Среда, 18 Май 2022, 2:59 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
Меню сайта


Конкурс

Категории каталога

Наш опрос
Довольны ли вы качеством новых книг в библиотеке?
Всего проголосовало - 11273
Результаты

Начало » Статьи » Интервью с писателями

Интервью с Максом Фраем
Интервью с Максом Фраем


Макс Фрай — псевдоним писательницы Светланы Мартынчик (и изначально — её дуэта с художником Игорем Степиным).
Светлана Мартынчик родилась в Одессе, училась на филологическом факультете Одесского Государственного Университета; в 1985 году занялась актуальным искусством, в связи с чем, учебу пришлось прекратить.
Художник, менеджер художественных проектов. Вместе с другим одесским художником Игорем Степиным получила известность в качестве автора долгосрочного «пластилинового» проекта «Мир Хомана», фрагменты которого демонстрировались на многочисленных персональных и групповых выставках в Москве, Европе и США.


Макс Фрай – до недавнего времени, один из самых загадочных писателей. Даже заядлые почитатели его таланта не могли назвать его настоящего имени или места пребывания в нашей реальности. Многие читатели думали, что Макс – это именно тот обаятельный парень, от лица которого ведется повествование в «Лабиринтах Ехо» - «визитной карточке» Фрая. Другие считали этого писателя группой людей, пишущих под одним псевдонимом. Макс не давал интервью и не участвовал в телевизионных шоу, поэтому проверить слухи было практически невозможно.
Книги этого писателя так же неуловимы, как автор. Их трудно отнести к определенному жанру – это не фантастика, не фэнтези, не психология, и в то же время – все это одновременно. Дети находят в этих творениях волшебную сказку, молодежь – мечту, а взрослые, уставшие от работы, - путешествие по прекрасным мирам, из которых не очень хочется возвращаться.
Нам посчастливилось повстречаться с Максом Фраем в Москве и уговорить его побеседовать с нами. Его, или, точнее, - ее. Потому что на самом деле Макс Фрай – это милая женщина Светлана Мартынчик, искренняя, открытая и удивительно обаятельная.


- Светлана, в ваших книгах вы так убедительно вошли в роль Макса, что мы ни на мгновение не заподозрили, что их автор – женщина. Как вам это удалось?

- Это было не трудно. И вообще мне кажется, общество сильно преувеличивает роль гендерных различий. На мой взгляд, люди разных национальностей, разных поколений, разных профессий, разных знаков Зодиака, а также сенсорики и интуитивы отличаются друг от друга гораздо больше, чем мужчина и женщина одного психологического типа. Мой герой Макс, как и я, - эмоциональный интуитив, в его непредсказуемой жизни нет ни какой логики. Мой псевдоним выбран именно благодаря моему герою. Мне хотелось, чтобы имя автора и имя персонажа, от которого ведется рассказ, совпадали.

- Какова реакция ваших читателей на то, что Макс – это Светлана?

- Разная. Порой совершенно непредсказуемая. У некоторых – ужасная. Молодым Максом оказывается, простите, престарелая тетка. То есть идет развенчание мифа, для кого-то очень болезненное. Некоторые самые страстные поклонники моего героя пишут: «Мы хотим, что бы ты умерла». Потому что тогда миф может быть в целости и сохранности.

- Миф может поддерживаться и вашей загадочностью. Вы не «светитесь» на телевидении и в газетах…

- Зачем делать то, что считаешь совершенно бессмысленным? Зачем сидеть на каком-нибудь глупом телешоу и отвечать на идиотские вопросы?

- Ваше место жительства – такая же загадка, как имя…

- Последнее время я живу в Вильнюсе, и это абсолютно мой город, я его обожаю. До этого одиннадцать лет прожила в Москве, при чем без прописки и без регистрации. А родилась я в Одессе.

- Ваши книги трудно отнести к какому-либо жанру, хотя более всего они напоминают жанр фэнтези...

- А зачем вообще нужно все на свете классифицировать и запихивать в ту или иную ячейку? По-моему, это важно только для продавцов, чтобы они знали, на какую полку в магазине ставить ту или другую книжку.

- Светлана, расскажите о вашей семье.
 
- У меня замечательная ситуация, у меня нет семьи. Человек, с которым я живу, является моим другом, коллегой, кем угодно, но о семье у нас речи не идет. Детей у меня тоже нет. Потому что это абсолютно не мое.

- С 1996 года вы, можно сказать, стали признанным писателем. А кем вы были до того? И вообще, кто вы по профессии?

- А никто я по профессии, в том числе и не писатель. В свое время я сбежала с третьего курса филфака и высшего образование так и не получила. А вообще, я чем только не занималась! Была художником-оформителем, делала интернет-проекты, год работала в «телевизоре». В разные периоды жизни меня интересовали разные вещи, и это нормально. С другой стороны, если кто-то выбрал свой путь в юности и всю жизнь ему следовал, то, на мой взгляд, это тоже нормально. Кто-то стремится прожить одну большую жизнь, кто-то - много маленьких. Главное, понять, к какому типу относитесь вы лично.

- У вас есть любимые писатели?

- Да, конечно. И один из них – Макс Фрай. Кроме шуток. Когда я в «загрузе», или депрессии, то люблю перечитывать свои собственные книги, они сильно поднимают настроение. Иногда я даже удивляюсь, как это я могла так здорово написать.

- Интересно, как вы пишете? Это полет, вдохновение или кропотливая работа?

- Да вы что, какая работа! Конечно же, полет. Я убеждена, что самые лучшие, самые искренние и настоящие вещи получаются именно на этом состоянии полета. Когда я пишу, то почти ничего не исправляю, более того, даже редактор мои книги практически не правит. И это следствие именно вдохновения.

- А если вдохновение в один прекрасный день исчезнет, то что вы тогда будете делать?

- Пойду в таксисты и буду лучшим водителем своего парка. Я классно вожу машину. Так что прокормить себя, если что, я смогу и без литературы.

- Для вас есть понятие «высокая» и «массовая» литература?

- Да, конечно. Но у меня есть и собственное мнение на этот счет. У нас любят вести разговоры насчет «высокой» литературы, но никто не задается интереснейшим вопросом, как та или иная книжка влияет на душевное состояние читателя. С этой точки зрения многие «ширпотребные» писатели могут оказаться гораздо позитивнее иных классиков. И если та же Донцова поднимет настроение своим читателям, то пусть она существует. Это же здорово.

- Вы лично ее читаете?

- Я – нет. Но я вообще странный человек. Я еще и чипсы не ем. А вообще литература, конечно, здорово влияет на жизнь. Если бы мне в 8 лет попался «Гарри Поттер» и я прочитала бы, что «смерть для высокоразвитых людей – это не более, чем увлекательное приключение», то я выросла бы, наверное, более радостной и счастливой.

- В большинстве ваших книг отчетливо заметны эзотерические традиции, и, видимо не случайно. Какими эзотерическими практиками вы занимались?

- Это очень личный вопрос, не имеет смысла говорить о нем, потому что каждый живет только собственным опытом. И то, что подходит одному человеку, может не подойти для других.


Категория: Интервью с писателями | Добавил: liane (17 Июн 2009)
Просмотров: 1860 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск по каталогу

Помощь сайту

Статистика


Visitor Map


Только для фанатов фэнтези! ;)