Воскресенье, 19 Сен 2021, 8:13 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
[ Ленточный вариант форума · Чат · Участники · ТОП · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: kagami, SBA  
Фэнтези Форум » Наше творчество » Проза » Улыбнись тени (бард и компания)
Улыбнись тени
Cat20087 Дата: Вторник, 07 Сен 2021, 11:40 AM | Сообщение # 101
Избранник
Группа: Проверенные
Сообщений: 1911
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Lita ()
помочь можно лишь тому, что готов помогать себе сам


Мне нравится фраза: у Бога нет других рук, кроме твоих.

Цитата Lita ()
- Ты же у нас бард, как захочешь, так и растянешь! Скучные рассказы длятся час, а кажется, что год.


Как же это верно! И не только для бардов, но и для литераторов)))

Цитата Lita ()
Вместо одной чешуйки там было две, в ряд, и над ними, кажется, собиралась появиться третья.


Новый поворот сюжета, новая нить повествования! Как здорово!


ksenia
 
Lita Дата: Вторник, 07 Сен 2021, 2:03 PM | Сообщение # 102
О-очень пугливый ангел
Группа: Модераторы
Сообщений: 3111
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата
Новый поворот сюжета, новая нить повествования! Как здорово!

Стараюсь радовать этим в каждой главе)

Глава восьмая. Яркое, сладкое, мягкое. Вестник. Встреча в Шердаре

- Это почему? – спросил Рюн с удивлением. – Разве так должно быть?
Попытался стереть верхнюю чешуйку послюнявленным пальцем. Она не стиралась.
- Меня заколдовали?
- Ну-ка, - брат достал из сумки очередной кристалл, на этот раз синий, провел над плечом Рюна. - Нет, никакой магии.
- А тогда что?
Колль подбадривающе улыбнулся:
- Чудо, я думаю. Ты хотел быть особенным? Боги тебя услышали, - он глянул на Сильхе с легким ехидством: – Надо было выпнуть тебя из дома, чтобы сразу начались чудеса. Пусть и не с тобой.
- Но это же я так весь чешуей зарасту, - снова заговорил расстроенный мальчишка. - На чудовище буду похож!
- Чудовища разные бывают… Эй, не кисни! Сначала узнай, нет ли тебе от этого какой-то пользы.
- Да какая тут может быть польза? – возмутилась за Рюна девушка.
- Как тебе от твоего почти что бессмертия, - напомнил Колль. – Один мелкий случай иногда меняет целую судьбу. А порой и не одну.
Он зевнул.
- Утомили разговорами старого некроманта. Попробую подремать.
Сильхе решила, что идея хороша и тоже откинулась на спинку сиденья, мягкую и даже теплую. Мальчишка молча порасстраивался еще немного и вообще лег – в его распоряжении была целая лавка. Девушка едва успела подумать, как там Мэннар и остальные, столько часов в седлах, как заснула.
Ехали не всю ночь, только до ближайшего городка, Дийи, а там разместились на ночлег в маленькой гостинице. Хозяин был скор и обходителен. Все почти мгновенно получили ужин и комнаты, Мэннару с Сильхе, как и Коллю с Рюном, дали одну на двоих. Утром всех ждал плотный завтрак и продолжение пути. Мэннар выглядел усталым, но попросился на лошадь, однако через час сел ко всем в карету.
- Опять сон под самое утро, - сказал он. – Башка размером с тыкву…
- Снадобья хочешь? – спросил Колль с таким видом, словно на пирушке предлагал попробовать редкое вино.
- Только не зелье бодрости! - попросила Сильхе.
- Есть и такое… Но я предлагаю либо то, от которого он уснет мгновенно, проснется через два часа бодрый и всем довольный… либо второе, от него в голове прояснится.
- Первое!
- Второе!
Сильхе и Друст ответили хором, но назвали разное.
Глазевший в окно Рюн фыркнул:
- Точно никогда не женюсь!
- Пообещай еще и не влюбляться, и вообще ходить с закрытыми глазами… так что выбираешь, Мэннар? Прости, сестрица, но выбор именно за ним.
- Тебе поспать надо, - жалобно-просяще намекнула мужу девушка. - Тем более это все из-за меня.
- А ты при чем? – удивился Друст.
- При книге арахны. Мы тут дошли до предположения, перешедшего в уверенность, что теперь я сама стала книгой, а ты меня читаешь и прочитанное в твоей голове превращается в сны. И так же, как мне, тебе надо это отпускать, вытаскивать из себя.
- Ну значит давай сделаем как раньше, запишем. Ты же взяла с собой журнал.
- Взяла, - она вздохнула. - Но сначала ты выпьешь любое зелье, какое сам выберешь, хорошо?
- Хорошо. Сонное лучше на ночь. Если мы остановимся раньше, чем через два часа, кто меня, спящего, будет из кареты вытаскивать?
- Разумно, - Колль протянул Мэннару флакон. – Четыре капли в стакан воды.
В карете под сиденьями стоял ящик с напитками, немного вина и одна большая с водой, посуда тоже была - небьющиеся дорожные стаканы из дерева. Мэннар принял лекарство, вернул Коллю флакон со словами благодарности.
- Сказал послу, что за тобой охотится убийца, - сообщил он Сильхе. - Посол обещал, что охрана будет бдительна. Но что ему от тебя нужно, так и не признался. Говорит много, но напрямую – ничего.
- Ну что ты хочешь, посол же. Обучен говорить кратко и по делу или так, что ты утонешь в его речах и забудешь, о чем спрашивал.
- Интересно, - брат побарабанил пальцами по колену. – Если поставить его против тебя, сестрица, кто кого речами на лопатки положит?
- Он меня, - признала Сильхе, - потому что опыта больше. Или никто никого не положит, потому что и цели, и способы разные.
- А если ты и другой бард? – спросил Рюн. – Хоть тот злой, позавчерашний.
- Позавчерашний? – переспросил Мэннар. – Разве не три дня тому назад, в «Синей флейте»?..
- Пока ты спал, Рейналь в гости приходил, - запоздало призналась девушка. –Принес мне старую обиду и свое недовольство жизнью.
- Люди, - вздохнул Колль. - Пока мы живы, молоды, здоровы – чем быть недовольными? Однако, всегда найдем и выскажем… Он что, мало зарабатывает?
- Не меньше меня. И у него чудесный инструмент, который подарила та же арахна, что мне берет.
- Совпаденьице, - заметил брат. – Или опять судьба. Арахна ушла, но не исчезла. На моем факультете изучали ритуалы смерти редких рас. Подарки нужны арахнам чтоб закрепить свою… душу или суть в этом мире. Вроде веревочки в лабиринте, чтобы выйти из тьмы на свет. Новая родится где-то рядом с одним из одаренных.
- Вряд ли со мной. Я ее подарок посеяла… Так, давай уже запишем новую историю, Друст.
Он улыбнулся:
- Вижу, тебе любопытно, ради чего я мучился. Ну слушай. «Говорят, в начале не было ничего, но это не так. Всегда есть что-то, чтобы можно было сделать из него и другое, сделать всё. Но для настоящего Начала этому чему-то надо самому стать большим, обретя форму. Так однажды что-то осознало в себе это желание, и долго, всю вечность, играло, как мозаикой, отзвуками и оттенками этого желания, пока не составило из них имя – Лаувайи. Вместе с именем пришла и новая форма. Только Что-то не знало, что надеть ее и носить постоянно будет так тяжело. Поэтому теперь оно предпочитает спать – а еще потому, что с тех пор, как мир наполнился разными вещами и созданиями, его время прошло, время бесформенности, упрятанной под именем, которая так и не изменила своей сути. Но спящий или бодрствующий, Лаувайи все еще нужен – любой может прийти и взять от него часть, часть Чего-то, из которой можно сделать другое, новое».
В этот раз Мэннар даже не пытался изменять голос, но все равно вышло впечатляюще.
- История о Начале Мира, - задумчиво сказал Колль. – Лаувайи, как изначальный Хаос, захотевший немного упорядочить себя, а сумевший лишь получить имя и в нем застрявший. С другими историями-снами никак не связано?
- Если и да, то я не вижу связи, - призналась Сильхе. – Есть истории о богах – вроде той, о боге по имени Савана, который иногда богиня, и любит предлагать людям обеты на отказ – мол, если пообещаешь никогда не произносить слово «нет» или не смотреть на небо, я дам тебе силу. Есть о людях и существах, как та, о драконе.
Она быстро дописала рассказанное мужем, закрыла журнал и вернула в сумку-непотеряшку, пока журнал не вернулся в нее сам. Еще предстоит изучить ее свойства получше… Под руку попалась свернутая карта и была немедленно извлечена на свет – захотелось взглянуть на дорогу, по которой они едут. Дийа… а следующий – Каттар.
- А вот бы такую карту, - мечтательно вздохнул Рюн, глядя на ее действия, - чтоб куда пальцем ткнешь так сразу бы там и оказался…
- А зачем? – не одобрил Колль. – Тогда не увидишь и не встретишь многого, что бывает на дорогах.
Мальчишка высунул нос в окно, чихнул:
- Ага, пыли…
- Пыль, юноша, тоже на многое годится.
Брат порылся в кармане, достал камешек-гальку. Сколько его знала Сильхе, Колль всегда ходил с камешками и с их помощью мог объяснить вообще все что угодно.
– Камень – слежавшаяся пыль веков. Я держу в руках самое меньшее миллион лет. Жаль не своих, да? Этими миллионами лет мостят дороги, из них строят дома, ими выкладывают камины - делают все, чтобы продолжался удобный и счастливый век человека. Когда камни рассыпаются в песок, он годится для раствора, им играют дети. Теми же миллионами лет. Время этого мира имеет материальное воплощение и не совсем уж бесполезно для людей. Но можно и так. – Он вперил в гальку на ладони взгляд, вроде «и чего ты тут лежишь?» и камень рассыпался прахом, который Колль вытряхнул в окно. – Вернуть пыли ее изначальный вид, освободить, чтобы еще через миллион лет она снова стала камнем… Любую вещь можно заставить работать, а порой и нужно. Именно пыль помогла мне прочитать твой амулет, Сильхе.
- Мне сразу стало интересно, как ты сумел, - сказала она, нарочно подпустив в голос чуть зависти. - Я мучилась пару дней, прежде чем хоть что-то увидела.
- Мне надо распылить еще один камень, чтобы ты вспомнила, какой я маг? – хмыкнул брат. – Погрузил амулет в пыль, он успокоился, заснул, а со спящим можно сделать все, что угодно… Как сегодня твоя чешуя, парень?
Рюн почесал плечо.
- Уже не болит. И новой не выросло, я смотрел.
- Хорошо. Но наблюдай и запоминай. Этот ответ хорош для любых случаев, кстати… Может, чешуйки появляются не просто так, а после каких-то событий или поступков. Вижу, ты хочешь что-то спросить. Давай.
Мальчишка немного помялся и наконец решился:
- Научишь меня чему-нибудь? Ну, такому… Чтобы легко, но все удивились?
- Хочешь произвести впечатление на девочку? – догадался Колль. – Лучше не магией. То есть можно и так… Но там другое важно. Первое – угадать, чего она хочет. Второе – дать ей это вовремя. Третье… Сделать это так, чтоб не смогла отказаться. Или просто поступи так, как могла бы она.
Рюн слушал, открыв рот, Сильхе – сдерживая смех, Мэннар не сдерживался, фыркал и добавлял свои советы. Несколько часов в пути они провели очень весело. И девушка даже почти согласилась, чтоб Рюн опробовал свежеусвоенную науку на ней, когда карета остановилась.
Мэннар выглянул.
- Что-то странное. У нас на пути расположился цирк…
Сильхе выглянула вслед за ним. Зрелище было странное. Дорога, кажется, была покрыта ковром, по сторонам от нее стояли цветные палатки, тоже яркие, звучала музыка, скрипка и барабаны.
Один из охранников посла поскакал вперед, остановился у палаток, о чем-то поговорил с вышедшей к нему дамой в красивом голубом платье с алым шарфом на плечах и вернулся к послу. Тот выслушал сообщение и подъехал к карете.
- Вас встречают, госпожа бард, - сказал он.
Голос был ровный, но тон холодноват.
- Меня? – изумилась Сильхе. - Но я тут никого не знаю!
- И никому не сообщали, что проедете этой дорогой? Впрочем, вы не могли, потому что не знали. Больше похоже на засаду, чем на встречу. Но ваш убийца, насколько я понял, действует в одиночку.
- Именно так и это не он. Но я понимаю еще меньше, чем вы, господин Листаг.
Он отъехал с каменным лицом.
- Простая скучная дорога без происшествий? – спросил Мэннар с непередаваемым чувством.
- Согласна считать это происшествием, но пока из разряда приятных, хотя я не люблю сюрпризы. Но там посмотрим.
Смотреть было на что, хотя от яркости рябило в глазах. Оказалось, все это и правда ради того, чтобы встретить Главного Барда Эвлии. Как только карета подъехала, музыка смолкла. Наверное, они вполне могли бы проехать мимо, их никто не держал, но посол велел остановится. Сильхе вышла и тут же была встречена той женщиной в красивом платье, которая представилась, как помощница градоправителя.
- Такая честь для нас, госпожа, - сказала она кланяясь. – Разрешите предоставить вам короткий отдых перед тем, как вы въедете в город.
Сильхе была не против посидеть за столиком и отведать яств, которые видела в палатках… Но яства оказались своеобразными. Много сладкого и оно слишком сладкое, вместо стульев мягкие подушки, так что сидеть пришлось почти по южному, не слишком удобно сложив ноги, и с остальными разлучили – её спутников рассадили по другим палаткам.
- Как далеко ваш город? – спросила девушка, когда госпожа помощница перестала в очередной раз талдычить о чести. - И откуда вы знали, что я проеду через него?
- Каттар в часе пути, госпожа. О вашем визите сообщил ваш вестник, прекрасный бард по имени Лучший Во Всем. Он же рассказал, что вы любите яркое, сладкое и мягкое.
- И как же выглядел тот вестник? – поинтересовалась она, почти не сомневаясь, что именно услышит.
Женщина описала Рейналя и это не стало для Сильхе сюрпризом, хотя она все еще не понимала: как? Как он мог узнать о точной дороге, если не знала она?
- Сегодня в городе целых две свадьбы, - продолжила своё помощница градоправителя. - Окажите честь посетить их и взять дань с молодых!
- Вообще-то я спешу, - сказала девушка, не зная, верно ли истолковала окаменелую бесстрастность посла, как недовольство задержкой.
- Но это же ваше право! – повторила женщина удивленно. – Дань с молодожёнов!
Сильхе помнила такое из списка - явно устаревшее, которое, похоже, просто забыли отменить. Походило на то, что право было прежде всего обязанностью. Время от времени бросая взгляд на посла, она видела, как не в лучшую сторону меняется отношение к ней. Это было неприятно. Его миссия не была тайной, но, наверное, господин Мирхе Листаг все же спешил.
Свадьбы пришлось посетить, причем обе. От нее ничего не требовалось, не требовалось работать и почему-то именно это и было тяжелее всего. Сильхе маялась бездельем, потом, наконец, приняла от молодоженов традиционную дань серебром и смогла пойти отдыхать в роскошной гостинице на перине, в которой чуть не утонула. Мэннара поместили в соседней комнате и в итоге она сбежала к нему.
- Это все мне устроил Рейналь, - сказала она, обнимая мужа, хотя на такой мягкой перине трудно было найти другого человека или даже себя. – Представился как мой вестник.
- Дичь выходит, - заметил Друст. - Откуда он мог знать, куда мы едем?
- Куда и как, - поправила Сильхе. – Понятия не имею.
- Он мне не нравится, - сказал Мэннар.
- Мне тоже, - удивляясь себе, призналась Сильхе. – Понять его трудно… К тому же Рейналь опять принимает «желтую травку», так что от него можно ждать чего угодно. Но такого я не ждала.
Вместо новых разговоров они занялись друг другом, и засасывающая как болото, перина, сделала некоторые моменты очень забавными.
Утром удалось продолжить путь без дальнейших проволочек и наконец-то поговорить с остальными.
- Рейналь, значит… Так и не успокоился с того раза, - заметил Колль без особого удивления. - А насчет как узнал – магия, конечно. Но магия штука ненадежная. В отличии от чуда.
И тем напомнил ей кое о чем.
Это самое «кое-что» понадобилось очень скоро.
В следующем мелком городке буквально тем же вечером их встретили примерно так же, как в Каттаре, только чуть менее пышно, но все так же ярко.
И в следующем. Единственная разница - обошлось без свадеб и дани с молодых. Пришлось выцарапываться из цепких лап очередной помощницы кого-то там, жаждущей, чтоб Сильхе оказала честь выступлением, но не сегодня, а когда соберутся-съедутся важные люди из соседних городов. Само собой, девушка отказалась, а когда увидела лицо посла, то решила – все, хватит. Едва отъехали пристала к Коллю:
- Ты же бывал в Шердаре?
- Один раз проездом. А, решила быстрым ходом? Про цену помнишь?
- Помню, потому и взяла с собой орехи. Поможешь мне?
Колль кивнул.
Девушка попросила остановить карету, выскочила наружу и подошла к послу.
- Так не может продолжаться. Не должно, - поправила она сразу. - Моей вины тут нет, но я могу исправить неудобное нам обоим положение. Если вы доверитесь мне, конечно.
- У меня нет причин не доверять, - сказал посол без особой теплоты. – Что вы предлагаете?
- Путешествовать отдельно, чтоб на задерживать вас. Вернее, я могу прямо сейчас оказаться в Шердаре и подожду вас там.
- Вы будете в опасности, - заметил посол. – Хотя уверен, что ваши люди защищают вас хорошо. Но если кто-то один знает, куда и как мы движемся, то, может, знает и убийца.
- И все же это выход, - сказала она, не ввязываясь в спор об убийце. – Без меня вас никто не станет задерживать.
- Это подходит, - кивнул Мирхе Листаг. – Хорошо, я согласен. В Шердаре найдите гостиницу «Шелк и алмаз», там есть посольские покои, покажите хозяину знак, который я вам дал, и он отдаст их вам.
- Благодарю.
Сильхе отошла к карете. Ее спутники уже вышли.
- Нам лучше взяться за руки.
Она сцепила ладони с Мэннаром и Рюном а Колль замкнул их круг.
Понадобился лишь миг для перехода. Шелк мягко шелестел, песок шуршал, переносимый легким ветром с места на место.
- Это и есть Сагриндорэ? - спросил Колль, оглядываясь. – Приятное место.
- Вспомни теперь какое-то место в Шердаре – попросила она. - Вспомни как следует и шагни.
- Да я уже, - Колль сделал шаг, и они вместе с ним.

Шердар ей понравился. Во всех приграничных городках, где Сильхе бывала, царила нездоровая подозрительность, а тут было очень спокойно и как-то чинно. На появление из ниоткуда сразу четверых оглянулся лишь один прохожий, остальные продолжили идти по своим делам.
Сильхе ждала слабости, но обошлось, и все же мешочек с орехами она достала - сунув в сумку взамен него мятый платок из кармана и несла с собой.
Гостиницу нашли сразу. Хозяин оказался несколько сонным, но гостям обрадовался. Посольские комнаты выглядели просто и приятно. И наконец-то можно было посетить баню, Сильхе поняла, как соскучилась по бане, только когда вылезла из нее. После жизнь стала казаться лучше и мысли потекли живее. Был лишь один вопрос… и еще один цеплялся за его подол, как дитя за мамку: зачем Рейналь организовал все эти торжественные встречи, и как скоро ждать его появления в Шердаре.
- Ну, мне не нужно готовиться к встрече, - Колль размял пальцы, хрустнув суставами. – Тебе, думаю, тоже.
- О да, - они втроем – Рюн отпросился побродить по городу – сидели в комнатке для чаепитий в той же бане. – Точно знаю, что с ним сделаю. Но сначала зайду в храм.
- Заранее попросить у богов прощения? – хохотнул Колль. – Ну, давай. Заблудишься, кричи, тут так тихо, что я обязательно услышу.
- А кстати, почему так тихо? – спросил Мэннар.
- Местный порядок. Кажется, принято днём спать, а ночью делами заниматься.
- Что-то такое слышала… Надо будет расспросить… - Сильхе встала. – Друст, ты со мной?
- Конечно, - он тоже встал. - Мне есть за что поблагодарить богов.
- Остаюсь тут одинокий, никому не нужный печальный маг, - с нарочито-обиженной миной проныл Колль, сам же фыркнул: - Не смотрите так, а то мне становится жалко и вас, и себя. Идите, раз собирались.
Они пошли. По странным изогнутым улицам, мягко, но навязчиво, заставлявшим незаметно повернуть, завивающимся спиралью вокруг какого-то центра, куда несмотря на всё, никак не удавалось попасть. Сильхе стало интересно, что там, в центре, но узнать это девушка не успела.
Когда она и Мэннар уже видели Храм, высокий, непривычной формы, ее остановила прилетевшая, как камень в спину, мысль: «Уже здесь?..»
Сильхе резко обернулась. Рейналь стоял, опираясь о молодое деревцо, тонкий, как оно, сухой, как оно же, еще не успевшее обзавестись листвой… Бард отпустил ствол и пошел навстречу Сильхе и Мэннару развязной походкой, с кривой улыбкой на губах.


А конкурс памяти Николая Лазаренко?
 
Cat20087 Дата: Пятница, 10 Сен 2021, 12:35 PM | Сообщение # 103
Избранник
Группа: Проверенные
Сообщений: 1911
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Lita ()
Подарки нужны арахнам чтоб закрепить свою… душу или суть в этом мире. Вроде веревочки в лабиринте, чтобы выйти из тьмы на свет. Новая родится где-то рядом с одним из одаренных.
- Вряд ли со мной. Я ее подарок посеяла…


Интересно... Значит, подарок не только защита для одаряемого, но еще и маячок для самой арахны.

Цитата Lita ()
Лаувайи, как изначальный Хаос, захотевший немного упорядочить себя, а сумевший лишь получить имя и в нем застрявший.


Что-то знакомое показалось в этом имени... Пришлось обратиться к всеведущему интернету: Лаувейя, мать Локи.

Цитата Lita ()
- Хочешь произвести впечатление на девочку? – догадался Колль. – Лучше не магией. То есть можно и так… Но там другое важно. Первое – угадать, чего она хочет. Второе – дать ей это вовремя. Третье… Сделать это так, чтоб не смогла отказаться. Или просто поступи так, как могла бы она.


Ох, уж этот дядюшка Колль)))

Цитата Lita ()
ее остановила прилетевшая, как камень в спину, мысль: «Уже здесь?..»


Похоже, не к добру эта встреча...


ksenia
 
Lita Дата: Воскресенье, 12 Сен 2021, 2:43 PM | Сообщение # 104 | Сообщение отредактировал Lita - Воскресенье, 12 Сен 2021, 2:44 PM
О-очень пугливый ангел
Группа: Модераторы
Сообщений: 3111
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Cat20087 ()
Что-то знакомое показалось в этом имени... Пришлось обратиться к всеведущему интернету: Лаувейя, мать Локи.

:D быстро вычислили...

Глава девятая. Храм и музей. Песня кристаллов. «Попробуй поспорить с роком»

Сильхе вдруг поняла, что сейчас будет, словно та[
кое уже случалось… Ее и Мэннара втянут в спор, который закончится чем угодно, но и сила, и последнее слово будут за Рейналем. Просто потому, что у него нет берегов, он не станет сдерживаться и разрешит себе всё. Но брат прав… к тому, что она может и должна что-то с этим сделать, ей не надо готовиться, только жаль, что не успела подготовить мужа.
Она посмотрела на Друста: «Пожалуйста, делай как я и ничего больше». Он кивнул. Сильхе улыбнулась. Теперь их двое против одного.
- Опередила, - Рейналь остановился в пяти шагах и изобразил аплодисменты. – Браво. Ты всегда была быстрой.
Сильхе зевнула, широко, искренне, в последний миг потрудившись прикрыть рот ладонью.
- Погода сегодня какая-то… так и навевает сон, - сказала она скучающим тоном. – Мэннар, как думаешь, это надолго?
- Весна, - муж беспечно пожал плечами, - у нее характер женщины. Но рано или поздно и ей придется повзрослеть.
При желании Рейналь мог увидеть в этом послание себе – вопрос, как долго он будет преследовать Сильхе и когда наконец повзрослеет… Но кажется, бард не был склонен играть в такие игры.
- Делаешь вид, что меня тут нет? Думаешь, поможет? – усмехнулся он.
Девушка пожала плечами – ответ на слова мужа или барда – и двинулась по улице, чуть отклонившись, чтобы обойти Рейналя:
- А зачем ей взрослеть, если она и так счастлива?
Друст засмеялся:
- Ну представь, что тебе вечно шестнадцать. Ты точно будешь счастлива? Долго?
- Недели две… а потом мне наскучит. Мы барды, так непостоянны…
- Вот уж точно, вчера со мной, сегодня с ним, - вставил своё Рейналь, пристроившийся идти рядом.
Наверное, рассчитывал на ревность со стороны Мэннара и ярость Сильхе. А ей вдруг не стало до него дела, потому что последнее было откровенным враньем… и потому, что чем ближе подходили к храму, тем больше открывалось красоты. Высокий, со стрельчатыми окнами, он врастал в землю и тянулся вверх с одним ощущением – что имеет право и остаться, и улететь. Переднее окно, витражное, помещалось над самой дверью, боковые, похожие на узкие перья, занимали стены… стены, что изгибались и тянулись дальше, чуть понижаясь, как если бы храм был крылом, поставленным на землю.
Они остановились перед дверью – и хотя никто никому не мешал, но странным образом места для Рейналя там не осталось.
Девушка толкнула дверь и вошла.
Светло, чисто, бело. Слева, у самого входа - квадратная колонна с крошечным фонтанчиком, на каменном бортике несколько простых медных чаш: напиться или получить благословение водой. Витражи бросали отсветы на дорожку в центре храма, на статуи в передней части, хотя туда свет вроде бы не должен попадать, на потолок. Свет тут явно жил по каким-то своим законам. Два жреца – серые, углом на грудь, квадратные накидки смотрелись чем-то вроде рабочих фартуков на белой хламиде - протирали окна щетками на длинных рукоятках. Один тут же поставил свое орудие к стене, подошел, вытирая руки платком. Спросил:
- Утешение, обет, пожертвование, благословение?
- Просто беседа с богами… И пожертвование конечно. – Сильхе достала заранее припасенный пятиальс.
Жрец принял, поблагодарил и вернулся к своей щетке. Странно, атмосфера храма ничуть не портилась от того, что тут кто-то работал. Сильхе и Мэннар подошли по очереди к каждой из статуй. Наверное, у мужа тоже была для каждого бога своя молитва, свои слова. А она... у статуй обеих Сестер лишь произнесла их имена. «Ливе… Шад…». У Четвертой – она тут была почему-то третьей, сразу за Сестрами – почти весело мысленно спросила: «Ну что, Гестис, будут еще сюрпризы? Знаю, будут. Пусть… зло хоть иногда оборачивается добром, ладно?»
У статуи Мотылька задержалась дольше всего. «Я здесь, и ты здесь, Орег, мой бог. Прими мою благодарность вообще за все. Но сначала за него, кто стоит сейчас рядом со мной. Не припомню, чтоб я когда-то просила чего-то такого, но похоже, зря не просила. Спасибо за силу, которая была, и за то, что ее теперь нет. Важна не сила… Надо верить, а этого у меня хоть отбавляй. Веры в тебя – тоже. Если спросишь о желаниях, то скажу, что не хочу ничего, у меня уже все есть. Не знаю, как я разберусь с этим всем, но верю – ты не оставишь и поможешь там, где человеку не справиться. Единственное, о чем прошу – защити моих любимых. Мэннара, Колля, мальчишку Рюна, маму и папу. Научи меня, как их защитить… пусть мы все защищаем друг друга, это же правильно. У тебя и без этого дел хватает. И если тебе когда-нибудь снова понадобится перейти через улицу, вспомни обо мне».
Почудилось, что стало светлее – может просто от того, что жрецы закончили вытирать окна, а может это была улыбка бога.
А потом на мир словно сошла темнота, легла за затылок Сильхе ледяной ладонью, заставила обернуться. Рейналь стоял в дверях, не проходя дальше. Один из жрецов, постарше, сразу пошел к нему, уже у двери наполнив из фонтана медную чашку и протянул ее гостю:
- Благословение богов, господин.
Рейналь буркнул что-то, вроде «обойдусь».
Служитель богов не стал повторять, поставил чашу с водой на бортик колонны с фонтаном и отошел. А Рейналь остался – ждал. Это ожидание было единственным, что связывало его и Сильхе. Последняя нить, которую надо было порвать. Девушка шагнула ему навстречу, думая почему-то лишь о том, что «желтая травка» не успела испортить ему лицо и, похоже, здоровье – он держался прямо, выглядел хорошо и голоса не потерял. Вернулся к зелью не так давно или все же может иногда взять себя в руки и сделать перерыв?
- Вызываю тебя на бардовский поединок, - бросил Рейналь, когда между ними осталось шагов пять. – Сегодня вечером, на площади. Покажи, что достойна звания Главного Барда Эвлии.
Сильхе остановилась. На что он надеялся? Задеть ее гордость, раз не сумел задеть другие чувства? Ее гордость стояла рядом с ней и от нее веяло теплом и силой - ее муж и любимый. И хотя с больными – а любитель «желтой травки» больной человек - советуют соглашаться, она сказала:
- Нет.
- Нет? - Казалось, бард не поверил. – Серьезно? Ты же признаешь себя проигравшей! Слабачка!
- Уже признала, когда сказала, что ты лучше, - напомнила девушка.
Такого согласия оказалось мало.
- Значит, признаешь, что Главным Бардом страны должен быть я? И скажешь об этом королю?
- Скажу, - кивнула она. – Как только с ним увижусь.
- Хорошее решение, - одобрил Мэннар совершенно естественным, без напряжения, голосом.
Мысль пояснила это: «Избавишься от докуки».
«Да вряд ли, меня же назначили с каким-то расчетом».
Рейналь переводил злой взгляд с одного на другого, но остановил его на старой подруге.
- Какая же ты дура…
- И правда, - согласился с ним Мэннар, успев удивить Сильхе. – Разве умно связываться с больным? Особенно если он считает себя здоровым?
- Больной, да? – оскалился бард. – Еще узнаешь, кто из нас…
- Уйди, - перебила Сильхе, наполнив голос силой.
Почти прежней – Рейналь едва заметно качнулся назад, к двери. И тут же сделал шаг к ней:
- Или что? Позовешь стражу и прикажешь бросить меня в темницу? Нажалуешься королю? Натравишь на меня твоего красавца?
Он еще что-то говорил – Сильхе взяла с бортика фонтана полную чашку и выплеснула воду ему в лицо.
- Ах ты!..
Занесенную руку еще в воздухе перехватил Мэннар, развернул Рейналя лицом к дверям. Сильхе поняла его мысль и открыла. Муж вывел сопротивляющегося барда, легко оттолкнул его в сторону мертвого дерева.
- Исчезни. И не приближайся к моей жене. Она к тебе добра. Я – не буду.
Лицо барда исказилось… и наконец стало заметно что он «желтянщик» - желтизна проступила сквозь красноту побуревших щек, ярко обозначилась на веках. Бессильную злобу он выразил руганью. Но выразив, развернулся и ушел.
- Придурок, - выразил свое мнение муж. И спохватился: - Надо было спросить, как узнал о наших планах на путь и сумел опередить.
- Думаешь, ответил бы? – вздохнула девушка. - Или сказал бы правду? У «желтянщика» мозг отравлен, не стоит ждать разумного. Давай не о нем. Погуляем, город вроде ничего.
Он улыбнулся.
- Засиделась дома, моя любовь, уже согласна на просто «ничего». Интересно, а куда наш мальчишка загулял?
- Куда угодно… Недавно в цирк напрашивался. И деньги теперь свои имеет, выиграл в «Чудовища и сокровища». Хм… Тебе не кажется, что эта улица уж чересчур кривая?
- Не кажется… она на самом деле крива.
Они шли меж домов, - низ каменный, верхние этажи из дерева – и любая попытка топать по прямой приводила к тому, что оба оказывались на мостовой, по которой проезжали экипажи. Звуки были приглушены, словно камни поглощали стук, скрежет, топот, все то, чем можно возмутить тишину.
- Тогда давай посмотрим куда это она эдак… кривится.
Кривилась в этот раз не только улица… Чем дальше шли, тем больше казались изогнутыми даже дома с покатыми крышами, даже деревья, посаженные вдоль тротуара, клонились чуть вперед и вправо. Но зато заблудится было нельзя. Все указывало направление и наконец позволило выйти к оси этой общей спирали улиц.
На оси стоял музей кристаллов. Вернее – «Дом совершенства».
- Как самоуверенно! – тут же докопалась Сильхе, рассматривая двери – в неошкуренную доску были вставлены «кристаллы» вырезанные из разных пород дерева, розоватые, черные, золотистые. – Нет ничего совершенного!
- А ты? – серьезно спросил Мэннар.
Она ткнула его кулачком в грудь.
- А я просто хорошо притворяюсь. Зайдем? Интересно посмотреть.
- Я чувствую, тут есть что-то еще… что-то бардовское, - высказал мгновенную догадку Мэннар, берясь за дверную ручку в форме кристалла же.
Сильхе положила свою ладонь поверх его – захотелось ощутить снаружи такое же тепло, как внутри.
- Знаешь… это странно, но хорошо, что я вроде бы слышу иногда твои мысли. Ты и правда думал там, в храме, что я избавлюсь от докуки?
Он не удивился, словно знал и раньше.
- Так и думал, - Мэннар счастливо улыбнулся. - Но это же всего-навсего значит, что мы одно, а разве это новость?
- Что до такой степени одно? Да… И еще раз да, ты угадал, в моем интересе к музею есть бардовская нотка. Имеется у нас такое поверье… или суеверие, что совершенный кристалл или камень могут уловить пропетый звук и сделать его тоже идеальным. А спеть хоть один такой, значит достичь высот мастерства. После этого… вся твоя музыка сама собой будет лучше, словно приобретет особую силу. Лентяи или наивные часто ищут кристаллы или камни вместо того, чтоб учиться.
- Сила бы тебе не помешала, - заметил Мэннар, все же открывая для не двери.
- Не думаю, что мне дадут петь в музее…
- Спросим.
Внутри оказался холл, заполненный красивым. Украшенные кристаллами стены выглядели словно в пещере – крупные камни сменялись россыпью мелких и те снова вырастали до больших, все неярко сверкало, бросая искры на пол и купольный потолок, в центре которого кто-то прикрепил «звезду» из кристаллов же. Посреди холла нашлось место для трех столов. Два были заставлены башнями, горками и целыми замками из тех же слепленных вместе разноцветных кристаллов, а за третьим восседал гном, который занимался тем, что склеивал очередную башню. Друзы и отдельные камни мазались прозрачным клеем, приставлялись к боку башни и мгновенно там пристывали. Других посетителей не было видно. При виде гостей гном не сразу отложил занятие, дав им время осмотреться.
- Госпожа, господин, - кивнул он.
- Доброго труда, господин, - поздоровалась Сильхе гномьим приветствием. – Вы здешний смотритель?
- Хранитель, - поправил он с деловым видом. – Посещение стоит два серебряных, если не по приглашению.
Сильхе потянулась к поясу за припасенным золотым.
- Нет, нас никто не приглашал.
Однако гном денег не взял.
- Но вы не здешние. Как нашли путь? Спрашивали?
- Тоже нет, - Мэннар переглянулся с Сильхе. – У вас тут улицы, прошу прощения, гнутся во все стороны, хотя и не ломаются. Так сюда и привели.
- Значит, по приглашению, - кивнул хранитель. – Плата не нужна. В правом зале непрозрачные камни, в левом прозрачные. Взгляните сначала своими глазами, потом я могу рассказать о том, что видели.
Сильхе переглянулась с мужем. «Похоже, мы наткнулись на очередную тайну: кто-то нас сюда пригласил». «Сам город вероятно. Пойдем, поглядим уже».
Они зашли в первую комнату, слева.
Как и обещано, тут были лишь прозрачные кристаллы… и ощущение прозрачности как-то сразу снизошло на Сильхе, чувство хрустальной легкости, в свете которой цвета казались ярче, грани тоньше, жизнь интереснее. Отдельные камни и усеянные мелкими кристалликами жеоды, звезды из кристаллов, как на потолке в холле, хаотичная вроде бы россыпь обломков, в которой можно было увидеть неясный силуэт, отблески, искры, зовуще-дразнящие. Многоцветие, но все эти синие, алые, золотистые, розовые камни все равно были прозрачны и сквозь один можно было видеть другой. Дорожка меж столов, стеллажей и полок вилась по каменному, вышарканному до состояния неглубокой канавки, полу, причудливо-извилисто. Приводила к маленькой стойке с единственным камнем, прозрачным как истина, но сквозь него почему-то не просвечивали остальные, не окрашивали его в свои цвета. Сначала эта бесцветность показалась неудобной, а потом Сильхе накрыло удовлетворение. Да, так правильно – только так.
- Хорошо, но не идеально, - сказал Мэннар чуть изменившимся, видимо на него тоже подействовало, голосом. Но сразу потом совершенно своим и чуть насмешливо: – Но я бы послушал, как ты тут поешь.
- Забыла спросить, можно ли, - она с трудом отвела взгляд от кристалла в центре комнаты. - Балбеска.
Они вышли в холл – гном все так же занимался делом.
- А можно мне тут спеть? – спросила Сильхе. - Среди кристаллов, я имею в виду.
- Вообще-то да, если сможете, - ответил гном, не показав ни заинтересованности, ни раздражения. – И не очень громко.
- У вас вообще очень тихий город, - хмыкнул Мэннар. - Вот интересно, почему?
– У нас маленький город, - откликнулся гном, наконец подняв глаза от работы, - не на все и не на всех хватает места, поэтому одна половина жителей занимается делами ночью, другая днём.
- Вот так порядки… Что же заставит людей так странно жить? Магия?
- Их выбор, - улыбнулся гном – Сильхе почувствовала себя ребенком, спросившем у взрослого, почему дождь мокрый. – Приезжие тоже разделяются на дневных и ночных, если остаются тут хотя бы на пару дней. Вы больше ничего не будете смотреть?
- Будем, - девушка подхватила мужа под руку и повлекла ко второй двери.
Впечатления от первой залы с кристаллами уже рассеялось, но тут она получила новое. Непрозрачность действовала странно… Иногда мучительно хотелось прозрачности, иногда - чтобы камень не пропускал ни капли света, был однородно синим, изумрудным, алым… Спиральная дорожка по такому же вышарканному канавкой полу привела к стойке с темно-синим или черным с искрой камнем, в который взгляд затягивало, как в ночное небо. И это было, пожалуй, слишком много.
- Ух… Пошли отсюда, - попросила она мужа.
Они выбрались наружу, оба слегка взъерошенные и в странных чувствах. Гном смотрел с улыбкой, в которой не было оскорбления, только понимание. Наверное, видел и не такое.
- Что это? – спросил Мэннар. – Почему так странно действует?
- Потому что вы не хотите засыпать, - сказал гном вставая.
Сидевший, он не казался таким большим… и Сильхе вдруг поняла, что он древний, хотя по лицу этого нельзя было понять. Но гномы снова начинают расти после ста десяти лет. Значит этому самое меньшее сто двадцать, уж очень он вымахал… Ростом почти с Мэннара.
- Пойдемте, покажу остальное. Раз уж вы хотите тут петь, должны увидеть всё.
Девушка-бард почти отказалась, помня, как на нее действует неслышимая песня камней, их разговор… Но любопытство же…
Тут оказалась и третья дверь, за стеллажом в стене напротив входной двери.
Комнат было не просто больше, а без счета. Маленьких, больших, в одной лишь две стойки с двумя большими кристаллами, не показавшимися ей особенными, но Мэннар задержался у каждого – у золотистого треугольника из сросшимся вместе трех кристаллов и у оранжевого осколка, похожего на маленькую стелу. Они переходили из комнаты в комнату так же, по спирали, а гном ни слова не говорил о камнях, давая им «посмотреть своими глазами». Но глаза оказались ни при чем – оба не столько смотрели, сколько чувствовали. Ярость, счастье, печаль, ликование, трепет, надежду, ожидание, гордость, непокой, жажду, гнев, предвкушение. И было приятно, хотя и странно, испытывать чувства, не имея для них причины. Это словно очищало. Сильхе почти начала слышать музыку кристаллов, слитый полупризрачный хор, как бывает, если играют на чем-то стеклянном.
А потом гном снова вывел гостей в холл и вернулся за свой стол. Они застыли, одинаково опустошенные и наполненные – девушка отчетливо ощущала, каково ее мужу.
- Петь не будете? – спросил гном. - Вы передумали?
Сильхе кивнула:
- Кристаллы и сами поют. Я не сделаю больше и лучше, а если так, зачем?
Гном кивнул с улыбкой:
- Хороший выбор, госпожа.
Сильхе переглянулась с мужем: «Пойдем?» «Да, тут больше нечего делать. Хотя…»
- А у вас тут уже побывал мальчик, лет двенадцать, темноволосый, слегка растрепанный, глаза голубые?
- Сегодня не было детей, - ответил гном. – Им камушки не очень интересны.
Двое вышли наружу, полные впечатлений.
- Чувствую себя бардом, - сказал Мэннар, - на которого красота действует так сильно. Как дубинкой по голове оглоушили, - он потер затылок с потешной миной.
- Теперь ты знаешь, каково мне… Но по-моему, нам не все показали. Должна быть еще одна комната, в самом центре.
Муж усмехнулся:
- Вернемся? Поскандалим?
- И испортим себе репутацию – или, не дай Трое и Четвертая, разбудим спящие полгорода? Нет уж. Нам тут еще дня два торчать, а может все четыре… Но можно Рюна поискать.
- Давай сначала перекусим, - попросил Друст жалобно, явно притворяясь, но делая это хорошо. – Аппетит так разгулялся!
- Я слышу, - кивнула девушка на как раз решивший заявить о своем мужнин живот. – Сначала надо найти… а, уже нашли.
Тут же, на углу через дорогу, обнаружилась целая пекарня – «Уютный жар», внутри обставленная как купеческий дом с коврами, столиками и мягкими кушетками, розами на подоконниках – живыми, и розами же на стенах нарисованными. Подавальщица выглядела как любимая купеческая дочь, полненькая, розовощекая, одетая ярко и улыбавшаяся приветливо. Язык не поворачивался назвать ее служанкой.
- Господин, госпожа, чего откушать желаете?
- Мясо и молоко, - мгновенно выбрала Сильхе.
- Молочный поросенок с овощами и гречневой кашей? – уточнила девушка.
- Несите. И молока, чтоб запивать.
- Сей секунд, - девица упорхнула, но ее сменила другая, потоньше и такая же яркая и приветливая, с вышитым полотенцем на локте.
- Наш лучший столик, господин и госпожа, - она провела гостей к нему, у окна и смахнула с него полотенцем несуществующие крошки.
Тут же возник музыкант, мальчик со скрипкой. Несколько уже сидевших за столиками посетителей - пожилая пара и явные брат с сестрой, полукровки с птичьими чертами, - приветствовали его улыбками и хлопками. Мальчик дело знал: заиграл простую мелодию с интересными вариациями, радуя слух Сильхе. Поросенок уже позже порадовал и видом, и содержанием – корочка хрустела и таяла в рту, мясо истекло соком, гречневая каша была вкусной, овощи еще вкуснее. После такой прекрасной еды и прекрасного выступления Сильхе смотрела на все иначе. Ей захотелось спеть - не зачем-то и не для кого-то, а просто так.
Она встала подошла к маленькому скрипачу.
- Привет. Не против, если я спою?
- Если умеете, госпожа, - согласился мальчик. – Сыграть что-то особенное? «Девицу из Кру»?
Сильхе фыркнула.
- Тебе такую сентиментальную глупость еще рано, а мне уже поздно. Давай ты просто будешь играть… а я спою слова, что придут в голову.
Кажется, он собирался задать еще один вопрос, а потом просто кивнул и заиграл, сразу же, без подготовки, мелодию, полную чувства. Для Сильхе это был вызов. Его она и запела:

- Еще один день – словно солнца блик,
Пробившийся сквозь туманы.
Еще один выбор – но ты привык
К свободе, пустой и странной.
Себе ты хозяин вовеки веков -
Кем станешь? Песчинкой? Богом?
Но там, где устанешь от мыслей-слов –
Попробуй поспорить с роком.

Свобода порою все тот же плен
И мало ее, и много
И камень за камнем - мечте взамен –
Усталость мостит дорогу.
Может и слаще жить в забытьи -
Где свет и тепло под боком…
Но если желанья иные твои –
Попробуй поспорить с роком.

Она сделала паузу. Песня выходила непростая, не для развлечения, одна из тех, что поешь о себе или для себя. Но никто не возражал.

- Приложишь к иссохшим губам ладонь,
К глазам, что не знали света.
И был ли призрачный тот огонь,
Что выпустит птиц из клеток?
Все будет иначе – проклятье тоской,
Попытка доплыть к истокам…
И в мире, где цену узнал за покой,
Попробуй поспорить с роком.

Когда мальчишка опустил скрипку – лицо, почему-то было удивленное, - она услышала не аплодисменты, которых и не ждала, и не снаружи: внутри ее головы послышалось задумчивое «хм», а потом кто-то сказал - «Спасибо».


А конкурс памяти Николая Лазаренко?
 
Cat20087 Дата: Среда, 15 Сен 2021, 1:47 PM | Сообщение # 105
Избранник
Группа: Проверенные
Сообщений: 1911
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Несмотря на мерзкого Рейналя, глава была приятной для прочтения. Вместе с Сильхе замерла в торжественной тишине храма, шла по "кривой" улочке и любовалась невероятной красотой кристаллов. Думаю, она обязательно вернется в музей - Автор оставил многообещающее многоточие в этой сюжетной линии.

Цитата Lita ()
Имеется у нас такое поверье… или суеверие, что совершенный кристалл или камень могут уловить пропетый звук и сделать его тоже идеальным. А спеть хоть один такой, значит достичь высот мастерства. После этого… вся твоя музыка сама собой будет лучше, словно приобретет особую силу. Лентяи или наивные часто ищут кристаллы или камни вместо того, чтоб учиться.


Вечная тема))


ksenia
 
Lita Дата: Четверг, 16 Сен 2021, 12:05 PM | Сообщение # 106
О-очень пугливый ангел
Группа: Модераторы
Сообщений: 3111
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Да, Рейналь мерзкий... даже не знала, что таким получится.
Вчера дописала второй том, наверное выкладка теперь будет быстрее.

Глава десятая. Вопрос в ночи. Орден пишет письма. Песенная магия

Девушка оглядела зал. Интересно, кто из посетителей так ее поблагодарил? Но полукровки уже беседовали о чем-то с друг другом, пожилая пара спокойно пила из кружек и в сторону девушки и юного барда не смотрела…
- Я вообще не это играл! – сказал скрипач.
И пропел с возмущением:

- Прозрачное небо и яблони цвет,
Сияние вод и глаз.
Желанье свое загадай звезде -
Пусть сбудется в этот раз.

- Ну, прости, - чуть смущенно улыбнулась девушка. – Так вышло.
- Ты странная, - пожал плечами мальчишка. - Ну ладно, мне работать надо.
Поднял скрипку и заиграл.
Сильхе вернулась к своему столику, хотя делать там уже было особо нечего. Голод они с Друстом утолили, от поросенка ничего не осталось. Словно поняв, что гости уходят, подпорхнула первая подавальщица, приняла плату.
Уже у двери Сильхе огляделась в последний раз. Нет, никого из посетителей пекарни она не интересовала. Кто же тогда?..
- Что? – спросил Мэннар, когда они вышли.
- Меня мысленно поблагодарили. Но я не поняла, кто.
- Чувствуешь опасность? – сразу напрягся он.
- Не знаю… Нет, не думаю. Враг не стал бы благодарить… - Огляделась, с удивлением заметив, что день, наконец, кончается. - Темнеет. Пора возвращаться. Надеюсь, Рюн уже нагулялся.
Они размотали дорогу в обратную сторону, чтоб попасть в «Шелк и алмаз». Вечером город был еще тише, чем днем, но той же бестревожной тишиной. Видно, проснувшаяся к ночи половина берегла покой половины спящей. Порядки, конечно, странные, но бывает и хуже.
Рюн давно пришел; без особого восторга рассказал за ужином, что в городе нет ничего интересного, цирка точно, а рынок выглядит как домики, на дверях которых написано, какой за ними товар. Он не то, чтоб жаловался, но ворчал, даже совершенно потрясающий красный суп с кусочками мяса не улучшил ему настроение.
- Ты не путай приличный рынок и базар, - покачал головой Колль. - И потом зачем тебе рынок?
Ответить мальчик не успел. Над головой Мэннара возникло и упало на стол перед ним письмо. Он не успел поймать и послание оказалось в тарелке, по счастью, уже пустой.
- Надеюсь, новость хорошая, - сказал Колль.
- Похоже, весь мир знает, где нас искать… а это уже не очень-то хорошая новость, - заметил Друст, рассматривая послание.
На конверте стояло только его имя и он оказался не запечатан. Мэннар достал листок с несколькими строчками и маленькой треугольной печатью в самом низу. Прочел вслух:
- «Спешу предупредить, что за вами послали убийцу. Ваш доброжелатель из Ордена Последней Тайны».
Колль аж присвистнул:
- Вот уж «новость»…
- Что? Еще один убийца? – Сильхе привстала, ее затрясло то ли от ярости, то ли от воспоминания.
- Тише, сестрица. Думаю, это о том же самом. Твоему мужу ничего не грозит.
- Так и так не грозит, - Мэннар выпятил вперед крупноватый подбородок. – Во второй раз врасплох не застанут. Но какого… тролля я понадобился Ордену?
- Так понадобился, что Орден потратился на магию посланий… Понятия не имею.
- Весь Орден? – спросила снова севшая Сильхе – ноги держали плохо. – Не один доброжелатель?
- В том и дело. Сначала они кого-то примечают и посылают к нему наемника с заданием прикончить. Потом проверяют, удалось ли, посылая письмо. Если отправилось – значит жив, а если жив значит молодец, добро пожаловать в Орден.
Мэннар заскрипел зубами.
- Сборище заигравшихся ублюдков… прости, мое счастье.
- Так это была проверка? – она сама готова была ругаться. – Они такое устроили только ради проверки?
- Боюсь, что да. При прежнем короле они вообще были вне закона, а наш Аудри почему-то помиловал. Решил, что не представляют опасности. Ходит слух, что орденцы выполняют некоторые просьбы короля.
- А что за Орден такой? – заинтересовался мальчишка. - Это волшебники? И откуда ты про него столько знаешь, если он тайный?
- Просто по работе. Попались два тела членов Ордена. Один разговорчивый, второй молчаливый, но только сначала. Вот от них и узнал. - Колль задумчиво почесал нос. – Волшебники в Ордене наверняка есть, но не магия там главная. Вот ты как, сказки любишь? Мифы всякие, легенды?
- Люблю, конечно. Мы однажды библиотеку обчистили и я… - Рюн покраснел и замолчал.
- Ну вот тебе еще одна, старейший миф об Избранном. Встречается тут и там, и даже взрослых книг про это много, стоят недорого, а раскупают их мгновенно – и еще просят… Так вот, рано или поздно, когда наступит Нужное Время явится Избранный и всех спасёт. Кто говорит – от Зла, кто – от несовершенства мира и человеческой природы, а кому бы хоть от соседа спастись, который забор без спросу сдвигает. Орден основали люди, которые не хотят ждать, когда Избранный придет – они сами его ищут. Или создают. Не убили тебя – значит, вполне можешь быть Избранным, ведь сама Судьба тебя защитила. И наверняка уже прописала для тебя важную Миссию. Бред, короче.
- Почему бред? Вот я же хочу стать кем-то особенным! - заспорил мальчишка. – И меня тоже… не убили.
- Ты хочешь стать особенным для себя, а не для всего мира, - усмехнулся Колль.
- И чего теперь ждать? – спросил Мэннар. - За мной придут и потащат в Орден?
Усмехнулся. В глазах зажегся огоньки темного азарта.
- Ну пусть приходят. Они много задолжали нам с тобой, Сильхе.
Сильхе смотрела на мужа. Она знала, что мужчины охотно вступают в разные тайные организации… это для них как игра. «И ты пойдешь с ними?» - вслух не спросила, сама не зная почему. «У меня есть ты, и это все что мне надо, счастье мое» - «Даже если это будет интересное предложение?» - «Интереснее, чем наши приключения? А это возможно?»
- Славные мои, - окликнул Колль, верно оценив паузу, - вы что же, уже сознательно обмениваетесь мыслями?
- Кажется да… это плохо? – спросила Сильхе, с радостью переводя тему с тайных обществ на что попроще.
- Нет, но должна быть причина. Впрочем, ваша любовь. И Боги вас обоих любят… Однако, как уже поздно-то. Вы спать собираетесь?
Они не собирались, просто пошли, и даже не побеседовали перед сном обо всем что случилось – не успели, сон сморил обоих.

Но под утро Сильхе проснулась не поняла от чего, пока не услышала голос – тот же что поблагодарил:
«Хочешь знать?»
Что-то было до него, что-то, что ее и разбудило, но она этого не помнила. Девушка машинально произнесла «Нет», не осознав толком вопроса. Что знать? Зачем?
Её вопросы остались без ответа – может, просто не были услышаны. Она полежала без сна еще немного, думая об этом, пока не задремала.
А утром брат сразу ошарашил ее подарком: прямо за завтраком в нижней зале вручил флакон, полный чего-то вроде серой пыли… То ли серой, то ли прозрачной, просто отливающей серым.
- Держи. Когда куда-то идете, насыпайте немного в карман. Это прикроет от магического поиска… потому что для любого попытавшегося будете выглядеть как мертвые. И для убийцы – найдя тебя, сестрица, в очередной раз, он отчетливо вспомнит, что уже убил, и впадет в ступор. На короткое время, но можно успеть что-то сделать. К сожалению, нет ничего абсолютного: это работает с любым, у кого насчет вас появятся недружественные мысли.
- Недружественные – это как-то размыто, - заметил Мэннар.
- И да, и нет. Общая формула – «причинение вреда». Захотят убить – замрут, захотят обсчитать – нанесение вреда твоим финансам – тоже замрут, пожелают тебе зла – опять же замрут.
- Сколько всего люди думают о других людях машинально – так это мне лучше вообще из дому не выходить, - заметила она, рассматривая пыль во флаконе.
- Наоборот. Лучше прогуляйтесь и проверьте, как работает, - Колль закашлялся, на щеках вдруг проступила щетина, под глазами залегли синие тени.
- Твою мантию в стирку безрукой прачке, Колль! Ты опять перенапрягся? Хоть выпил свою «хилку»?
- Выпил-выпил… Но пойду еще лягу, - Колль поднялся, демонстрируя как тяжело может двигаться его крупное, но обычно очень подвижное тело. – Не будить до Конца Мира!
Их старая шутка. Сильхе улыбнулась, чтоб поддержать брата:
- Сама не буду и другим не дам. Иди уже.
Он ушел, а Мэннар, Рюн и она остались доедать завтрак.
- Что с ним такое? – спросил муж почти сразу.
- Некромантия… За все есть цена. Магия смерти выпивает жизнь. Если налегать на нее, то за каждое колдовство отдаешь несколько дней жизни.
Мальчишка вытаращился:
- А зачем тогда таким заниматься? Все хотят дольше жить, а не наоборот!
- Кому-то приходится, - заметил Мэннар. – То кладбище успокоить, то узнать то, что знает лишь мертвый. Хорошо, что сейчас нет войны, на войне, как хроники пишут, некроманты умирали сотнями… Или с ума сходили, напившись некроэнергии, чтоб не умереть.
- Все так, - кивнула Сильхе. – Колль осторожен. Но ради меня…
«Ради тебя я тоже что угодно сделаю» - мысль и взгляд мужа были одинаковыми. «Знаю, любимый, знаю…».
- Мы пойдем по городу бродить? – спросил Рюн, решивший, видимо, сменить тему.
- Пойдем… станешь проводником? Покажешь, что тут уже нашел интересного?
- Вообще ничего, - заметил мальчишка недовольно. – Только эта полоска по земле. Все об нее спотыкаются, но никто ничего не делает.
Мэннар хохотнул:
- Полоска это граница. До нее город называется Шердар, после – Шемч. Он уже арданский. Раньше, говорят, стена была, а потом просто выложили камнями.
- Ты столько всего знаешь… - Мальчишка почесал плечо. – Надо учиться, чтобы знать?
- Или путешествовать. Но мир большой, всего не узнать. Я, например, не бывал в Теневом дворе.
Рюн фыркнул:
- Ну хочешь, проведу, покажу.
Сильхе чуть не подавилась кусочком сумасшедше-вкусного мяса:
- Ты нашел местный Двор?
- Он меня нашел… Помните про рынок рассказывал, который из домиков? В одном оружие продавали, интересно же. Хотел войти, а мне дверью почти по носу… Вылетает пацан и ну бежать. А следом хозяин. Меня увидел и как заорёт: «Воры! Стража!» Я понял, что сейчас ни за что попаду, и тоже бежать. А куда? Города не знаю. Кинулся за тем пацаном. Так и прибежали…
Он замолчал, то ли поддерживая интригу, то ли просто не желая рассказывать, что было дальше.
- Я надеюсь, ты ни во что не вляпался?
Рюн пожал плечами.
- Шнырь другого шныря всегда видит. А когда первый раз попадешься маг стражи ставит невидимую метку. Если живешь честно, то метка исчезает. А если нет… в общем теперь стражники в любом городе знают, что я туда приехал. И другие отмеченные тоже. Дже… его так зовут, Дже, сказал, что если я буду в городе работать, то должен сначала дань заплатить, а еще, что ихний Принц – тут почему-то Принц заместо Короля – может дать мне задание и надо выполнить.
- Но ты же не согласился?
- А как? – мальчишка снова почесал плечо, которое, судя по всему, уже не болело. – Я же все еще шнырь.
- А когда человек перестает быть шнырем? – поинтересовался Мэннар.
Лицо было серьезное, но глаза улыбались.
- По нашим законам или тебя выкинут… но сначала побьют, могут и до смерти, тогда метка пропадёт если ты не отступишься… Или денег заплати, много. Или если за тебя кто-то важный и уважаемый попросит. За меня же некому.
- Вообще-то шнырь – это скорее состояние души, чем статус. Даже с меткой. Просто живи как человек.
- Ну я и живу! Я вчера хотел штуку одну купить…
- Подарок девочке? – повторила Сильхе догадку Мэннара.
- Девочке, - Рюн почему-то смотрел с вызовом. – Тебе.
- Ох, Рюн… - девушка знала, что отказываться не стоит – обидишь, но все же попыталась объяснить: - Да не нужно ничего. Я же просто так тебе помогла. Как ты мне когда-то, помнишь?
- Я тебе не просто так, я денег хотел! Ну и помочь тоже, зачем хорошему человеку зазря пропадать? И подарок не поэтому. Не подумай, я умею благодарить, только если кто тебя спас – ну и его спаси. А подарок… он полезный и красивый.
Сильхе гадала, что это, но спрашивать не стала – похоже, мальчишка пока не хотел говорить.
- Хорошо, подаришь красивое и полезное. А пока покажи тихое уединенное место, где я могла бы потренироваться в песенной магии. В комнате не хочу, да и вообще не сидеть же взаперти два дня.
- Ух ты, песенная магия, - он сразу загорелся. – Знаю хорошее место! Только далеко.

Задержалась она только проверить спящего Колля, взять кинтару и плащ для мальчишки из комнаты брата. И конечно насыпать в карман немного пыли и горсточку взять для Мэннара.
На самом деле было не так уж и далеко, просто пришлось много сворачивать, местные кривые улицы водили странными путями. В итоге Сильхе не смогла бы уже сама вернуться назад и надеялась, что ее спутники запомнили дорогу.
Тихое место оказалось окруженным деревьями и, похоже, заброшенным парком посредине которого шла тропинка из редких белых камней, чуть выступающих из земли. Тут и там были разбросаны одинокие скамейки. Несколько рядом нашлись только за тропинкой, туда они и подошли. Мэннар смахнул пыль с сиденья одной и зашипел:
- Занозу посадил, зараза…
- Погоди, сейчас поправлю. - Сильхе пропела музыку исцеления, которую использовала на мосту у осеннего дома.
Друст хмыкнул и поднес ладонь поближе к глазам, рассматривая.
- Получилось, – показал ей, хотя она вряд ли увидела бы исчезнувшую занозу или ее след. – У тебя получилось.
- А я? А меня?
Сильхе не успела помешать – Рюн выдернул кинжал из ее ножен и ткнул себе в руку.
- Рюн! А, чтоб тебя! Я же говорила, что лечу только Друста!
Кажется, он перестарался, кровь закапала уж слишком часто.
- Ну а ты попробуй. Вдруг получится.
Злясь и тревожась, она пропела исцеляющую музыку. Кажется, ничего не произошло… да и мелодия звучала фальшиво, хоть была той же самой. Точно, нужно изменить ноту, третью. Она пропела заново, правильно. Рюн достал здоровой рукой из кармана платок, вытер раненую – на ладони не было пореза.
- А я же говорил?..
- Никогда больше так не делай! То есть вообще никогда! – попросила она, ее почему-то трясло.
Мэннар приобнял ее одной рукой.
«Тихо-Тихо. Все же хорошо. Он больше не будет. Я обещаю». «Мэннар, ты снова даешь обещания!» - «Значит, выполню». Она вздохнула и расслабилась. Прислушалась к тому, что чувствует.
- А я устала… Скорее всего, теперь трачу на волшебство свои собственные силы, а их немного.
- Это у тебя-то немного? – усмехнулся муж, мягко подтолкнул к скамейке. – Никогда не поверю. Но если устала… Отдохни. Такое хорошее мирное место. Но тихое. Словно ждет песни.
- Да, спой, - попросил Рюн. – У тебя получается лучше, чем у всех, кого я слышал. Ну, кроме эльфа.
Девушка с улыбкой взяла из-за спины кинтару. Петь для себя или друзей – не работать, а отдыхать. Кажется, и мальчишка, и мужчина это понимали. Она даже не стала спрашивать, о чем спеть.

- У закулисья мира - жалкий вид,
Но это просто фон, мираж, игра.
Как кавий мой, вкус прошлого горчит,
А жизни вкус – «сегодня», не «вчера».

Но шансы есть – стреле, прошедшей вскользь,
Пустым словам и прочей суете –
Сойтись и сделать так, что все сбылось
Не там, не в том, не так или не в тех.

И вот игру бросаешь ты, поняв,
Что твой кошмар не кончится уже.
И вечный вопль «А кто спасет меня?»
Не отразится в чьей-нибудь душе.

И дальше – как всегда. И шлейф кулис
Дальнейшему не сможет помешать.
И кавий потому всегда на бис:
Все в мире надо дважды повторять.

Последние звуки – тишина парка приняла их и растворила в себе почти без следа. Ну разве что остался ритм, похожий на звук шагов. Это и были шаги, ритмичные, как на параде. И они приближались.
Из-за деревьев вышел, печатая шаг отряд стражи в красно-черной форме. Знаки отличия, как и сама форма были непривычными, но подумать об этом Сильхе не успела. Отряд подошел к ним. Остановился. Один из стражей – на его поясе вместо дубинки висел короткий меч – оглядел всю компанию, остановил взгляд на кинтаре, на Сильхе.
- Госпожа, назовите ваше имя, – потребовал он.


А конкурс памяти Николая Лазаренко?
 
Cat20087 Дата: Пятница, 17 Сен 2021, 12:11 PM | Сообщение # 107
Избранник
Группа: Проверенные
Сообщений: 1911
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Lita ()
Сначала они кого-то примечают и посылают к нему наемника с заданием прикончить. Потом проверяют, удалось ли, посылая письмо. Если отправилось – значит жив, а если жив значит молодец, добро пожаловать в Орден.

Вот так поворот! Несколько секунд озадаченно сидела и смотрела на текст...

Цитата Lita ()
Так вот, рано или поздно, когда наступит Нужное Время явится Избранный и всех спасёт. Кто говорит – от Зла, кто – от несовершенства мира и человеческой природы, а кому бы хоть от соседа спастись, который забор без спросу сдвигает.


Посмеялась))) Спаситель грядет... чтобы спасти от чего-нибудь и как-нибудь)))

Цитата Lita ()
Один из стражей – на его поясе вместо дубинки висел короткий меч – оглядел всю компанию, остановил взгляд на кинтаре, на Сильхе.
- Госпожа, назовите ваше имя, – потребовал он.


С интересом жду продолжения...


ksenia
 
Lita Дата: Суббота, Вчера, 1:59 PM | Сообщение # 108 | Сообщение отредактировал Lita - Суббота, 18 Сен 2021, 2:02 PM
О-очень пугливый ангел
Группа: Модераторы
Сообщений: 3111
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Cat20087 ()
Вот так поворот! Несколько секунд озадаченно сидела и смотрела на текст...

Таков ответ, кто и почему пытался Мэннара убить... А то в прошлой книге он остался открытым.

Часть вторая. Мэннар


Глава одиннадцатая. Не разбудить Судьбу. Школа для шнырей. Злой голодный паж

Арданская форма. Арданская стража.
И арданская граница - белые камни в земле, на расстоянии в пару шагов друг от друга. Переходить ее не запрещено, но тогда что надо стражнику от Сильхе?
- Для чего? – поинтересовалась она спокойно.
Но не осталась сидеть, встала. Мэннар встал тоже. И подвинулся ближе к жене – на всякий случай.
- Вы на земле Шемча возле Дома Спящего, – страж – похоже, капитан с четырьмя кольцами на рукаве, у остальных было по одному - указал в сторону, где за деревьями серела стена какого-то здания. – И вы пели. Возможно, разбудили его. Если да получите награду.
Дом Спящего? Выходит, они недалеко ушли от музея. «Так вот чего нам не показали… Надеюсь, Спящий все еще дрыхнет, не люблю людей будить». – «Ты точно ни в чем не виновата – и гном сказал, что можно, и арданцы предлагают награду, а не штраф требуют». Она кивнула. Ответила стражнику:
- Я Сильхе Ора-Друст.
Тот достал из-за широкого обшлага книжицу; черканул в ней.
- Имеете титул или должность?
- Главный бард Эвлии! – выпалил Рюн.
Рожа у стражника ничуть не изменилась. Карандаш снова заскользил по бумаге.
- Благодарю, - арданец закончило писать, развернулся, скомандовал отряду «кругом».
- Постойте! – окликнула его Сильхе. – Прошу, объясните. Какого рода услугу я могла оказать Ардану?
Мэннар подумал, что вряд ли человек на службе станет хоть что-то объяснять. Судя по лицу, у арданца были сомнения. Но Сильхе повторила:
- Прошу.
И тот сразу сдался. Только начал с вопроса:
- Вы знаете, как в Ардане отсчитывают годы?
- От Пробуждения… Спящей Судьбы. Сейчас у вас двести тридцатый год, кажется.
- Двести тринадцатый, - поправил арданец. - В первый раз судьбу пробудил певец, хотя петь не единственный способ. Сразу после пробуждения в Ардане наступает Золотой Век.
- Прямо сразу? – не удержался Мэннар. – А почему только в Ардане?
- Потому что насколько нам известно, эвлийцы используют Спящего иначе. – Он коротко поклонился. – Найдёте все сведения в библиотеке. Я должен вернуться к своим обязанностям.
Мэннар задал бы еще вопрос, и даже не один, но Сильхе не стала.
- Благодарю.
Страж еще раз поклонился и все же увел свой отряд.
- Давайте вернемся на землю Эвлии, - сразу предложил Мэннар. – На всякий случай.
Мальчишка достал что-то из кармана и сунул в руку Сильхе. Посольскую медаль.
- Больше не забывай. Знак-то свой хоть взяла?
Жена достала жестянку из внутреннего кармана плаща.
- В медальке дырка же есть, пришей потом куда-нибудь, - деловито предложил пацан.
- Раскомандовался, - засмеялась Сильхе. – Но спасибо тебе, мой паж. И за то, что не сунул её под нос стражникам.
Парнишка явно удивился:
- И что плохого, если б сунул?
- Не стоит трясти регалиями перед всеми подряд. Это признак слабости и неуверенности, - пояснил Мэннар. – Хотя в Ардане наверное иначе, они же любят всякие соревнования, значит, уважают титулованных победителей. Счастье моё, ты как, сразу в библиотеку?
Она засмеялась.
- Сколько у нас шансов найти тут библиотеку? Проще вернуться в музей и к гному пристать с вопросами. Но не знаю… Если мы вот так вот походя нарвались на очередную тайну…
- То стоит попробовать держаться от нее подальше, - закончил ее мысль Мэннар. Улыбнулся. – Но сможешь ли?
Она ткнула его кулачком в бок.
- А ты сомневаешься? Рюн, помнится, ты мне подарок обещал.
- Обещал, - довольно кивнул мальчишка. - Пошли.
И чуть не бегом повел их куда-то.

Пах нехило ориентировался в городе. Нашел дорогу, не плутая, и привел их к кожевенному магазину. Два зала, запахи кожи и масла, немного металла немного дерева. Ножны, сёдла, обувь, тонкие кожаные плащи и непромокаемые сумки, кошельки, кожаные игрушки… и обложки. Жена сразу пристыла взглядом к полкам. Тисненая кожа с узорами золотом и серебром, углы украшало цветное стекло, осколки зеркал, самоцветы, деревянные финтифлюшки.
- Богатая же у мастеров фантазия, - заметил он, любуясь красивыми вещами - а больше тем, как ими любуется Сильхе. Лицо стало отрешенно-мечтательным.
- У меня тоже богатая, - она взяла с полки обложку, покрытую красным и черным лаком в виде извилистых полос, повертела, вернула назад. – Но не настолько. Не могу придумать, как выбрать. Хотя это смотря для чего.
- Для твоего журнала сказок, конечно, - Рюнвер просто лучился самодовольством. – У него обложка из картона, уже вся поцарапанная. Можно в кожаную засунуть. В дороге так надежнее.
- И сопрут быстрее, - заметила жена с иронией. – Но отказаться я уже не смогу. Хотя дорого же.
- Которая? – деловым тоном спросил мальчишка.
- Эта.
Мэннар оценил ее выбор. Алая кожа, белая вышивка-паутина на половину обложки. В центре место для надписи-названия.
- Как нарочно для историй паучихи.
- Вот и мне так показалось…
- Сколько? – очаровательно взрослым тоном поинтересовался мальчишка у хозяина или слуги, парня с шилом, сидевшего на стуле у двери и протыкавшего дыры в куске кожи.
- Три золотых, - ответил тот, едва глянув на обложку.
- Но это же все твои деньги, Рюн! – не удержалась жена.
- Ну и что? Еще соп… заработаю.
- Молодец, - одобрил Мэннар с удовольствием поддержав порыв. - Так и надо расставаться с деньгами - легко и спокойно.
По пути к дверям Сильхе задержалась у другой полки, с кожаными кошелями, выбрала один в форме прямоугольной коробки с клапаном на пуговице, купила. Тут же протянула пажу:
- Для логадо. А то карты и так потертые.
- Ой, да, - согласился он.
Мэннар снова подумал, что хорошо бы их с Сильхе сын был таким. Умел дарить, умел принимать подарки.
- Что-то давно я тебе ничего не дарил, - заметил он, когда уже вышли из лавки.
- Наверное, потому, что у меня все есть? – улыбнулась она, приостановилась, чтобы дотянуться и поцеловать в щеку.
«Потому что есть ты». Он не дал отстраниться, прижал к себе и поцеловал в сладкие мягкие губы.
- Фу, - без особого недовольства бросил паж. – Идемте назад уже.
Мэннар отпустил жену, но не совсем. Идти, обнимая свою женщину, было правильно, как и слышать ее мысли. Любовь оказалась непростой вещью, а семья еще более непростой. Никто из них не превратился в браке в чудовище. Но в кого-то они все же превращались.
О подарке хотелось думать. Драгоценная безделушка? Сильхе не носила ничего кроме черного медальона с чужими смертями. Книгу? Можно, но стоит спросить, какую. Новую кинтару он уже предлагал – она не хотела менять старую. Мальчишка молодец, нашел интересную и полезную вещь, да еще и красивую, впору приревновать и позавидовать, если б хотелось этих глупостей.
- О чем думаешь? - спросила жена.
- Да о тебе же! – он подпустил в голос обиды. - О чем еще мне думать рядом с тобой. А на самом деле… Полгода мало, чтобы узнать кого-то как следует. Хочу сделать тебе подарок, и не знаю, какой. Что ты любишь?
- Тебя, - сказала она с улыбкой, безо всякой насмешки.
- Себя я тебе уже подарил… - Мэннар невольно улыбнулся. - А еще?
- Когда у меня есть цель. А главная цель барда… сохранить интерес к жизни до самого конца.
- Разве это трудно? – влез мальчишка. - С человеком же все время что-то происходит, иногда, как то письмо, прямо на голову валится. Иногда ты сам постарался, чтобы оно случилось. Еще и устанешь удивляться…
- В том и дело, - согласилась Сильхе. - Представь, что каждое впечатление, ощущение или событие оставляют на твоей шкуре шрам. В итоге у тебя шрам на шраме и сверху еще парочка - шкура становится нечувствительной. Надо скинуть шкуру. Барду для этого нужно творить… подойдет поэма, которую можно писать всю жизнь. Сбрасывать туда накопившиеся впечатления и образы… Хотя можно просто напиться и подраться, - она усмехнулась. – Или уйти в отшельники.
- Не пущу, - предупредил Мэннар с нотками собственника в голосе. – Ну или уйду с тобой.
- Какое же это будет отшельничество? – улыбнулась она. Вздохнула. – Иногда очень не хватает поэмы-отдушины. Свою я и не начала писать. Нет ни темы, ни формы.
- Ну напиши про себя! – подсказал Рюнвер. – Или вот – перепиши в стихах те сказки!.. Уй!
Уй не уй, а шли они мимо ограды, за которой тренировались стражники. Молодняк, чуть старше Рюнвера, колол пиками манекены, парни постарше маршировали, двое совсем взрослых звенели мечами. Форма точно такая же, как у арданцев, только синий вместо красного и нет кожаных вставок.
Мальчишка так и приник к ограде.
- Слушай, парень, а ты никаким оружием не владеешь? – спросил Мэннар, оценив заинтересованность.
- Кинжалы метал хорошо. Но меч такой тяжелый, - ответил Рюнвер, не отрываясь от зрелища.
- Друст, ты что, собираешься научить мальчишку убивать? – спросила жена с легким неодобрением.
- Не убивать - защищаться и защищать… но боюсь, учить поздно. С оружием надо лет с шести начинать, как ты с музыкой.
- Но он же маленький!
- Я не маленький!
- Он не маленький, – подтвердил Мэннар. – Некоторые в его возрасте уже на дуэлях дерутся. Да и ты, счастьемоё, тренировалась бы на мне почаще.
- А зачем? И так уже ясно, что исцеление работает. Даже на других, только требует изменений.
- В прошлый раз ты пела мне что-то другое, – напомнил он. - Когда не собиралась лечить.
- Твою собственную мелодию. Но не знаю, что с ней делать. Менять ее боюсь, вдруг с тобой что-то случится? Хотя… Постойте тут!
Любимая решительно направилась за угол ближайшего дома.
- Эй, ты куда? – крикнул ей вслед Рюнвер.
- Никуда! Ждите!
Ждать пришлось минуты три. Мэннар слышал, что там, за углом, Сильхе пела красивую мелодию без слов, ту самую «его песню».
- Магичит, - довольно кивнул мальчишка.
Сильхе вернулась к ним со смущенным лицом.
- Не вышло. Помнишь, Друст, рассказывала тебе, как перенеслась к Кано и Беллии, пропев ее песню? Думала, и с твоей сработает, но нет.
- А может и работает, - утешил ее паж. – Но нужно настоящее расстояние, шагов сто хоть.
Они снова двинулись по тротуару, хотя Мэннар уже совсем не представлял в какой части города находится и как вернуться к гостинице. Но мысли текли спокойно и были на удивление ясными. Они вместе, значит все хорошо.
Откуда-то засвистели. Мэннар оглянулся. У больших ворот, за которыми почему-то не было дома, стоял мелкий взъерошенный пацан, сразу видно, что не домашний – ни одна мать не одела бы сына сразу в две безрукавки на голое тело и штаны с разными заплатками. И рожа грязная, и носом шмыгает. Беспризорник в кепке с половиной козырька.
Увидев, что его заметили, поправил кепку и бросил, глядя на Рюнвера:
- Тебя Принц зовет. Прям щас.
- Не пойдет он никуда, - встряла Сильхе. – Он не ваш!
Тощий в очередной раз хлюпнул носом.
- Уже девку себе нашел, Дрюн? Ничего так…
- Потише, мелкий, - попросил Мэннар, оценивая возможность схватить нахала; нет, не успеть, даже если неожиданно прыгнуть.
- А это твой охранничек? – фыркнул тощий. – Тупой. Для тупых у меня кое-что острое есть... Так пойдешь к Принцу или нет?
- Не пойду, - буркнул Рюнвер-Дрюн.
- Хуже будет, - с явным удовольствием предупредил посланник «Принца».
- Дже, отвали! Я тебе помог, а ты…
- Ой да кто еще кому помог-то? – оборвал тощий. – Значит, не пойдешь? А если Принц своих пришлет? Он тебя даже в другом городе найдет, потому что не любит, когда его не слушаются… дрессирует всех, да…
- Никуда он не пойдет, - повторила жена. – Или мы вместе пойдем к вашему Принцу.
- Чего-о-о? – протянул мелкий. – Без приглашения? Лишние головы появились?
Мэннар все же рискнул и прыгнул к нему. И не успел. Пацан отскочил и захлопнул ворота у него перед носом. И уже оттуда довольно провопил:
- Тупая башка! Обманули дурака на четыре медяка!
- Так, хватит! – голос Сильхе изменился, зазвенел.
- А то что? – заржал из-за ворот наглый шкет. - Стражников кликнешь? Ну давай. У Принца со стражниками мир, пир и дружба-служба. Они нам, а мы им!
«Да чтоб его», - мысленно выругалась Сильхе. «Что такое?» – спросил Мэннар без особой тревоги. «Я на нем силу голоса барда использовала… а толку ноль». «Дети. Хаос ходячий, к порядку не призовешь… Ты и правда хочешь пойти к этому Принцу?» - «Хочу. Устала ничего не делать. А так, может, хоть Рюну помогу» - «Это опасно, счастье мое». - «Да ладно, Мэннар. Даже на Теневом дворе просто так, без причины, не убивают. И у меня в кармане волшебная пыль».
Ворота скрипнули – тощий выглянул наружу.
- А ты вообще кто? – наконец поинтересовался он у Сильхе.
- Она Главный Бард страны! – с нарочитым апломбом возгласил Рюнвер.
- Чего-о-о-о? – хам только что по земле не катался от хохота. - Бард… потеха-то… нашему только барда не хватало…
- Заткнись уже и веди! – рявкнул отчего-то покрасневший паж.
Помогло.
- Ладно. Только этот пусть не кидается. Шилом в бок ткну, тут и ляжет.
«Просто так не убивают, да…»
- Не буду кидаться, - пообещал Мэннар.
После рассказа Сильхе о путешествии ко двору Теневого короля в Полустолице, он ожидал, что тощий проводник поведет их мутными задворками. Но юный «шнырь» следовал обычными улицами, которые вдруг выпрямились. И привели к двухэтажному зданию за глухим забором. Из-за забора сразу выкатилась парочка здоровяков. Мэннар оценил: два меча, два кинжала, но от одного охранника здорово несет вином. Не боец, если что.
- Стоять. Кого припёр, Дже?
- Наш приглашал, этого, - мелкий ткнул в Рюнвера скрюченным пальцем. – А эти сами напросились. Барды.
Пьяный посмотрел на трезвого, но заржали оба. Правда, веселье долго не длилось.
- Расскажешь потом, - попросил трезвый охранник – глаза мутноваты. Под травкой, а может и под порошком. – Барды. Сдохнуть можно.
Только после этого их впустили.
Ободранное здание имело три входа, их повели к левому, где над двумя этажами возвышалась башня.
- На школу похоже, - хмыкнул Рюнвер.
- Школа и есть, - кивнул мелкий. – Наша, шнырьская. Классы там… даже экзамены.
В здании не было многолюдно, но откуда-то доносилось: «Быстрее! Еще быстрее! Пальцы!», звонкие хлопки или щелчки, взвизги и ругань. Кто-то явно кого-то учил…
Лестница вела на второй этаж, а потом в башню, на самый верх. У большой тяжелой на вид двустворчатой двери пацан постучал. За дверью негромко цокало и стучало.
- Ваша светлость! – крикнул лохматый, снова постучав. – Гости к вашей светлости!
- Хис, - отдали из-за двери команду. Как собаке – «ко мне».
Лохматый потянул за грубую ручку, с натугой открыв скрипнувшую створку и сказал, щербато скалясь:
- Добро пожаловать.
Мэннар вошел первым, Сильхе и Рюнвер за ним.
За дверью был огромный зал, с нарисованными на полу дорожками, деревянными препятствиями из планок и полых стволов дерева, веревок, сваленных в кучу стульев. Место тренировок. Только не для людей. Хозяин, одетый в темный бесформенный халат без рукавов поверх неплохого камзола и штанов мужчина в костяной короне, выставив перед собой руку, командовал жестами сидевшему перед ним большому черному псу. «Тай», «назад» - пальцы сжались в кулак, пёс отошел и сел к окну, в нарисованный там красный круг. «Ше» - разжались, пес трижды пролаял. Сразу две команды и два жеста: резкий взмах ладонью снизу вверх – пес кинулся бежать, слева направо – он замер. Дрессировщик, значит…
Мужчина проделал жесты снова. Пёс выполнил команды точно и получил кусочек мяса с тарелки, стоявшей на столе у окна.
Только после этого «Принц» повернулся к гостям.
Мэннар понял, что на голове у него не корона. Не вещь. Это его собственные, сросшиеся рога. Сильван. А скорее полусильван, ноги не козлиные и глаза с обычными зрачками, разве что желтые.
И в ушах – не как серьги, а прямо внутри - синие камни.
- По делу? - голос, когда не командовал, оказался невнятным, словно размазанным.
- Ваша… светлость, - Рюнвер запнулся. – Вы меня звали… а я хочу уйти из-под Теневого Закона.
- Они кто? – хозяин кивнул на них с Сильхе.
- Барды они, - выкрикнул из-за приоткрытой двери мелкий хам.
- И что у меня делать бардам?
Странный все же голос. Словно «Принц» болел горлом и голосом пока не владеет. Или ему нечасто приходится говорить. И громче чем надо. Правда, эти камни в ушах…
- Бардам – ничего, - сказала Сильхе. – Рюн мой подопечный и я хочу за него поручиться… только мое слово не имеет тут веса, правильно?
- Правильно. Уходите.
- А как мне обрести вес? Никого не грабя и не убивая? Что я могу предложить за свободу Рюна?
«Счастье мое, ты рискуешь. Мало ли, что он попросит….» - «Посмотрим».
Мэннар смотрел, но не видел в этой жертве смысла. Живи, как человек, и не будешь шнырём, на это не нужно специальное разрешение от какого-угодно принца. Хотя если он и правда может послать кого-то… Один убийца у них за плечами уже висит.
«Вот именно. Я слышала кое-что о «теневых» порядках и законе…» - «Тогда примени к нему свою силу слова…»
- Вам лучше уйти, - повторил «Принц». – Мальчишка пусть останется.
Он уже вернулся к псу и отдал жестом команду «голос». Псина коротко пролаяла.
- Наверное, вы правы, - к удивлению Мэннара, Сильхе заговорила обычным голосом, без звона. – Я вам никак не помогу. Но уйти без мальчика мы не можем. Просто заблудимся в городе. Хотя тут все дороги ведут к Музею…
- Музей? – «Принц» повернулся к гостям. – Вы были в Музее? Когда?
- Сегодня днём.
Принц быстро, так что оторвавшиеся пуговицы заскакали по полу, сорвал халат и бросил на стол.
- Покажете дорогу. Отпущу мальчишку.

«Он что, Музей ограбить собирается?» - мысленно спросил Мэннар. «Не похоже. Но что-то ему там нужно».
За ворота они вышли в сопровождении пары телохранителей «Принца» и его пса… и мелкого шныря Дже, Полусильван вообще больше ничего не сказал. В первые полчаса, когда Сильхе, а больше Рюнвер более-менее уверенно куда-то вели. И в следующие полтора, когда уверенность иссякла. Терпения ему было не занимать. Не приказывал охранникам поторопить проводников и даже пса на них не спустил. Мелкий хам Дже перестал прятаться, чуть не нарочно на глаза лез и ехидно ухмылялся. Музей на глаза не попадался.
- Может, от храма попробовать? – спросила жена у пажа в конце второго часа блужданий.
- Можно. Это туда, - мальчишка повернулся чуть ли не в обратном направлении.
«Принц» и на это не сказал ничего.
«Странно это, - заметил Мэннар не вслух. - Не может сам найти дорогу в Музей, хотя здешний. Все время молчит, а когда говорит, голос странный.» «Он глухой, - ответила Сильхе. - Камни в ушах скорее всего помогают слышать хоть что-то… Я в воротах поймала чью-то мысль насчет этого».
Так вот почему те двое и пацан так ржали. Бард пришел в гости к глухому. Выглядит как очень дурная шутка.
«Разные расы не всегда хорошо соединяются в их общем потомке, - добавила жена. – А может причина в другом, кто знает». «Так ты поэтому не пыталась управиться с ним голосом барда? Бесполезно?» «И поэтому тоже».
Мэннар невольно зауважал «Принца». Он всего лишь просил их уйти. Не приказал прибить или спустить по лестнице.
Еще полчаса они всё менее бодро трусили по кривым улицам. В конце одной «Принц» остановился. Спросил своим неверным вихляющим голосом:
- Как в первый раз нашли?
- Гуляли, а улицы то и дело сворачивали, все как одна.
- А до этого? Искали?
- Нет.
- Ой, надоело! – внезапно топнул ногой Рюнвер. – Сейчас я вам все найду!
Смешок Дже прилетел со спины как камень, но паж словно не слышал – пересек улицу наискосок и вломился между двух домов… Узкая тропинка не сразу стала снова улицей, а когда стала, Рюнвер снова свернул. Потом еще раз… и вышел к Музею, правда не со стороны двери, а с торца.
Где у самой стены была выложена белыми камнями граница с Арданом.
Принц встал как вкопанный. Замер статуей пес у его ног.
- Уходите. Мальчишка будет свободен, - местный господин воров и убийц достал и спрятал в карман камни из ушей и пошел, касаясь рукой стены музея, вперед и за угол. К дверям.
Сильхе похвалила пажа с облегчением в голосе:
- Молодец, Рюн.
- Я не молодец. Я усталый, голодный и злой. Хочу отдохнуть от приключений, - он яростно рванул ногтями плечо. – И чтоб чесаться перестало. Если кто-то попробует остановить, нос расквашу!
Последнее он выкрикнул чуть назад и в сторону.
Дже не пробовал никого остановить, просто исчез, как и Принц с псом и охранниками. Когда Мэннар, Сильхе и Рюнвер вышли ко входу «Дома Совершенства», возле него уже никого не было. «Интересно, как он будет договариваться с гномом, если снял свои слышащие артефакты?» «Может, ему и не надо договариваться?»
Стремительно темнело. Когда вернулись к гостинице, мир окончательно погряз в темноте. Мэннар ловил себя на том, что глаза закрываются сами собой, так что ужин только поковырял. Как и мальчишка - свой. Сильхе быстро выпила суп прямо из тарелки, вторую отнесла Коллю, а потом сразу легла и уснула, прильнув к нему. Спящая, она казалась такой маленькой и хрупкой, доверчиво-беззащитной. «Моя спящая судьба…»
Он заснул с мыслью, как защитить эту хрупкую силу, а проснулся от голоса, спросившего не снаружи, а внутри:
«Помочь?»


А конкурс памяти Николая Лазаренко?
 
Lita Дата: Воскресенье, Сегодня, 12:58 PM | Сообщение # 109
О-очень пугливый ангел
Группа: Модераторы
Сообщений: 3111
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Глава двенадцатая. Сила и сила. Танси. Обычное дело

Мэннар мгновенно вспомнил рассказ Сильхе о голосе, поблагодарившем ее мысленно. Спросил:
«Кто ты?»
«Назови сам, любое имя».
Он прислушался, напрягая глаза всмотрелся в темноту. Никаких лишних звуков, даже штора на окне не колыхнется. Если это враг, то он не здесь.
«Лаувайи. Спящий», - сказал он, не особо задумываясь. Если ночному гостю все равно, как зваться, ему и подавно.
«Хорошо, - одобрил голос. - Выбери и для себя».
«У меня есть имя», – Мэннар постарался придать мысли иронический тон.
«Не имя. То, что поможет защитить твою женщину. Она не захотела. Но тебе стоит придерживаться своего пути».
«Кто ты? - повторил Мэннар. – Что из себя представляешь? И сколько придется заплатить за твою помощь?»
«Почти ничего и заплатишь не мне. Я существую, только когда что-то делаю для других. Соглашаясь, ты даешь мне жизнь».
«Это не плата, это твоя награда. А цены ты так и не назвал», - заметил Мэннар.
Сильхе пошевелилась и что-то пробормотала во сне.
«Скажи, какую силу хочешь, и я скажу, какова будет плата».
«И что ты можешь дать?»
«Всё».
Всё… Мэннар задумался. Отказаться легко. Соглашаться не обязательно. Но подумать о вариантах… Сила? Быстрота? Непробиваемая шкура? Нечувствительность к ядам или магии? Нет. Сильхе от врученных ему даров не будет никакого толку.
«Можешь вернуть моей жене песенную магию?»
«Она отказалась, - напомнил собеседник, кем бы он ни был. – Выбирай для себя».
Вид спящей жены, звук ее дыхания, мешали сосредоточиться. Мэннар долго лежал без сна, потом встал и, одевшись, вышел сначала в холл, а после из гостиницы в заканчивающуюся ночь. Звезды гасли одна за другой. Как возможности, которыми он так и не воспользовался. Но стоит ли? Он может защитить жену и с тем, что уже умеет. Просто не от всего и не всегда. Эта мысль неприятно скребла, как и вторая – защиту от всего он не сможет дать жене с любой силой.
Ему не приснилось ни одной сказки насчет того, как опасно и глупо принимать невесть чьи предложения. Мэннар и сам знал их немало. И все же… Как остановить любого человека, мужчину или женщину? Сила слова может быть. Приказ, которому нельзя воспротивиться. Тогда никакой убийца…
- Ты еще здесь? – спросил Мэннар, вслух.
«Да. Я слышу. Ты выбрал силу. Она твоя. Попробуй её сразу».
Мэннар огляделся. Улица пуста и темна, а он даже меч не взял. Вот и проверим.
Он пошел вдоль улицы и скоро оказался на площади, которую не видел днем. Тут шла ярмарка, яркая, многолюдная, но тихая. Разноцветные тенты, цветные фонари, улыбающиеся и спорящие люди. Похоже, половина города и правда бодрствовала ночью.
Его толкнул мужик, похожий на ушедшего на покой лавочника.
- А, пра-а-астите, - «лавочник» икнул и продолжил свой путь дальше, пьяно пошатываясь.
Мэннар увидел возможность. Но не орать же вслед пьянице? А если орать, то нужно что-то простое и четкое. Вспомнились собачьи команды. Мэннар уперся взглядом в затылок уходящему и мысленно скомандовал «Тай!». «Назад!». Ничего. Тот как шел, так и продолжил. Расстояние слишком большое? «Нет. Пробуй снова. Направляй силу и бросай вперед как аркан. Цепляй. Удерживай». Мэннар сосредоточился, представил себе веревочную петлю, бросил вместе с очередной командой – «кан», «стоять». Пьяница споткнулся, начал заваливаться вперед. Мэннар, чтобы удержать его, схватил за голову. В его собственной голове все закружилось, мир перед глазами зашатался. Зато пьяный выпрямился и пошел дальше ровной походкой трезвого человека. «Да. Так. Тренируйся», - посоветовал голос ночного гостя.
Мэннар попытался сосредоточиться. Хоть для того, чтобы не шататься. В башке шумело, но это почему-то не мешало ясно мыслить. Наверное, это и есть цена. Управлять кем-то – стать им. Пьянчуга протрезвел, он - наоборот.
Возвращаться в кровать Мэннар не рискнул – даже дверь комнаты не смог закрыть тихо, и она ударила его по соскользнувшим пальцам. По счастью жена не проснулась. Устроился в кресле, скинул обувь и расслабленно откинулся на спинку. В сон провалился мгновенно, но даже во сне голова кружилась, а мир шатался.

- Ты чего ушел? – удивилась Сильхе утром. – Полночи одна мерзла. Что, опять сон?
- Н-нет, - язык заплетался, хотя прошло уже несколько часов.
- Пьян? Ну мог бы хоть меня позвать, вместе бы покутили, - она усмехнулась.
Никакого осуждения. И как-то сразу стало легче. Сказать ей прямо сейчас? Нет, наверное. Вдруг если болтать о силе, она исчезнет? Сначала надо спросить у этого… Лаувайи.
- Это ты пьянишь без вина, - без запинки выговорил он.
- Чем докажешь? – лукаво спросила Сильхе.
Он доказал.
Всем.

Колль за это время не только выспался, но и нашел себе работу.
- Ночью местное кладбище слегка шумело. Сегодня отправлюсь посмотреть, местные помощи попросили, - сказал он, поглощая завтрак быстро и жадно.
- А заплатят? – спросил Рюнвер, копаясь в тарелке, кажется, мясо с зеленью его не вдохновляло.
- Иногда надо помогать бесплатно, - назидательно поднял палец Колль. – Тем более, если выспался на три ночи вперед.
- Ночью тут веселее, чем днем, - заметил Мэннар. – Я под утро на ярмарку набрёл.
- Так и знал! – проворчал мальчишка. – Вот когда гулять надо! Может там и цирк есть!
- Дался тебе этот цирк! – заметила Сильхе. - Ну если хочешь, давай сегодня в Румно сгоняем. Там точно есть.
- Решила посетить свою подругу-магичку? – догадался шурин. – Дело. Но не забудь взять орехи.
- А лучше сделай хаш, - напомнил Мэннар. – Изюм, орехи, мед.
- Сладко будет… Ладно, сделаю, если найду тут мёд. Колль, ты с нами пойдешь?
- Еще как пойду! – веселый некромант вытер рот салфеткой и тут же потянулся к яблокам в тарелке, взял одно. – Лет сто не был в Румно, с тех пор как учился в Кан-Таррской академии.
- Я думал, Кан-Тарра это город, - озадаченно сказал Рюнвер.
- Остров в Румно, на самой середке озера Кан. «Тарра» - земля или крепость на старом языке, а вместе «крепость на озере». А ведь в Румно еще и твои родители живут, да, Мэннар?
Он кивнул:
- И цирк там есть, свой, а на Круглой площади останавливаются гостевые труппы.
- А в университете с помощью птички Кем выбирают особенных людей, таинственным полушепотом сказал шурин.
- Птичка Кем? – переспросил паж.
- О да. Это, видишь ли, живой артефакт. Кто-то с кафедры алхимии перемудрил – хотел создать «Вестника тревоги», ну знаешь легенду, где петух или же гусь сидит на шпиле Самой Высокой Башни, и если к городу приближается враг, начинает вопить. А создал сам не понял, что. Но птичка Кем, если ее выпустить, летит и садится на плечо или голову особенному человеку, одаренному, или тому, кто нужен богам, чтобы исполнить нечто важное. Такого берут в университет без экзаменов.
- И всё? – разочарованно протянул мальчишка.
Колль хитровато прищурился:
- Это ты так говоришь потому, что не знаешь, какие там вступительные экзамены… Так, все покушали? Собрались и полетели?
- Полетели, - паж шмыгнул носом не хуже вчерашнего мелкого хама. – Только у меня теперь на плече четыре чешуйки. Вот.
Он закатал рукав и показал. И правда, четыре. И над четырьмя уже пробивались еще.
- Я смотрю, тут птичка Кем не нужна, чтоб предсказать тебе особенное, - хмыкнул Колль. – Но если хочешь, зайдем в Кан-Тарру, сразу после цирка.
- Идет! – мальчишка вернул рукав на место и встал. – На кухне есть мед и изюм. Пойду попрошу.
- Монетку предложи, - жена достала из-за пояса и прокатила по столу к мальчишке серебрушку. – Да просто скажи, что нужен хаш, пусть сделают.
Он схватил монетку и умчался.
Пока они собирались, паж вернулся с круглой деревянной баночкой.
- Там южанка-повариха, она так удивилась, что кому-то понадобился.
- Давай сюда, - Сильхе закинула баночку в сумку, повесила на плечо.
- Зачем тебе так много вещей, счастье? – спросил Мэннар. – Сумка для чего?
- А куда мне складывать подарки, которые мы купим твоим родителям? – усмехнулась она. – Нет уж, пусть будет.
Закинула за плечо кинтару. Переодевшийся Колль вошел в комнату.
- Ну что, опять ручки вместе?
- Давайте без этого попробую. Ох.
Мэннар успел ее удержать. Переход случился мгновенно, и, похоже, так же мгновенно улетучились силы жены.
Зато они уже стояли перед калиткой какого-то дома.
- Надеюсь хоть попали, куда нужно. Улица Рыжих Котят, дом семнадцать?
Колль завертел головой, нашел и прочел табличку на заборе:
- Он самый.
Мэннар присмотрелся. Обычный дом на две семьи. Изнутри такие делит стена, а снаружи забор превращает один двор в два поменьше. Чаще всего хозяин живет в первой половине и сдает вторую.
За калиткой женщина с черными волосами, укрепленными в пучке с помощью костяного кольца и двух спиц, расписывала стену лианами. Из открытой двери дома доносилась песенка:

- «Но в каждой догадке таится сомненье:
Ты миг или вечность? Поток иль покой?
Скажи мне кто ты?» - «Я твое отраженье
И если захочешь я стану тобой».

- Здравствуйте! – окликнула ее Сильхе.
Женщина повернулась на голос. Лет сорок, смуглая, с чертами уроженки островов Лан, все еще очень красивая.
- Здравствуете, – поздоровалась художница. – Вы к Танси? Заходите.
И пока они валандались – Колль и Рюнвер даже ухитрились столкнуться в калитке – позвала:
- Танси, к тебе гости, которых ты ждала!
Из дома тут же выглянула девочка, та, которая работала на сцене вместе с Сильхе. И сразу кинулась к ней, облапала… Мэннар выпустил жену, чтобы дать пообниматься с подругой, но ей не хватило сил устоять на ногах – обе свалились на дорожку.
- Ты чего? Пешком до меня шла, устала? – спросила девчонка, вставая. Протянула руку Сильхе. – Поднимайся уже, не мни травку, которая еще даже не выросла. Госпожа Юнисамири, можно мне провести гостей на свою половину?
- Можно, конечно. Горячая вода на чай еще осталась, и колобки, что я пекла утром, тоже.
- Спасибо, госпожа! Пошли, - она обняла вставшую Сильхе за талию и поволокла в дом.

Стена между половинами оказалась всего лишь плотной занавеской. Ланцы любят всякие ширмы. Эта была расшита яркими хвостатыми птицами, цветами и солнцами, но от времени уже слегка потускнела. Общую кухню не делило ничто. Мэннар и остальные уселись за большой низковатый стол, Танси каждому налила чаю в настоящую фарфоровую чашку – Колль сразу попросил, чтоб Сильхе первой – и поставила на середину огромную тарелку аппетитно поджаренных шариков из теста.
- Сестрица, начни-ка с хаша, - потребовал некромант.
Жена достала из сумки баночку – руки дрожали - поморщилась:
- Надо же что-то взамен положить…
Колль бросил на стол камешек-гальку.
- А этого хватит? – усомнилась Сильхе. – Он заметно меньше банки.
- Вопрос обычно не в размере, а в количестве – берешь два предмета, кладешь два, взял один - клади один.
Жена бросила камешек в сумку. Открыла банку с хашем, зачерпнула ложкой, положила в рот…
- Слишком сладко…
- Запей! – напомнил Колль.
Танси, до этого наблюдавшая молча, заметила:
- Вижу, с тобой за это время много всего случилось… Будет о чем рассказать. Представишь своих спутников?
- Сами представимся, - улыбнулся Колль. – Я брат. Он муж. Мальчишка паж. Колль, Мэннар и Рюнвер… А ты, сестрица, не отвлекайся, ешь. За маму, за папу, за все хорошее, чтоб его было побольше.
Любимая с нарочито-тяжелым вздохом съела еще ложку.
- Умница. Мэннар, присмотришь тут, чтоб она как следует подкрепилась хашем, ладно? – брат встал. – Пойду прогуляюсь по Румно. Парень, ты со мной?
Рюн тут же вскочил:
- С тобой! В цирк пойдем?
- И не только в цирк, - загадочным тоном пообещал Колль. – Ортансия, мы в каком районе находимся?
- В Лунном, - ответила девочка.
- Отлично, все близко. Пошли!
Они с пажом вышли, оставив их втроем. Сильхе ела хаш, Мэннар прихлебывал чай, рассматривая маленькую хозяйку. Она и полгода назад была хорошенькой и уже имела свой стиль в одежде, подчеркивавший точеную фигурку. Сейчас стало даже лучше. Кудряшки свои девчонка поместила в сеточку для волос, разрешив части выбиваться – а может, сами выбились, маленькие ушки украсила жемчужными сережками-шариками. Платье тоже было серо-жемчужным, поверх него бежевая кружевная безрукавка с единственной и тоже жемчужной пуговицей.
«Ты так на нее смотришь, что я сейчас ревновать начну!» - пришла мысль от жены. Без тени ревности, лишь с улыбкой.
«Не стоит, счастье мое. Я замечаю всех красивых женщин, но вижу лишь тебя», - возразил Мэннар и постарался послать ей взгляд-улыбку, взгляд-признание.
Танси что-то уловила, усмехнулась:
- А вы прямо как по уши влюбленные, друг от друга взгляда не отводите.
Мэннар чуть не рассмеялся. «Какая невоспитанная девочка! Сразу видно, что еще чуть-чуть ребенок!» «Будешь обижать моих друзей – стукну!» – пообещала Сильхе.
А вслух сказала, запив очередную ложку хаша:
- А мы и влюблены. Хотя полгода как женаты. – Спустила по руке свой брачный браслет, показала: - Видишь значки одарика? У меня «Жизнь», у него «Берегущий жизнь». И как нам не быть влюбленными?
- Я думала это всегда иначе. Как у моих, например. Правда они десять лет женаты… Ну ладно. Рассказывайте уже, пока я не начала от нетерпения грызть этот дорогущий фарфор!
«Ты или я?» - спросила Сильхе. «Начни, я продолжу».
Она начала. То ли рассказ, то ли хаш вернули ей силы – Мэннар видел, как на лицо вернулась краска, глаза заблестели, да и движения больше не были такими скупыми, а руки не дрожали. Видел и радовался. Ей не требовалась помощь с рассказом, и он смог обдумать своё. Новую силу. Не зря ли взял?
«Уже жалеешь?»
Мэннар постарался сохранить прежнее выражение лица.
«Ты еще тут?» - спросил он.
«А где я, по-твоему должен быть? Ты взял силу. Взял меня»
«Так сила это ты?»
Гость… Лаувайи помолчал. «Ответы должны быть для тебя очевидны. Там, где ты и твоя женщина заподозрили скрытое, оно есть. Я заперт в музее в окружении идеальной формы кристаллов… Не все идеальны, и, если б захотел, я бы давно вышел. Но у меня нет собственной формы. Выйти из той, которую дают мне кристаллы, ограничивая место моего пребывания одной комнатой, значит рассеяться, исчезнуть. Так что я не хочу. Но да, я сила - еще и потому, что делаю лишь то, что хочу. Делаю для других, чтобы проявлять себя, отмечать свое существование в мире. А другие делают для меня, даже если не хотят. Выслушивают советы и шутки. Получают уроки».
Мэннар вспомнил рассказ Сильхе об учителях для барда, черном и белом. «Черный? Белый? О нет, - в мысленном ответе Лаувайи прозвучала насмешка. – Скорее серый». «И ты конечно не скажешь, как можно избавиться от силы и от тебя? - спросил Мэннар. – И сообщишь, что никому нельзя о тебе и силе рассказывать?» «Отчего вдруг нельзя? Можно. Но это даст мне возможность иногда вторгаться в их разум и душу. Твоя жена отказалась от подарка и я больше не могу с ней говорить после ее «нет». Как сквозь закрытую дверь. Рассказав ей свою тайну, ты приоткроешь дверь. На волосок может быть…» «Ты болтлив, - перебил Мэннар, не выдержав. – Но не обо всем. Как я смогу избавиться от силы, когда она перестанет быть нужной?»
- Друст?.. – позвала Сильхе.
- Да, счастье мое? – отозвался он.
- Не хочешь дополнить рассказ?
А он и не слышал рассказа.
- Нет, пожалуй.
Сильхе смотрела, чуть склонив голову. «О чем ты думал? Что тебя тревожит?» «Потом, счастья мое. Расскажу потом», - пообещал он.
«Уже принял решение? Так быстро?» - вмешался Лаувайи. Мэннар не ответил, и невидимый собеседник тоже промолчал.
- Если что-то и добавить… - он побарабанил пальцами по столу. - Наши приключения тогда не закончились. Мы притащили с собой из прошлого в настоящее кучу последствий… и несколько опасных вещей.
- Подвеска не опасна, - попыталась в очередной раз успокоить его жена. – Просто библиотека чужих смертей.
«Теперь и твоей тоже». – «Но не подарок Ворнейна меня убил, Мэннар».
- Можно мне посмотреть на камень? – спросила Танси.
Сильхе отстегнула цепочку, протянула ей… Черная капля попыталась качнуться – любимая успела опустить ее в ладонь подруги. Девочка рассмотрела каплю, задала второй вопрос:
- Разрешишь немного над ним помагичить? Прослушать суть.
Любимая кивнула.
- Пойдемте со мной тогда.
Она привела их в свою комнату. Мэннар не сдержал улыбку. Розовые занавески. Большое зеркало с букетиком высушенных цветов. Светильник в форме сердечка. Штора из бус, делящая комнату на рабочую и спальную часть. В спальной маленькая постель с розовым же покрывалом и два комодика заставленных детскими вещицами.
Хозяйка комнаты явно заметила его усмешку.
- Это комната дочки госпожи Юнисамири. Но вообще-то мне нравится.
- Ну я же промолчал, - заметил он с улыбкой.
Танси зачем-то сняла сережки, положила на зеркало, достала из шкафа подставку с «музыкальной вилкой»… камертоном. У Сильхе тоже был такой для настройки инструмента. Юная магичка положила черную каплю на темное дерево подставки. Щелкнула ногтем по вилке. Камертон запел. Девочка произнесла два слова и звук погас, хотя Мэннар видел, как вибрирует черный камень. Танси помолчала, сосредоточенно глядя в никуда.
- Нет зла, нет опасности. Никакого влияния вовне. Чистый артефакт, без сюрпризов.
- Но не обязательно же носить его с собой! – возразил Мэннар. – Эта штука просто не нужна.
- Ей не нужна, а кому-то другому может пригодиться, - заметила Танси. – Обычное же дело.
- А кинжал можешь прослушать? – жена взяла с подставки черную цепочку и снова застегнула на шее.
- Давай.
Сильхе достала из сумки клинок в ножнах.
«Против него ты почему-то ни разу не возразил», - мысленно заметила она, передавая вещь подруге. «Оружие понятно для чего, - ответил он помягче. – А эта ерунда – нет». «Вижу, нам и правда есть о чем поговорить…»
Танси сняла ножны и положила кинжал на ту же подставку. Зазвучал щелкнутый камертон, потом заклинание. И еще одно.
- Тут сложнее. Знаете, как бывает – кто-то плеснет в бутылку с вином яда, но яд не пригодится. Бутылка останется на полке и со временем вино превратится в уксус, а яд выпадет в почти безвредный осадок. Который растворится в уксусе и изменит его свойства, а потом то, что вышло, снова разделится на жидкость и осадок. Изменения уже идут и будут продолжаться до какого-то момента. Лучше держать эту вещь в ножнах... И чистить картошку им бы тоже не советовала, - добавила она уже весело.
- Спасибо тебе, - поблагодарила подругу жена, забирая и убирая клинок.
- Это еще не спасибо… Сильхе, Мэннар, слушайте, мы на днях звёздник собирать хотели. Вы бы присоединились, а? Тогда я попрошу Пайет всех на сегодня зазвать!
- Звёздник? – переспросил Мэннар.
- Студенческая вечеринка! По традиции до темноты Кан-Тарра принадлежит учителям, а после – студентам! Выпускников тоже касается! Раз в полгода стараемся собраться, все, кто тут, в Румно, но и самое способные, кому телепорты по силам.
- Идея мне нравится, - улыбнулась Сильхе. – Мэннар, пойдем?
- Тебя же приглашают как друга… а не как Главного Барда Эвлии?
Танси фыркнула:
- Если хочешь знать, бардов на звездниках обычно больше всех… и их не заткнешь. Так что не беспокойся, никто твою жену работать не заставит. Скорее тебя… Девицы с факультета Жизни постоянно пробуют на всех свои чары, старые и новые…
Сильхе хохотнула:
- Девицы, полные жизни – это по части Колля.
- Так я вас всех приглашаю!
Девочка сложила ладошки воронкой, поднесла ко рту и негромко крикнула:
- Пайет! Можешь всех сегодня собрать? Ко мне гости приехали из Полустолицы, хочу их со всеми познакомить!
Опустила руки, подождала, кивнула. И опять крикнула в пустоту:
- Колль, Рюнвер! Приходите в семь часов в Кан-Тарру на вечеринку-звёздник!.. Всё, они придут, если захотят, а Пайет все организует.
- Это что ты сейчас сделала? – спросила Сильхе. – Послала звук на расстояние
- Ну да, я же звуковик. Пайет умеет мысленные сообщения слать, а я только так.
Мэннар представил, как шурина, где бы он ни был, настигает вопль с приглашением.
- Надеюсь, Колль не очень удивился, - заметил он со смешком.
- Удивишь его, как же… Ортансия, ты в этот раз не произносила заклинаний, - Сильхе явно решила по-своему- по-бардовски, дорыться до истины.
- Три способа, - Танси говорила и загибала пальцы: - Словесная команда, жест и мысленное управление. В семь вечера нас ждут на острове. У вас есть еще дела в Румно или затащить вас в театр?
Мэннар посмотрел на Сильхе. «Сегодня, счастье мое?» - «Сегодня, любимый».
- Мы к родителям Мэннара пойдем.
Танси лукаво улыбнулась:
- Удачного знакомства… Слушай, а сделать тебе прическу? Не могу сказать, что твоя чем-то плоха…
- Я как раз и собиралась к причёснику и за новым платьем… Я не могу стать прямо сразу дворянкой, но заявляться в аристократический дом в дорожном костюме…
- Мои родители всего лишь маркизы, - притворно отмахнулся Мэннар.
- Это для тебя «всего лишь», - парировала жена.
«А я-то думал, тебя придется уговаривать переодеться», - с облегчением заметил он не вслух. «Вообще-то мне нравится мое платье… тем более его выбрал ты. Но…» «Но они должны увидеть самую красивую женщину на свете, прекрасно одетую и причесанную», - подхватил он с удовольствием.
Танси ловко управилась с волосами любимой – для них у нее нашлась еще одна сеточка, с кристаллами, напомнившими Мэннару те, в музее.
- Мне такое носить нельзя, если собираюсь магичить, - вздохнула девочка. – Камни искажают звук, добавляют свои ноты. Но красиво же!
- Очень, - согласилась Сильхе. – А человека ты так… прослушать не можешь?
- Не так как ты. Услышу не мелодию, а один звук, вибрирующий или ровный, приглушенный, с эхом или без. Человек слишком непостоянен. Его звук зависит даже от настроения, и от того, тепло ему или холодно, выспался он или нет. Словом, толку никакого.
- Но камни постоянны? – спросил Мэннар. – Те же кристаллы? Сильхе рассказывала об искателях идеального звука.
- Да чушь это все. Байка для ленивых. Идеальное невозможно. Оно пробьет здоровенную дыру в этом неидеальном мире и, боюсь, в нее нас всех засосёт. Ох, ладно, разболталась. Идемте, провожу вас во «Дворец Платья».
Госпожа хозяйка уже не рисовала снаружи – возилась на кухне.
- Благодарим за гостеприимство, - поклонился Мэннар. – Тепло вашего очага сравнимо лишь с теплом вашего сердца и весны, когда цветет дерево Ним.
Уроженка островов Лан улыбнулась:
- Ваша вежливость сравнится с мудростью дракона, ведь мудрые всегда вежливы.
Они вышли за калитку. Румно шумел. Мэннар вдруг понял, что устал от тишины Шердара. Настолько, что хотелось запеть. Только песня, пришедшая на ум, была скорее для застолья, чем для улицы:

«В этой чарке не водица,
Да и жёнка не девица:
Горькая да жесткая,
Вся снаружи плоская»…

Сроду он не пел такой дряни. Некому да и незачем. В его бытность пажом во дворце предпочитали романсы… или совсем уж пошлые песенки, но не такие простецкие, как для третьесортного кабака. Хорошо что желание петь уже прошло.
Они не спешили; обоим было интересно рассмотреть город, который они знали, так что ко «Дворцу Платья» компания пришла через час. Танси не захотела мешать, убежала по каким-то делам, попрощавшись. Мэннар открыл для жены тяжелые, резного дерева со вставками кованых деталей двери.
«За вами кто-то шел, - сказал Лаувайи у него в голове. – Слева. Человек в жреческом платье».


А конкурс памяти Николая Лазаренко?
 
Фэнтези Форум » Наше творчество » Проза » Улыбнись тени (бард и компания)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: