой же? Тогда учти, что твоя книга пройдёт как по маслу, но через год я о тебе и не вспомню.

25). Думай, думай и еще раз думай. Когда подбираешь эпитеты, когда формируешь сюжет, когда расставляешь персонажей. Не гонись за объёмом, но стремись, чтобы каждое твоё слово имело значение! Почитай, для примера, Пушкина, ты не найдешь у него ни единого пустого слова - они все к месту. Попробуй представить то, что описываешь. Получается? Хорошо. Потому что я буду представлять.
Цени слово! Оно твой инструмент. Не дорого стоит мастер, халтурно относящийся к инструменту.

26). Не нужно многократно повторять одно и то же. Я не настолько глуп, чтобы не понять со второго, третьего и тем более четвертого раза!

27). Доказывай предложенные книгой идеи на деле. Протестуешь против садизма, так трижды подумай, перед тем как любоваться в тексте очередной сценой отрезания пальца. Требуешь не потакать своим страстям - прекрати описывать постельные сцены во всех подробностях на несколько страниц. Покажи пример! В противном случае я вряд ли отнесусь к твоим словам серьёзно.

28). Выстраивая отношения между влюбленными (а равно и между не очень), задумайся, стоит ли пихать их в постель при первом же проблеске чувства? Между прочим, ночью можно ещё и поговорить. Глядя на звезды. Такое забытое развлечение! Или настоящие мачо не разговаривают, а настоящие леди ложатся в постель при первой возможности? Прекращай измываться над героями, они не кролики. Позволь им сначала узнать друг друга, добавь романтики... Мне, как читателю, уже порядком надоели озабоченные герои.

29). Выдумывая очередного монстра, подумай, какое место он занимает в экосистеме мира. Если это здоровенная тварь, сжирающая одним махом несколько коней, то задайся вопросом: а что же она ест обычно? "А чем же они питаются, ежели, скажем, хоббита на закуску не подвернётся?" (с) Даже одна такая тварь за месяц выжрет всю фауну и сама подохнет от голода. Соответственно, либо где-то поблизости водятся не менее здоровенные травоядные, либо тварь после сытного обеда заваливается спать на несколько дней. Более оригинальные варианты приветствуются, лишь бы смотрелись логично.
Тупой огнедышащий дракон, кстати, находясь в лесу, может стать источником пожара, да еще какого! Логично предположить, что для его огнеметания есть некоторое ограничение. Скажем, он не тупой.

30). Ты видел где-нибудь в природе, чтобы подземные жители имели плавники? Видимо, они им просто не нужны, согласись. Аналогично и тебе, автор, стоит подумать о назначении всех тех атрибутов, которыми ты наделяешь существо. Не обязательно детально и уж точно необязательно это прописывать, но какая-то логика должна быть соблюдена. Хорошо ещё, если у птицы обнаруживается здоровенный витой рог, в конце концов можно попробовать предположить зачем он... А вот житель пустыни, непрерывно выделяющий слизь по всему телу, - это уже совсем не смешно. Пожалей скотинку, она же помереть давно должна была от обезвоживания!

31). Насчет питания монстров, в жизни встреча с тигром или даже медведем вовсе не обязательно приводит к сражению. Просто потому что для хищников человек обычно не является приоритетной целью. Даже голод не всегда достаточная причина для нападения. И если не дергаться, не кричать и не убегать, то порой хищник просто проходит мимо. Охотой именно за человеком может увлечься, скажем, тигр-людоед - тигр, однажды попробовавший человечину и теперь жаждущий только её. Напасть хищник может также, если ранен или поднят во время спячки, если защищает детёнышей. Это стоит учесть.

32). Порой куда опасней хищников бывают "мирные" и "добродушные" травоядные. Помнишь анекдот про то, что носорог плохо видит, но при его весе это уже не его проблемы? Убегая от очередного хищника, не стоит прыгать под ноги носорогу.

33). Только в компьютерной игре можно свалить слона клинком, если долго бить. В реальности же такой герой вызовет у меня лишь хохот, дай ему хоть копьё в руки... Да и вообще, человечество изобрело столько замечательных орудий убийства, зачем зацикливаться на стандартном наборе "клинок, лук, меч"? Подбирай вооружение под конкретный мир и конкретную ситуацию. Это заметно разнообразит произведение, да и смеяться над героями мне придется меньше...

34). Следи за тем, что происходит с оружием. Стрелы имеют свойство заканчиваться, мечи тупиться, копья и щиты ломаться, топоры соскакивать с рукояти... А маг вполне может пролить на свои книги кружку Огненной Воды! И руки ему отрывать будет уже поздно. Конечно, велик соблазн заставить стрелы возвращаться самостоятельно, а прочее оружие сделать из вечной гномьей стали, но, как я уже отмечал ранее, не стоит облегчать жизнь героям. Кстати, люди тоже могут уставать, вряд ли у них получится без передышки махать мечом и расшвыривать врагов заклинаниями.

35). Если твои герои не совсем сумасшедшие, то они не станут, отправляясь в пеший поход, надевать тяжелую броню и прихватывать с собой всё оружие, что удастся нашарить в доме. С другой стороны, если уж тебе так хочется, чтобы они согнулись под гнетом металлолома, то почему бы не приторочить к спинам еще и по седлу? Вдруг в пути попадутся бесхозные лошади, как же без седла-то...

36). Некоторые люди более брезгливы, другие менее. Но в любом случае не стоит в каждой строчке выливать на читателя литры слизи и нечистот. Мне ведь может надоесть отмываться, и я пойду читать что-нибудь менее противное.
Аналогично не увлекайся нецензурными словами. Не всё что написано на заборах заслуживает быть перенесённым на бумагу! Помни, что ты пишешь книгу, а не письмо старому знакомому Васе, который - так его и раз так! - задолжал немалую сумму. Мне не интересна демонстрация твоих познаний в могучей части русского языка.

37). С другой стороны не стесняйся назвать вещи своими именами, если уж понадобилось. Я постараюсь пережить то, что в тексте вместо слова "фекалии" ты напишешь "дерьмо". Лишь бы упоминание сего продукта жизнедеятельности действительно имело смысл.

38). Зомби и прочая поднятая нечисть - весьма колоритные персонажи. Я бы даже сказал, что они наделены особым "шармом": пролежавший несколько лет в земле труп вряд ли хорошо сохранился, разве что его мумифицировали. И если герои с этим трупом мило общаются и только что обниматься не лезут, то я заподозрю нехорошее. Без всяких шуток, автор, заподозрю!

39). Неплохо продумать насколько поднятый мертвец соответствует умершему человеку. Скажем, у Лорел Гамильтон в цикле про Аниту аниматоры поднимали не человека, а именно тело, которое, впрочем, частично сохраняло человеческую память и даже вело себя как человек. А вот жрица Вуду в принципе могла поймать душу "в бутылку" и заставить её существовать в полуразложившемся теле. Но для этого она должна была присутствовать при смерти. А в твоём произведении, автор?

40). Вообще-то мертвецы могут служить источником тысяч заболеваний. Молчу уж про трупный яд... Так что если по твоему миру стаями бродят неупокоенные тела, позаботься объяснить почему живых все еще не косит, скажем, чума. И заставь некроманта мыть руки после работы, возможно, он тебе ещё пригодится!

41). Не делай нежить уж слишком сильной. Если твои вампиры не боятся солнечного света, плюют на крест и серебро, обожают соусы с чесноком и перекусывают осиновый кол на лету, то я непременно задамся вопросом: а почему они до сих не поработили людей? Скот удобней держать в загонах, оставляя лишь некоторое количество свободных для охоты.
На крайний случай особо уточни, что они одиночки и не могут договориться между собой.

42). Пишешь про нежить, не забывай, что "тлен - это только лишь тлен". Вампиры, растящие потомство, и страдающие несварением призраки сделают сюжет оригинальней, но не логичней. Так что придется продумать объяснения для таких способностей. Исключение - только произведения, написанные в жанрах, заведомо не требующих логики. К пародиям и сюру никто придираться не станет...

43). Кстати, кроме излюбленных зомби, вампиров, призраков и оборотней, в народном фольклоре существовало немало другой нечисти. Я уж молчу о том, сколько можно придумать самостоятельно. Больше проявлений потустороннего мира, хороших и разных! Помимо того, что это просто приятно разнообразит мир, ещё и помогает создать атмосферу. Ну, что мы не знаем о вампирах? Разве что их любимый цвет... А вот чего ждать от новых монстров - это загадка. Нет ничего страшнее неизвестности.

44). К нечисти в народном фольклоре относятся так же наши милейшие друзья домовые, водяные, лешие, полевые и прочая братия. При этом подробности их проделок порой вынуждают пригладить вставшие дыбом волосы. Если отрешиться от образа домовёнка Кузи и водяного-мечтателя, можно легко насытить произведение самыми мрачными деталями даже без дополнительных затрат фантазии. Хотя конечно, если ты пишешь детскую сказку, то такой подход не для тебя.

45). Знаешь, всевозможные попытки выставить фольклорных персонажей в дурацком виде уже порядком приелись. Это уровень плохого юмориста, которому нужно зарабатывать себе на кусок хлеба, выступая, а мыслей у него нет и не предвидится. Вот и приходится выжимать из себя шутки по стандартным схемам. А что? Кто-нибудь всё равно посмеётся. Лучший юмор - это юмор проверенный годами. Одобренные многими поколениями остроты, многократно апробированные выражения лиц... Но, я надеюсь, ты, автор, ещё достаточно молод душой, чтобы не подавать своим читателям тухлятину?

46). Единицы измерений придуманы не просто так, и, коли уж ты их употребляешь, то старайся, чтобы они были уместны. Если выяснится, что герои прошли "небольшое" расстояние километров так в сто, я буду удивлён. Самую малость. Аналогично удивит меня двухметровый меч, вытаскиваемый из ножен за спиной, и герой, умудряющийся за секунду, пока летит стрела, произнести проникновенную речь. В мире много чудесного, но пусть это чудесное сочетается хотя бы по размеру.

47). Ещё любопытней читать события, когда время, похоже, протекает по сложным законам из той области физики, которая релятивистская. Герой неторопливо обходит монстра, пока тот решает нападать или не нападать. Или же другой герой часами не может заметить человека, сидящего рядом с ним, поскольку "не обратил внимания". Не обратить внимания можно в первые минуты... Создаётся отчётливое ощущение, что пока время одного движется вместе с нашим, время второго коварно изменяет скорость! Я уважаю Эйнштейна, поэтому не заставляй его лишний раз вращаться в своём гробу.

48). Единожды задав обстановку, не забывай о ней. Если в небе светит зелёное солнце, вероятно, свет от него тоже будет совсем не желтым и даже не белым. В жаркий летний полдень герой вряд ли станет носить тулуп и шапку-ушанку, даже если его корни уходят глубоко в Сибирь. Да и на девственно чистом столе не может по мановению руки появиться чашка кофе, если только в повествование не затесался колдун. Невнимательность к деталям может убить и самое прекрасное произведение.

49). Точно так же не следует забывать об уже произошедших событиях. Уверяю тебя, автор, крайне неприятно открывать новую книгу серии и с первых же страниц понимать: персонажи явно забыли что-то из прошлых! Ещё хуже, когда забывчивость проявляется в пределах одного произведения. Мне попадалась пара книг, где в решающий момент автор просто забыл о персонаже. Конечно, позднее он о нём вспомнил, но вопрос, где герой умудрился прятаться во время битвы, мучил меня не один день. Если не можешь запомнить всё происходящее, не стыдись перечитывать собственные тексты.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Kaverella_De_Vine Дата: Понедельник, 30 Май 2011, 6:14 PM | Сообщение # 33
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Советы писателю от будущего читателя

часть вторая


Quote
50). Кстати, не увлекайся продолжениями. Во-первых, если это для тебя первая книг, продолжение ты попросту можешь и не вытянуть. А во-вторых, все продолжения хороши ровно до того момента, как становятся плохи. Именно так. Не видел ещё ни одного автора, который смог бы написать на примерно одном уровне более десяти объёмистых книг в одной серии. Впрочем, не совсем так. Встречал и немало! Уровень у них был везде примерно одинаков: ниже плинтуса.

51). Кроме того, увлёкшись продолжениями, всегда есть риск навсегда остаться в одном мире Зациклиться и рано или поздно умереть как писатель. Но и это ещё не всё: с каждой следующей книгой развитие персонажей и мира неминуемо будет стремиться к максимуму. Однажды станет просто не о чем больше писать. И что же тогда, автор? С этого момента тебе придётся писать никчёмные книги, вырабатывая чистейший коммерческий продукт. Просто потому что фанаты будут требовать всё новых и новых продолжений.

52). Уточню ещё раз: без развития персонажей и мира полноценное произведение просто невозможно. Выйдя из пункта А в пункт Б герои должны чего-то достичь. Если же они будут уныло убивать одного мерзавца за другим, между делом добывая всё новые и новые артефакты, то довольно скоро книга наскучит. Я, как читатель, хочу чего-либо ждать. В самом крайнем случае хотя бы слов: "И жили они долго и счастливо. И умерли в один день. На утро после свадьбы".

53). Между прочим, а ты не задумывался над мотивацией героев? Я конечно понимаю, что приключения - это здорово, и любой уважающий себя персонаж душу продаст за возможность заглянуть в пасть дракону, сразиться с целой армией и пропасть в чёрной дыре. Но хотя бы для приличия попробуй подыскать причину посущественней. Собственная шкура во все времена стоила дорого. Вот ты, автор, готов бросить всё ради оборванца, сующего тебе под нос замусоленный кусок бумаги и вопящего о твоей избранности? Если да, то пора вспомнить, что курица в супе тоже была кем-то избранна.

54). Приятно на досуге сходить в театр. В том числе кукольный. Но когда верёвки привязывают не к конечностям кукол, а к их мыслям и поступкам, становится скучно. Определись наконец с характерами героев, а так же их социальным положением и взглядами на жизнь. Если героиня годами работает с всевозможными мерзавцами, вряд ли её можно напугать слишком грубым обращением или даже откровенным хулиганским наездом. Ну, а нежная робкая барышня, хлещущая виски из горла, - это уже и вовсе ни в какие ворота. Действия персонажей должны подчиняться хоть какой-то внутренней логике! В противном случае мне придётся сидеть на диете из картона.

55). К слову про картон, даже если ты знаешь такие умные слова как "психология толпы" и "квазиживой организм" - это ещё не значит, что группы людей более двух человек в твоём произведении должны действовать как единая личность. Т.е. тупо, примитивно, однообразно и попадая в ритм. В любой сотне из ларца, одинаковых с лица, найдутся отщепенцы, готовые отступить от партийной линии. Да и непрерывно скандировать по принципу "все как один" не выйдет. Одному срочно потребуется откашляться, другой спутает слова, третий маленько запоздает... А четвёртому просто надоест орать одно и то же на протяжении часа.

56). Я не самый умный человек, но и не самый глупый. Аналогично, хоть я и не знаю всего, но что-то определённо знаю и неплохо. Какой из этого следует сделать вывод, автор? Нет, не то, что мне захотелось похвастаться. Совсем другой вывод: меня сложно провести голыми декларациями качеств персонажа. Мудрец должен создавать хотя бы иллюзию мудрости, воин демонстрировать воинские навыки, а поэт писать стихи. Не обманывайся, кое-как срифмованные строчки стихами не являются. Если не хватает собственных мыслей и знаний, воспользуйся чужими, но только не описывай, как убелённый сединами философ с глубокомысленным видом изрекает: "Я постиг суть мира! Его надо класть, как бутерброд, колбасой на язык".

57). Профессионал - это звучит гордо. Многолетняя практика - не менее гордо. И в том, что зависит не от удачи, а от умений, он будет побеждать недоучку, как бы тот ни был хорош. Конечно же есть исключения, но даже очень большой талант без надлежащей огранки стоит недорого. Разве что он граничит с гениальностью... С другой стороны молодой специалист всегда может привнести нечто новое, оригинальное, до чего ещё никто не додумывался. Просто потому что смотрит на вещи свежим взглядом. Примитивные описания очередного новичка, с лёгкостью рвущего авторитеты в клочки (иногда в буквальном смысле), уже наскучили. Но если у тебя получится показать его гениальность и оригинальность, то я могу и переменить своё отношение.

58). Любопытно взглянуть и на самих профессионалов. Послушай, автор, ты уверен, что кто-нибудь сможет стать мастером клинка за год? Или за пятилетку пройти путь от оборванца до верховного главнокомандующего одной из крупнейших армий мира? Вот тебя бы заставить за полгода стать великим писателем, тогда сразу бы начал относиться к своим героям по-человечески.

59). С другой стороны, как ни похвально твоё желание в качестве великого мага представить тысячелетнего дракона или не менее тысячелетнего гуманоида с планеты Умамногонебывати, будь осторожен. А точнее: просто дай ему свободу. Не превращай в невменяемого инфантильного сопляка с огромной силой. Подобные создания столь утомили, что скоро их будут убивать при рождении. При рождении автора, я имею ввиду. Если хочешь посмотреть на хороший пример описания бессмертного, почитай хотя бы Желязны. Или мифы о божествах, если уж на то пошло...

60). Кстати, действие от первого лица всегда связано с небольшой проблемой. Ты готов описывать мысли и чувства героя, так сказать, прямо на месте? Практика показывает, что готов. Но она же показывает, что не получается. Давай для начала условимся хотя бы об одном: ты вряд ли сможешь говорить от лица человека, который лет на двадцать тебя старше. Впрочем, порой чудеса случаются. Может тебе не чуждо мастерство перевоплощения? Удиви меня. Но помни: не судят только победителей, всем остальным приходится несладко.

61). Сложности возникнут и с описанием другого пола. Если ты не слишком знаком с этим самым загадочным другим полом, то при написании опирайся хотя бы на серьёзную литературу, а не на анекдоты. Даже если это очень смешные анекдоты.

62). Я могу поверить и в гранату, не способную разбить взрывом бокал, и в гранату, разносящую в пыль целое здание. Единственное во что я не могу поверить, так это в гранату, разносящую здание, когда в нём находятся только отрицательные персонажи, но едва царапающую лицо, когда она падает рядом с положительным персонажем. То же самое касается ядов и прочих средств убийства и разрушения. Конечно, замечательно, когда главные герои неуязвимы и вообще все в белом, вплоть до зубных протезов. Но зачем же так откровенно подыгрывать?

63). Мода - дамочка капризная. Не говоря уж о развитии материалов и методов пошива одежды. Конечно, отправляясь в очередное увлекательное приключение, совсем не хочется думать о такой ерунде. Вперёд, на встречу подвигам! Но учти, автор, если твои герои из сорок пятого века нашей эры будут носить потёртые джинсы и кожаные куртки, я буду долго смеяться. Ещё дольше смеяться придётся, если герои будут из сорок пятого века до нашей эры...

64). Имена должны соответствовать эпохе и месту действия. А равно тем существам, кому принадлежат. С этим никто и не спорит, инопланетянин по имени Вася будет смотреться довольно странно. Однако это ещё не повод заставлять меня ломать себе глаза в попытке прочесть имена вроде Гртморврг или Оаиклилилихснфоиоатрк. Вот представь, что в разговоре со своим знакомым я решу похвалить твою книгу, кратко описав сюжет. Как только дойду до имени персонажа, так хвалить сразу и расхочется. Потому что сначала мне придётся месяц тренироваться произносить этого самого Гртморврга! Если уж очень хочется сделать имена непроизносимыми, озаботься короткими и понятными сокращениями.

65). К слову, ты, конечно же, не раз это слышал. И даже, наверное, сам не раз говорил. И вообще всё прекрасно знаешь... Но тем не менее: Перестань Писать Всё С Прописной Буквы! Рискну шокировать тебя, но слова путь, любовь, цель, идея, жизнь, смерть, странник и даже властелин тьмы - все пишутся со строчной. Руководствуйся священным правилом: минимум больших букв!

66). Знаешь, заимствование слов из другого языка для названий и имён - это и правда неплохая мысль. В мире существует масса красивых языков, в том числе и мёртвых. Выбирай любой, пусть произведение заиграет свежими красками. Ведь это же замечательно, однажды узнать что в твоём любимом произведении вот то и то переводятся так-то и так-то. А ты и не знал! Одна беда, почему ты, автор, из всех этих красивых языков выбрал английский? Причём по словарику для первого класса. Добро пожаловать в мир Ворлд, где в мрачном замке Даркастл живёт властитель Дез!

67). Порой хочется написать умную книгу. Или хотя бы такую, чтобы читатели, вроде меня, сказали: это умная книга. Для достижения подобной цели существует немало путей, например, вставлять в текст побольше умных слов. Но учти, считать остальных дураками - последнее дело. Фразу "они пролевитировали до самого нижнего яруса многоуровневого условно-трёхмерного искусственно созданного пространства и при соприкосновении с плоскостью, формирующей нижнюю грань параллелепипеда, оказались деформированными импульсом, возникшим в результате воздействия на них гравитационного поля Земли" я конечно переведу как "они шмякнулись о пол". Но дальше читать вряд ли стану.

68). Кстати, постарайся не ошибаться в терминах, коли уж ты их используешь. И дело не в том, что я зануда, просто после некоторых ошибок смысл полностью теряется. Вот к кому обращаться, скажем, в случае "метапсихоза"? К психологу, психиатру? Или лучше сразу пристрелить, чтобы не мучился сердешный? Пиши правильно, и тебя поймут: реинкарнация - это "метемпсихоз".

69). Даже не напрягаясь, я всегда назову более десяти. Более десяти религий, языков, стран, видов оружия, моделей машин и одежды, заболеваний и прочее, прочее, прочее... Хотелось бы, чтобы в твоей книге, автор, я тоже встретился хотя бы с минимальным разнообразием. Сложно поверить в огромный мир, управляемый одним правителем, с одним языком и скудной, почти ничем неприметной историей. Если же тебе нужен именно такой мир, то задумайся над причинами однообразия. Особенно это касается ситуации, когда описывается наше будущее. Подумай хотя бы об автомобилистах: как они будут жить в будущем, где есть лишь два вида машин, желтое такси и красная служебная?

70). Красота, возможно, и спасёт мир. Но кто сказал тебе, что горы однообразных эпитетов, расставленных к месту и не к месту, - это красиво? Мне в принципе абсолютно безразлично, поскользнулся ли герой на мокром полу или же на ярко-жёлтом, пахнущем старыми досками и клеем полу, на котором разлили свежее парное молоко, подогретое на медленном огне. Мне важно, что он поскользнулся. И, ради всего святого будь, осторожен в своей оригинальности! "Раскатистые посвистывания" и "колюще-омерзительные листья" могут надолго вывести из душевного равновесия даже самого стойкого читателя.

71). Шаблоны - это не стандартные ситуации, повороты сюжета или персонажи. Шаблоны - это твоя, автор, не способность оперировать стандартными схемами. Если вместо того, чтобы пропустить их через себя, отшлифовать под свой сюжет и аккуратно встроить в текст, ты просто ляпаешь их вкривь и вкось, результат не заставит себя ждать. Нет такой банальной ситуации, которую нельзя было бы представить свежо и оригинально. Есть авторское нежелание думать. Ничто не ново под луной, но если ты заставишь меня пережить происходящее вместе с героями, я прощу даже миллионного героя с тяжёлым детством и игрушками, прибитыми к потолку. Кстати, любовь, смерть, ненависть, героизм - всё это тем более не шаблоны, но вечные темы. Почувствуй разницу.

72). Аналогично с плагиатом. Для успешных, умеющих управляться со словами и ситуациями авторов имеется корректное и приятное слово "заимствования". А ещё можно сказать "реминисценции". Или просто "цитирование". Другое дело, если ты сошьёшь своё произведение из разодранных в клочья чужих, да ещё и белыми нитками. Тогда тебе долго не отмыться от обидного слова "плагиатор". Вообще, всё, что ты пишешь, может быть взято из любых источников, но я должен чувствовать твоё внутреннее понимание и согласие с написанным. Как сказано Сухаревым:
"А песню подхватит любой,
А песне найдётся работа,
Покуда в ней нашей судьбой
Оплачена каждая нота."

73). Не занимайся рекламой в своём произведении! Апологетикой - пожалуйста. Но только не рекламой. Во-первых, это сразу чувствуется. Во-вторых, это мешает тебе писать. В данном случае совершенно неважно рекламируешь ли ты из-за денег, или же по любви. Любишь шоколад "Коркунов" или Макинтоши? Искренне рад. Но при чём тут я? Избавь меня от необходимости читать бессодержательные восхваления того или иного продукта.

74). Будь вменяем. Я понимаю, что Россия - великая страна и вообще "родина слонов". Но если в твоём описании недалёкого будущего одни лишь русские сохраняют подлинное величие предков, попутно прихлёбывая самую лучшую в мире водку, рубят шашками роботов, а шапками способны закидать вообще любого агрессора, то предупреди меня сразу. Чтобы я мог не читать, а просто вызвать неотложку, автор. Тебя вылечат, обязательно вылечат!

75). Да, и насчёт апологетики: "поэт в России больше, чем поэт". Ещё помнишь эти слова? Они по-прежнему верны. Думай о том, кому ты в своём творчестве воздаёшь дань поклонения, а кого стремишься опорочить. Думай не потому, что тебя не станут читать. Отнюдь, станут. Просто однажды ты можешь понять, что прославлял для красного словца убийцу и последнего подонка. Книги приходят и уходят, а тебе с этим жить.

76). Писать можно по-разному, стилей много. Но коли уж выбрал один из них, то старайся придерживаться его повсеместно. Чтобы абзац не заканчивался базарной бранью, начавшись возвышенными оборотами. Мало того, что я не успеваю толком настроиться и как следует распробовать текст, так ещё в итоге и суть оказывается размытой. Толи повествование о героях, толи драма о дне жизни, кто разберёт! Если же всё-таки хочешь использовать разные стили, то старайся разнести их в разные участки текста. Чтобы они не пересекались уж совсем явно.

77). Кстати, аккуратней с приведением текста к "правильному литературному". Причёсанные и напомаженные фразы смотрятся, конечно, симпатично, будучи поставлены в ряд, но для практической деятельности они мало пригодны. Сегодня слова "неплохой литературный язык" означают лишь то, что тебя, автор, можно читать и не морщиться, а также то, что ничем ты не отличаешься от десятков, если не сотен, таких же литераторов. Писать на этом "неплохом" может любой культурный человек, немного набивший руку. Играй со словом! Не бойся его! Да, возможно несколько раз разобьёшь, зато научишься в итоге писать по-своему, с особым авторским шиком.

78). Если уж описываешь мир с законами физики, близкими нашим, то знать сами законы - крайне полезно. Скажем, чтобы не заставлять бедного героя пережидать ядерный взрыв в ящике из чугуна. Конечно, всегда можно сослаться на условности литературного произведения и воспользоваться вынужденным молчанием оппонента, чтобы уйти. Молчанием - потому что человек просто не найдётся, что ответить на такую наглость.

79). Все загадки и интриги в произведении, особенно если оно является детективом, не должны разгадываться мной через пять минут после появления на страницах. Если я настолько умнее героев, то какой смысл читать про этих глупцов? Выдумывать подлинно сложные тайны и при этом не делать сюжет наигранным конечно сложно, но лёгких путей к читательскому сердцу никто и не обещал. В крайнем случае, просто не выдавай мне всей информации, тогда я не смогу ничего понять до конца книги.

80). Фантастика- это всего лишь литература, в которой используются специфические приёмы. А вовсе не те книги, в которых герои идут бить кому-нибудь личико, прикрываясь загадочными артефактами и не менее загадочными целями. И не те книги, где происходит контакт с инопланетянами. Потому что все это суть частные проявления фантастики. Будь оригинальней, за века существования человечество выдумало немало сюжетов и жанров! Фантастикой может быть и драма, и комедия, и трагедия, и фарс. Фантастическим может быть сюжет детектива, любовного романа, философского размышления, героического эпоса, психологического романа, приключенческой книги, притчи и даже газетной статьи. Фантастика может тесно соседствовать с мистикой, а может быть и далека от неё. Будь оригинальней! Ищи не то, как хоть немного разнообразить поход к очередной огнедышащей горе, а то, где ещё могут пригодиться фантастические элементы. Кто знает, вдруг очередной Базаров будет резать не лягушек, а огненных саламандр?

81). Не забывай, что не фантастикой единой сюжет полнится. Легко и приятно свести историческую загадку к прилёту инопланетян, которые всё решили в соответствии со своими планами. Ещё приятней объяснить проблемы в отношениях людей не культурными или мировоззренческими конфликтами, но несоответствием биополей, а то и видовыми различиями. Но ты слышишь, как вдалеке начинает печально поскрипывать старый рояль? Не подходи к нему слишком близко, deus ex machina не красит произведение. Не стоит делать фантастику сутью книги. Выдумка ради выдумки мне быстро наскучит.

82). Даже самые жестокие учёные, как правило, не проводят своих человеконенавистнических экспериментов без определённой цели. В противном случае это уже не учёные, а просто садисты. Аналогично с правителями, в сущности злобствовать и убивать - это очень утомительно, ты не находишь? Одно дело за завтраком насладиться казнью-другой и совсем иное непрерывно планировать и приводить в исполнение всё новые и новые мерзкие планы. Чего-то правитель всё равно должен добиваться. Ну, хотя бы власти во всём мире, если уж ничего другого не идёт на ум.

83). Известный факт, словарный запас Пушкина насчитывал более двадцати одной тысячи слов. Не хотелось бы придираться, но если в твоём, автор, произведении я не отыщу и сотни, то ты вряд ли меня заинтересуешь. Литература - не комикс и даже не фильм, не рассчитывай на моё снисхождение к убогости языка.

84). Любая книга имеет свой финал, точку в повествовании. И очень печально, когда в качестве финала используется нечто вроде: "Эээ... А вообще всё это было неважно. Настоящие события, знаете ли, происходили совсем в другом месте, а вся эта толпа просто дурью маялась". Покажи мне настоящие события, где бы они не происходили! Зачем мне нужны все эти упражнения в псевдооригинальности? То, что ты пишешь должно иметь смысл. Не так уж важно какой: раскрытие характеров персонажей, высмеивание пороков или просто проведение времени. Иначе зачем я стану читать твою книгу, чтобы в конце выяснить, что ты не знаешь чем закончить и кое-как лепишь финал из всего что подвернётся под руку?

85). Кстати, если ты пишешь серию книг, это не означает, что во всех кроме последней можно в конце бросить повествование на полуслове. Во-первых, продолжения я могу и не дождаться, во-вторых, это попросту нечестно по отношению к читателю. Восторженное поглощение бесконечного авторского потока сознания не входит в мои обязанности. И, коли уж я прочитал твоё произведение, позволь мне убедиться, что оно хотя бы условно законченно.

86). Финал может быть открытым. Но учти, открытый финал должен оставлять сюжет на додумывание, а вовсе не на непонимание. Проще говоря, если ты сам не представляешь, что же там будет дальше, зачем заставляешь представлять читателя? Суть открытого финала должна быть в твоём нежелании выкладывать завершающую часть произведения, а вовсе не в попытке спихнуть свою работу с больной головы на здоровую. А тем более на не менее больную.

87). То, что ты находишься в безумном восторге от персонажа, ещё не означает, что я буду в таком же. И ещё меньше это означает необходимость оправдывать любые его действия. Упырь, коллекционирующий трупы, как ни крути, не может быть чист и прекрасен. Если только ты, автор, не иронизируешь. Любить персонажей надо, но ведь не слепо! Позволь им просто быть такими, какие они есть.

88). Признаться, не понимаю, зачем декларировать, что герой хороший или плохой, грубый или вежливый, любит мороженное или кричит от ужаса, завидев рыбное блюдо. Разве я досье читаю? Просто покажи мне всё на примерах. Если грубый, пусть пошлёт пару раз кого-нибудь. Если плохой, пусть отберёт у ребёнка мороженое. Ну, а крик от рыбного блюда и вовсе несложно продемонстрировать.

89). Любовь конечно зла. Иногда даже очень зла! Но всё-таки не торопись описывать влюблённых гоблина и эльфа. Равно сомнительна неожиданная вспышка чувств между разумными мхами с планеты Плантания и зебровидным гуманоидом с Загонса. Во всяком случае основываться эти чувства будут вероятно не на внешних данных, разве что ты описываешь редких извращенцев. Кстати, дети в виде поросших мхом зебр - это весело. Но как ты представляешь себе процесс?! Я уж молчу о несовместимости хромосом и о том, что у кого-то этих хромосом может совсем не оказаться.

90). Инопланетяне прилетают, чтобы захватить нас. Инопланетяне прилетают, чтобы привести нас в лоно высшей цивилизации. Инопланетяне мирно сотрудничают с нами. Всё это было сотни раз, нет, я не против, но почему ты решил, что мы вообще им интересны? Или что мы хотя бы способны их понять? Подумай над тем, что внеземные формы жизни потенциально могут быть самыми разнообразными, о том, что мы слабо представляем, что же такое разум. Не призываю тебя совсем отказаться от приведённых выше вариантов, но возможно ты придумаешь что-нибудь более интересное. Я, как читатель, это оценю.

91). Мне невыразимо интересно читать третью страницу описания блокнота. Особенно мне понравились те четыре абзаца, которые касались правого нижнего уголка. Да-да! Металлического, с любопытной виньеткой! А пассаж о впитываемых бумагой чернилах заставил меня плакать... Нет, серьёзно, я рыдал. В бессильном желании тебя придушить! Автор, не увлекайся описаниями. Честное слово, мне абсолютно безразлично как выглядит третья вазочка на полке у самого потолка в доме, в который герой зашёл напиться воды.

92). С другой стороны, описания в духе "мы вошли в дом, попили и вышли из дома" меня тоже не впечатляют. Особенно, когда в таком стиле написан весь текст. Подобное в личный дневник стыдно помещать, не то что в книгу.

93). В исследовательские экспедиции, надо думать, не берут уж совсем клинических идиотов. Стало быть они явно обладают базовыми необходимыми навыками. И хотя бы минимально укомплектованы. Если в первый же день выясняется, что врач не знает как лечить простуду, а радист не может включить передатчик, то это повод задуматься о вменяемости тех, кто их послал в поход. Аналогично любые исследование с риском для жизни не будут проводиться, если поблизости нет хотя бы самого плохонького доктора. Да и миллионы на разработку никто человеку не выделит, если он пришёл с улицы с чертежами, кое-как начирканными на салфетке.

94). Ты пробовал хотя бы неделю поблуждать по тайге? А выжить в чужой стране, не зная ни языка, ни культуры? Тогда почему считаешь, что обычный горожанин, попавший в иной мир или в прошлое нашей земли, не только выживет там, но ещё и с лёгкостью чего-то достигнет? Я вот предполагаю, что единственный шанс для него - это встретиться с людьми, которые его ждали. Тогда ему помогут, а в случае непроходимой глупости - по меркам того мира - ещё и по шее дадут, чтобы учился быстрее. С попаданием в будущее тоже не всё гладко, но заметно лучше.

95). Соглашусь с тем, что технологии не обязаны развиваться равномерно, успехи ядерной физики могут и не сочетаться с успехами в генной инженерии. Однако, если на обычном запорожце герой может легко увернуться от снаряда летающей тарелки инопланетян, превосходящих человечество на несколько порядков... То на лицо явное неумение инопланетян делать системы наведения. Зачем же их так обижать, несчастных? С другой стороны, если человечество в будущем нашло способ дешёвой и доступной телепортации, то неудивительно, что прочие виды транспорта перестали развиваться.

96). А как быть с популяцией? Если описываешь бессмертный народ, у которого постоянно рождаются дети, попробуй посчитать, через сколько лет они покроют всю планету сплошным слоем. Возможно, довольно скоро. И обратное, если люди очень быстро умирают, а детей мало, почему они до сих пор не вымерли? В контексте численности любопытно взглянуть и на ужасные злодеяния. Репрессии, уносящие миллионы жизней, в маленькой стране могут уничтожить население меньше чем за десятилетие. Это уже мир самоубийц, право слово.

97). Кстати, героев, стремящихся свергнуть правителя, в фантастике хватает. А вот героев-правителей, стремящихся защитить свою страну от кровавого бунта, заметно меньше. Понимаю, исторически больше сочувствия вызывают борцы с властью, которая, как известно, всегда суть зло. Но подобная однобокость вызывает вопрос: а чем же свергающий властителя герой лучше этого властителя? Вот Профессор хорошо помнил об этом вопросе, недаром в его книге есть слова: " В руках государя целебная сила". А что скажешь ты в оправдание своего персонажа?

98). Любопытно, а откуда в твоих мирах люди берут ресурсы? Чтобы построить целый космический флот, нужно немало материалов и труда. А теперь представь, что в случае затяжной войны приходится ремонтировать старые корабли и постоянно строить новые. Тут вопрос уже не в деньгах, а в том, чтобы эти самые материалы вообще можно было найти. Истощив свою планету и несколько соседних, придётся искать ресурсы в других уголках космоса. А ведь их ещё доставлять нужно, что само по себе является расходом ресурсов. Несколько тысячелетий могут оставить космические империи без средств к существованию. Космическая эра закончится и всё вернётся к уровню первобытного общества.

99). Если уж решил вступить в полемику с произведением другого писателя, то помни, что вступаешь на ринг. Даже если ты напишешь неплохую книгу, но она будет заметно хуже книги оппонента, ты проиграл. Фанаты не простят тебе оскорбления, а прочие "тявканья Моськи". Ты ведь не пойдёшь в жизни доказывать толпе бритоголовых парней, что они придурки, а ты весь в белом? Вот и в литературе не надо кидаться на столпы, во много раз превосходящие тебя по силе.

100). Когда пишешь предисловие, прошу, останься ироничен по отношению к себе и скромен. Великим Писателем с большой буквы "п" ты станешь после того, как я прочту книгу и скажу: "О, да! Это гениально!" А до тех пор твоё самомнение лишь насмешит меня и лишний раз настроит против. Давай оставим твоё величие втайне. Совсем ненадолго. Буквально до того момента, как я перелистну страницу и с головой погружусь в созданный тобой мир. Ну, а пока этот благословенный момент ещё далёк, всё что я могу - это искренне пожелать тебе удачи. Что я и собираюсь сделать. Удачи, автор!


(с) Садовников А.


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Loki_2008 Дата: Вторник, 27 Сен 2011, 10:11 AM | Сообщение # 34
Финансист
Группа: Проверенные
Сообщений: 2192
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
12 СПОСОБОВ ВЫЗВАТЬ У ЧИТАТЕЛЯ СИМПАТИЮ К «ТЁМНОМУ» ГЕРОЮ

1) ПЕРУМОВСКИЙ ХОББИТ или «СВОЛОЧЬ, ЗАТО КАКОЙ КРУТОЙ!»
Самый примитивный способ. Внимание читателя фокусируется на силе / мудрости / храбрости героя. На всём остальном не концентрируемся.
Данный способ особенно эффективен в книгах где «светлых» и «тёмных» различаешь только по цвету их чешуйчатых, кольчужных кирас и фасону арбалетов.

2) АЛЕРИ АХЕ или «НЭ ТАК ВСЁ БЫЛО»
Читателю доступно объясняют, что на самом деле «тёмные» -- белые и пушистые, а «светлые» -- чёрные и лысые.
Чтобы при этом «тёмные» оставались тёмными, а «светлые» светлыми, нужно использовать этот способ либо в книге на общеизвестную историческую тему, либо в апокрифе на книгу уже написанную, либо в книге где в качестве СС (светлой сволочи) выступают существа внешне симпатичные, а в качестве бедных тёмных – драконы, страхолюдные мутанты и всякого рода марсиане со щупальцами.

3) ЧКА, ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ или «ЕСЛИ ЧТО-НИБУДЬ СЛУЧИЛОСЬ И НИКТО НЕ ВИНОВАТ…»
Читателю доступно объясняют что на самом деле «тёмные» -- белые и пушистые, хотя «светлые» -- тоже белые и пушистые.
В затянувшемся конфликте, с применением тяжёлых ядерных артефактов, виноваты либо досадное недоразумение, либо интригант-одиночка…

4) ДАРТ ВЕЙДЕР или «ВСПОМНИМ ПРЕЖНИЕ ЗАСЛУГИ»
Тёмный герой – в прошлом светлый. Как стал тёмным – лучше не описывать, читатель всё равно не поверит.
Необходимы: описания ностальгических воспоминаний героя о светлом прошлом, некий персонаж, помнящий его ещё «оттуда», два-три момента мучительных колебаний, прежде чем зверски запытать очередного джедая.

5) ГАЙ ГААЛ или «БЕДНОЕ ДИТЯ КАПИТАЛИЗМА»
герой «тёмный» только по месту рождения или воспитания. «Светлых» если и видел, то только в телескопический прицел.
В конце книги как правило уходит к «светлым» или героически гибнет, не доползя до них.

6) ЛОЙСО ПОДОНХОВА или «ВСЁ РАВНО ЕГО НЕ БРОШУ, ПОТОМУ ЧТО ОН ХОРОШИЙ.
В некотором роде – вариант способа №1, но куда изящнее. На совести у героя могут быть тысячи человеческих жизней и сотни раскуроченных миров. Он может быть зоо-некро-педофилом. Он может есть младенцев на завтрак, а невинных девушек на ужин. И при этом оставаться замечательным человеком.
Правда тут от автора требуется куда больше таланта, чем при варианте №1. Ибо нарисовать героя по настоящему обаятельным куда труднее, чем нарисовать его рубящим драконов в капусту.
Непременное условие – вся злодейская деятельность героя должна происходить «за кадром». Читателю можно показать либо в меру зловещие приготовления к ним, либо всякие милые последствия, вроде воронок от взрывов и коллекции скелетов в шкафу.

7) БЕДНЫЙ ГОРЛУМ или «КАКАЯ ЖАЛОСТЬ ЧТО У МЕНЯ КОНЧИЛИСЬ ПАТРОНЫ»
Такому герою простят всё. Посмертно.
Автор может сколько угодно смаковать открученные головы, снятые скальпы и иглы под ногти. Главное – не забывать присыпать это жаренное блюдо гарниром из картин тяжёлого детства, непонятой гениальности и несчастной любви. Если добавить такому герою пару симпатичных черт внешности или характера, то дамы будут рыдать.
И всё-таки все вздохнут с облегчением, когда он наконец упадёт в свой вулкан.
«отмучался…»

8) ИЗМЕНЧИВЫЕ И ДЕВЯТИКРАТНЫЕ или «БЫВАЮТ ТЁМНЫЕ, А БЫВАЮТ ОЧЕНЬ ТЁМНЫЕ»
Простенький ход позволяющий автору мгновенно прекратить разборки между героями и отправить их всех бить морду кому-то действительно нехорошему. Например тому, кто попытался объяснить им тезис «ребята, давайте жить дружно»

8) ВАМПИР КОСТЯ или «ПОДСКОЛЬЗНУЛСЯ, УПАЛ, ОЧНУЛСЯ – КЛЫКИ»
Герой вообще-то хороший парень. Вот только жизнь заставила… покусали в тёмном переулке – теперь без кровушки не может. или без наркотиков. Или без ещё чего.
Вариантов здесь много. от «очень хочется», через «без этого помру» и до «проснулся утром, на губах кровь, а сам ничего не помню»

9) НИНЗЯ-ШАХИД-ИНКВИЗИТОР или «КАЖДОМУ ПО ВЕРЕ ЕГО»
А этот пожалуй пострашнее предыдущих… особенно если автор ему действительно симпатизирует.
В художественной литературе, как правило, попадается в виде обобщённого фанатика с горящими глазами. Такому герою автор старается не лезть в душу – либо потому, что не хватает фантазии представить, что там внутри, либо потому что боится.
Куда проще применить к герою варианты 1, 5, или 7.

10) ВЕДЬМАК или «НА БЕЗРЫБЬЕ – И РАК РЫБА»
Такому герою можно позволить всё!
Он может быть вором – все вокруг вообще гангстеры
Он может быть бабником -- все вокруг вообще насильники с дипломом.
Он может быть наёмником -- все вокруг вообще киллеры.
Он может быть психом -- все вокруг вообще маньяки на последней стадии.
А читателю остается выбирать – восхищаться героизмом человека, который хотя бы частично сохранил в этих условиях человеческий облик, или смаковать перестрелки и постельные сцены.

11) ПРОТЕКЦИЯ или «О БЕДНОМ НАЗГУЛЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО»

Слово замолвят. Главная «светлая» героиня, влюбившаяся в него (любовь, как известно логики не приемлет», главный «светлый» герой, которому он ненароком спас жизнь… главное чтобы небритая рожа того, за кого это слово замолвили, поменьше мелькала в кадре.

12) КЕЙ ДАЧ или «ВСЕМИРНОЕ СЧАСТЬЕ И СЛЕЗА РЕБЁНКА»
Кто в этой истории «светлый», а кто «тёмный» -- полностью зависит от автора. Вне зависимости от того, что сам читатель думает на эту тему, в момент прочтения книги он будет сопереживать тем, кого автор прописал более сочно.
А автор мухлюет как хочет… ибо ему эту тему нужно растянуть так, чтобы хватило. ещё на три тома «философского боевика».

Автор - Эльфияу
Стырено отсюда http://elfiyahu.livejournal.com/18511.html


А характер у меня замечательный. Это просто нервы у вас слабые.
Я в мастерской писателя
 
Меламори Дата: Воскресенье, 11 Дек 2011, 3:05 AM | Сообщение # 35
Дух кота Шрёдингера
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 3709
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Советы от Ольги Громыко:

Нудные азы писательства. Опытным коллегам не читать, и так все знаете.


- если можешь исчерпывающе описать ситуацию в трех словах, выкинь остальные пять.
- если видишь тавтологию или повтор, вначале убедись, что синоним не утяжеляет предложение. Если это так, лучше переформулировать мысль, чем загромождать текст.
- если не уверен в значении слова, погугли. Иногда узнаешь удивительное.
- если ты маешься, не желая приступать к "скучному" куску текста, попытайся понять, почему он тебе скучен, и найди "изюминку", которая его оживит. Не пиши его единственно ради того, чтобы заполнить дыру. Она все равно останется дырой, только с буковками. Каждое описание природы, погоды и трапезы должно играть на сюжет (задать настроение, провести аллегорию и пр).
- не бойся глагола "было" пару раз на страницу. Без разницы, что там говорят эстеты. Среднему читателю важнее читабельность, а не авторские выкрутасы в попытках избавиться от этого несчастного слова. Иногда читаю и прямо вижу, как автор плакал, но давил его в попытке выглядеть профессионалом.
- два слова подряд на одну букву нормальны и допустимы, три - если нет других вариантов. Три слова подряд, начинающиеся с одной приставки, допустимы только если это явный художественный прием, а не случайность.
- куда больше раздражает постоянно повторяющийся глагол "сказал" в диалоге. Лучше напиши, что герой при этом делал. Читатель сам догадается, что эту реплику герой не попой просвистел.
- если одному тестеру не нравится/не понятно то, что нравится/понятно тебе, шли тестера лесом. Если этот фрагмент не понимают/не одобряют два тестера, сходи в лес сам.
- не описывай героя единым блоком. Раскидай описание по первым 2-3 страницам, для лучшей усвояемости. Если сделать это позже, читатель успеет сформировать свой образ, и потом фиг в него вдолбишь правильную длину волос и размах плеч.
- по максимуму правь ошибки, даже если это просто опечатки. Чем чище текст, тем внимательнее корректорский глаз. Редакторов, которые перепишут корявость, в издательстве нет, это миф. В лучшем случае - тупо выкинут абзац.
- имена героев должны заметно различаться. Читатель может не запомнить, что имя одного героя Оыгакнцгпкцгупк, но никогда не спутает его со вторым - Васей или Диком.
- оценивай текст зрительно. Он должен быть елочкой, а не кирпичом (поясняю: диалоги+короткие абзацы, а не сплошной жуткий описательный абзац, где взгляд начинает скакать через одинаковые по длине строчки, не имея зацепок).
- паразитами бывают не только слова, но и целые фразы, и раздражают они куда сильнее. Типа "уронил свою челюсть от изумления". Если тебе кажется, что ты что-то такое уже писал, воспользуйся поиском по тексту.
- выложи кусок текста в режиме "только для себя" в ЖЖ или дайрик. Когда видишь его на другом фоне другим шрифтом, резко обостряется чувство прекрасного, легко замечаются и правятся мелкие корявости.
- лучше выделить слово курсивом, чем заглавными буквами. Читается приятнее, внимание привлекает с тем же успехом.
- почти все вышеописанные правила можно нарушать, если ты твердо знаешь, зачем это делаешь, и это работает на текст - а не на авторское эго.
 
skayfar Дата: Воскресенье, 11 Дек 2011, 3:06 PM | Сообщение # 36
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 513
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Раздражает когда автор пишет официальный диалог между аристократами, при это будучи совершенно не знакомым с этикетом. Особенно часто неправильно используются обращения. Такие как, например, "любезный".

“любезный” в словаре Ушакова:

...
2. Эпитет в обращении, преим. в письме, в знач. дорогой, милый (·устар., теперь ирон.). «Любезный сын мой, Петр Андреевич!» Пушкин. Любезный читатель! Любезный друг.

3. Форма фамильярного обращения к человеку более низкого социального ранга (·прост. ·устар. ). «Послушай, любезный,... поторопи, чтоб поскорее.» Гоголь (барин - трактирному слуге).
...
 
Loki_2008 Дата: Понедельник, 12 Дек 2011, 10:00 AM | Сообщение # 37
Финансист
Группа: Проверенные
Сообщений: 2192
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
skayfar, таким стоит послушать или почитать Лотмана. Где очень подробно даны и обращения и русская культура


А характер у меня замечательный. Это просто нервы у вас слабые.
Я в мастерской писателя
 
Бабарик Дата: Воскресенье, 22 Янв 2012, 2:03 AM | Сообщение # 38
Редактор
Группа: Падшие ангелы
Сообщений: 675
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
10 правил творчества. Просто, доступно, с картинками. А главное - вполне применимо и полезно на практике, проверено на людях.На чтение нужно будет потратить 5-10 минут.

10 правил творчества

Остин Клеон — это художник и поэт, автор сборника Newspaper Blackout Poems.
Он сформулировал правила эффективного творчества, которые мгновенно его прославили. T&P перевели этот манифест о жизни, работе, интернете, общении и творчестве.
1. Кради как художник

Каждому художнику приходится отвечать на вопрос, откуда он берет свои идеи. Честный художник ответит: «Я ворую их». Вот и все, что можно об этом сказать. Это понимает каждый художник.
Есть 3 слова, которые вселяют в меня надежду всякий раз, когда я их читаю.
Ничто не оригинально на 100%
Нет ничего оригинального на 100%. Об этом было сказано еще в Библии: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Экк 1:9). В любом новом проекте смешаны элементы старых идей или просто изменяется одна из них.
1+1=3
В художественных школах всегда показывают один трюк. Нарисуйте на листе бумаги две параллельные линии:

Сколько линий на рисунке? Видна первая линия, вторая, но есть ещё и темная линия между ними. Видите?
1 + 1 = 3.
Вы - нечто большее

Есть еще один хороший пример того, о чем я говорю — в генетике. Вы наследуете гены своих отца и матери, но при этом не являетесь только набором родительских черт. Вы — нечто большее, новая версия и родителей и всех своих многочисленных предков
Происхождение идей
Вы не можете выбирать родителей, но можете выбирать учителей, друзей, музыку, книги и фильмы.
На самом деле, ты — это то, что ты впускаешь в свою жизнь. Ты — сумма того, что на тебя влияет. Как говорил Гете, «нас создает и формирует то, что мы любим».
Творчество - это коллекционирование

Художник — это коллекционер. Не скупердяй, который собирает все без разбора, а именно коллекционер — который целенаправленно собирает только те вещи, которые действительно любит.
Есть одна экономическая теория — если сложить доход своих пяти ближайших друзей и найти среднее арифметическое, результат окажется очень близким к собственному доходу.
Думаю, то же самое относится и к идейному доходу . Мы настолько же круты, насколько круто наше окружение.
Мусор на входе - мусор на выходе


Моя мама любила повторять мне: «Мусор на входе — мусор на выходе». Это сводило меня с ума. Но теперь я понимаю, что она имела в виду. Ваша задача — собирать лучшие идеи. Лучший способ для этого — читать. Читать, читать, читать, читать, читать. Газеты, погоду, дорожные знаки, лица незнакомцев. Чем больше вы читаете, тем шире выбор того, что повлияет на вас.
Выберите писателя, который вам действительно нравится. Найдите все его произведения. Узнайте, что он сам читал. И прочитайте все это. Взбирайтесь по своему генеалогическому дереву писателей.
Крадите идеи и сохраняйте их на будущее. Носите всюду записную книжку. Пишите в книгах. Вырывайте страницы из журналов и создавайте из них коллажи в своем скрапбуке. Крадите, как художник.
2.Чтобы начать действовать, не нужно ждать


Прочитайте и задумайтесь - «Если вы не знаете, кто вы и для чего живете или во что верите, практически невозможно заниматься творчеством».
Если бы я ждал, когда пойму «кто я» и «для чего живу» до того, как стал «заниматься творчеством», я до сих пор сидел бы без дела, пытаясь найти себя, вместо того, чтобы просто начать что-то делать. По собственному опыту знаю — именно в процессе работы мы понимаем кто мы.
Делать = Знать
Вы уже готовы. Начинайте делать. Возможно, вы напуганы. Это естественно. Есть одна особенность, которая свойственна прежде всего образованным людям. Она называется «синдромом самозванца». Согласно медицинскому описанию, это «психологический феномен, при котором человек не способен адекватно принимать собственные успехи». Он чувствует себя обманщиком, который все делает наугад, а на самом деле даже не понимает, чем занимается.
И знаете что? Никто не понимает. Когда я начал вычеркивать слова из газетных колонок, я не имел ни малейшего понятия о том, что делаю. Я знал только, что это здорово. Это казалось не работой, а игрой. Спросите любого хорошего художника, и он скажет правду — он не знает, откуда берутся шедевры. Он просто делает свое дело. Каждый день.
Притворяйтесь, пока не начнет получаться.

Притворяйтесь, пока не начнет получаться. Мне нравится эта фраза. Ее можно понимать двояко: притворяйся, пока не достигнешь успеха, пока все не увидят тебя таким, каким ты хочешь. Или — притворяйся, пока действительно не научишься что-то делать. Мне очень нравится эта мысль.
Еще мне нравится книга Патти Смит Just Kids. Это история о том, как два друга приехали в Нью-Йорк, чтобы научиться быть художниками. Знаете, как они это делали? Они вели себя как художники. Мой любимый, ключевой, сюжет книги — Патти Смит и ее друг Роберт Мэплторп, одевшись как бродяги, отправились в Вашингтон-Сквер, где всегда много народа. Одна старушка уставилась на них и сказала мужу: «Сфотографируй их. Думаю, они художники». «Нет, — он покачал головой, — они просто дети».
Весь мир — это сцена. Для творчества вам тоже нужна сцена, костюм и сценарий. Сцена — это ваше рабочее пространство. Это может быть студия, письменный стол или альбом для набросков. Костюм — это ваша рабочая одежда — специальные штаны, в которых вы рисуете, домашние тапочки, в которых пишете, или та забавная шляпа, что вдохновляет вас. А сценарий — это время. Час здесь, час там. Сценарий в пьесе — это только время, отведенное на разные эпизоды.
Притворяйтесь, пока не начнет получаться.
3.Напишите книгу, которую сами хотели бы прочитать

Расскажу короткую историю. «Парк Юрского периода» вышел в прокат, когда мне было 10 лет. Я бредил этим фильмом — как и всякий 10-летний ребенок. В тот момент, когда я выходил из кинотеатра своего провинциального городка, я уже ждал продолжения.
На следующий день я сел за свой старый компьютер с зеленым монитором и сам написал продолжение. В нем сын лесника, съеденный в первом фильме велоцирапторами, возвращается на остров вместе с внучкой создателя парка. Он хочет разрушить парк окончательно, она — сохранить его. С ними случаются разные приключения, и в результате они, конечно, влюбляются друг в друга.
Тогда я не знал, что написал то, что сейчас называется фан-фикшн — выдуманными историями с уже существующими персонажами. Я сохранил тогда свою историю на компьютере. А через несколько лет вышел «Парк Юрского периода-2». И его сюжет был высосан из пальца. Сиквел фильма никогда не может сравниться с продолжением, которое мы уже создали в своей голове.
Пишите не о том, что знаете, а о том что нравится

Начинающий писатель всегда задается вопросом, о чем ему стоит писать. Обычно ему говорят: «Пиши о том, что хорошо знаешь». В результате часто получаются ужасные истории, в которых не происходит ничего интересного. Поэтому лучший совет — не писать о чем знаешь, а писать о чем хочешь. Напишите такую историю, которая нравится вам самим. Мы занимаемся творчеством, поскольку нам это по душе. Вся художественная литература — это, по сути, фан-фикшн. Лучший способ решить, чем заняться — это подумать о том, чего бы вам хотелось достичь, но ещё не сделано, и потом сделайте это. Создавайте картины, на которые вы сами хотели бы смотреть, музыку, которую хотели бы слушать, пишите книги, которые хотели бы прочитать.
4.Пользуйтесь руками

Мой любимый мультипликатор Линда Барри однажды сказала: «Ваши руки — это самый первый цифровой девайс». Когда я учился писательскому мастерству в колледже, мне приходилось, как и всем, сдавать свои сочинения, набранными через двойной интервал шрифтом Times New Roman. И у меня все выходило ужасно. Стоило мне только начать писать от руки, как работа пошла веселее, и ее качество заметно улучшилось.
Чем дальше я держусь от компьютера, тем лучше становятся мои идеи. Microsoft Word — это мой враг. Я все время пользуюсь им на работе, поэтому в остальное время стараюсь с ним не связываться.
Думаю, что чем больше писательство становится физическим процессом, тем лучше получаются произведения. Можно почувствовать чернила на бумаге. Можно разложить листы по всему столу и перебирать их. Можно положить текст везде, где на него будет удобно смотреть.
Есть некое волшебство в том, чтобы держать в руке печатный лист. В творческий процесс вовлекаются многие из чувств — даже запахи могут подарить совершенно особенный опыт.

Искусство, которое идет только от головы, ничем хорошим быть не может. Посмотрите на любого талантливого музыканта, и вы поймете, о чем я. Когда я составляю стихи, я не чувствую, что это работа. Это как игра. Мой совет: найдите способ вовлечь свое тело в работу. Рисуйте на стенах. Стойте во время работы. Раскладывайте вещи на столе. Пользуйтесь руками.
5.Сторонние проекты и хобби — важная вещь
Главная вещь, которую я понял в то недолгое время, что я был художником: именно сторонние проекты «выстреливают».
Под ними я подразумеваю те вещи, которые сначала казались незначительными. Просто игрой. Однако как раз эти вещи действительно стоящие — именно в них заключается волшебство. Например, если бы я занимался только написанием коротких рассказов, если бы не давал себе свободно экспериментировать, я бы никогда не стал тем, кто я сейчас.
Итак, совет таков: выделите себе время на безделье. Найдите хобби. Это пойдет на пользу, и вы никогда не знаете, куда приведет вас ваше увлечение.
6.Секрет: делайте что-то хорошее и размещайте там, где люди увидят это


Я получаю много писем от молодых художников, которые спрашивают, как им найти своего зрителя. «Как сделать так, чтобы меня кто-то открыл»? Я очень хорошо их понимаю. После окончания колледжа я тоже был в некоторой растерянности. Учебный класс — это прекрасное, хотя и искусственно созданное для творчества место — профессору платят за то, что он занимается твоими идеями, а твои сокурсники платят за то, чтобы интересоваться ими.
Никогда в жизни у вас больше не будет таких внимательных зрителей. Однако вскоре вы узнаете, что миру в целом нет дела до ваших идей. Это звучит жестко, но это так. Как сказал Стивен Прессфилд, «это не значит, что люди необразованы или жестоки, они просто заняты». Если бы существовала какая-то секретная формула завоевывания аудитории, я бы рассказал вам ее. Но я знаю только одну не такую уж оригинальную формулу: «Сделайте хороший проект, и поместите туда, где люди смогут его увидеть».
Этот процесс проходит в 2 этапа:
Шаг 1: «Сделайте хороший проект» — невероятно сложен. И здесь нет рецепта быстрого успеха. Занимайтесь своей идеей каждый день. Терпите неудачи, делайте лучше.
Шаг 2: «Сделайте так, чтобы проект увидели» — был сложным только 10 лет назад. Теперь же все очень просто — «поместите проект в интернет».

Вы должны удивляться вещам, которым никто кроме вас не удивляется. Если кто-то находит удивительными яблоки, удивляйтесь апельсинам. Одна из тех вещей, которым я научился будучи художником, — чем более открыто ты делишься своими чувствами, тем больше людям нравится твое искусство. Художники — не фокусники. За раскрытие своих секретов не последует никакого наказания.
Людям нравится, когда ты раскрываешь секреты, и иногда, если у тебя это хорошо получается, они покупают то, что ты продаешь.
Когда ты открываешься и вовлекаешь людей в творческий процесс, ты сам учишься. Найдите людей, которые любят те же вещи, что и вы, и общайтесь с ними. Делитесь с ними идеями.
7.География больше не управляет нами
Я счастлив, что живу именно сейчас.
Я вырос посреди кукурузных полей в южном Огайо. Когда я был ребенком, единственное что я хотел — это попасть в компанию к художникам. Вырваться из южного Огайо и очутиться там, где что-то происходит.
Сейчас я живу в Остине, в Техасе. В целом, классное место. Повсюду масса художников и других творческих людей.
И знаете что? 90% моих наставников и коллег не живут в Остине. Они живут в интернете. Большая часть моих проектов, разговоров и творческих знакомств происходят в сети. Вместо реального общения в художественных студиях, я завел приятелей в твиттере и Google Reader.
Вся жизнь случайна.
8.Старайтесь быть хорошим человеком (потому что мир тесен)

Скажу об этом вкратце. Это единственная причина, почему я здесь — для того чтобы найти новых друзей.
Курт Воннегут сказал об этом намного лучше: «Я знаю только одно правило: нужно быть добрым, черт возьми». Золотое правило стало еще более ценным в нашем таком тесном мире. Важный урок: если вы говорите о ком-то в интернете, он это обнаружит. Все набирают свое имя в гугл-поиске. Лучший способ победить врагов в интернете — игнорировать их. Лучший способ приобрести друзей — говорить о них хорошо.
9.Будьте скучными (это единственный способ что-то сделать)

Как сказал Флобер: «Нужно быть правильным и последовательным в повседневной жизни — это позволит быть страстным и оригинальным в работе». Я скучный парень, работающий с 9 до 17, и живущий в тихом районе вместе с женой и собакой.
Весь этот романтический образ богемного художника, который употребляет наркотики, слоняется без дела и спит со всеми подряд, — полностью выдуман. Он предназначен для сверхчеловека или для того, кто хочет умереть молодым. Правда в том, что искусство требует много энергии. А энергии не будет, если тратить ее на посторонние вещи.
Вот несколько советов, которые принесли пользу лично мне:
— берегите себя;
— завтракайте, делайте пару подтягиваний, нормально спите. Помните, что я говорил раньше о том, что хорошее искусство идет из тела?
— не берите в долг;
— живите просто. Экономьте на каждой копейке. Свобода от финансовых стрессов означает свободу в искусстве;
— найдите дневную работу и держитесь за нее. Такая работа приносит деньги, связь с миром и рутинным распорядком. Закон Паркинсона гласит: работа заставляет лучше распределять время. Я работаю с 9 до 17 и занимаюсь творчеством ровно столько же, сколько занимался, работая по полдня.
— заведите календарь и дневник. Вам нужен список предстоящих и прошедших событий. Искусство требует постепенной работы. Совсем несложно написать страницу в день. Делайте это 365 дней в году, и у вас получится большая повесть. Календарь поможет вам планировать работу. Вот календарь , который я использовал, когда писал книгу.
Заводите календарь для любой цели. Разбейте выполнение задачи на маленькие промежутки времени. Превратите это в игру.
Для прошедших событий я предлагаю вести дневник. Это не регулярный журнал, а просто маленькая книжечка, в которую нужно заносить все, что вы делаете каждый день. Вы поразитесь тому, насколько полезным может быть такое ежедневное записывание, особенно через несколько лет.
Создайте крепкую семью. Это самое важное, что вам придется сделать. Хороший супруг будет не только вашим партнером, но и коллегой, другом, тем, кто всегда рядом.
10.Творчество — это отказ от ненужного


Часто художник бросает именно то, что в итоге делает его искусство интересным. В наш век информационного изобилия успеха добьются те, кто поймут, что нужно отбросить, чтобы сосредоточиться на том, что для них действительно важно. Посвящение себя чему-то означает отказ от других вещей. Это верно и в отношении искусства.
Творчество — это не только вещи, которые мы решаем включить, но и те, что мы исключаем. Или вычеркиваем. Вот, пожалуй, и все, что я могу сказать.

Перевод Елена Демидова



Я сделяль

 
Ротгар_Вьяшьсу Дата: Пятница, 03 Авг 2012, 11:03 PM | Сообщение # 39 | Сообщение отредактировал Ротгар_Вьяшьсу - Пятница, 03 Авг 2012, 11:58 PM
Усьшяьв Рагтор
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1858
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Нашёл такую программу, может быть, уже видели, может, кому то будет интересно. Лингвоанализатор:

http://www.rusf.ru/cgi-bin/fr.cgi

А вот ещё Худломер:

http://teneta.rinet.ru/2001/hudlomer/


Есть светлые маги и темные маги, а есть адекватные.
 
Kaverella_De_Vine Дата: Вторник, 14 Авг 2012, 9:57 PM | Сообщение # 40
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
КАК НАЗВАТЬ СВОЮ КНИГУ?
советы начинающему фантасту


В мире существует множество литературы, рассказывающей начинающим авторам о том, как и что писать, каким должен быть сюжет, герои, язык, образы и оформление. Но нет ни одной книги, которая бы рассказывала о самом главном — как придумать название! А ведь именно название, а вовсе не содержание, приносит книге успех! Кто думает иначе — пусть проведет простой эксперимент: спросит у кого угодно, какая книга более знаменита: про черта в городе или про джинна в деревне? Никто вам ничего вразумительного не скажет. Но если поставить вопрос иначе: какая книга более знаменита: «Мастер и Маргарита» или «Кровавый конец Болотного Монстра», то ответ предсказуем. Таким образом, знаменитыми становятся лишь книги, чьи талантливые авторы смогли придумать гениальное название. Поэтому то, что вы сейчас держите в руках, — уникальное пособие для обучения любого начинающего автора самому главному: придумывать правильные названия. Для этого существует всего десять простых правил — выбирай любое. Или все сразу.

1.

Первое, что приходит на ум, — позаимствовать готовое название книги, чья удачливость не вызывает сомнений. Но, к сожалению, взять его целиком нельзя. Поэтому постарайся переделать его, заменив одно-два слова. Авось читатель решит, что это старый автор написал продолжение, и радостно углубится в чтение твоего шедевра «Понедельник начинается во вторник», «Трое в лодке, не считая вампира», «Трудно быть Чортом!», «Полет над гнездом зверюшки». Если не окажется под рукой названий классиков, можно слегка подправить любую знаменитую пословицу или устоявшееся выражение: «Свой скафандр ближе к телу», «Лиха беда — конец» или «Когда я ем — я Глухинем».

2.

Добавь пафоса и громких слов, оперируй категориями вселенского масштаба, используй слова типа «Вечность», «Бесконечность», «Зло», «Тьма». По возможности пиши их с большой буквы, чтобы пафос был заметен издалека. «Император Зла», «Властелин Всего», «Правитель Вечности». В общем, постарайся, чтобы название твоей книги произносилось как заявление с двадцатью восклицательными знаками, а когда утихнет эхо, ни у кого уже не нашлось духу, чтобы что-то добавить или прибавить. Это нелегко, но надо искать, пытаться. «Убить, чтобы Любить», «Поступь Человека», «Ничто не сбудется Всегда».

3.

Постарайся использовать стандартные проверенные символы. Их не так уж много, вот они: Меч, Дракон, Клинок, Старая Таверна, Галактика, Звезда, Властелин, Владыка, Кровь, Любовь, Замок, Хранители, Бойцы. Умело комбинируя их, можно сочинить немало оригинальных названий: «Клинок Дракона», «Замок Меча», «Властелин Старой Таверны», «Меч Дракона», «Бойцы Галактики», «Меч Любви», «Хранители Клинков», «Клинок Дракона»... Кстати, не пугайся, если окажется, что книг с таким названием существует уже изрядно, — читателей все равно больше.

4.

Остерегайся скромных названий! Никто не купит книгу со скучным названием типа «Малыш» или «Старый корабль». Чем ярче название, тем скорее читатель обратит внимание. «Бегущие по кишкам», «Сперма на бластере» — согласись, неплохо?

5.

Сразу дай читателю понять, что его ждет встреча с Невероятным. Для этого используй фразы-парадоксы. Ничто так не ценится в названии бестселлера, как парадокс. Это очень просто, берешь слово (например, «утро») и находишь к нему противоположность («вечер»), вот уже готово прекрасное название: «Вечер наступит утром». Также очень неплохо звучит: «Конец бесконечности», «Умереть, чтобы жить», «Узник свободы», «Полуденная полночь», «Крылатое бескрылье», «Живые мертвецы». Расчет простой: читатель сразу попытается осознать, как такое может быть, но решить головоломку ему не удастся. Тогда заинтригованный читатель поймет, что автор не дурак, а крутой философский пацан, книгу надо обязательно купить и разобраться, в чем дело.

6.

Противоположный подход: постарайся в названии как можно более подробно рассказать, о чем книга, и хорошенько обрисовать сюжет — читатель должен знать, что покупает. «Низвержение Властелина Тьмы», «На край Галактики за Магическим Талисманом», «Нашествие вампиров в Китеж-граде, или Как боец Драконьего Клинка спас дочь Властелина Таверны и весь Китеж-град тоже потом спас к концу третьей части».

7.

Если не хватает слов — не стесняйся придумывать новые или использовать красивые непонятные. Помни: чем умнее слова — тем больше уважение читателя. «Суспензитория макролеумов», «Клиренс Владычицы Ихтыма», «Стылогор — царитель живорусов».

8.

Неплохо назвать книгу каким-нибудь одним, но очень умным словом. К сюжету оно не должно иметь отношения, упоминаться тоже не должно — пусть читатель в полной мере убедится в собственном скудоумии и впоследствии начнет вновь и вновь перелистывать книгу в поисках скрытого философского смысла. Где найти такое слово? Полистайте кандидатские по физике и медицине — слово должно быть таким ядреным, чтоб читатель не то что вспомнить, выговорить не мог: «Преморбид», «Лактация», «Абсорбент», «Промискуитет», «Метеоризм», «Коммутация», «Харизма».

9.

Слово «Хроники» или «Мир» — готовая первая половина названия. Эти магические слова парализуют волю определенного рода читателей и заставляют купить любую книгу, не заглядывая внутрь. Тут даже примеры не нужны — просто допиши к слову «Хроники» или «Мир» любое другое слово или буквосочетание и восхищайся результатом. Также можно использовать «Хранители» и «Клинки», хотя это менее эффективно.

10.

И, наконец, последнее. Для тех, кому все вышеописанные советы показались чересчур сложными, предлагается ряд совсем уже простых шаблонов для конструирования вполне удачных названий:

«свершение — чего-нибудь» («Покорение Абракадабра», «Обуздание Колдуна», «Написание Мегабайта», «Осада Издательства»)

«сделать — чего-нибудь» («Полюбить Дракона», «Забыть Имя», «Убить Тень», «Сдать Романчик», «Получить Гонорарчик»)

«пацаны — чьи-то» («Демоны Подземелья», «Вуглускры Черной Долины», «Гении книжных полок»)

«уделанные — особым образом» («Приговоренные к жизни», «Скованные Чародеем», «Обреченные увидеть себя в Шаблонах», «Посрамленные этим Перечислением», «Оскорбленные в лучших чувствах»)

«фамилия — должность» («Итыр — ученик корчмаря», «Гарднерелла — колдунья Средиземья», «Вася Пупкин — лауреат Тускона»)

«знамением — кого-то» («Под флагом Овцелопа», «Именем Волка», «Предисловием Мэтра»)

«такое и сякое» («Демиург и Савраска», «Кадум и Меч Пустоты», «Акакий и Гуаноид», «Гений-Прозаик и Сука-Корректор»)

«дата — чья-то» («Час Исполина», «Год Недопеска», «День академика Похеля», «Месяц Продаж», «День Выплат»)

«деятель — фиговин» («Победитель Бадмин-Тона», «Заклинатель Скелетов», «Сочинитель Ботвы»)

«фиговина — деятеля» («Талисман Владыки Аммиака», «Поступь Скотозавра», «Фекалоид доктора Маньякова», «Дебют Собутыльника», «Член Союза писателей»)

«прилагательное — существительное» («Изумрудные Врата», «Сокровенный Дар», «Твердый Переплет», «Раскрученная Серия»)

«существительное — прилагательное» («Дар Сокровенный», «Идеи Стандартные», «Фантазеры Хреновы»)


© автор — Леонид Каганов
6 ноября 2002
редактура АСТ


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
Тео Дата: Среда, 15 Авг 2012, 11:41 AM | Сообщение # 41 | Сообщение отредактировал Тео - Среда, 15 Авг 2012, 11:46 AM
Помощник Инквизиции
Группа: Проверенные
Сообщений: 2978
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Анджей Сапковский. Без карты ни шагу (Советы для авторов, пишущих фэнтези - 2)


Прежде, чем писать книгу в жанре фэнтези, автор обязан создать мир. Но создание мира - штука нелегкая и требует чертовски много труда. Опять же, времени. В этом отношении, рекорд, составляющий шесть дней, до сих пор не был побит, и мне не кажется, чтобы попытки побить его были особо разумными.
К счастью, вместо мира мы можем попросту создать его эквивалент, а именно, карту. И не только можем. Обязаны. В книге фэнтези карта является обязательным элементом, условием sine qua non. В общем, она должна там быть.
Во-первых, карта необходима читателю уже для того, чтобы принять решение: покупать или не покупать. Для опытного читателя - карта, это визитная карточка книги. Обложка такой визитной карточкой быть не может - совсем наоборот, опытный читатель не удостаивает обложки более чем одним взглядом, не желая, чтобы книга заранее осточертела из-за инстинктивной, а временами даже безосновательной идентификации содержания с нарисованным на обложке кошмариком.
Опытный читатель не смотрит и на заднюю страницу обложки, поскольку прекрасно знает, что предложения: "! The best fantasy ever written!, Smashing !bestseller! или там "Новый Толкин!" имеются на задних сторонах обложек абсолютно! всех книжек фэнтези, и в результате такой рапространенности совершенно разглупились и утратили какую-либо информационную ценность. На так называемой четвертой стороне обложки подобные высказывания играют роль исключительно орнаментационную или же являются выражением симпатии издателя к автору. Кроме того, и сама обложка, и приведенные с тыла цитаты обычно производятся людьми, которые не имеют ни малейшего понятия ни об авторе, ни о произведения - это художники, критики и издатели.
Карта - это дело другое. Карту разработал сам автор. Глядя на карту, читатель получает информацию проверенную - из первых рук.
Итак, опытный читатель всегда просматривает карту. Своим искусным глазом он сразу же вычисляет скрытое на Западе Королевство Добра и Порядка, после чего профессионально оценивает расстояние, отделяющее этот край от расположенной на Востоке Империи Зла. Затем он критически анализирует рассеянные между Востоком и Западом все пространственные помехи, на основании которых он мгновенно ориентируется в сложности трассы, которую придется пройти герою. Сложность маршрута и рекомендованные приключения по пути читатель молниеносно пересчитывает в завлекательность сюжета, завлекательность сюжета сравнивает со стоимостью книжки... после чего, либо покупает, либо не покупает.
Вторая важная персона, ради которой рисуется карта - это критик. Критик книгу в жанре фэнтези не прочтет - впрочем, этого от него никто и не ожидает. Ограничение сферы действий к рецензированию только прочтенных книг, для критика означало бы титаническую пахоту за символические гроши, а подобного можно желать только идиотам или же заядлым неприятелям. Разумный критик оставляет подобный род рецензирования любителям фантастики, авторам писем в редакцию. Ведь эти пишут исключительно ради голого энтузиазма, им не надо платить.
Но глаз критика-профессионала всегда зацепится за карту. Как правило, этого достаточно, чтобы критик мог оценить "созданный автором мир". К сожалению, в этом отношении я ничего не могу посоветовать молодым адептам писательства фэнтези. Я понятия не имею, какой должна быть карта, чтобы рецензия была позитивной. Еще до недавна я питал уверенность, что самый лучший эффект дает размещение гор на севере, направление стока рек к югу и впадение последних в море в форме весьма расстроенной дельты. Но мои иллюзии были недавно развеяны негативной рецензией именно на такую карту; в то же время появилась положительная рецензия на карту, где рек не было вообще! Воистину, дело это окутано тайной.
Мнение, что наилучшие рецензии получают карты, где Шир расположен на севере, а Мордор на юго-востоке, я считаю демагогичным.
Но перейдем к практическим занятиям.
Рисовать карту очень просто. Берем чистый лист бумаги и представляем, что этот лист - море. Медленно и достойно несколько раз повторяем слова Священного Писания (Бытие, 1.2):
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над
бездною; и Дух Божий носился над водою.

Потом говорим слова:


И да явится суша!(Бытие, 1.9)
И с помощью карандаша наносим на лист очертания суши. Внимательно следим, чтобы это не было квадратом. Дело вовсе не в том, что у континентов не может быть таких очертаний, но следует быть творческим и небанальным - ибо каждый второй континент в книгах фэнтези напоминает квадрат.
Не следует огорчаться, если с первого раза получится нечто, напоминающее пятно на простынке в интернате для мальчиков. Это нормально. Чуть позже все это подкорректируется. Но вот если пятно упрямо остается пятном и никак не желает становиться континентом, тогда поступаем так: вычерчиваем на листе очертания Нидерландов, провинции Сычуань или Земли Франца-Иосифа, а затем поворачиваем листок с целью установления другого "севера" и меняем масштаб. Результат - в особенности, если добавить немножечко полуостровов и фиордов - превосходит все ожидания.
Имея континент, следует нанести на него горы и реки. Это нетрудно, только следует обязательно помнить, что реки всегда текут с гор на низины и впадают в море, а не наоборот. Следует помнить, что текущие реки всегда вырезают в почве долины, имеют притоки и создают водоразделы, что и следует реалистически отразить на карте. Только я не склоняю вас следовать поведению пуристов, которые гиперреалистично создают гидрографию своих Never-Never Land!ов, мочась на принесенные со двора кучки песка. Это уж слишком, тем более, что никто из читателей такого труда не оценит, а критики еще и засмеют.
Так, теперь, когда на нашем континенте уже имеются горы и реки - все остальное, только косметика. Здесь я уже не даю никаких указаний, да и зачем - косметика, это штука сугубо интимная, здесь каждый может совать свой нос в избранное лично место.
Понятное дело, что к карте должна прилагаться легенда. Это традиция, которую нарушать не следует. каждое море, каждая речка, каждая горная цепь, каждое плоскогорье и каждая пустыня должна как-то называться. Общие принципы определения имен мы уже обсуждали в предыдущей главке. Теперь же займемся только топонимикой.
Самое главное - и в принципе единственное - нравило гласит: никогда не забывать о читателе, ломающем голову: покупать или не покупать. Так что не следует затруднять ему это решение, заставляя подозревать, что нудный путь от Замка Белых Башен до Черной Цитадели Зла будет вести через Смолярню, Великие Луки, Малые Васюки, Харьков, Петрков и Козью Горку. Сделаем сомневающемуся читателю объемистый укольчик адреаналина и дадим понюшечку кокаина: пускай дорога с Запада на Восток пройдет через Вампирьи Луга, Гнилые Болота, Пыльные Равнины, Чащобы Стучащих Костей, Туманные Расщелины Смерти, Горы Слез, Холмы Скрежета Зубовного и Овраги Брюшного Тифа. Пускай читатель знает, что его ждет и на какие удовольствия можно рассчитывать, бредя с героями через Лес Щелкающих Челюстей, Пещеру Шелоба (самца), Драконью Пущу, Змеиные Ямы, Ужасные Дыры и - это уже обязательно! - Рощу Изумительных, Желающих и Лишенных Всяческих Предрассудков Нимф.
Повидимому, не следует добавлять, что на авторе лежит обязательство и соответствия данных названий действительности. Читатель имеет право и привилегию соглашения с акцией согласно "говорящим названиям", и он весьма не любит, чтобы его обманывали. "Вампирьи Луга" должны оказаться охотничьими территориями целых ватаг Гэри Олдменов, а не центром разведения шелкопряда или там стадионом для гонки квадриг. В "Лесу Щелкающих Челюстей" обязано раздаваться громкое и зловещее щелкание, кого-нибудь обязательно следует прищелкнуть. Конечно, Горы Слез могли бы стать регионом по разведению лука, но это вовсе не обязательно! Читатель подобных шуточек терпеть не может. Он двузначностей не любит.
И вот потому же абсолютно - повторяю - абсолютно противопоказана двузначность относительно Ужасных Дыр и Изумительных Нимф.

журнал "Nowa Fantastyka" 4/95
перевод: M.W.

* * *
Ну, и, конечно, нашумевшая книга "Нет золота в Серых горах!", где Сапковский "размышляет о генезисе жанра, судьбах фэнтези и ее «мутациях» в Польше":
http://lib.rus.ec/b/81100/read


Мы все стукнутые, так что фофиг (с) Арько
 
Ротгар_Вьяшьсу Дата: Вторник, 08 Янв 2013, 8:25 AM | Сообщение # 42 | Сообщение отредактировал Ротгар_Вьяшьсу - Вторник, 08 Янв 2013, 8:26 AM
Усьшяьв Рагтор
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1858
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Утащил с одного сайта ссылку на генератор имён для фэнтези:

Поиск имён http://kurufin.ru/
Иногда просто устаёшь придумывать различные буквенные сочетания, которые сойдут за фентезийные имена. Бывает, воображение забуксовало, а персонажей ещё много, всех надо назвать... Для этого подойдёт генератор абстрактных имён, в котором потыкав на кнопочку можно подобрать вполне приличный вариант. http://kurufin.ru/html/namegenerator.html

Так же там можно найти аналоги на других языках, что удобно, когда хочется сохранить смысл, но изменить символ.
Плюс там очень хорошая этимологическая база, можно найти имя по смыслу и с оригинальным звучанием... http://kurufin.ru/search_translate_yandex.html

Особенно если использовать новогреческие или скандинавские имена. И даже есть статья о правильном подборе... Правда полезна она будет только тем, кто пишет более или менее состыкованное с реалиями Земли.
http://kurufin.ru/html/Article_name.html


Есть светлые маги и темные маги, а есть адекватные.
 
Discordyja Дата: Вторник, 08 Янв 2013, 11:28 AM | Сообщение # 43 | Сообщение отредактировал Discordyja - Вторник, 08 Янв 2013, 11:34 AM
Сайлон
Группа: Проверенные
Сообщений: 1771
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Ротгар_Вьяшьсу, а есть еще аннаграмматор, тоже вещь классная, забиваешь слово или любой набор букв и прога их по разному сочетает. )))


А еще мне подсказали в свое время использовать он-лайн переводчик на какие-нить не очень распространенные языки, например, исландский и т.п. А казахский на мой взгляд на орочий похож )))


Всё это было раньше и повторится вновь... (@BSG)

Смотритель на СИ
 
Ротгар_Вьяшьсу Дата: Воскресенье, 03 Фев 2013, 5:55 AM | Сообщение # 44
Усьшяьв Рагтор
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1858
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


Есть светлые маги и темные маги, а есть адекватные.
 
HeiLin Дата: Вторник, 21 Май 2013, 11:54 AM | Сообщение # 45
Ужастик
Группа: Проверенные
Сообщений: 1554
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Басов Николай "Творческое саморазвитие, или Как написать роман"

Аннотация:В этой оригинальной книге известный писатель-фантаст щедро делится писательским опытом, раскрывает секреты своего мастерства, демонстрируя завидную эрудицию и присущий ему юмор. Углубляясь в книгу, читатель утверждается в мысли, что любой вид творчества исцеляет жизнь человека, помогая противостоять жизненным неудачам, являясь безотказным средством борьбы со стрессами и депрессией. Книга незаменима для тех, кто мечтает оставить свой след в литературе, а также для всех, кто хочет заставить трудиться ум и душу, стремится изменить свою жизнь и даже, возможно, заработать денег. Для широкого круга читателей.
Прикрепления: _-_-___.txt.zip(169.1 Kb)


"Каждая взятая вами в руки книга дает свой урок или уроки, и очень часто плохая книга может научить большему, чем хорошая" Стивен Кинг
 
Kaverella_De_Vine Дата: Четверг, 12 Июн 2014, 6:42 PM | Сообщение # 46
Редактор
Группа: Проверенные
Сообщений: 1163
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


УРОК #1: НАУЧИТЬСЯ ЧИТАТЬ И ПИСАТЬ ДО ТОГО, КАК УВИДЕТЬ ТВ

«Если так не получилось, то выключить ТВ и просто читать. А потом писать.

Телевидение пришло в дом Кингов относительно поздно, и я этому рад. Если подумать, я принадлежу к весьма избранной группе: последней горсточке американских писателей, научившихся читать и писать раньше, чем глотать ежедневную порцию видеочуши. Может, это и не важно. И все-таки, если хочешь быть писателем, то не самый худший вариант – ободрать шнур телевизора, намотать его на стальной костыль и ткнуть вилку в розетку – посмотреть, что и где вылетит».

УРОК #2: ВАША РАБОТА НЕ ИСКАТЬ ЭТИ ИДЕИ, А УЗНАТЬ ИХ, КОГДА ОНИ ПОЯВЯТСЯ

«Давайте проясним одну вещь прямо сейчас, о’кей? Нет на свете Свалки Идей, нет Центрального Хранилища, нет Острова Погибших Бестселлеров. Хорошие идеи рассказов приходят в буквальном смысле ниоткуда, падают прямо на голову с ясного неба: две совершенно отдельные мысли сцепляются вместе, и под солнцем возникает что-то новое. Ваша работа не искать эти идеи, а узнать их, когда они появятся».

УРОК #3: ОПТИМИЗМ. ВЕРЬТЕ В ЛУЧШЕЕ!

«Получив листок с отказом от Хичкока, я забил гвоздь в стену, написал на листке «Талоны счастья» и нацепил на гвоздь. Потом сел на кровать и стал слушать, как Фэтс поет «Я готов»… Когда ты еще слишком молод, чтобы бриться, оптимизм – вполне естественная реакция на неудачу.

Когда мне уже было четырнадцать (и я брился два раза в неделю, надо или не надо), гвоздь в стене перестал выдерживать вес листков отказа. Заменив гвоздик плотницким костылем, я продолжал писать. К шестнадцати я стал получать отказы с приписками от руки несколько более ободрительными… Первая такая записка пришла от Алгиса Бадриса, тогдашнего редактора «Фэнтези энд сайенс фикшн». Он прочел мой рассказ «Ночь тигра»… и написал: «Хорошо. Нам не подойдет, но хорошо. У вас есть талант. Присылайте еще».

Четыре короткие фразы, написанные авторучкой, оставлявшей неровные кляксы, озарили зиму отчаяния моих шестнадцати лет. Лет через десять, уже продав пару романов, я обнаружил «Ночь тигра» в коробке со старыми рукописями и решил, что это по-прежнему отличный рассказ, хотя написан человеком, который еще только учится ремеслу. Я его переписал и послал ради интереса в тот же «Фэнтези энд сайенс фикшн». На этот раз его купили. Я заметил такую вещь: если ты добился какого-то успеха, журналы куда реже пишут «Нам не подойдет».

УРОК #4: ТВОЯ ИСТОРИЯ ТЕБЕ НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ

«Когда пишешь вещь, ты рассказываешь ее сам себе, – сказал он. – Когда переписываешь, главная твоя работа – убрать все, что к вещи не относится».

Гульд сказал еще кое-что, что было мне интересно в тот день моих первых двух заметок: пиши при закрытой двери, переписывай при открытой. Твое писание начинается для самого себя, говоря другими словами, но потом оно выходит в мир. Когда ты поймешь, в чем состоит вещь и сделаешь ее как надо – по крайней мере как можешь, – она принадлежит всем, кто захочет ее читать. Или критиковать. Если тебе очень повезет (это уже моя мысль, но думаю, Джон Гульд под ней бы подписался), первых будет больше, чем вторых».

УРОК #5: НЕ ЖАЛЕЙТЕ ДЕТЕЙ В ЮНОСТИ. ПЛОТНЫЙ ГРАФИК ЗАКАЛЯЕТ

«Последние недели моей учебы в Лисбонской школе мой день выглядел так: подъем в семь, в школу в семь тридцать, последний звонок в два, взлет на третий этаж Варумбо в 14.58, потом восемь часов упихивания ткани по мешкам, выход в 23.02, дома примерно в четверть двенадцатого, тарелка хлопьев, плюх в кровать, встать утром, все сначала. Иногда я работал по две смены, спал в своем «форд-галакси» шестьдесят шестого года (старая машина Дэйва) примерно час перед школой, потом на пятой и шестой перемене спал в школе».

И конкретные уроки, как писать популярные романы:

УРОК #6: СЛОВАРНЫЙ ЗАПАС

«Словарь положите на самый верх [образно] ящика с инструментами и не делайте сознательных усилий улучшить словарный запас. (Конечно, при чтении оно само собой получается… но это будет позже). По-настоящему сильно испакостить свое письмо можно, если насиловать словарь в поисках длинных слов, потому что короткие как-то стыдно использовать. Это вроде как наряжать домашнюю дворнягу в вечерние платья. Дворняге неловко, а человеку, который совершает такой акт обдуманного жеманства, должно быть еще более неловко. Дайте себе торжественное обещание никогда не писать «атмосферные осадки», если можно сказать «дождь», и не говорить «Джон задержался, чтобы совершить акт экскреции», когда имеется ввиду, что Джон задержался по*рать. Если вы считаете, что «по*рать» слово неприличное или не подходит для вашей аудитории, спокойно говорите «Джон задержался, чтобы облегчиться» или «сделать по-большому», на худой конец. Я не уговариваю вас выражаться грязно — всего лишь просто и прямо. Помните главное правило словаря: берите первое пришедшее на ум слово, если оно подходящее и яркое. Если колебаться и рефлектировать, найдется другое слово — это точно, потому что всегда есть другое слово, но вряд ли оно будет так же хорошо, как и первое, или так же близко к тому, что вы хотели сказать».

УРОК #7: ОПИСАНИЕ И ВАЖНОСТЬ ЧТЕНИЯ

«Описание — вот что делает читателя воспринимающим участником вашей истории. Хорошо описывать — это приобретенное умение, одна из главных причин, почему нельзя научиться писать, если не будешь читать много и писать много. И вопрос не только в том, как, вопрос еще и в том, сколько. Чтение поможет вам узнать сколько, но только стопы исписанной бумаги ответят на вопрос как. Обучиться этому можно только в работе.

Описание начинается с визуализации того, что должен испытать читатель. Кончается оно вашим переводом того, что вы видите внутренним зрением, в слова на странице. Я уже говорил, что нам часто приходится слышать: «Знаешь, это так потрясающе (или так ужасно/странно/забавно)… просто описать не могу!» Так вот, если вы хотите добиться успеха как писатель, вы должны мочь описать, да еще и так, чтобы у вашего читателя мурашки побежали по коже от узнавания. Если вы это можете, ваш труд будет оплачен, и заслуженно. Если нет, то будете коллекционировать листки с отказами и, быть может, интересоваться карьерой в захватывающем мире телемаркетинга.

Скупое описание оставляет у читателя чувство смущения и близорукости, слишком подробное описание хоронит его под лавиной подробностей и образов — фокус в том, чтобы найти золотую середину. Важно еще знать, что описывать, а что оставить в стороне, пока вы делаете свою главную работу — рассказываете историю.

Описание начинается в воображении писателя, но кончиться должно в воображении читателя. Когда дело доходит до этого, писателю тут везет больше, чем создателю фильма, который почти всегда обречен показать слишком много…

Очень часто читатель откладывает книгу в сторону, потому что «заскучал». А скука возникла оттого, что писатель, зачарованный собственным умением описывать, забыл о самом главном: мяч должен катиться дальше».

УРОК #8: О ЧЕМ ПИСАТЬ

«Это всего лишь интересы, выросшие из моей жизни и мыслей, из моего опыта мальчика и взрослого, из моих ролей мужа, отца, писателя, любовника. Это вопросы, занимающие мой ум, когда я гашу свет перед сном и остаюсь наедине сам с собой, глядя в темноту и засунув руку под подушку.

У вас наверняка есть свои интересы и свои мысли, и они выросли, как и мои, из событий и переживаний вашей жизни. Некоторые, вероятно, похожи на те, что я сейчас назвал, другие совершенно отличны от них, но они у вас есть, и вы их должны в своей работе использовать. Это, наверное, не все, для чего нужны эти идеи, но наверняка одна из вещей, для которых они полезны.

Эту маленькую проповедь я должен заключить предупреждением: начинать с вопросов и идейных соображений — рецепт создания плохой литературы. Хорошая литература всегда начинается с темы и развивается к идее, почти никогда не бывает наоборот. Единственным возможным исключением, которое я могу придумать, являются аллегории вроде «Скотного двора» Джорджа Оруэлла (и есть у меня тайное подозрение, что здесь тоже сначала явился сюжет. Если в будущей жизни я увижу Оруэлла, спрошу у него).

Но когда сюжет уже лег на бумагу, надо подумать о том, что он значит, и в следующие варианты вписать свои заключения. Не сделать этого — значит лишить свою работу (и читателя, в конечном счете) того видения, которое и делает каждую написанную вами вещь вашей и только вашей».

УРОК #9: КАК ПИСАТЬ?

«Если вы начинающий, то прислушайтесь к моему совету: делать не менее двух черновых вариантов — один с закрытой дверью кабинета и один с открытой.

За закрытой дверью, выгружая содержимое своей головы на бумагу, я пишу со всей доступной мне скоростью, но мне это приятно. Создание беллетристики, особенно длинного произведения, бывает трудной и одинокой работой — это как переплывать Атлантический океан в ванне. Возможностей для сомнения в себе миллион. Если я пишу быстро, записывая сюжет, как он приходит на ум, только проверяя имена и существенные моменты биографии персонажей, мне удается сохранить первоначальный энтузиазм и в то же время убежать от сомнений в себе, которые только и ждут момента.

Первый черновой вариант — притом всей вещи — должен быть написан без чьей-либо помощи (или помехи).

Теперь допустим, что первый черновой вариант вы закончили. Поздравляю! Отличная работа! Выпейте бокал шампанского, закажите пиццу, делайте, что обычно делаете, когда есть что отметить.

Вы сделали большую работу, и вам нужно время (для каждого писателя — свое) на отдых. Ум и воображение — две связанные вещи, но не одно и то же — должны восстановиться, по крайней мере по отношению к этой конкретной работе.

Я бы советовал взять пару выходных — поехать на рыбалку, спуститься по речке на каяке, поскладывать мозаики, — а потом начать работать над чем-нибудь другим. Предпочтительно чем-нибудь более коротким, и чтобы это была полная смена направлений и темпа по сравнению с законченной работой. Сколько времени дать книге вылежать — зависит только от вас, но я считаю, что это должно быть минимум шесть недель. Все это время рукопись надежно заперта в ящике стола, вылеживаясь и (следует надеяться) созревая. Вы часто мысленно возвращаетесь к ней, и десятки раз вас одолевает искушение вынуть ее, пусть даже чтобы прочитать то или иное место, которое вспоминается как особенно удачное, которое хочется перечитать и порадоваться, какой же вы хороший писатель.

Не поддавайтесь соблазну. Если не устоять, вы наверняка решите, прочитав, что место не так хорошо, как казалось, а лучше его переписать тут же. А это плохо. Хуже может быть только одно: если вы решите, что отрывок даже лучше, чем вам помнилось, и почему не перечитать сразу всю книгу? Возобновить работу? Черт, самое время! Да я же просто Шекспир!

Но вы не Шекспир, и вы не готовы вернуться к старой работе, если, конечно, вы не настолько увлеклись новой работой (или своей повседневной жизнью), что почти забыли то вымышленное царство, что забирало у вас три часа каждое утро или день в течение трех, или пяти, или семи месяцев.

Когда же наступит тот самый вечер (который можно было бы заранее наметить в настольном календаре), выньте рукопись из ящика. Если она выглядит как археологическая находка, купленная на блошином рынке или на гаражной распродаже, причем даже не припомнить где, то вы готовы. Закройте дверь (скоро ее придется открыть в мир), возьмите карандаш и положите рядом блокнот. Теперь читайте рукопись.

Сделайте все за один присест, если возможно (конечно, это не выйдет, если в книге четыреста — пятьсот страниц). Делайте любые заметки, но основное внимание обратите на рутинную хозяйственную работу, как исправление опечаток и отмечание несоответствий. А их будет много; только Бог делает все правильно с первого раза, и только раздолбай позволит себе сказать: «А, ладно, на то есть редакторы».

Если вы никогда раньше этого не делали, то увидите, что чтение собственной книги после шестинедельной отсрочки — впечатление странное, часто даже пьянящее. Она ваша, вы узнаете ее как свою. Даже можете вспомнить музыку, звучавшую из колонок, когда вы писали то или это, и все равно вы будто читаете чужую работу, какого-нибудь душевного близнеца, быть может. Так и должно быть, для этого и надо было выждать. Всегда проще убивать чужих любимых, чем своих.

После шестинедельного периода восстановления вы также сможете заметить все зияющие дыры сюжета и развития характеров. Я говорю о таких дырах, в которые трактор проедет. Просто удивительно, как некоторые вещи ускользают от внимания писателя, когда он занят ежедневной рутиной сочинительства. И запомните; когда находите эти большие дыры, нельзя расстраиваться или ругать себя. Лопухнуться случается даже лучшим из нас.

В процессе чтения верхний слой моего разума сосредоточивается на сюжете и ящике инструментов: вышибание местоимений с неясными антецедентами (местоимения я терпеть не могу и им не верю, они все скользкие, как дешевые адвокаты), добавление пояснительных фраз, где они необходимы, да и, конечно, вычеркивание всех наречий, с которыми я могу расстаться без слез (никогда не удается вычеркнуть все, и никогда достаточно много).

А на более глубоком уровне я задаю себе Важный Вопрос. Самый важный: история связывается в целое? И если да, как сделать из этой связности песню? Какие здесь повторяющиеся элементы? Сплетаются ли они в лейтмотив, в идею? Другими словами, я спрашиваю себя: «Стиви, о чем это все?» и «Как прояснить эти глубинные идеи?» Больше всего мне хочется добиться резонанса, чтобы отозвалось что-то в уме (и сердце) моего Постоянного Читателя, когда он закроет книгу и поставит ее на полку. Я ищу способ это сделать, не кормя читателя с ложечки и не продавая свое первородство за вплетение послания. Все эти послания и морали засуньте себе туда, где солнце не светило. Я хочу резонанса.

Весной своего выпускного года в Лисбонской школе (в 1966 году это было) я получил рукописное примечание, раз и навсегда изменившее мой способ переписывания своих произведений. После напечатанной подписи редактора стоял следующий девиз:

«Неплохо, но раздуто. Необходимо сократить. Формула: второй вариант = первый вариант — 10%. Удачи».

УРОК #10: ПРЕДЫСТОРИЯ

«Предыстория — это все то, что произошло до начала вашего рассказа, но влияет на сюжет. Предыстория помогает задать характеры действующих лиц и указать их мотивы. Я считаю важным изложить предысторию как можно быстрее, но важно также делать это с некоторым изяществом. Как пример отсутствия изящества рассмотрим следующую реплику в диалоге:

— Привет, бывшая женушка, — сказал Том, когда Дорис вошла в комнату.

Может, для сюжета действительно важно, что Том и Дорис в разводе, но должен быть лучший способ это сказать, а не такой, как выше, соперничающий в изяществе с ударом колуна. Вот, например:

— Привет, Дорис! — сказал Том. Голос его звучал достаточно естественно — так ему по крайней мере казалось, — но пальцы правой руки потянулись к месту, где еще полгода назад было обручальное кольцо.

Тоже не на Пулитцеровскую премию, и куда длиннее, чем «Привет, бывшая!», но скорость — это не главное, как я уже пытался указать. А если вы думаете, что главное — информация, бросьте писать беллетристику и беритесь за инструкции — у «Дильберта» вас ждут не дождутся.

Мне как читателю куда интереснее, что будет, чем то, что было. Да, есть блестящие романы, противоречащие такому предпочтению (или предубеждению). Это «Ребекка» Дафны Дюморье или «Глаза, привыкшие к темноте» Барбары Вайн, но я предпочитаю начать с начала, даже как автор. Я люблю, когда все по порядку: сначала подайте мне закуску, а десерт — после обеда.

Главное, что нужно помнить насчет предыстории, это: а) у каждого есть своя история и б) в ней мало интересного. Держитесь тех частей, что представляют интерес, а остальные не трогайте. Долгие истории из жизни лучше всего слушать в барах, где-то за час до закрытия, и то если вы им верите».

УРОК #11: ПИШИТЕ ДЛЯ СВОЕГО ИДЕАЛЬНОГО ЧИТАТЕЛЯ

«Назовем человека, для которого вы пишете, Идеальным Читателем. Он или она будет постоянно присутствовать в вашем рабочем кабинете: во плоти, когда вы откроете дверь и дадите свету мира упасть на пузырь вашей мечты; незримо в беспокойные и часто радостные дни написания первого варианта, при закрытой двери. И знаете что? Вы поймаете себя на переделке вещи еще до того, как Идеальный Читатель увидит даже первую фразу. И.Ч. поможет вам немножко выйти за пределы своей личности, перечитывать свою вещь в процессе работы. Это, быть может, лучший способ не отступать от своего повествования, способ играть для публики, когда публики никакой нет и все зависит только от вас. Когда я пишу сцену, которая кажется мне забавной (например, соревнование по поеданию пирогов в «Трупе»), я также представляю себе, что она покажется смешной и моему И.Ч.»


Хорошее настроение передается половым путем
СИ
 
joker7768 Дата: Четверг, 12 Фев 2015, 4:36 PM | Сообщение # 47
Октариновый шухер бытия
Группа: Модераторы
Сообщений: 4236
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Бабарик, встречала распрекрасный тренинг на эту тему, доступно описанный:

вотЪ


Joker - это рулетка: то 1, то 11, а то и просто татуировка...
 
Бабарик Дата: Пятница, 15 Апр 2016, 9:46 PM | Сообщение # 48 | Сообщение отредактировал Бабарик - Пятница, 15 Апр 2016, 9:47 PM
Редактор
Группа: Падшие ангелы
Сообщений: 675
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Забросили мы тему, а зря. Попался офигенный материал, привожу целиком.

Чак Паланик о словах, которые должен забыть писатель



Через шесть секунд вы начнете меня ненавидеть.

Но через шесть месяцев вы станете писать лучше.

С этого момента — по крайней мере, в ближайшие полгода — я запрещаю вам использовать мыслительные глаголы. А именно: «думать», «знать», «понимать», «осознавать», «верить», «хотеть», «помнить», «представлять», «желать» и сотни других, к которым вы так любите прибегать.

В этот список также должны войти: «любить» и «ненавидеть».

И: «быть» и «иметь». Но к ним мы вернемся позже.

До самого Рождества вы не сможете писать: «Кенни интересно, рассердилась ли Моника, что прошлой ночью он ушел».

То есть вам придется писать что-то вроде: «Затем по утрам Кенни отсутствовал, дожидался последнего автобуса, до тех пор пока не брал такси и возвращался домой, где видел, как Моника притворяется спящей — притворяется, потому что она никогда не могла спать спокойно тогда утром. Она всегда ставила только свою чашку кофе в микроволновку. Никогда его».

Вместо того чтобы сделать героев знающими что-то, вы должны придумать детали, которые помогут читателю лучше узнать их. Вместо того чтобы заставить персонажей желать чего-то, вы должны описать все именно так, что сам читатель это захочет.

Не нужно писать «Адам знал, что он нравится Гвен». Гораздо лучше «Между уроками Гвен прислонялась к его шкафчику, когда он подходил к нему, чтобы открыть. Она закатывала глаза и медленно уходила, оставляя след черных каблуков на крашеном металле и запах своих духов. Кодовый замок все еще хранил тепло ее задницы. В следующий перерыв Гвен снова будет здесь же».

Никаких сокращений. Только специфические эмоциональные детали: действие, запах, вкус, звук и чувства.

Как правило, писатели прибегают к мыслительным глаголам в начале части. (В таком виде они становится чем-то вроде «Формой отчетности», и я еще выскажусь против нее чуть позже.) То есть они устанавливают с самого начало интенцию всей части. А то, что следует дальше — это словно иллюстрация.

Например: «Брэнда знала, что не успеет. С самого моста была пробка. Ее телефон садился. Дома ждали собаки, которых надо было выгулять, или там был беспорядок. К тому же она обещала соседям полить их цветы...» Вы видите, как первое предложение перетягивает на себя смысл последующих? Не пишите так. Переставьте его в конец. Или измените: «Брэнда никогда бы не успела всего в срок».

Мысль абстрактна. Знание и вера нематериальны. Ваша история будет сильнее, если вы покажете только физические действия и материально воплотите отличительные черты ваших героев, а читателю самому позволите думать и знать. А также любить и ненавидеть.

Не сообщайте читателю: «Лиза ненавидит Тома».

Вместо этого дайте конкретный пример, как адвокат на суде, деталь к детали. Представьте доказательства. Например: «Во время переклички, в тот момент, когда учитель назвал имя Тома, а он еще не успел ответить: „Здесь“, Лиза громко прошептала: „Подтертая задница“».

Одна из самых частых ошибок начинающих писателей в том, что они оставляют своих героев в одиночестве. Вы пишете — и можете быть одни. Читатель читает — он также может быть один. Но ваш герой не должен оставаться наедине с собой. Потому что тогда он начнет думать, беспокоиться и интересоваться.
Например: «Ожидая автобус, Марк начал беспокоиться о том, как долго продлится поездка...»

Но лучше написать: «По расписанию автобус должен был прийти в полдень. Марк посмотрел на часы — было 11:57. Отсюда была видна дорога до самого торгового центра, но автобуса на ней не было. Без сомнения, водитель припарковался на другой стороне и вздремнул. Водитель спит, а Марк вот-вот опоздает. Или хуже, водитель напился — и Марк отдал свои семьдесят пять центов, чтобы умереть в дорожной аварии...»

Когда герой один, он может начать фантазировать или что-то вспоминать, но даже тогда вы не имеете права использовать мыслительные глаголы или каких-то их абстрактных «родственников».

И не надо глаголов «забыть» и «помнить».
Не надо никаких переходов типа «Ванда помнила, как Нельсон расчесывал ей волосы».
Лучше: «Тогда, на втором курсе Нельсон проводил по ее гладким, длинным волосам своей рукой».
Опять же — расшифровывайте, не надо писать коротко.

Еще лучше — быстро столкните одного героя с другим. Пусть они встретятся и начнется действие. Позвольте их действиям и словам показать их мысли. А вы сами держитесь подальше от их голов.

Когда начнете избегать мыслительных глаголов, с большой осторожностью используйте пресные глаголы «быть» и «иметь».

Например: «Глаза Энн были голубые», «Энн имела голубые глаза».
Лучше так: «Энн закашлялась и начала махать перед своим лицом, чтобы отогнать сигаретный дым от своих голубых глаз, а потом улыбнулась...»

Вместо бледных, утверждающих «быть» и «иметь» попробуйте раскрыть детали портрета своего героя через действия и жесты. Тогда вы покажете свою историю, а не просто расскажете ее.

И тогда вы научитесь расшифровывать своих героев и возненавидите ленивых писателей, которые ограничиваются «Джим сел около телефона, спрашивая себя, почему Аманда не звонит».

Пожалуйста. С этого момента вы можете меня ненавидеть, но не используйте мыслительные глаголы. Я готов поспорить, после Рождества вы сами не захотите к ним возвращаться.

Домашняя работа на этот месяц.

Выкиньте из каждого предложения мыслительный глагол: устраните его, «расшифровав». А потом пройдитесь так же по какой-нибудь художественной литературе. Будьте безжалостны.

«Марти представил, как рыба прыгает в лунном свете».

«Нэнси вспомнила, как попробовала вино».

«Ларри знал, что он мертвец».

Найдите их и перепишите. Сделайте фразы сильнее.

Автор: Чак Паланик
Источник: cinemotionlab


Я сделяль

 
kagami Дата: Суббота, 16 Апр 2016, 12:44 PM | Сообщение # 49
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9555
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Для альтернативно-одаренных!
Следующий, кто станет флудить в этой теме, получит варн!
Все комментарии - сюда.


Вот как ползу, так и отражаю!

 
Delly Дата: Суббота, 16 Апр 2016, 3:31 PM | Сообщение # 50 | Сообщение отредактировал Delly - Суббота, 16 Апр 2016, 3:46 PM
Мастер
Группа: Модераторы
Сообщений: 832
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Он-лайн словарь синонимов

http://словарь-синонимов.рф/
и
http://sinonimus.ru/

Анонимный обоснуй
http://www.diary.ru/~anonimnyi-obosnui/#

Очень интересное сообщество, где можно задать вопрос на любую тему ( заметила, что писатели часто пользуются)
и получить ответ от специалиста или хорошо знающего предмет.
Имеется удобный поисковый каталог по всем темам
http://anonimnyi-obosnui.diary.ru/?tags=


Жить нужно так, чтобы стыдно было рассказать, но приятно вспомнить )
 
Фэнтези Форум » Наше творчество » Проза » ◄КАК НАПИСАТЬ КНИГУ► (Статьи и другие материалы, помогающие в творчестве=➨)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: