Понедельник, 20 Фев 2017, 2:21 AM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
Меню сайта


Конкурс

Категории каталога

Наш опрос
Ваша любимая раса
Всего проголосовало - 26962
Результаты

Начало » Статьи » Бестиарий

«Дюна» Фрэнка Герберта: Монстрология
«Дюна» Фрэнка Герберта: Монстрология


Твари гербертовы
Расы и существа “Дюны”

У любой фантастической вселенной имеются свои “козыри” — отличительные черты, свойственные только ей одной. Иногда такими бывают невероятные планеты и места, иногда — колоритные и многослойные персонажи, а иногда — необычайные существа. У “Хроник Дюны” Фрэнка Герберта всего этого в избытке: недаром его вселенная считается одной из самых детализированных. В этой статье мы поближе рассмотрим созданий “Дюны” — столь запомнившихся всем читавшим книги Герберта и столь необычных для незнакомых с ними.

Червь песчаный

Самое грандиозное как по размеру, так и по известности создание “Дюны” — песчаный червь (Sandworm). Он по праву считается чуть ли не визитной карточкой гербертовской саги. Прозванный аборигенами пустыни фрименами Шаи-Хулудом, червь — не просто единственное гигантское создание Арракиса, но и философский символ.
Песчаный червь — не органическая, а кремниевая форма жизни. Он состоит из 100-400 отдельных сегментов, заключенных в толстую кожаную оболочку серебристо-серого цвета. Каждый из сегментов обладает собственной примитивной нервной системой, поэтому убить червя практически невозможно: даже если уничтожить один из сегментов, его функции возьмут на себя другие. Песчаные черви огромны: самые крупные особи доходят до 400 метров в длину, а в ширину — свыше 100 метров. Пасть червя достигает 80 метров в диаметре и окружена большим количеством зубов — до тысячи.
В своем развитии червь проходит несколько стадий. Например, личиночная стадия называется песчаной форелью. Песчаная форель представляет собой бесформенный одноклеточный организм. Объединяясь, эти организмы образуют молодого червя. А последний под действием воды снова распадается на множество форелей, и процесс начинается заново. Вода — самая большая опасность для червя, она действует на него одновременно как яд и как кислота. Именно водяными барьерами жители городов на Арракисе огораживали свои поселения от возможного вторжения Шаи-Хулуда.
Червь стал основой экологической модели “Дюны”. Герберт писал книгу в то время, когда само понятие экологии было еще в новинку для публики, а его самого защита окружающей среды волновала очень сильно. Экологическая система Арракиса упрощена донельзя: по сути, до начала работ Пардота Кинеса по терраформированию все живые существа на планете были представлены разными формами червя: песчаным планктоном, песчаной форелью, малым червем и, наконец, самим Хозяином пустыни. Цикл развития червя стал иллюстрацией к учебнику экологии, который Фрэнк Герберт ненавязчиво вставил в фантастический роман. Червь создает не только Пряность — он создает саму планету. Песок Дюны — продукт его жизнедеятельности, как и атмосфера (по крайней мере, главная ее составляющая — кислород).
Червь напрямую взаимодействовал и с человеческими обитателями планеты — фрименами. Воины пустыни свободно пользовались его дарами: не только Пряностью (и всем, что из нее изготавливали: ткани, взрывчатку, пластики), но также и кристаллическими зубами, из которых делали знаменитые ножи-крисы, и Водой жизни — модифицирующим сознание наркотиком. Фримены научились даже эксплуатировать самого червя: один смельчак смог его оседлать, передал свое умение другим — и вот уже червь становится средством передвижения...
Но самое, пожалуй, интересное — это символическое значение песчаного червя, гигантского монстра пустыни.

Левиафан пустыни или Шаи-Хулуд

Фирменной чертой Фрэнка Герберта, особенно ярко проявившейся в “Дюне”, было его стремление работать с многочисленными смысловыми слоями. Причем, в отличие от некоторых модных авторов, в этой многочисленности нет натужности: автор мастерски сплетает в одном понятии несколько разных смыслов. Нижеизложенное — не какие-то любительские домыслы: Герберт излагал эти идеи во многих интервью, иногда явно, а иногда очевидными полунамеками.
Во-первых, в самом примитивном понимании, гигантский песчаный червь, “старик пустыни” — это воплощенный архетипический образ чудовища, живущего в глубине. Земная твердь — сама по себе двоякое понятие. С одной стороны, это нечто твердое, надежное, незыблемое, с другой — протянувшаяся на тысячи километров толща песка, камня и других пород противопоставляется Солнцу и свету. Там темно, именно оттуда выходят ожившие покойники, упыри и прочая нечисть, именно там живут страшные чудовища. Земные глубины — это Ад, вместилище истинного Зла. Типичный сюжет для ночного кошмара: не предвещающая опасности твердь вдруг раздается под ногами, открывая зыбучие пески, засасывающую трясину... или громадную пасть Червя, >сверкающую острыми и беспощадными зубами.
Во-вторых, внешний вид хозяина планеты взят Гербертом не с потолка. В библейской традиции именно змей (или гигантский червь) становится носителем зла и отвечает за многие беды и разрушения, постигавшие людской род. Как и многие другие англоязычные писатели, автор не мог не учитывать библейскую символику.
В-третьих, Шаи-Хулуд — один из вариантов монстра, стерегущего сокровища. “Где Пряность, там и черви”, — сказал терраформист Кинес во время облета пустыни. Пряность — вот величайшее сокровище в мире “Дюны”, ценнее золота и драгоценных камней, ибо оно дает саму жизнь. А охраняет его гигантское чудовище, способное разом проглотить огромный передвижной завод по обогащению Пряности.
Посмотрев на этот вопрос с другой стороны, можно заметить еще один интересный момент. Пряность — символ жизни, а червь — смерти. Но именно червь рождает Пряность, и червь же ее охраняет. Смерть порождает жизнь, и смерть всегда рядом с жизнью. Разумеется, такой символизм был заложен Гербертом в книгу вполне сознательно.
С экологией связан еще один смысловой слой — взаимоотношения человека и природы. Шаи-Хулуд, конечно же, воплощение природы, а символом человечества служат разбросанные в песках общины фрименов. Их отношения развиваются по общей схеме. Долгие столетия держится равновесие: “старик пустыни” вообще не замечает эту “копошащуюся мелочь”, а фримены пользуются всем, что можно получить от Червя. И тут приходит человек из другого мира. Аналог Иоанна Предтечи, человек, вооруженный знаниями, имперский эколог Пардот Кинес. Он дает фрименам цель — не ждать милостей от природы, но взять их силой. И фримены начали брать. Сначала по чуть-чуть, сокращая ареал обитания червя (в терраформированных территориях Шаи-Хулуд жить не может), потом все больше и больше. Получив от Пола Муад’Диба силу и власть, фримены принялись за червя как следует — и победили! И проиграли... Потому что на планете с водой, текущей в реках, и водой, падающей с неба, червь умер. Умерла исконная природа Арракиса, умер тот, кто давал величайшее из сокровищ Вселенной.

Гильд-навигаторы

Давным-давно гильд-навигаторы были людьми, но постоянное действие Пряности изменило не только их разум и тело, но и генетику, так что теперь их можно считать полноправной расой. Внешне фигура гильд-навигатора отдаленно напоминает человеческую, однако перепончатые ступни и огромные ластообразные кисти сразу бросаются в глаза. Черты лица навигатора более сглажены по сравнению с человеческими: узкая полоска рта, невыразительный нос.
Гильд-навигаторы не могут находиться на открытом воздухе. Их перевозят в специальных прозрачных контейнерах, наполненных оранжевым меланжевым газом для поддержания жизни. Кроме того, эти контейнеры оснащены так называемыми генераторами Хольцмана, создающими внутри антигравитационное поле. “Гильдиер казался рыбой в водах странного моря”, — так описывает одного из навигаторов сам Фрэнк Герберт.
В обмен на устрашающую внешность и постоянную зависимость от Пряности гильдиеры получили способность предвидеть будущее, заглядывать в отдаленные уголки возможного. Это умение позволило им прокладывать наиболее безопасные маршруты в космосе, избегать столкновения корабля на сверхсветовых скоростях с астероидами, кометами, планетами и другими звездолетами. А поскольку после Батлерианского джихада любые сколь угодно сложные вычислительные машины были строго запрещены, другого варианта путешествия на невероятно высоких скоростях не существовало. Именно поэтому Космическая Гильдия, собрав в своих руках навигаторов, получила полную монополию на космические перевозки. Однако, как часто это бывает, источник силы гильдиеров стал причиной их слабости. Без постоянной подпитки Пряностью их способности начинают ослабевать. Взяв под контроль всю Пряность на Дюне, Муад’Диб получил мощнейший инструмент давления на Гильдию.
Наиболее известен из гильд-навигаторов Эдрик, которого мы встречаем на страницах “Мессии Дюны”. Впоследствии в “Еретиках Дюны” упоминается о навигаторе из рода Эдриков, что говорит о высоком статусе этого персонажа.
В фильмах навигаторы выглядят по-разному. В первой интерпретации “Дюны” от Дэвида Линча навигатор представляет собой огромный червеобразный “танк” с треугольным ртом, из которого постоянно извергается оранжевый газ, и маленькими рудиментарными руками. Именно этот образ впоследствии перекочует в компьютерную игру “Emperor: Battle for Dune”, где гильдиеры управляют НИАБ-танками на подвесках Хольцмана, стреляющими статическими зарядами. Другой облик навигатора, очень близкий к книжному, появляется в последних минисериалах “Дюна” и “Дети Дюны”. Единственное отличие от книги наблюдается в первом сериале: здесь у гильдиера появились перепончатые крылья на руках.

Тлейлаксианцы

Если всеми своими способностями гильдиеры обязаны неконтролируемой мутации под воздействием Пряности, то создания Тлейлакса развиваются под строгим контролем своих создателей. Тлейлакс, родной мир Бене Тлейлаксу — единственная планета системы Талим. Главное занятие тлейлаксианцев — генетические опыты над людьми и другими созданиями. Их планета наиболее известна как центр подготовки “искаженных” ментатов — людей, тренированных для совершенного владения логикой и вычислительными способностями. Если обычными ментатами становятся люди, которые проходят сложнейший, но общедоступный курс обучения, то “искаженные” отличаются от них дополнительными особенностями, известными лишь их создателям и заказчикам.
Другая эксклюзивная область работы тлейлаксианцев — создание искусственных людей, или гхол. Они выращиваются из человеческих клеток (часто — из мертвых тканей) в специальных аксолотльных чанах. Выражаясь современным языком, Бене Тлейлаксу проводит генетическое клонирование людей. Единственным недостатком гхол была потеря памяти своего “оригинала”. Впрочем, в “Мессии Дюны” эта недоработка была устранены: гхола Айдахо-Хейт благодаря целому ряду ярких эмоциональных событий вспомнил свою “прежнюю” жизнь вплоть до гибели во время нападения Харконненов на Арракис.
Общество Тлейлакса разделено на две большие группы. Первая — мастера — руководящая сила Бене Тлейлаксу. Именно они принимают все важные решения и управляют второй группой — лицеделами. Лицеделы, чье подчинение мастерам заложено на генетическом уровне — одно из самых опасных творений тлейлаксианцев. Они способны менять свой облик, полностью копируя внешность, голос, а порой и личность любого человека. Никто, кроме Сестер ордена Бене Гессерит, не может отличить реального человека от его копии-лицедела. Лицеделы стерильны и не могут иметь детей, зато способны менять свой пол в зависимости от трансформации. Надо сказать, что женщины тлейлаксианцев нигде не упоминаются, и как размножаются эти замечательные существа, неизвестно.
Один из самых известных тлейлаксианцев — лицедел Сайтейл, впервые появившийся как участник заговора против Муад’Диба на страницах “Мессии Дюны”. В “Капитуле Дюны” мы встречаем новую, улучшенную версию Сайтейла, ставшего полноценным мастером.
Тлейлаксианцы постоянно совершенствуют свои творения, и в более поздних книгах лицеделы намного могущественнее своих предшественников из ранних романов. А из сюжета двух последних частей саги становится ясно, что Фрэнк Герберт отводил этим созданиям Тлейлаксу довольно важную роль, и в последней, так и не написанной, книге цикла они должны были стать ключевой силой.

Футары

Впервые футары описаны на страницах последней книги гексалогии — “Капитула Дюны”. Эти создания представляют собой своеобразный гибрид людей и кошек. Внешне напоминая женщин с кошачьими чертами в фигуре, футары отличаются широким лицом и выступающими клыками. Речь у них взрывная и односложная: “Когда есть?”, “Хочу почесать голову” и “Сесть тут”. Главная цель создания футаров — охота на Досточтимых Матрон, вернувшихся из Рассеяния и сметающих все на своем пути. Вопрос о создателях футаров остается загадкой, однако Фрэнк Герберт вкладывает в уста одного из главных персонажей слова о том, что в этом деле наверняка замешаны тлейлаксианцы. Доподлинно известно, что футарами могут управлять лишь специально обученные дрессировщики, однако и их личность держится в тайне.

“Дюна” в интернете

Узнать подробнее об этих и других созданиях песчаной саги можно здесь:
www.thedune.ruДюна: Пряный Мир
www.arrakis.ruДюна: русский ресурс
dune.mars-x.ruПути Арракиса

Категория: Бестиарий | Добавил: Сокол (18 Июл 2009)
Просмотров: 2961 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск по каталогу

Помощь сайту
Уважаемые посетители!

Наш проект является бесплатным, поэтому в основном все оплаты за сайт (дисковое пространство и т.д.) производятся из кармана администрации. Ввиду этого возможности заполнения сайта новым материалом весьма ограничены. Вы можете поспособствовать этому переведя любую сумму, которую считаете справедливой на один из электронных кошельков, приведенных ниже. Ваши деньги не пропадут даром, а пойдут лишь на улучшения сайта.

А сейчас в связи с некоторыми проблемами, по причине которых мы собираемся переехать на другой сервер, нам особенно нужна ваша помощь в накоплении средств на это.

Заранее спасибо!

Bitcoin

(Обменники: alfacashier, 24change)

Статистика


Visitor Map


Только для фанатов фэнтези! ;)