Воскресенье, 28 Май 2017, 4:12 AM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
Меню сайта


Конкурс

Категории каталога

Наш опрос
Вы относитесь с пониманием к тому, что на новом сайте не работает авторизация и регистрация?
Всего проголосовало - 5269
Результаты

Начало » Статьи » Бестиарий

Орки и гоблины
Орки и гоблины


Кто нагло вкушает бессмертие —
А Трор навеки умолк?
Кому извечный товарищ —
Блохастый и хищный волк?
Это гоблины!
Они мешают мне жить!

А. Курганов

Как они вышли из Холмов

С давних-предавних времен, еще до переселения саксов в Британию, германские племена центральной Европы нет-нет да и встречали загадочных существ, заведомо не принадлежавших к человеческому роду.

Отличить их от всяческой другой живности можно было по серо-бурой коже, удлиненным остроконечным ушам и мелким черным глазкам; ростом они были тогда не выше, чем в половину человека; по разным источникам, от 30 до 80-90 см.
Это интересно: почему-то в нашей стране бытует миф, будто в средневековье люди были намного ниже, чем сейчас. Ничего подобного. Для германца тех времен в двух метрах роста не было совершенно ничего необычного. Малорослый народ проживал в Европе в XVII-XIX веках, в некоторых странах «карликовый» период пришелся на эпоху Возрождения, но в Темные века встречались настоящие великаны.
В отличие от карлика, у гоблина нет бороды, а есть только маленькие бакенбарды, в крайнем случае — крохотная «козлиная» бородка, да и волосы у него не белые, а черные и курчавые. Сложены гоблины иначе, чем карлики и гномы: при коротком туловище у них длинные руки и ноги, ходят они пригнувшись и слегка вразвалочку. Насчет носов авторы расходятся: кое-кто описывает здоровенные — не хуже, чем у карлика или даже тролля, но чаще встречаются скромные курносые рыльца.
Одевались гоблины в те времена весьма скудно: чаще всего им хватало одних штанов, а верхнюю часть тела они оставляли неодетой (по некоторым данным — предпочитали разрисовывать краской). Цвет кожи гоблинов отлично подходит для маскировки в грязи, на палой листве, на фоне хвороста или древесного ствола. И штаны у них обычно той же окраски.

Где найти гоблина

Гоблины-одиночки селились обычно неподалеку от людей и часто брали на себя роль своего рода «паразитов»: обживали, допустим, амбар, подворовывали зерно, доили хозяйских коров и так далее. Впрочем, если гоблинов не ущемляли, а честно предлагали их долю — могли и помочь человеку, к примеру — вылечить больную корову или залатать прохудившуюся крышу. А также предупредить заблаговременно об опасности — скажем, набеге соседей или наводнении.
Были и другие, которые жили в лесных норах; эти порой были не прочь поохотиться на человека. Конечно, не в открытую, а по-подлому, как охотится и сам человек: с помощью силков, капканов, ловчих ям. Или — запутав человека криками и болотными огнями, чтобы он увяз в трясине, откуда его потом можно будет безбоязненно выковырять и съесть.
По всей видимости, гоблины эти во многом напоминали наших домовых и леших. Не исключено, что были с ними в родстве...
Впрочем, те, о ком мы сейчас говорили, — изгнанники и отщепенцы гоблинского рода. У них было «где-то под Холмами» (то есть в стране волшебных существ) собственное королевство. Монарха этой страны чаще всего звали Гоб (Ghob). «Королевские» гоблины вели совсем другую жизнь, обитали в собственных домах и порой вели войны — чаще всего в союзе с троллями против короля эльфов, иногда — против гномов или карликов, изредка воевали и с людьми. Впрочем, многие отмечали, что гоблины не столько воинственны, сколько мстительны; обид они никогда не прощали и платили за них сторицей.
Область распространения этого народа, по-видимому, такова: Британские острова, Дания, Германия, Нидерланды, юг Скандинавского полуострова, Альпы, Бургундия и северо-запад Франции (где их еще называли лютенами).

Гоблины в быту

Изо всех ремесел гоблины были сильнее всего в варке разнообразных зелий и напитков. По некоторым данным, они (а вовсе не король Гамбринус) изобрели эль, пиво, мед и чуть ли не виски...
Поесть и выпить они всегда любили; из продуктов предпочитали грибы, козье и лошадиное мясо и молоко (коз они разводят, а лошадей — крадут); в суровых северных условиях научились изготовлять что-то вроде пряностей. Но, как уже говорилось, некоторые не прочь отведать человека, а также эльфа или другое разумное двуногое. Если вы попадете на стол к гоблину, то можете твердо рассчитывать на то, что вас приготовят по всем правилам кулинарной науки.
В отличие от многих обитателей Холмов, гоблины даже в те времена совершенно ничего не имели против железа — правда, делали его не слишком качественным. Посуду предпочитали не глиняную и не деревянную, а оловянную, как добропорядочные бритты.
А вот золото гоблины не обрабатывали, зато отлично умели его находить. Как правило, отыскав клад (или прорыв подкоп к чьей-нибудь кубышке), они не пользовались добытым, а перепрятывали на черный день. Украшения, впрочем, иногда носили.

Мечи и магия

Обычное вооружение гоблина тех времен — копье и дротик, иногда — лук или дубина, изредка — длинный рубящий меч, наподобие галльского, но слегка изогнутый. Нередко дротики и стрелы смазывали ядом, правда, не слишком сильным. Жестоко ошибался, однако, тот, кто считал малый рост гоблина признаком хилости; ему вполне хватало силы и на кузнечный молот, и на рукопашный бой, а многие описывали «железную хватку» или «могучий удар» гоблина. Так что человеку они в этом отношении вряд ли особо уступали.
Имелись среди гоблинов и маги — обычно чарами занимались у них женщины, и мало кто лучше них разбирался в волшебных зельях.
Вообще надо отметить, что гоблины — весьма и весьма волшебный народец; с магией они связаны не менее тесно, чем эльфы. Правда, изрядная часть их сверхъестественных талантов весьма непрактична, вроде умения сквашивать смехом пиво и молоко, одним движением заплетать конский хвост в сорок семь косичек (в сорок шесть — никак невозможно) или удлинять язык так, чтобы, не сгибаясь, облизывать собственные пятки.
Но есть и более ценные в быту способности; так, например, подпрыгнув (или хихикнув), гоблин может заставить фрукты либо орехи осыпаться с ветвей. Жить собирательством этот фокус очень даже помогает! От преследователя многие гоблины умеют спасаться, заставив свои ноги оставлять следы копыт, причем ведущие в обратную сторону; маскировочные чары заставляют их сливаться с землей, хотя, между нами говоря, при их окраске это и так нетрудно. А еще гоблины всегда в курсе всех дел: они знают способ общаться с привидениями, духами и даже просто мертвыми телами.
Ну а по боевой части, кроме зелий, гоблины порой могут «порадовать» огненными заклятиями. Не такими, как любимый народом огненный шар, а поджиганием травы под ногами или даже одежды на противнике. Есть сведения, что гоблины способны приручить саламандру или какое-то родственное ей существо, верней всего — элементаля.

Историки идут по следу

Всякой твари, чье право на существование оспаривает современная наука, та же наука старается найти рациональное объяснение. И вот прообраз гномов находят в древних рудокопах Рура либо в лангобардах-«длиннобородых», огров — в гориллах и белых медведях, а драконов — в динозаврах (хотя палеонтологи и утверждают, что это полная дичь).
Как правило, такие объяснения существуют во множестве вариантов, и выбрать из них один мудрено — все они вилами по воде писаны. А вот гоблинам в этом отношении повезло: популярна одна-единственная версия, и у нее есть неплохие обоснования.
Истории про гоблинов, как утверждают сторонники этой теории, в массе своей появляются в V-VI веках нашей эры. А это — время вторжения в Британию саксов, ютов и других германских племен.
До германцев в Британии жили кельты; среди кельтских народов один из самых известных — пикты.
Слово это означает на латыни «раскрашенные» и отражает манеру пиктов разрисовывать свою кожу; примерно так же поступали и гоблины. Кое-кто отмечает их коричневатую кожу и привычку ходить сгорбившись.
Но главным доводом в пользу этой гипотезы служит... национальный промысел гоблинов: варка эля и других замечательных напитков. И — их маленький рост. Помните, у Стивенсона:

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Похоже? Но только «малютки» эти — не гоблины, а пикты. Ростом они были заметно меньше и саксов, и соседних кельтских народов.
Все ли можно этим объяснить? Не факт. Но во всяком случае, концы с концами сходятся тут намного лучше, чем в большинстве подобных версий.

Как малыш вырос

С годами многие обитатели Холмов стали казаться людям меньше, чем в те времена, когда они встречались часто. В историях, написанных в шекспировские времена, то и дело встретишь гнома двух вершков ростом, или эльфа, живущего в цветочке, или другую подобную гнусную мелюзгу, нимало не похожую на своих почтенных предков.
Не то — с гоблинами: напротив, год от года они росли и крепли, но не скажу, что хорошели...
Последний деятель этой эпохи, у кого гоблин выглядит так, как ему и подобает, — Шекспир, который в пьесе «Сон в летнюю ночь» показывает довольно-таки «классического» Пака. А вот авторы позднего средневековья и Ренессанса описывают гоблинов в 2-4 метра ростом и до полутонны весом. Кожа их постепенно посерела, а у некоторых — поросла густым волосом. Самые неприятные экземпляры обзавелись рожками.
Кое-кто переселился под воду, вытеснив из экологической ниши морских чертей; эти приучились топить корабли и командовать стаями акул. Вплоть до середины XVIII века моряки Англии, Голландии, Швеции, Дании, Гамбурга жертвовали морским гоблинам что ни попадя и плевать хотели на недовольство этим фактом всех существовавших тогда церквей.
Другие популяции гоблинов начали делить территорию с троллями или даже кобольдами, закопались в глубокие шахты и научились время от времени превращаться в камни.
Колдуны и чернокнижники задумываются о том, нельзя ли вызвать гоблина в пентаграмму посредством каких-нибудь ритуалов; алхимики же пытаются взрастить его, словно гомункулуса, в пробирке.
Их начинают путать не только с демонами и гомункулусами, но даже... с вампирами. Кавардак все растет; и это при том, что свидетельств тех, кто видел гоблина самолично, все больше и больше! Того же морского «гобелина» наблюдали тысячи; недаром в него верили так крепко.
О том, чтобы с гоблином — в случае чего — сразиться, бравые вояки и матросы даже не помышляют. Только — подкупить. Ведь всякому известно, что оружие гоблина не берет, пули отскакивают, клинки ломаются. Самые отважные уповают на молитву и крест, но таких совсем немного...
К XIX веку гоблинов становится заметно меньше; сперва они перестают попадаться на глаза мореплавателям, а потом начинают прятаться и от рудокопов. Хотя в Ирландии, на окружающих Британию островах и порой на полудикой американской земле их время от времени еще видят.

Гоблины сбрасывают маски

На первых же страницах «Властелина колец», увидевшего свет в 1954 году, мир с удивлением прочел, что негодяи, подкараулившие отряд Торина в Туманных горах и впоследствии напавшие на гномов, эльфов и людей у Долгого озера, — вовсе не гоблины, а орки.
Нет, это не переименование; слово «гоблин» во «Властелине» присутствует. И обозначает оно «орков и их родню». Оркоидов, как сказали бы составители монстрятников. «Родня» у орков получается, похоже, в силу скрещивания (и, насколько мы можем судить, едва ли добровольного). Так, например, полуорки Сарумана — Углюк и компания — это гоблины, но не орки.
Итак, позвольте вам представить: орки. Рост: примерно футов пять-пять с половиной, с невысокого человека, но ходят они сгорбившись, а потому кажутся ниже. Плечи немного шире человеческих. Руки по длине почти не уступают ногам. Цвет кожи: чаще всего коричневый, иногда землисто-желтый, изредка серый. Часть орков густо покрыта курчавой шерстью, так что цвет их кожи вообще не разглядеть. Большие ступни и ладони. Глаза раскосые, носы сплющены.
Диета орков очень проста: мясо. Можно звериное, можно человечье, а то и собственных соплеменников.
Орки весьма многочисленны — при том, что гибнут на полях сражений тысячами, да и во внутренних раздорах жертв немало. Это потому, что они быстро размножаются — дети у них рождаются часто и помногу.
В темноте они видят отлично, а вот на ярком свету в лучшем случае подслеповаты, а то и страдают от него, как от жгучего холода или изнурительной жары. Это касается чистокровных орков, сарумановы гоблины данного недостатка лишены и равно хорошо видят днем и ночью. Слух у них более-менее обычный, а часть орков (те, что помельче) могут неплохо пользоваться нюхом.

Тайны происхождения

Если поговорить о происхождении слова «орк», то тут версий много. Среди возможных «источников» значатся:
1. Римский бог (впоследствии демон) Orcus. В староанглийском это имя трансформировалось в orc — демон;
2. Огр-людоед — его порой в сказках, словно забывшись, именуют орком;
3. Жители Оркнейских островов, по ряду легенд — злобные и неуживчивые;
4. Кит-убийца, именуемый по-латыни Orca;
5. Персонаж Уильяма Блейка — странное существо по имени Орк, впрочем, вполне положительный;
6. Самая обыкновенная свинья (по-гэльски — орк, сравните с английским pork — свинина)...

Какой из этих вариантов правильный? Сам Толкин рекомендовал, если уж верить в один из них, то выбирать вариант староанглийского демона. Но вообще-то он этого не подтверждал. Быть может, оно и впрямь происходит из эльфийского?

Кто есть кто в орочьей армии

Будем честны: «Властелин колец» порядком запутал своих поклонников. Читали его сотни миллионов, миллионы всматривались в каждую букву — и все же среди прочитавших бытуют такие представления о средиземских реалиях, что мало не покажется.
Вот, к примеру: что такое «урук-хай»? Спросите двадцать человек (из тех, конечно, кто знает о Средиземье) — и девятнадцать, если не все двадцать, ответят: «Орки Сарумана». И будут, как говорится, в корне неправы.
Дело в том, что орки делятся на два больших типа (это не столько биологический вид, сколько социальный статус): уруки и снаги. Прошу простить за мордорское наречие, но что прикажете делать, если ни на один приличный язык это не переводится?
Урук — это боевой орк. Он заметно крупнее снаги, сильней физически и занят исключительно войной. Гришнах, Горбаг, Шаграт — все эти персонажи «Властелина», безусловно, уруки.
Снага же в переводе с мордорского — «раб». Это орки, которые не доросли до заслуженного места в орочьих армиях, и если сопровождают войска — то во «вспомогательном» качестве: как проводники, ищейки-нюхачи, фуражиры, повара и так далее. Снага перед уруком — пыль, хотя бывают редкие исключения. Воевать снаги, в принципе, могут, но делают это редко и вооружены обычно легко.
Урук-хай — это собирательное множественное число от слова «урук», а вовсе не какой-то особый вид. В русском языке нет собирательного числа; оно неплохо передается, например, суффиксом «ств» (крестьянин — крестьянство, человек — человечество). Урук-хай, соответственно — совокупность уруков.

Враги рода человеческого

У орка — во всяком случае, взрослого — нет никакого морального выбора. Он уже сделан — раз и навсегда. И ошибкой будет приравнять их к свободным народам: у них, как и у всевозможных демонов, все главные решения уже позади. Они душой и телом принадлежат своему божеству, и «одуматься» способны не более, чем, скажем, упырь или другие виды классической нежити.
Своим властителям орки по-своему преданы, но это вовсе не мешает устроить среди своих кровавую склоку — например, при дележе трофеев или за право доложить об успехе «наверх».
Воюют орки неплохо, но отчасти «по-варварски»: люди, гномы и особенно эльфы при мало-мальски равных силах обычно берут верх. Орков с большим трудом удается научить дисциплине; храбростью они тоже не слишком отличаются (пытаются восполнить ее нехватку свирепостью, но стоит делам пойти плохо, и орочьему вождю очень трудно удержать войска от бегства).
Снаряжение у них вполне приличное (и зачастую вдвойне опасное из-за яда), но ничего сверхзамечательного, вроде эльфийских мечей или гномьих кольчуг, в их оружейнях не производится.
Что же касается фехтовальных навыков, то с героем эльфов или людей они не сравнятся, но простому ополченцу лучше не сталкиваться с орком один на один. Стреляют так себе — меткость посредственная.
Короче говоря, чаще всего орки берут числом.

Родня

Гоблины и орки не одиноки во Вселенной. У них есть множество родичей, подобий и так далее.

Хобгоблины

Говорят, когда-то хобгоблины были самыми миролюбивыми из гоблинского племени: они довольствовались жизнью типичных домовых или не слишком агрессивных леших. Есть сведения, что всем известный весельчак Пак — тоже по сути своей хобгоблин.
Сегодня они — типичные гоблины (серокожие, донельзя трусливые), однако покрупнее, посильнее, малость поумнее и чуть-чуть храбрее остальных. Неизвестно в точности, другой ли это биологический вид или просто гоблинская элита — как уруки в Мордоре или черные орки в Warhammer.
Иногда хобгоблины живут обособленно, иногда возглавляют гоблинские кланы; но на войну они чаще всего идут в союзе с гоблинами. Это вполне понятно: ведь на войне убивают, и лучше потратить запас стрел врага на бестолковую мелюзгу. Хобгоблины вступят в дело, когда настанет решительный момент. И только при условии, что будут приличные шансы на победу.
Если кто-то думает, что гоблины при этом проявляют себя более храбрыми, чем хобгоблины, то напрасно: просто они боятся своих сородичей больше, чем врага. И правильно: люди их только убьют, а на что способен хобгоблин — этого вам лучше не знать.
По части вооружения хобгоблины очень любят булавы и моргенштерны, иногда соглашаясь на традиционные кривые мечи. Причины пристрастия к ударному оружию ксенопсихологи пока не выяснили.
Это интересно: любители фантастических рассказов могут припомнить семейку забавных «сверхчеловеков» — Хогбенов, описанных Генри Каттнером. В этой фамилии многие усматривают прямой намек на слово «хобгоблин». Возможно, в Британии рассказы о хобгоблинах пошли именно после возникновения «хогбенской мутации»?

Буки

Буки, они же багберы (bugbears), или бугабу, ведут свое родословие от тех неопределенных тварей, которыми пугают детей по ночам. У-у-у, сейчас придет страшный бука!
Но если бука и впрямь придет, то ребенка ожидает примерно следующее зрелище: гигантский, два метра с лишком, гоблин с черно-серой (грифельного оттенка) кожей, волосатый (часто шерстью порастает почти все лицо), чуть сгорбленный, но богатырского сложения. В руке его, как правило, булава или топор, реже меч.
Бука намного сильнее гоблина (хотя до огра не дотягивает), но никоим образом не умнее. Большинство их либо буйные дикари-берсерки, либо хитрые хищники, специалисты по засадам и ударам в спину. Исключительная глупость этих созданий приводит к тому, что более хилые хобгоблины, а равно и орки нередко используют их как пушечное мясо.

Ороги

Орог — это помесь орка с огром. Ростом под два метра, могучего сложения, относительно разумные и крайне дисциплинированные ороги служат элитой орочьей армии, а также наводят порядок среди своих сородичей.
Ороги в бою берут не столько грубой силой (хотя и ее в достатке), сколько боевой выучкой и знанием тактики разных рас. Интересен способ, которым ороги обучаются этому знанию. Молодые ороги в своем племени пребывают в крайне низком социальном положении; чтобы улучшить его, они собираются в наемные отряды и продают свои мечи любому, кто предложит приличную цену. Возвращаться в племя можно после того, как орог заработает себе на тяжелые латы, качественное оружие и так далее; удачливый наемник, вернувшийся домой, занимает уже совсем другое место в обществе — выше стоит только вождь да еще шаман

Великолепная пятерка

Среди писателей многие сумели искренне и нежно полюбить орков, гоблинов и их родню. Плодами этой любви стали поистине яркие личности, описанные в их мирах. Вашему вниманию предлагается «Великолепная пятерка» самых замечательных персонажей орко-гоблинского племени, которых вы можете припомнить...

Тоэд

Авторы: Маргарет Уэйс, Трейси Хикмен
Произведение: «Драконы осенних сумерек»

"Маленький мохноногий пони шел, опустив голову, ни дать ни взять стыдясь седока. У того была грязно-серая пятнистая кожа, висевшая по сторонам лица противными складками. Из-под боевого шлема смотрели поросячьи красные глазки. Рыхлое, жирное тело так и выпирало между пластинами начищенных лат, свидетельствовавших о немалых претензиях владельца".

Хобгоблин Тоэд не может похвастаться красотой, доблестью или даже уважением подчиненных (на самом деле его именуют Fewmaster Toede; перевод «младший командир» не совсем правильно передает издевательский характер титула. А имя произносится примерно так же, как английское слово «жаба», и это вовсе не случайность).
Однако среди нечеловечески преданных своим хозяевам драконидов и прочих деятелей Зла с большой буквы Тоэд, один из немногих, выглядит живым и понятным существом. Да, он просто делает карьеру, честно бережет свое пузо от опасностей и гордится тем, чего ему удалось достичь. Не то чтобы хотелось иметь такого друга, но все-таки Тоэд куда симпатичнее окружающих его инфернальных существ.

Джиг

Автор: Роберт Хайнс
Произведение: «Приключения гоблина»

"Дрянь-наряды Джиг ненавидел. То есть против самой работы он не возражал. Ему нравился металлический запах отстойника, где на поддонах в соке поганок квасилась недельная кровь. Джиг никогда не жаловался на необходимость драить гигантские котлы, а затем смешивать в них образовавшийся отстой с кипящим жиром, паутиной и темно-зеленым варевом, благоухающим гнилыми растениями. Ему нравилось наблюдать, как эта масса, по мере неустанного перемешивания, неторопливо превращается из комковатого супа в гладкое слизистое желе".

Многих авторов интересовал вопрос: что чувствуют обитатели подземелий, когда к ним вламываются искатели приключений? Роберт Хайнс предлагает нам взглянуть на это дело с позиций простого гоблина. Который даже еще не поднялся от «дрянь-нарядов» до воинской работы.
Джига, как и Тоэда, отличает развитый инстинкт самосохранения. А еще он может похвастаться своеобразным (неведомым для «приключенцев») здравым смыслом и искренним, глубоким уважением к Той, Которой Поклоняются Все Гоблины. То есть кухарке: она, во-первых, готовит еду, а во-вторых, может огреть половником.
Джиг очень хочет выжить (хотя в его жизни радости немного) и совершенно не верит в то, что ему это удастся. В конце концов, гоблинов бьют все — и люди, и твари Подземья, и другие гоблины, посильнее.

Углюк

Автор: Дж. Р. Р. Толкин
Произведение: «Властелин колец»

"— Мы — сражающийся Урук-Хай! Это мы убили великого воина. И мы захватили пленных. Мы служим Саруману Мудрому, Белой Руке: руке, которая кормит нас человечинкой. Мы привели тебя из Изенгарда сюда, а теперь отведем обратно, причем той дорогой, которую сами выберем. Я — Углюк. Я все сказал".

Полуорк Углюк отличается от своих собратьев в первую очередь тем, что ему — быть может, от людской крови? — ведомо понятие своеобразной чести и долга. Он остается орком — злобным до мозга костей, любителем кровопролитий, — но при этом верен своему хозяину не только из страха и храбр не только из свирепости.
Он, как и большинство боевых уруков, невысоко ставит тех, кто слабей его; но и тут он не совсем обычен. Он понимает, что ему как сильнейшему и подобает делать то, что трудней.
Во «Властелине колец» Углюк — единственный из орко-гоблинского племени, кто может похвастаться подобными своеобразными чертами характера. И потому нетрудно догадаться, что именно он стал «прототипом» орков Азерота и других благородных бойцов, вышедших из орочьего народа.

Кстати, Углюк живо опровергает идею о том, что будто бы орки (несмотря на постоянные сражения) воюют намного хуже людей. Далеко не последний воин среди человеческого рода, Третий Маршал Рохана Эомер, с трудом справился с Углюком в честном поединке.

О'Тул

Автор: Клиффорд Саймак
Произведение: «Заповедник гоблинов»

Если бы не Клиффорд Саймак, мы бы никогда не узнали, что когда-то нашу Землю колонизировали выходцы с другой планеты — гоблины, тролли, феи. Инженерами при этой операции были баньши; ну а драконы служили домашними зверюшками тех, кто прислал колонистов.
О'Тул — предводитель гоблинов, доживших до момента открытия их людьми. Теперь они (и прочие потомки колонистов) живут в комфортном заповеднике, а люди иногда их изучают.
Это интересно: вообще-то, еще не факт, какой перевод названия точнее: «Заповедник гоблинов» или «Резервация гоблинов» (The Goblin Reservation)...
Гоблины сохранили крайне вспыльчивый (но добродушный) нрав и по-прежнему славятся изготовлением сладкого октябрьского эля. Увы, мало с кем они делятся этим замечательным напитком. К тому же не всегда эль получается как надо — ведь так трудно не нарушить тонкую технологию!

"— Из-за вас нас всех мучит жажда, — вопил О'Тул. — Неизмеримый тяжкий труд мы тратим, чтобы сварить его столько, сколько нужно нам! И времени, и размышлений, и усилий!
— Если вопрос только в производительности, — вмешался Шарп, — то ведь мы могли бы вам помочь.
Мистер О'Тул в бешенстве запрыгал на месте.
— А жучки?! — неистовствовал он. — А что будет с жучками? Вы не допустите их в эль, я знаю, пока он будет бродить. Уж эти мне гнусные правила санитарии и гигиены! А чтобы октябрьский эль удался на славу, в него должны падать жучки и всякая другая пакость, не то душистости в нем той не будет!
— Мы набросаем в него жучков, — пообещал Оп. — Наберем целое ведро и высыплем в чан.
О'Тул захлебывался от ярости. Его лицо побагровело.
— Невежество! — визжал он. — Жуков ведрами в него не сыплют. Жуки сами падают в него с дивной избирательностью и..."

Пак

Авторы: Уильям Шекспир и Редьярд Киплинг
Произведения: «Сон в летнюю ночь» и «Пак с Волшебных холмов»

"Дети никак не могли оторвать от него глаз, разглядывая с головы до ног — от темно-синей шапочки, похожей на большой цветок, до голых, покрытых шерстью ног. Наконец он рассмеялся.
— Пожалуйста, не смотрите на меня так. Вы же сами меня вызвали. Кого же еще вы ожидали?
— Мы никого не ожидали. Эта земля наша.
— Ваша? — переспросил пришелец, опускаясь на траву. — Тогда зачем же вы играли «Сон в летнюю ночь» три раза подряд, именно в Иванов день, именно в центре Кольца и рядом, совсем рядом с одним из принадлежащих мне холмов в Старой Англии? Вот холмы Пука — они же и есть холмы Пака, мои холмы. Это же ясно как дважды два! Смотрите!"

Пак — из тех, старых гоблинов, духов места. Он провел в Старой Англии немало лет — повидал и дикарей, только-только познакомившихся с железом, и римских легионеров, и языческих богов, и епископов-крестителей, норманнских завоевателей, астрологов, моряков Дрейка, евреев... Со всеми ними он на короткой ноге и даже готов познакомить лично. При условии, что вы никому не расскажете — кроме разве что мистера Киплинга. Ему — можно.
В большинстве историй Пак — не участник, но наблюдатель. Он на дружеской ноге со всеми теми, кого приводит познакомить, — от нахального контрабандиста наполеоновских времен до королевы Елизаветы. Но порой и он оказывается в гуще происходящего и демонстрирует, что он всегда и всюду сам по себе. Как и положено гоблину.
Ну а шекспировский Пак — честный шут короля Оберона. Киплинговского Пака на более серьезный лад настроило не иначе одиночество; а пока двор фей в полном здравии, о серьезных делах есть кому задуматься и без Пака.

Да, я веселый озорник ночной.
Сам Оберон смеется у меня,
Когда, дразня дородного коня,
Я вдруг кобыльим голосом заржу.
А то у бабки в кружке я сижу
Печеным яблочком; она хлебнет,
А я, скакнув, ей забиваю рот,
И пиво льется на сухую грудь;
Иль тетка, жалуясь на что-нибудь
И думая, что я — трехногий стул,
Присядет, смотришь — стул-то ускользнул;
Старуха — шлеп, вопит, кряхтит, давясь;
Кругом хохочут, за бока держась,
Чихают и божатся, что, ей-ей,
Не коротали время веселей.

Категория: Бестиарий | Добавил: Сокол (16 Июн 2009)
Просмотров: 2333 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Поиск по каталогу

Помощь сайту

Статистика


Visitor Map


Только для фанатов фэнтези! ;)