Четверг, 24 Сен 2020, 9:06 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
Меню сайта


Конкурс

Категории каталога

Наш опрос
Пользуетесь ли вы рулеткой и нравится ли она вам?
Всего проголосовало - 4756
Результаты

Начало » Статьи » Интервью с писателями

Беседа с Олегом Дивовым
Беседа с Олегом Дивовым


Интервью с российским фантастом Олегом Дивовым, автором популярных романов «Выбраковка», «Ночной смотрящий», «Храбр» и многих других.

«Раздолбай с человеческим лицом»

Фантастику у нас пишут многие, но не все делают это хорошо. Одним из немногих «избранных» чуть ли не с самого первого своего шага в литературе по праву стал Олег Дивов. Дивов ярко выделяется в толпе разноликих авторов, ведь его книги по сути своей и не фантастика вовсе — это истории об окружающем нас мире и о людях, его населяющих. О нас самих. Звездолёты, бластеры и зомби — всего лишь дань литературному приёму, который позволяет взглянуть на реальность под иным углом.

«Послевкусие — это главное в прозе»

Вы выросли в семье художников-реставраторов Третьяковской галереи. По идее, вас с детства должно было тянуть к произведениям русской классики, Толстому и Достоевскому, Чехову и Бунину. Откуда же взялся интерес к фантастике, причём к фантастике жёсткой, местами на грани с трэшем?

Всё как раз наоборот. Да, моё детство прошло буквально среди икон, и с классической живописью я был знаком куда ближе среднего мальчишки — это естественно. Помогал в несложных технических операциях вроде дублировки холстов, с иконами немного возился... Но именно жизнь в среде, пропитанной духом «канонического» искусства, помогла легко понять, откуда пошёл весь «авангард» и чем он ценен для мировой культуры. Ведь искусство — неразрывный единый процесс бесконечного эксперимента с формой и смыслами. Знаковые, культовые предметы искусства — это всегда конечные продукты долгих изысканий, будь то идеально выверенная рублёвская «Троица» или хитро перекошенный «Чёрный квадрат». Оба этих объекта так гармоничны, потому что на них вышли в результате поиска, эксперимента.

Когда привыкаешь в таком ключе рассматривать живопись, у тебя и на прозу взгляд особый — раскованный. Ты её принимаешь, как она есть. Ещё наверняка повлияло то, что читать я учился по «Винни-Пуху» и детским сказкам Льва Толстого. И бессознательно оценил разницу между качественной литературой с грамотно упакованными смыслами и, простите, назидательным занудством с претензиями на мудрость — кто бы мог подумать, что это писал автор «Войны и мира»! Ничего удивительного в том, что первой моей самостоятельно прочитанной книгой оказался «Затерянный мир» Конан Дойла, второй — «Экспедиция «Тяготение» Хола Клемента, третьей — «Далёкая Радуга» Стругацких. Русскую классику я открывал для себя уже в относительно зрелом возрасте: Куприн, Бунин, Чехов, проза Пушкина (она мне интересней, чем стихи), Лермонтов... Но параллельно с ними шли американцы и англичане 20 века. И типичная «ушибленность Хемингуэем», и тихий восторг от летящего слога Бунина, и период, когда настольной книгой становится «Мастер и Маргарита», всё это со мной как-то одновременно происходило.

Сколько хороших книг протекло сквозь меня, оставив только послевкусие... Послевкусие — это главное в прозе, то, для чего она в принципе делается. Но мне не мешало бы ещё и анализировать тексты, смотреть, «как это сделано». Увы, не было учителей — ни на журфаке, ни в газетах, — которые могли бы подсказать, в чём состоит техника «корпоративного прочтения». Очень жаль. Я этот велосипед сам изобретал, работая над собственными ранними текстами. Поздно изобрёл — а ведь дебютная трилогия могла бы быть совсем другой. Не было бы у меня повода обзывать её теперь «щенячьей прозой». Хотя и не факт, что писатель Дивов появился бы вообще.

Наложила ли отпечаток на ваше творчество служба в армии?

Безусловно. Я выплеснул в свои ранние тексты кучу специфических душевных болячек, которые именно в Вооруженных Силах приобретаются. Избавлялся от груза. Все-таки «отсидеть два года по ложному обвинению» (а как ещё обозвать службу в ВС СССР?) — это вам не «отряхнулся и пошёл». Это изживать приходится. Хотя о двух годах в армии я жалею, пожалуй, меньше, чем о двух с половиной на журфаке МГУ. Вот уж воистину было потерянное время.

Первые ваши произведения были написаны тогда, когда вы ещё трудились журналистом и копирайтером, работали в рекламных агентствах и разрабатывали слоганы. Как вам удавалось совмещать эти две профессии — ведь и та, и другая отнимают немало времени, сил и энергии?

Повезло: у меня на тот момент была неплохая профессиональная репутация. Поэтому, уйдя в свободное плавание в 1995 году, я спокойно занимался копирайтингом полторы-две недели в месяц, зарабатывал свою тысячу долларов и садился кропать потихоньку «Мастера собак» и «Стальное сердце». Последний заказ на рекламу я получил через неделю после дефолта 1998 года — брал уже в основном для развлечения и разминки мозгов. Заказчику понравилась моя работа, но он решил купить её напрямую, а я не захотел «кидать» агентство, которому был многим обязан... И вдруг понял, что вся эта мышиная возня меня утомляет. Она больше не развлечение. И бросил. На сегодня из меня рекламщик никакой: индустрия ушла далеко вперёд, я половины терминов не понимаю. И замечательно.

Ваш роман «Лучший экипаж Солнечной» можно с некоторой натяжкой отнести к жанру космической оперы, «Закон фронтира» — к постапокалиптике, а «Храбр» — и вовсе попытка исторической реконструкции. Чем вызван такой широкий разброс? Значит ли это, что у вас нет любимых жанров и направлений?

Наоборот, они все любимые, и каждое направление хочется попробовать на зуб. У меня и псевдофэнтези есть («Предатель»), и как бы трэшёвый хоррор («Ночной смотрящий»), и типа милицейский роман («Выбраковка»), и что-то вроде производственной повести («Толкование сновидений», «К-10»).

Последнюю на сегодняшний день книгу Олега Дивова — «Оружие Возмездия» — издатели, очевидно, по инерции маркировали как «фантастический роман». Впрочем, эта автобиографическая история о службе в Вооружённых Силах тогда ещё Советского Союза помогает понять и фантастические произведения Дивова, демонстрируя подноготную его писательской личности.

«Кровь пить любой клоп может»

Пожалуй, самым скандальным, вызывающим диаметрально противоположные толкования романом Олега Дивова до сих пор остаётся «Выбраковка». Одни считают её страшной антиутопией, другие — описанием рая на земле. Вы с самого начала стремились добиться от читателей подобной реакции?

Безусловно. Я только планировал деление 50 на 50 и совсем не ожидал, что 90% сочтут её утопией и готовой социальной программой. Маркеры, расставленные по тексту, чтобы подтолкнуть читателя к мысли о том, насколько мир «Выбраковки» неуютен и опасен для жизни, — увы, не сработали. Их попросту не заметили. Или вытеснили из сознания. Большинство читателей не раскусили даже простейшую обманку с выдуманным персонажем, этим несчастным Птицыным. Тут, конечно, образ главного героя очень сильно на аудиторию повлиял. Харизма «суперагента Пэ Гусева» давит всё, включая логику, читатель верит тому, что Гусев рассказывает. И неспроста, ведь Гусев во вторую очередь выбраковщик, а в первую — гений рекламы. Он вообще талантливый мужик. Настоящий русский интеллигент, просто вооружённый и очень опасный. Было интересно разрабатывать его образ.

Я делал «Выбраковку» как книгу-соблазн, книгу-провокацию. А вышла книга для умных, отважных и, главное, честных перед собой. Разглядеть в себе «крошечку-хаврошечку», существо униженное и оскорблённое, легко. Увидеть в зеркале банального фашиста, уверенного, что людей можно загнать в светлое будущее решением Политбюро, что счастье одних можно купить несчастьем других, — очень трудно.

Ещё я не понимаю, отчего все убеждены, что им-то лично выбраковка не грозит? Или они втайне надеются, что вот АСБ припрётся и увезёт в закрытый дом престарелых, откуда возврата нет, их слабоумную бабушку? Ну-ну. То, что АСБ попутно может папу прихватить, да и маму за компанию, а тебе выбьют лишние зубы, если вякнешь, людям в голову не приходит... С АСБ не шутят, ребята. Я сейчас открою свою френдленту в «Живом журнале» и пальцем покажу, кто из вас схлопотал бы как минимум «предупреждение». Это примерно каждый третий. А многих бы сразу вывели в «труповозку». И можете оказывать сопротивление. Имеете право.

Но сейчас я скажу главное. Восторженное отношение к «Выбраковке» — это не вина наших людей, а их беда. По всплескам продаж книги в регионах можно точно установить, где народ уже окончательно изнасилован. И согласен на что угодно, лишь бы пришли ребята, «имеющие право», и поубивали сначала всех бандитов, потом всех чиновников, потом всех милиционеров, а ещё, если вам не трудно, товарищ уполномоченный, моего соседа и собаку его гнусную до кучи...

Чего вы вообще хотите, если мне однажды целый полковник милиции сказал: «Хорошую ты сказку написал. — Почему «сказку»? — Потому что, к сожалению, никогда у нас не будет таких защитников...»

Роман «Ночной смотрящий» развивает модную тему об «истребителях вампиров», но, прямо скажем, кровососы на страницах этой книги далеко не так гламурны и кавайны, как у большинства авторов «вампирбургеров». Зачем понадобилось выворачивать наизнанку образ обаятельного, «готишного» вампира, уже прижившийся в отечественной литературе?

Во-первых, затем, что лично я не вижу в кровососах ничего обаятельного. Обыкновенные клопы, возомнившие о себе. Во-вторых, чтобы сказать: хочешь стать высшим существом — ну и становись им. Оставаясь человеком. Да, это трудно. Велик шанс, что на пути к вершине основательно переродишься. Вот посмотрите хотя бы на главных героев «Мастера собак» и «Стального сердца». По-своему обаятельные ребята, особенно Мастер. Только у них система ценностей фактически не человеческая. А они ведь просто бились за право остаться самими собой. Чтобы им дали спокойно жить. Но даже на этом пути, казалось бы, таком простом, растеряли человечность почти без остатка. Один хотя бы собаку любит. Другого иногда заедает ностальгия. Всё!

И все-таки выход есть. Сейчас процитирую по памяти. «Глядящий на мир в свете высшей истины не способен ненавидеть. Ибо видит себя во всём и всё в себе». Ощущение сопричастности ко всему. Понимание, что бога носят в сердце, а не дергают за подол его рубахи в церкви. Вот чего нам не хватает.

А кровь пить любой клоп может.

«Выбраковка» стала первым произведением Дивова, которое было отмечено литературными наградами. С тех пор писатель получает по несколько фантпремий каждый год. В их числе — дюжина «Росконов», по три «Кадуцея» и «Интерпресскона»,а также больше десятка других призов.

«Премии — овеществлённое «спасибо»

Вы лауреат уймы литературных наград. Каково ваше отношение к премиям? Изменилось ли оно за последние годы?

Когда я был совсем молод, мало кто меня читал, и поэтому премий не давали, я оценил механизмы их вручения и понял: мне просто не хватит. Слишком много хороших авторов. И сразу успокоился. Тут как раз фэндом вчитался в мои тексты — и началось... Чтобы брать премии, надо регулярно, на протяжении лет, выдавать яркие и интересные тексты. Учитывать, что «старшие товарищи» тоже не дремлют и высоко держат планку. Наконец есть «инерция брендов», и у Лукьяненко всегда больше шансов, чем у Пупкина, потому что Серёгу многие читают, а Васю — единицы.

«Демократические» премии фэндома по сути все до единой призы читательских симпатий. Все эти статуэтки, камушки, они — овеществлённое «спасибо» тех, кто тебя прочёл. Так к ним и надо относиться, на мой взгляд. Премии, вручаемые закрытым жюри, — разные. «Филигрань» — средняя температура по больничной палате критиков. Ценный приз. «Премия Булычёва» — та же средняя температура в палате писателей. Тоже серьёзный знак. «Фантаст года» — просто чистая победа по результатам продаж. А вот что такое, например, «Лучший фантаст Европы», я уже рассказывал когда-то. Просто дружеский подарок хорошему человеку.

Некоторые эксперты до сих пор называют вашими лучшими произведениями повести и рассказы. В чём для вас разница между «малой» и «крупной» формой, над чем работается легче, а над чем — тяжелее? И, кстати, с чего разумнее начинать молодому писателю: с цикла романов или с небольших новелл?

Я объективно сильнее всего в средней форме: четыре-шесть авторских листов. Максимум десять. Рассказы удаются иногда — так ведь и учился их делать очень долго. Но это не значит, что я пишу хоть что-нибудь «легко». Сам процесс написания вещи может быть весьма скоротечным, но «вынашивание» текста, подготовка к нему затягивается на годы. И не всегда заканчивается текстом. Бывает, заканчивается ничем. Полный компьютер набросков, к которым потерян интерес.

А начинать надо с того, к чему душа лежит. Главное — не бросаться стремглав это публиковать. Даже в интернете. Пусть сначала материал «вылежится». Полгода, а то и год. Потом вы его прочтёте — и крепко подумаете. Дальше уж дело ваше.

Кроме премий за повести и рассказы, на вашем счету немало наград за критику и публицистику. Что помогло вам обойти на поворотах и вдумчивых литературоведов вроде Михаила Назаренко, и авторов острых, полемических текстов, вроде Романа Арбитмана?

Во-первых, та самая инерция бренда: если Дивов сделал статью, это интересно очень многим. А если Миша Назаренко — это в фэндоме интересно Дивову и ещё десятку-другому экзотов, способных отличить «апологию» от «аналогии». Во-вторых, я обычно проговариваю вслух то, что у всех наболело. С моей интерпретацией можно не соглашаться, но наболело-то однозначно. Ну и сама подача текста у меня, как правило, такая, что читать не скучно.

Традиционный вопрос: какое из своих произведений вы сами выше всего оцениваете? Что вообще вам нравится и не нравится в собственном творчестве?

Из крупной формы — «Толкование сновидений». Как я взял такую планку в тридцать лет, сам не знаю. Ольга Славникова меня тогда ругала: зачем ты это издал, я бы сначала отнесла в «Новый мир»... Из средней — «У Билли есть хреновина» и «К-10». Лучший мой рассказ однозначно «Когда начнётся муйня» (кстати, нигде и никем не премированный).

Что знаю за собой худого — подолгу зависаю на собственных шаблонах. Если приглядеться, в моей писанине заметны циклы, когда все главные герои исповедуют почти идентичную систему ценностей. Поэтому они выдают шаблонные реакции. Несколько лет кряду одни герои, несколько лет другие... Отсюда, кстати, взялся идиотский штамп: «Дивов пишет героев с себя». Скорее уж персонажи на меня влияют, я ведь некоторые роли отыгрываю по-актёрски...

Вы активно поддерживаете молодых писателей — Дмитрия Колодана, Карину Шаинян... Вам не кажется, что вы несколько торопитесь? Может быть, стоит подождать, пока каждый из этих авторов выпустит по пять-шесть романов, как дебютировавшие на переломе тысячелетий «Стиратели»?

Активно? Не уверен. Просто сказал пару слов. Никогда не «поддерживаю автора», поддерживаю строго текст. Вижу яркий и качественный текст — одобряю. Личность самого писателя меня при этом волнует слабо. Вот, например: дебютные книги «Стирателей» оставили меня равнодушным. Но я не забываю, что Роман Афанасьев — автор редкого, штучного по задумке и исполнению рассказа «Воин Света». «Заповедник» Гаркушева-Егорова ужать до размеров повести — цены б ему не было. Только его не купил бы тогда никто. Хотя остальные упражнения этой пары в намеренной графомании мне скучны. Экстремизмом занимаются, право слово.

Колодан способный автор, только я его вообще не хвалил, напротив, как открыл его дебютную книгу — сразу пошел задавать Диме неприятные вопросы. С Шаинян другая история, я её давно заметил, ещё на каком-то сетевом конкурсе рассказов. Талант Карины своеобразен, редкий дар у неё, таких авторов можно и нужно поощрять хотя бы добрым словом. Главное — не перехвалить.

А ругать их ещё будут зверски, если станут популярны. Жестоко ругать, несправедливо, и все, кому не лень. Это нормально.

Олег Дивов — не только состоявшийся фантаст со своим читательским кругом, но и активный деятель фэндома. Он часто посещает конвенты, участвует в дебатах и проводит мастер-классы. «Живой журнал» Дивова долгое время был одной из самых горячих дискуссионных интернет-площадок для русских любителей фантастики.

«Давно хотел свалить из Сети!»

Недавно хакеры взломали ваш аккаунт в «Живом журнале», потом шла эпопея с возвращением его законному владельцу — вы же отреагировали на все эти события довольно вяло. Как вообще складываются ваши отношения со Всемирной паутиной? Вы оцениваете её как серьёзную площадку для обсуждения текстов, создания и разрушения литературных репутаций? Такой известный персонаж, как Дмитрий Глуховский, например, высоко оценивает рекламный потенциал интернета.

За десять лет, что я болтаюсь в интернете, там так и не родилось каких-то новых сущностей. «Аналитики» пророчили феерию — и что? Паутина дала широким массам всего лишь новые возможности для развития вполне традиционных парадигм. Скучно, господа. Если завтра интернет просто испарится, в моей жизни не изменится ничего вообще. Точнее, она станет проще: исчезнет лишний канал, по которому люди могут меня теребить, чего-то добиваясь. Как информационная помойка интернет мне тоже не особо дорог — люблю и вроде бы умею работать с бумажными источниками.

Надоели они мне просто, эти ваши интернеты. И блог свой я последний год тянул еле-еле, чисто по привычке.

Названный вами персонаж мне известен в первую очередь тем, что вымогает у читателей ссылки на себя, любимого, в ЖЖ. Дадут много ссылок — он выложит следующую главу. И они, представьте, дают. Нагоняют ему рейтинг. Прямо секта какая-то. Естественно, такой автор оценит «рекламный потенциал интернета» высоко.

Но вот какая тонкость: самые эффективные технологии продвижения текста в интернете — партизанский маркетинг и вирусная реклама. А гиперэффективная — это когда сам народ за тебя подписался. Нужно просто сделать такой текст, чтобы люди хотели его читать и рекомендовали другим. Опять мы упираемся в то, что интернет не создает новых сущностей, он просто эксплуатирует вековой опыт. Опять скучно, господа.

Думаю, мне пора на пару лет в интернете просто заглохнуть. Уйти в read-only. А там поглядим. Взлом блога — это была просто манна небесная. Не все верят, но у меня свидетель есть. Когда позвонили с этой новостью, первой моей ответной фразой было: «Ну и слава богу, отличный повод завязать! Давно я хотел вообще свалить из Сети!»

Как вы оцениваете игру «Ночной смотрящий», сделанную по мотивам вашего одноимённого романа? Планируете ли вы в ближайшем будущем сотрудничество с производителями компьютерных игр, не обращался ли к вам кто-либо из кинопродюсеров?

Не оцениваю: не играл. Меня долго уговаривали, наконец, уговорили, но диск не запустился. Те немногие, у кого диск запустился, говорят, чушь несусветная. Там не использован ни один оригинальный сюжетный ход «Смотрящего», наоборот, книга фактически угроблена, опущена до состояния типового ужастика. Как я понял, у них висела в стадии полуразработки игрушка, под которую надо было подогнать более-менее внятную фабулу. Тут подвернулся «Смотрящий». Я продал лицензию, забрал деньги, ушёл, забыл. К тому моменту книга давно жила своей жизнью, и её судьба меня волновала исключительно в плане «роялти».

Будут ли новые игры, понятия не имею. А с кинопродюсерами я общаюсь уже лет десять. Вариантов было очень много, я соглашался (точно как в случае с игрой) — и всё сыпалось вдруг. Прошлогодний кризис подрубил экранизацию, по которой уже пошла конкретная работа, был подписан договор со студией, вовсю пахал сценарист, мы с режиссёром устраивали мозговые штурмы. Но не судьба. Ну и ладно. Я к этому абсолютно спокойно отношусь. Зато с хорошими людьми познакомился. Что особенно веселит: сам уровень предложений растёт год от года, осталось, кроме шуток, чтобы из Голливуда позвонили.

Но кое-что внушает оптимизм. Я несколько раз заводил с продюсерами разговор о своём видении «правильного фантастического сценария» — и всегда встречал стопроцентное понимание. Вовсе продюсеры не монстры. И если я завтра напишу оригинальный сценарий, какой обещал, то точно знаю, куда его нести.

Другой вопрос, что всё равно в последний момент проект обломается: я фатально невезуч в этом смысле.

И в завершение: когда в свет выйдет новый роман Олега Дивова? Читатели уже заждались. Чего ждать на сей раз от непредсказуемого писателя?

Думаю, в районе Нового года выйдет очередной, третий уже, авторский сборник рассказов — «Стрельба по тарелкам». Там фантастика самых разных видов: и юмор, и социальная сатира, и просто хулиганство, и что-то вроде боевика, и психологическая проза... Совершенно неожиданная, нетипичная для меня публицистика под занавес. Но в целом я там выступаю в своей привычной ипостаси — раздолбая с человеческим лицом.

Дальше — не скажу пока точно, когда — будет остросюжетный роман, очень лёгкий, почти подростковый. Очень добрый и тёплый. Написанный в первую очередь для себя, чтобы вспомнить, как это вообще делается. А потом, если жив буду, косяком пойдут уже привычные для бренда «Дивов» странные книги. Весёлые, грустные, дикие и симпатичные одновременно, с «фирменным юмором», которого сам иногда не понимаю, но всё равно смеюсь... Лишь бы жизнь не взбрыкнула в тот самый момент, когда я снова встаю в колею. Знаю за своей жизнью такую манеру: взбрыкивать.

Я молчал два года после «Оружия возмездия». Теперь я вернулся.

Будет, как минимум, весело.

Что ж, будем считать это Обещанием. «Весело», это, как минимум, здорово. Необычно? Непредсказуемо? Оригинально? Чего еще ждать от этого симпатичного раздолбая по имени Олег Дивов?

Досье: Олег Дивов

Олег Игоревич Дивов родился в Москве 3 октября 1968 года. Поначалу собирался быть журналистом, впервые опубликовался в 14 лет. Два года прослужил в самоходной артиллерии. Поступил на журфак МГУ, но был отчислен с третьего курса за прогулы и огромное количество «хвостов». Ещё будучи студентом, занялся рекламной деятельностью. С 1995 года — фрилансер по факту и состоянию души.

Дивов дебютировал в фантастике в 1997 году трилогией «След зомби». В последующие годы написал семь романов, многочисленные повести, рассказы, эссе, статьи и даже одну пьесу. Входит в творческий совет журнала фантастики «Если», жюри Мемориальной премии Кира Булычёва, в Совет по фантастике и приключенческой литературе при Союзе писателей РФ.

Категория: Интервью с писателями | Добавил: Rakesha (19 Янв 2010) | Автор: Мир фантастики
Просмотров: 1184 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск по каталогу

Помощь сайту

Статистика


Visitor Map


Только для фанатов фэнтези! ;)