Воскресенье, 01 Окт 2023, 4:28 AM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
Меню сайта


Конкурс

Категории каталога

Наш опрос
Ваша любимая раса
Всего проголосовало - 31495
Результаты

Начало » Статьи » Оружие

Грейсвандир и Вервиндль
Грейсвандир и Вервиндль


ГРЕЙСВАНДИР



Лезвие Ночи, меч принца Корвина из Амбера. Меч на редкость легкий и хорошо сбалансированный, и при этом с несокрушимым лезвием. На сизом металле лезвия глубоко вытравлен узор Пути, Своей мерцающей «сединой» от рукояти до самого острия клинка меч обязан туману призрачного небесного города Тир-на Ног'тха — металл вобрал в себя его магические флюиды.
Известна одна история, хотя и никем не проверенная, из дет­ства лорда Корвина, тех замечательных времен, когда король Оберон закладывал устои общества, которыми должны были руково­дствоваться все граждане Подлинного Города. В пору детской чистоты, задолго до того, как политика вмешалась в отношения между принцами, товарищем Корвина по играм был не кто иной, как его старший брат Эрик. Других детей во дворце тогда не было, кроме Бенедикта, который, успев многое пережить к тому време­ни, рано повзрослел, а потому Корвин с Эриком подолгу играли вдвоем, часто устраивая поединки на саблях. Игры были бурны­ми: Корвин сломал не одну игрушечную саблю, скрещивая оружие с Эриком. Это случалось так часто, что Эрик как-то со смехом сказал: «Тебе, братишка, нужен клинок из воздуха и огня, ничто другое в твоих руках долго не прослужит».
Корвин рос и, когда учился искусству владения клинком, фех­туя во дворце с другими соперниками, часто вспоминал шутку Эрика. Все рапиры и сабли, с которыми он упражнялся в юности, казались ему чересчур тяжелыми и в то же время оказывались слишком непрочными. Желая найти себе меч, который был бы легким и вместе с тем надежным, Корвин пришел за советом к Бенедикту. Бенедикт предложил брату подняться в призрачный го­род Тир-на Ног'тх к Кузнецу — он единственный, кто умел обра­щаться с земными и неземными металлами. Со слов амберских придворных, то было первое восхождение принца Корвина в Не­бесный Город.
По совету Бенедикта юный Корвин, прихватив с собой неко­торое количество железа и серебра, разыскал Призрачного Кузне­ца в Тир-на Ног'тхе. Он подошел к сверкающей наковальне перед навесом, так чтобы его мог видеть и слышать Кузнец, угрюмый чернявый детина с огромными ручищами. Корвин протянул ве­ликану все, что принес с собой. Тот уклончиво заворчал в ответ, когда юноша объяснил, что ему нужно.
—В награду за труд попрошу только одно, — буркнул Кузнец.
—Разве не хватит тебе железа и серебра? — спросил у него
Корвин, если верить придворным.
—Едва ли. Из них я отолью заготовку для оружия. Послушай, уж не хочешь ли ты меч из воздуха и тумана?
Корвин тут же с грустью припомнил слова Эрика.
— Точно, как раз о таком я и мечтал.
Призрачный Кузнец хрипло расхохотался, брюхо его так и за­ходило ходуном.
— Будет тебе туман. И огонь. Но за это — плата особая. Ты ведь из Амбера да к тому же королевских кровей, ведь так? Точно. Только такие, как ты, и могут добраться сюда. Мне нужна кровь того, кто принадлежит к королевскому роду. Без нее не получит­ся, да и мне она пригодится. Готов ли ты заплатить такой иеной за меч из огня и дыма?
Корвин с радостью согласился. Тут же появились какие-то стеклянные трубки, иглы, склянки, словно Кузнец всегда держал их наготове. Корвин отметил это, пока гот переливал его драго­ценную кровь, но кузней только усмехнулся и что-то буркнул в ответ.
С рассветом Призрачный город исчез, но на следующую ночь Корвин вернулся туда. Его меч был готов — только он да нако­вальня испускали слабое свечение в этом зыбком полупрозрач­ном мире. Подняв меч, чтобы его хорошенько рассмотреть, Кор­вин заметил огненный узор Пути или, по крайней мере, его фраг­мент на глади металла.
Тогда Кузнец пояснил:
— Вот для чего была нужна твоя кровь. Выкованный мною меч — часть тебя, он всегда будет рядом с тобой. В его серебристом сиянии — и дым, и огонь, что вырывались на волю, когда я плавил металл и придавал ему форму на наковальне. Клинок ни когда не сломается, как бы ни был силен удар. Где бы ты ни оказался в Тир-на Ног'тхе, я увижу и услышу тебя. Как знать, вдруг и будущем тебе это пригодится.
—А что, вся кровь, какую ты взял у меня, пошла на меч?
—Ага... нет. Но она нужна мне для других дел. Только это - моя тайна и тебя не касается. Знай только: у клинка есть имя. Он будет служить тебе верой и правдой, если ты станешь звать его по имени.
—И что же это за имя?
—Грейсвандир. В нем — его цвет и нрав. Он никогда не «убредет» далеко от тебя. Он будет служить тебе и защищать тебя. Запомни, он зовется Грейсвандир.
Ни Корвин, ни Бенедикт, ни кто-либо другой в Амбере, близ­кий к истокам этой истории, не изъявили желания подтвердить ее подлинность. Но как бы то ни было, в Янтарном Королевстве ее любили рассказывать. Она объясняет многие свойства меча Корвина, так что вполне можно ей верить.
Ходили в Амбере и отрывки другой истории, затерянной в ту­мане времен, а после воссозданной бардами и ловкими охотника ми до слухов. Собранные воедино фрагменты воспевают период истории еще до создания Огненного Пути. В сказаниях Единорог обернувшись красавицей, уговаривает чародея из Владений Хаоса сделать два одинаковых меча: один — наделенный силой солнца, другой — вобравший в себя могущество луны. Грейсвандир - Лезвие Ночи, выкованное при свете луны. По другой версии. Единорог, не раз пытавшийся позлить Змея, убедил юную красотку по имени Юидан заставить своего возлюбленного герцога Намо договориться с кузнецом, чтобы тот выковал мечи-двойники. Кузнец, в свою очередь, получил от Единорога магическую силу, необходимую для создания Грейсвандира и его близнеца. Для этого понадобилось умыкнуть вполне ощутимую часть Логруса и пролить живую кровь Намо, горячего приверженца Змея. Смерть Намо, а также кощунство над Логрусом, привели Змея в ярость.

Есть и другие сказания про меч Грейсвандир, правда, не столь любимые народом. Чем больше их пересказывали, тем больше в них становилось тумана и пустословия. Во всяком случае, нельзя точно установить, какая из версий той или иной истории более правдива. Ни один из героев не может ни подтвердить, ни опро­вергнуть ее. Истина, как и многое другое в Амбере, каждому видится по-своему — все зависит от Тени, где он живет.

ВЕРВИНДЛЬ



Меч Дня — брат Лезвия Ночи, Грейсвандира. Очевидно, он некогда принадлежал покойному амберскому принцу Брэнду, хотя при жизни тот ею никому не показывал. Мерлин, сын Корвина нашел меч в покоях Брэнда, после того как во дворне Амбера про­изошло столкновение между Знаками Пути и Логруса. Обнару­жив меч в шкафу, в спальне дядюшки, Мерлин дал ему такое опи­сание:
«...длинные, украшенные золотом темно-зеленые ножны, очень изящные. В головке золоченого эфеса красовался огромный изумруд. Я с опаской потянул его, почти ожидая, что клинок взвизгнет, слов­но демон, которому на голову сбросили полиэтиленовый пакет со святой водой. Однако тот только зашипел и слегка задымился. Яр­кая насечка на лезвии казалась смутно знакомой. Ну конечно, Путь. Только на Грейсвандире нанесен отрезок ближе к началу, а на этом — ближе к концу».
И хотя истории о происхождении Вервиндля туманны и мало­убедительны, большинство их связывает этот меч с созданием Грейсвандира — клинка, принадлежащего Корвину из Амбера. Тем не менее Брэнд нарочно скрывал от родственников сущест­вование Меча Дня — во Владениях Хаоса о Вервиндле узнали го­раздо раньше.
Если собрать и обобщить все легенды о происхождении Вервиндля, хороший рассказчик, сидя вечером у походного костерка, мог поведать такую историю.
Прекрасная юная дева по имени Юидан пленила сердце вла­стителя Хаоса — благородного Герцога Намо. Никто не знал, ни откуда она явилась, ни куда исчезла потом, но сначала Юидан по­корила сердце Намо.

Однажды вечером Юидан пришла к Намо. В глазах ее стояли слезы, на лице отчаяние. И поплакалась она возлюбленному: оба брата ее, а были они принцами в далекой-далекой Тени, пошли войной против беспощадного владыки соседнего королевства, что убил их отца-короля. Злобный деспот владел страшным ору­жием — огненным шаром, что летит, куда захочешь, и мечет испе­пеляющие молнии.
Братья Юидан отправились за советом к местному чародею по имени Оуэн. И сказал чародей, что разрушить «сферу зла» под силу только клинкам-близнецам: один из них наделен мощью солнца, другой вобрал в себя чары луны.
Где и как можно выковать такие мечи, ведомо лишь властите­лю Хаоса — приближенному Великого Змея.
Так вот, все знати, что Герцог Намо был избранником Логруса и не раз обращался за советом к самому Змею. Потому-то и при­шла к нему Юидан с мольбой сделать мечи для братьев.
Любовь Герцога Намо к Юидан была столь велика, что он не мог отказать. В одной из Теней близ Владений он разыскал кузне­ца, который слыл не только великим мастером, но и колдуном. Молва молвой, но Герцог решил сначала его испытать. Когда куз­нец искусно изготовил несколько волшебных колец и показал, на что они способны, ударили по рукам.
Кузнец пообещал выковать клинки-близнецы, Намо в свой черед поклялся дать ему для этого, что ни попросит. Надо сказать, что по одной легенде сама Юидан обернулась кузнецом, по другой — колдун Оуэн. Но известна и третья легенда, по которой сам Единорог, приняв иное обличье, был той тайной силой, что управляла поступками Намо.
Словом, кому как нравится, но дело в том, что Намо связал себя клятвой — впрочем, Сила Пути на то и рассчитывала. Не ве­дая о том, юный Корвин из Амбера тогда же приступил к осущест­влению своей задумки и разыскал Призрачного Кузнеца в Тир-на Ног'тхе. Со своей стороны, Герцог Намо сделал то, что должен был сделать, и круг замкнулся.
По преданию, Намо стоял рядом с кузнецом, глядя, как тот раскаляет принесенный им металл. В сиянии солнца кузнец взялся за работу. Намо стоял и смотрел, как ловко он управляется с по­степенно отвердевающей заготовкой.
Когда раскаченный меч почти остыл, кузнец, с осторожно­стью взявшись за рукоять, поднял его и понес, жестом велев Намо следовать за ним. Встали рядом у точила. Кузнец затачивал кли­нок. Металл искрами летел в стоявший на полу огромный глиня­ный чан, диаметром в человеческий рост.
Еще мгновение, и кузнец толкнул Намо прямо в чан. Не успел герцог встать на ноги, как кузнец вонзил ему в сердце новехонь­кий меч. Так, пролив свою кровь и отдав жизнь, Герцог выполнил клятву до конца.
А затем, как гласит легенда, Единорог велел кузнецу распла­вить клинок. И тогда, взяв кровь Намо и то, что перед смертью герцог тайно вынес из пещеры Логруса, выковал кузнец Меч Дня. Потом выковал он Лезвие Ночи — все, что было нужно для этого, принц Корвин принес с собой в Тир-на Ног'тх. Вот так Меч Дня и Лезвие Ночи неразрывно связаны между собой.
Итак. Корвин получил Грейсвандир, Брэнду достался Вервиндль. Разлученные, эти парные мечи были пронесены по раз­ным дорогам, и каждому выпала своя судьба.
Сказаний о клинках и в самом деле не счесть. Порой легенды противоречат друг другу, но сходятся в одном: Вервиндиль Грейс­вандир — мечи-братья, и между ними существует особая связь.
Если Мерлин, обнаружив Вервиндль в спальне Брэнда в Амбере, прежде не знал о его существовании, то Ринальдо и Джарту было о нем известно. Сын Брэнда Ринальдо не мог не быть зна­комым с этим оружием. В самом деле, принимая его в подарок от Мерлина, Люк не только узнал и правильно назвал меч отца, но и подтвердил, что клинок — близнец Лезвия Ночи, Корвинова Грейсвандира (РТ). Вскоре после того брат Мерлина Джарт тоже узнал Вервиндль, когда Ринальдо вытащил из ножен отцов­ский меч. Затем, набравшись наглости, Джарт сразился с Риналь­до и Мерлином, а потом исчез, унося с собой Вервиндль.
В конце концов Мерлин помирился со своим заблудшим бра­том, но, к сожалению, Джарт «забыл» прихватить меч Брэнда с со­бой. Позже во Владениях Хаоса, отодвигая одежду, висевшую в шкафу в комнате Джарта в доме Савалла, Мерлин обнаружил тай­ный Путь. Кто-то, скорее всего сам Джарт, небрежно выполнил работу Мастера Теней. Позволив Пути затянуть себя, Мерлин очу­тился в часовне, посвященной покойному принцу Брэнду. Там на алтаре лежал Вервиндль, наполовину вытащенный из ножен. Раз­думывая, Мерлин держал руку на его рукояти, и к нему «пришло ощущение силы, подобное тому, что давал Грейсвандир, однако более светлое, не такое трагедийное и подавляющее. Ироничное. Меч ка­зался идеальным клинком для героя» (ПХ).
По преданиям, Герцог Намо и был величайшим из героев Вла­дений Хаоса. По одной из легенд, он прожил долгую жизнь в сча­стье и радости вместе со своей возлюбленной Юидан. Похожая легенда гласит, что в молодости Намо сумел пройти и по Изначальному Огненному Пути, и, вероятно, был первым, в ком гармонично сосуществовали образы Логруса и Пути.
Вервиндль, как и его двойник, еще не до конца выполнил свое предназначение.
Категория: Оружие | Добавил: kagami (18 Окт 2014)
Просмотров: 1804 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск по каталогу

Помощь сайту

Статистика


Visitor Map


Только для фанатов фэнтези! ;)