Понедельник, 16 Дек 2019, 4:56 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
[ Ленточный вариант форума · Чат · Участники · ТОП · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Delly, Plamya  
Фэнтези Форум » Наше творчество » Сундук чудес » Дирижер для Василисы. Сказитель Вяйнямёйнен (группа ЧУДО МАНЯЩИХ ИСТОРИЙ, проза)
Дирижер для Василисы. Сказитель Вяйнямёйнен
Delly Дата: Воскресенье, 09 Дек 2018, 7:31 PM | Сообщение # 1
Мастер
Группа: Модераторы
Сообщений: 897
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


ПРОЗА

Группа "ЧУДО МАНЯЩИХ ИСТОРИЙ"


Произведение: ДИРИЖЕР ДЛЯ ВАСИЛИСЫ
Автор: сказитель Вяйнямёйнен
Определение: прыгающее чудо
Агент: дирижерская палочка






Жить нужно так, чтобы стыдно было рассказать, но приятно вспомнить )
 
Delly Дата: Воскресенье, 09 Дек 2018, 7:33 PM | Сообщение # 2
Мастер
Группа: Модераторы
Сообщений: 897
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Дирижер для Василисы


Алька тихо напевала себе под нос популярную песенку, крепя к карнизу шелковые занавески. Чуть влажные, они так и норовили пристать к рукам. Противное занятие. К тому же плечи затекают. Но раз маме обещала, нужно сделать. Да и Славка может вернуться из консерватории не один, все время друзей притаскивает. Нехорошо получится, если люди придут, а дома окна голые. Зажим-крокодил неловко выскользнул из мокрых пальцев, больно прикусив кожу. Девочка невольно взвизгнула, а получилось, что взяла особо фальшивую ноту.
- Я же говорю, полная бездарь! – раздался за спиной веселый голос брата.
Алька резко развернулась, едва не загремев со стремянки. Жаркая волна смущения прокатилась по всему телу, иголочками впилась в щеки с приливом крови. Ильдар! Славка пришел с Ильдаром! От осознания, что именно он увидел ее в таком непотребном виде – в стареньком вылинявшем халатике, с глупыми детскими косичками, да еще и услышал, насколько она лишена таланта к музыке, Алька снова покачнулась. На этот раз лестница не выдержала издевательства, фиксатор с тихим звоном соскочил со штыря, ножка поехала. Девочка неловко взмахнула руками, взлетели короткие толстые жгуты заплетенных волос, больно хлестнули по лицу, сбивая очки, нога соскользнула со ступеньки.
Славка поймал ее за мгновение до удара об пол, рванул за руку, впившись пальцами в плечо так, что наверняка синяки останутся.
- Корова неуклюжая! Подарили же родители сестру-недоразумение! – зарычал, встряхнул, как тряпичную куклу.
От стыда, от боли, от этих обидных слов у Альки перехватило дыхание. Дернулась, вырываясь из хватки.
- Ты уронила, - в ладонь ткнулась такая знакомая наощупь оправа очков, а голос – этот невероятный глубокий голос – окутал бархатным покрывалом.
Пальцы соприкоснулись, и словно электрический ток, близость Ильдара – такая мимолетная, такая ничего не значащая – заставила вздрогнуть все телом. Смущение окончательно снесло самообладание: Алька не поблагодарив рванулась прочь и, громко хлопнув дверью, умчалась в свою комнату.
Плакала она хоть и недолго, но горько: о своей никчемности и бездарности, о судьбе, устраивающей такие позорные неожиданности, об Ильдаре, который никогда не обратит внимания на пухлую неуклюжую девчонку. Но вот слезы кончились, и Алька поняла, что не мешало бы умыться и привести себя в порядок. Все-таки Ильдар в гостях. И, как бы стыдно перед ним ни было, сильнее позориться не хотелось. Опухшие веки еще никого не красили, так что холодная вода стала целью номер один. Ну и оставшиеся занавески не мешало бы все же повесить. Не дело это – начатое на полпути бросать.
Но сначала Алька переоделась. Хватит уже голыми ногами сверкать. От мысли, что чертов халатик задрался во время падения, демонстрируя все ее сомнительные прелести, снова захотелось заплакать, но девочка решительно тряхнула головой, отгоняя слезы. Осторожно приоткрыв дверь, выглянула в коридор. Там царили тишина и спокойствие, не омраченные чьим-либо присутствием. Облегченно вздохнув, Алька двинулась в сторону ванной.
Увы, миновать дверь кухни спокойно не удалось. Именно там заседали брат с другом, и младшая сестра испуганно прислушалась к их разговору.
Лучше бы она этого не делала!
- Не, ну ты пойми, Иль, я с этим чучелом каждый божий день сосуществую! – вещал Славка. – И каждый божий день она откалывает что-нибудь эдакое. Сил уже нет!
- Ты неправ, - негромко отозвался Ильдар, и Аля прикрыла глаза от удовольствия. – Мы сами виноваты в том, что она упала. Ты виноват. Напугали ребенка, - девочка закусила губу, чтобы не застонать от обиды. Ребенок - вот кем Ильдар ее считает. – Я бы на ее месте тоже свалился от неожиданности.
- Не свалился же, - хмыкнул Славка.
- Так я знал, что ты сзади стоишь, и привык от тебя подлянок ждать, - усмехнулся Ильдар.
О чем это они? Неужели Славка друга припахал занавески вешать?! Вот же!..
- Да ей, думаешь, много надо? Вечно своей толстой задницей что-то снести норовит, в собственных ногах путается – тридцать три несчастья. Вот уверен, это она партитуру утопила, а теперь сознаться боится, - Алька задохнулась от обиды: на край аквариума ноты Славка бросил сам – к телефону спешил, а свернула их Лушка, мамина кошка. - Серьезно, Иль, - продолжал братец тем временем, а девочка закипала все сильнее, и больше всего бесил этот его тон – как будто и вправду беспокоится о младшенькой, - я на нее смотрю, и прям обидно делается: моя сестра – и такая убогая. Четырнадцать скоро, а ни одной подруги. Вечно в какие-то неприятности влипает в школе – то класс с уроков сбежать подобьет, то педагога доведет до слез. Родители замаялись ее отмазывать. С мальчишками дерется. Ну вот скажи, тебе бы понравилась такая девица? Да ее парни боятся все! Тем более, там и посмотреть не на что.
- Перерастет еще, - не очень уверенно отозвался Ильдар.
Почувствовав, что сейчас или взвоет в голос, или кинется на брата с кулаками и тем самым выдаст себя, Аля шмыгнула в ближайшую дверь. Стремянки в гостиной уже не было – убрали. И занавески действительно повесили. Задвинуть только забыли. Можно, конечно, дернуть, поправить, но звук, хоть и тихий, привлечет внимание. Стул-то рядом стоит, но до карниза с него не дотянуться. Девочка окинула комнату задумчивым взглядом и с мстительной радостью обнаружила то, что ей сможет помочь: наградная дирижерская палочка поблескивала золотыми буквами на белом фоне. Лежала она на подставке с табличкой, на видном месте – Славка любил выставлять напоказ свои успехи, а победой в том конкурсе гордился особо: часто брал палочку в руки, дирижировал одним ему слышимым оркестром.
Тонкая, но прочная, драгоценная награда беззвучно протолкнула «крокодилов» по струне. Алька перевела дух. И тут из кухни раздался взрыв хохота. Девочка сжалась. Отчего-то показалось, что смеются над ней, что Славка снова рассказал какую-то байку, выставляющую ее, Альку, в неприглядном виде. Даже думать о подобном уже не осталось сил и хотелось бежать сломя голову подальше от этого злого смеха. Забыв о желании привести себя в порядок, девочка выскочила в прихожую, сунула ноги в балетки и, уже не стараясь оставаться незамеченной, громко хлопнула входной дверью, закрывая ее за собой.
Она неслась, не обращая внимания на дорогу и направление. Впрочем, ноги сами знали, куда двигаться. Остановилась Алька, когда легкие начали гореть от напряжения. И не где-нибудь, а на изящном мостике с кружевными перилами, перекинутом через пруд в парке. Вроде и не далеко убежала, а устала, как после марафона. Может, братец и прав, корова она неуклюжая. Разве же такая может понравиться Ильдару? Вот и мост этот. Парочки тут свидания назначают – традиция. Только она могла оказаться здесь одна и со злости. Слезы снова покатились из глаз, Алька шмыгнула носом, попыталась утереться тыльной стороной ладони. И чуть не поранилась дирижерской палочкой, которую, как оказалось, так и сжимала в руке.
- Да чтоб тебя! – в сердцах воскликнула девочка и с размаху зашвырнула Славкину награду в пруд.

Василиса не страдала ложной скромностью и была уверена, что Премудрой ее прозвали не напрасно. Этой своей мудростью она гордилась особенно, когда глупые девчонки рыдали на берегу пруда о своих разбитых сердцах. Сама Василиса сделала правильный выбор, сбежав от опостылевшего недалекого мужа в припрятанной на черный день личине лягушки. Впрочем, даже в такой ипостаси Василиса старалась держать лапку на пульсе времени. Именно поэтому селиться она предпочитала в водоемах городских, где незаметно можно было приобщаться к новейшим веяньям.
Однако в последнюю сотню лет Премудрая начала испытывать беспокойство. Мир менялся слишком быстро, и она просто не успевала узнать и постичь все его новые грани. На берегу облюбованного ею пруда по лету нередко устраивали пикники семейные или молодежные компании. Убирать за собой мусор они почему-то не считали нужным, и Василисе нередко перепадали газеты и журналы, а то и книги. Разбираться со всеми неизвестными ранее словами и понятиями приходилось подолгу, но доставляло огромное удовольствие, давая пищу для ума. Иногда, когда парк затихал на ночь, заколдованная лягушка предпринимала вылазки по обширной территории и находила и другие интересности – про запас. Ведь потом наступала зима, пикники заканчивались, снег покрывал дорожки и газоны, и охотиться за печатным словом становилось намного труднее. Правда, лягушачья природа требовала своего: в холода Премудрая становилась сонной и заторможенной, иногда засыпала на долгие недели, а иногда, зарывшись в снег, бездумно вслушивалась в постоянно меняющиеся ритмы звучавшей в парке музыки.
Она уже не раз задумывалась о том, что стоит скинуть шкурку невзрачного земноводного и побыть человеком хотя бы недолго, чтобы как следует сориентироваться в существующих реалиях. Но вот беда: у любого волшебства есть условие для его исполнения, и в данном конкретном случае нечего было и думать о новой жизни без стрелы добра молодца. А откуда ей взяться? Перевелись лучники на свете. Даже наличие добрых молодцев вызывало сомнение – какие-то они все пошли… хлипкие, а то и женственные. А если и встречались богатыри, то впору было бывшего супружника добрым словом поминать – тот хоть не матерился через слово. О времена! О нравы!
Нет, совсем уж безнадежно все не было. Слушая разговоры людей, заколдованная лягушка выяснила, что лучники все же встречаются иногда, но считаются спортивной экзотикой и обитают исключительно на каких-то турнирах. Что это за турниры, кто и где их проводит, и есть ли поблизости от места соревнований какие-нибудь водоемы, Премудрая не знала, а то давно уже перебралась бы поближе к потенциальному семейному счастью. В конце концов, не повезло один раз, так может, во второй раз сложится благополучно. Светская хроника пестрела сообщениями о браках и разводах современных звезд, и Василиса полностью одобряла подобный подход к свободе выбора. На мостике через пруд часто назначали свидания влюбленные. Наблюдать за ними было не то чтобы интересно, но давало некоторую пищу для размышлений. Нет, люди не менялись в сути своей, но совсем иначе строили теперь отношения, и это позволяло планировать собственное поведение в будущем. Для себя Василиса твердо решила, что если добрый молодец, чудесным образом одаривший ее стрелой, окажется героем не ее романа, надолго она с ним не задержится.
К сожалению, пока, если что и прилетало к Василисе Премудрой, то все больше камни и палки от ребятни. Нравилось мелким в воду всякой дребеденью швыряться. Можно было, конечно, сделать вид, что какая-нибудь из этих палок как раз стрела и есть. Но, во-первых, коряжки да гнилушки ну никак по своей куцей длине и неевклидовой кривизне на стрелы не тянули. Это ж совсем незрячей и глупой быть надо, чтобы не заметить. Ни на дурость, ни на слепоту Василиса не жаловалась и опускаться до настолько вопиющей подтасовки фактов считала ниже своего достоинства. И во-вторых, не подбирать же привет от пятилетнего босяка! Несолидно и бесперспективно.
Впрочем, о некоторой условности требуемой стрелы задуматься стоило. Стрелы - они ведь тоже разные бывают. Даже тогда, в ее далеком прошлом расколдовать лягушку мог и копейщик, к примеру. Просто никто в болото копьем швыряться не стал бы – вещь все же штучная и недешевая. Зато стрел уж точно не считали – ни к чему. В любом перелеске нарежь веточек, подсади наконечники, кои кузнецы ковали в избытке, да перышками хоть от дворовой куры снаряди – вот тебе и стрела. Иные сомнительные умельцы и без наконечников обходились – просто деревяшку затачивали. А то и без перьев – куда долетит, туда и долетит, авось попадет во что-то.
В тот теплый ранний вечер Василиса как раз размышляла об альтернативах традиционному решению проблемы. Увы, современный мир не баловал идеями просто потому, что ее знания о нем были слишком скудны и поверхностны. Подозрение, что знаменитая мудрость требует немедленной подпитки, иначе может попросту сбежать от своей обладательницы, настраивало на меланхоличный лад. Душа просила полета, но жизнь устанавливала собственные рамки, и, разрывая этот диссонанс, лягушка запела. Даже сейчас голос ее выгодно отличался от кваканья собратьев-земноводных глубиной и широким диапазоном. Петь Василиса любила и умела с детства, а будучи существом волшебным, создавала и общий настрой, отчего все лягушки пруда хором поддержали ее соло.
Мелодия оборвалась внезапно, когда Премудрая подавилась на середине особенно переливчатой рулады – на нее свалилась стрела. В первый миг Василиса не поверила своим глазам. Увы, уже в следующую секунду она поняла, что снова ошиблась: тщательно отшлифованная, даже местами позолоченная палка стрелой не являлась – хотя бы в силу наличия резной и явно лишенной аэродинамических качеств ручки. Указка, что ли? Коротковата… И тут лягушку осенило: вот же оно! Точнее, вполне может стать тем самым спасением от заклятия. Схватив палку, Василиса тщательно ее обследовала длинным гибким языком. Стрела или нет, вещица, определенно, хранила следы прикосновений молодого мужчины. Женские, правда, тоже присутствовали, но их было намного меньше, а значит, в расчет можно было не принимать.
Премудрая счастливо вздохнула и прижала трофей к груди. Теперь осталось только дождаться суженого.

Аля прекрасно понимала, что ей движет отнюдь не проснувшаяся совесть. Стыдно перед братом не было – заслужил мелкую гадость. Но как только пропажу обнаружат, виновный определится сразу. Точнее, виновная – она, Алька. И если Славка даже промокшую партитуру на нее повесил, тут уж точно отвертеться не выйдет. Мама расстроится, отец станет нотации читать… Кому надо? К тому же от одной мысли, что и эту историю подлый братец станет рассказывать друзьям, Ильдару в том числе, перевирая, унижая сестру, становилось так тошно, что не только в пруд, в болото полезла бы.
Земля еще не успела как следует просохнуть после недавнего дождя, ноги скользили, и Алька, спускаясь к воде, больше смотрела, за что бы ухватиться, чем вперед. Тем сильнее был шок, когда добралась до пологого берега. В двух шагах от края пруда сидела лягушка. И держала в лапках Славкину палочку. Как стрелу – в сказке. Нет, никакой мультяшной короны на голове у земноводного не наблюдалось, да и во всем остальном лягушка выглядела самой обыкновенной. Ну, кроме взгляда. Он был какой-то оценивающий, даже скептический.
- Ой! – сказала девочка.
- Девчонка?! – сказала лягушка.
Причем произнесли они это одновременно, поэтому Аля не сразу поняла, кому принадлежит голос, и принялась озираться. Но взгляд все время возвращался к серой обитательнице пруда.
- Не это ищешь? – спросила та, неуклюже помахав палочкой, и у девочки больше не осталось сомнений, что говорит она именно с лягушкой.
Что это? Бред? Сон? Или действительно чудо? В чудеса Алька верила, во всяком случае, очень хотела, чтобы они действительно были. Но здоровый практицизм современного подростка давно ограничил места обитания всего волшебного книжками и фильмами. Ну не могло быть говорящей лягушки на берегу паркового пруда! На всякий случай девочка пребольно ущипнула себя за руку.
- Ой! – повторила Аля, а лягушка никуда не исчезла.
- Вот тебе и «ой!», - совсем по-человечески кивнула она и покрутила палочку перед глазами. – Стащила у кого или потеряла, пока несла хозяину?
- Что? – захлопала глазами девочка.
Лягушка издала какой-то неопределенный звук – то ли вздох, то ли смешок, не выпуская драгоценную ношу, проскакала к поваленному дереву, запрыгнула на него и приглашающе постучала лапкой рядом с собой.
- Садись, подруга, в ногах правды нет. А разговор нам с тобой предстоит долгий.
- Ой! – произнесла Алька в третий раз и наконец спросила: - Ты настоящая? Волшебная? Царевна-лягушка?!
- Настоящая. Волшебная. И царевной когда-то была, но с тех пор столько воды утекло, что даже вспоминать неприлично. Ты садись, садись. Давай, что ли, знакомиться. Я – Василиса.
- Аля, - ответила девочка и все же присела на бревно – ноги не держали.
В голове у нее царил сумбур. Лягушка. Говорящая. Пропажу подобрала. Нет, такого просто быть не может!
А Василиса Премудрая – так ведь, да? – аккуратно пристроила дирижерскую палочку в развилке обломанной ветки и не смущаясь запрыгнула Альке на колени. Посмотрела в глаза. На миг мелькнул нелепая мысль: и как ей это удается, далековато же для такой крохи. Но тут же пропала, потонула в завораживающем взгляде.
- Рассказывай! – потребовала лягушка.
Причем так потребовала, что девочка ни на мгновение не усомнилась: расскажет все. О себе, о брате, о палочке этой дурацкой... Замялась. Говорить о том, как смеется над ней Славка, как с его слов она все время оказывается кругом-бегом виноватой, как чувствует себя белой вороной в музыкальной семье и никак не найдет дела, которое окажется только ее и самым важным, о непохожем на других немногословном и даже загадочном парне Ильдаре, запавшем в душу, было неловко. Но выговориться хотелось. Наверное, давно уже. И Алька заставила себя поверить, что это просто сон. Чудесный, волшебный сон, где мудрая лягушка ответит на все вопросы, посоветует, как жить дальше, и, может быть, даже подарит что-то неосязаемое, но необыкновенно важное, что-то, что заставит Ильдара, да и всех остальных взглянуть на нее, Альку, по-новому.
Рассказывать почему-то начала с конца – с этой вот самой палочки, как братец поиздевался и довел до истерики. Алька раздумывала, как объяснить, почему так сорвалась именно сегодня, но не успела что-то решить. Оказалось, Василисе нужно многое растолковывать. К примеру, что такое оркестр, она знала, любила послушать, когда в парке играла живая музыка, а вот о работе дирижера – нет. О современном обучении вообще и о школе в частности имела весьма смутное представление. В общем, много чего. Разговор сам собой ушел в сторону от больной темы. Алька не обижалась. Скорее, наоборот: детали, о которых спрашивала лягушка, словно давали право вдаваться и в другие подробности, раскрываться, объяснять причины своих поступков, которые в устах того же Славки оборачивались чуть ли не преступлениями. Ну да, увела она класс с двух уроков, было такое. Так ведь не насильно, и вообще заводилой случайно оказалась. Просто первая вспомнила, что у Лады Алексеевны, любимой классной руководительницы, день рождения. Вот и помчались всем скопом за цветами – вовремя же никто не озаботился. А что дура Анфиса ревела – так дура и есть. Написала на доске решение задачки с ошибкой, а когда Алька популярно ей объяснила про «полтора землекопа» - в слезы. И драться приходилось, да. А что делать, если у других смелости не хватает то девчонку, то мелкого какого защитить? А ей, Альке, не трудно, она большая: где не ударит, там массой задавит. Хоть какая польза от лишнего веса, не все же посмешищем быть.
- Как это – хоть какая-то?! – удивилась Василиса, до сих пор кивавшая вполне одобрительно. – А красота?! Красота, дорогая, это великая сила!
- Да какая же это красота? – вздохнула девочка. – Уродство одно. Ни стройных бедер, ни талии. Вся надежда, что грудь еще вырастет.
- Погоди-ка! – перебила лягушка, и Алька могла поклясться, что та нахмурилась. Хотя как это должно было у нее получиться? – Хочешь сказать, что девки ваши голодом себя морят, чтобы парням понравиться?! Вот глупость-то! Да кому ж кости нужны?
- Ну, я вот точно никому не нужна, - обиженно пробурчала девочка и вдруг всхлипнула.
- Та-а-ак! – протянула Василиса. – Ну-ка выкладывай!
- Что?
- По кому это сердечко твое трепещет?
Алька шмыгнула носом, помялась. Хотела же рассказать? Хотела. Но отчего-то было стыдно. За все сразу: за свою некрасивость, за безнадежность влюбленности и за то, что ничего не может, да что там, даже не пытается изменить.
Лягушка квакнула-муркнула что-то нетерпеливое, снова заглянула в глаза, и Алька решилась. Поведала, как год назад, в такой же примерно теплый день бабьего лета Славка, тогда еще первокурсник, пришел из консерватории с новым другом, тоже будущим дирижером. Из глаз снова потекло, но девочка больше не пыталась прятать слезы, а Василиса делала вид, что их не замечает.
- Понимаешь, я его как увидела… Он такой… такой… Ну вылитый Лелуш*!
- Кто? – переспросила Премудрая. – Артист что ли какой французский? Небось, из новых, я и не слышала.
- Да нет же! Ну… Лелуш… Ой, я покажу!
Алька порадовалась, что даже в расстроенных чувствах не забыла прихватить телефон. Приподнялась с бревна, вытащила гаджет из заднего кармана, раскрыла галерею.
- Хм… - Василиса с сомнением всмотрелась в картинку. – А фотографии у тебя нет?
- Э-э-э… - девочка не сразу сообразила, о чем речь, а потом тихо фыркнула. – Нет, конечно. Откуда? Это же не живой актер! Это аниме! Ну, мультфильм такой, японский. А мультфильм, это…
- Я знаю, - перебила лягушка почему-то очень недовольным тоном.
- А хочешь, я тебе Ильдара покажу? Правда, снимок не очень, я издалека делала, чтобы он не заметил, - она полистала фотографии. – Вот. Правда, похож? А вот Славка…

Василиса пребывала в легком раздрае. Мир, как оказалось, стал куда сложнее, чем она предполагала. Тянуть дальше с превращением было просто нельзя – эдак совсем уж реликтом стать можно. Значит, выбирать не приходится, надо брать, что подвернулась. А то, что подвернулось, признаться, вызывало сомнения. Нет, судя по фотографиям, Славка был парнем видным, почти богатырем: высок, в кости крепок, лицом пригож, да и дело его скоморошье, как Премудрая давно уже поняла, в нынешней жизни далеко не последнее. Вот только, сколько правды было в Алькиных рассказах о нем? Где детская обида девочки, а где желание ее брата выглядеть лучше, принизив слабого? Впрочем, судить об этом Василиса собиралась по собственным впечатлениям, а для этого нужно было с тем Славкой как-то встретиться. Да не просто встретиться, а еще и сделать так, чтобы он ее поцеловал. Лягушку-то! Хоть и не любила Премудрая хитрить с приятными ей людьми, к коим и Альку уже отнесла, а без доверия и помощи девочки ей с такой задачей было не справиться.
Впрочем, добиться расположения этой малышки было несложно. Влюбленным девочкам так нужна моральная поддержка! Выбор Альки показался ей странным только в первый момент, пока стоял перед глазами нарисованный тощий глазастик. Нет, Василиса кино любила и жалела, что в парке разрушили летний кинотеатр – уж такого развлечения вечернего лишили! Мультфильмы ей видеть тоже доводилось, и даже японские. Красиво! И сказки новые всегда посмотреть интересно, чего уж. Но этот Лелуш выглядел каким-то совсем заморенным. Что в нем Алька нашла?
А вот парень на фотографии понравился. Вспомнилось вдруг, как отец сестрицу свою младшую за басурманина замуж отдавал – мир выкупал красной девицей. Сама-то Василиса тогда еще совсем мелкой была, мало что понимала, но вот в памяти осталось. И как мамки-няньки ревели белугами – невесту оплакивали, да и девки слезами заливались. Аграфену трясло от ужаса: будущий муж ей то с рогами, то с клыками мерещился. А потом приехали сваты с дарами драгоценными, и вошел он… Премудрая и сейчас заново переживала свой детский восторг. Да, необычен жених был, странен даже в одеждах своих иноземных, однако статен. А лицо, чуждое, непривычное, но четкое и соразмерное, тонкое, словно тушью выписано. Вроде и красавцем не назвать, а глаз не отведешь. Да, мог такой инородец понравиться. Да что там тот давний басурманин, тут вот недавно парочка на мосту целовалась. Она – тонкая-звонкая, беленькая, что на лицо, что на волос, чисто Леля*, а он – мавр! Вот и пойми, кто этим нынешним вертихвосткам глянется!
Жаль только вся детская любовь Альки сводилась к внешности. Ничего толкового о своей пассии она рассказать не могла. Парень, судя по всему, болтуном не был, оттого казался девочке загадочным и романтичным. Василиса решила: если все сложится, она не пожалеет сил и времени на то, чтобы узнать, что этот Ильдар на самом деле из себя представляет. Уж на такую благодарность с ее стороны Аля может рассчитывать. Но сначала, конечно, нужно решить собственные проблемы. Поэтому приходилось слушать восторги новой знакомой, поддакивать, задавать наводящие вопросы и ненавязчиво подводить девчонку к мысли организовать встречу и романтический поцелуй брата с лягушкой.
Как ни странно, Алька не считала, что пресловутый поцелуй может стать проблемой.
- Ты Славку не знаешь, - отмахнулась она от сомнений Василисы. - Главное, подловить, когда рядом его друзья будут. При них он на слабо на раз-два ведется.
- Да где ж мне его ловить? – не без намека вздохнула Премудрая.
- Да дома у нас, скорее всего… - начала девочка, но сама себя оборвала: - Ой! А ты согласишься пойти ко мне жить? Ну, хотя бы, пока в человека не превратишься.
- Приглашаешь?
- Конечно. Как иначе заставить Славку тебя поцеловать? Только я не умею за лягушками ухаживать, - опечалилась она. – Не знаю, что тебе нужно. Ты же без воды не сможешь, наверное? А если из-под крана будет – нормально? Или отстаивать, как для аквариума?..
- Ай, не бери в голову… - начала отвечать Василиса, но Алька вдруг вскочила, прижимая ее к груди. – Что?..
- Вон они! – радостно воскликнула девочка. – Смотри! – она приподняла лягушку на ладони, и та увидела компанию молодежи, как раз вступившую на мост. – И ждать не придется, – радостно сообщила Алька и вдруг закричала: - На помощь! Славка! Славка! Помоги!
Как по команде, парни и девушки приникли к перилам моста, а едва разглядев девочку на берегу, бегом бросились туда, где начинался спуск к воде.

Аля сама поражалась собственной смелости. Вот так привлечь к себе внимание не только брата, но и его друзей, стать для них пусть на несколько минут, но событием, маленьким приключением – совсем не в ее характере. И она прекрасно это знала. Но Василисе нужна была помощь, и если не рискнуть сразу, потом Алька будет долго выбирать подходящий момент, чем дальше, тем больше бояться, что что-то не получится, что снова станет посмешищем. Сейчас это почему-то не имело значения. Да, было страшно и неловко, но гораздо сильнее хотелось увидеть своими глазами чудо, убедиться, что беседа с лягушкой не пригрезилась на почве стресса.
- Алька! Что случилось?! Что с тобой?! – Славка вылетел на берег первым, кинулся к сестре.
Следом за ним с пригорка посыпались остальные: Санёк, Ильдар, Лена, Ксюша. Брат схватил девочку за плечи, заглянул в глаза, и вид у него при этом был по-настоящему напуганный. Ребята обступили Алю со всех сторон.
- Стой! Стой! Со мной все в порядке! – девочка даже отпрыгнула в сторону – а то еще опять синяков наставит из лучших побуждений. – Ей! Вот ей нужна помощь! – и протянула на вытянутых руках Василису.
- Кому?! – растерялся Слава, словно не мог понять, что именно видит перед собой.
Девчонки захихикали. Фыркнул Санёк. Даже Ильдар улыбнулся. Какой же смешной она сейчас им казалась!
- Слав, ты только не смейся, пожалуйста! – Аля попыталась изобразить глазки кота из «Шрека», хоть и знала, что у нее так никогда не получится. – Это лягушка. Царевна-лягушка. Настоящая! Ее… ее поцеловать надо. Чтобы расколдовать.
Заржали в голос все, кроме Славки – тот за голову схватился. А потом метнул на сестру такой взгляд, что Алька поняла: мстить будет долго и страшно.
- А что, Славик, слабо? – хлопнул брата по плечу Санёк. – Может, это твоя суженая, а ты мимо пройдешь.
Все снова рассмеялись, а девочка незаметно вздохнула с облегчением. Главный триггер Славкиных безумств сработал даже не с ее подачи. Брат презрительно фыркнул, криво усмехнулся и аккуратно забрал Василису из Алькиных рук – к братьям нашим меньшим он всегда относился с куда большей нежностью и осторожностью, чем к людям. Уж точно лучше, чем к сестре.
- Чтоб вы знали, клоуны, нет ничего противного в том, чтобы поцеловать лягушку. Самые чистые животные – на них никакие паразиты не живут.
- Полагаешь, вода, в которой она плавала, пастеризована? – едва сдерживая смех спросила Лена.
- Не отравлюсь, - отмахнулся Славка и, поднеся животинку к лицу, неловко клюнул ее куда-то между глаз.
Алька порадовалась, что успела отступить за спину Саньку до того, как началось представление. Потому что в следующее мгновение брат отлетел на пару шагов назад и некрасиво плюхнулся на пятую точку. И точно так же, раскинув ноги под широким сарафаном, приземлилась на попу незнакомая девица.
- Ух ты! – только и смогла выдохнуть девочка, пока остальные молчали в изумлении.
Немая сцена длилась не меньше минуты, а Алька разглядывала Василису. Да, теперь было понятно, о какой красоте она говорила. Премудрая казалась не просто огромной – бесформенной. Или это сарафан такой? Перевела взгляд на лицо и чуть не застонала от восторга. О таких говорят «иконописное». Идеальные черты совсем не казались расплывшимися, чего просто не могло быть при подобных габаритах. Как так?
Но тут губы девицы задрожали, раздвинулись в робкой улыбке, из глаз выкатилось по слезинке, а лучистый взор обратился на Славку.
- Спасибо! Спасибо тебе добрый молодец! Век у тебя в долгу буду.
От этого голоса – низкого, глубокого, казалось, завибрировала даже гладь пруда. И все пришло в движение. Первым кинулся помогать Василисе подняться Ильдар, за ним резво вскочивший на ноги братец, а уж потом отмерший наконец Санёк. Девушки переглядывались, явно не понимая, стоит ли смеяться над этой толстой незнакомкой: как-то совсем к веселью не располагало поведение парней. А Алька отступила еще на шаг, в тень. Отчего-то казалось, что она стала лишней здесь. Для всех, даже для Василисы, которую так легко получилось расколдовать.
Та покачнулась, поднявшись на ноги, и мужская часть компании в едином порыве придержала бывшую лягушку – кто за руку, кто плечо подставил. А Премудрая кокетливо улыбнувшись, отстранилась, прошептала что-то и провела руками вдоль тела. Сарафан вмиг сменился вполне современными серой декольтированной маечкой и узкими джинсами. Парни не сдержали вздох восхищения. Василисы по-прежнему было много, но теперь это «много» сконцентрировалось в стратегически важных местах, выгодно подчеркивая не такую уж тонкую, но пропорциональную талию. Что-то недовольно фыркнула Лена, завистливо вздохнула худенькая Ксюша. Алька отвернулась и отошла еще дальше, туда, где густая тень кустов почти полностью скрыла ее от остальных. Этого, разумеется, никто не заметил – все были поглощены Прекрасной и Премудрой. Стало обидно. Девочка попыталась утешить себя тем, что после такого чуда Славка не станет ей страшно мстить и делать гадости, но легче от этого не стало.
Любопытство все же победило: Алька обернулась, досадуя, что не прислушивалась к разговору. Брат склонил голову, прижав одну руку к сердцу, а другую протягивая Василисе. Надо же! Девочка и не подозревала, что он так умеет. Но не это было главным, а взгляды Ильдара: восторженный – на бывшую лягушку, и откровенно презрительный – на Славку. Как и остальные, он сейчас начисто не помнил о сестре друга. Впрочем, неудивительно.
Вот Премудрая приняла руку брата, и он сделал шаг прочь от берега. А она… она вдруг оттолкнулась двумя ногами и… прыгнула. Славка не устоял от резкого движения, покачнулся и упал бы, если бы Санёк не успел его поддержать. У Василисы нога тоже поехала на влажной земле, и Ильдар метнулся, подхватил за талию, неловко – или наоборот, слишком ловко? – прижал к себе.
- Ох! – выдохнула Премудрая, колыхнув пышной грудью, но от спасителя отстранилась решительно. – Простите. Отвыкла. Совсем отвыкла ходить.
- У каждого свои недостатки, - хмыкнул Санёк, и все засмеялись, избавляясь от смущения.
Славка почти грубо отодвинул друга от Василисы, расставил ноги пошире и подхватил красавицу под руку.
- А мы не будем торопиться, - просиял он ослепительной улыбкой.
Алька смотрела вслед удаляющейся компании. Ильдар ушел вперед. Славка, приобнимая свою царевну-лягушку, вел ее осторожно, внимательно следя за каждым движением – та все время норовила не шагнуть, а прыгнуть. Санек подхватил под руки Лену и Ксюшу и что-то тихонько им говорил. Девушки посмеивались.
О девочке никто из них так и не вспомнил.
Тогда она опустилась на то самое бревно и оглянулась вокруг, словно впервые. В пруду отражались звезды. Их не все было видно – некоторые терялись за светом фонарей. Но там, где тень деревьев и моста падала на воду, небесные огоньки перемигивались и катались на легкой ряби. Наверное, им было весело, так же как брату и остальным. А Альке – нет. Вздохнув, девочка достала телефон, открыла картинки и долго смотрела на Лелуша. Все же Ильдар совсем на него не похож. С чего она вообще это взяла? Жаль, что такие, как Лелуш, встречаются только в аниме. А в жизни… в жизни все совсем иначе.
Взгляд упал на верхний угол экрана, и Алька вскочила. Одиннадцатый час! Хорошо, если со всей этой суматохой из-за Василисы, мама не обратит внимания, что дочь до сих пор домой не явилась. Выбравшись с берега на ровную дорожку, девочка побежала.
В этот раз она ни на кого не обижалась и адреналиновому стимулу взять было неоткуда, поэтому уже к выходу из парка запыхалась, пошла шагом, стараясь перевести дыхание. И вдруг увидела Ильдара, направлявшегося навстречу. Тот ее тоже заметил, остановился. Молча дождался, пока девочка приблизится.
- Провожу. Поздно, - сказал коротко.
И Алька вдруг поняла, что совсем этому не рада. Словно ее, как дитя неразумное, за ручку домой тащат. Ничего не ответив, пошагала дальше, а Ильдар просто пошел рядом. Точнее, на шаг сзади. Как конвоир. Или нет?

-----------------------
Лелуш Ламперуж – главный герой манги и аниме-сериала «Код Гиасс».
Леля – богиня весны в славянской мифологии.
Прикрепления: __.doc(101.0 Kb)


Жить нужно так, чтобы стыдно было рассказать, но приятно вспомнить )
 
Триллве Дата: Понедельник, 10 Дек 2018, 2:52 PM | Сообщение # 3
Государыня ведьма
Группа: Проверенные
Сообщений: 6024
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
bouquet

мои книги
 
pentotal Дата: Понедельник, 10 Дек 2018, 6:14 PM | Сообщение # 4
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 274
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Delly ()
подсади наконечники

Наконечники все же, скорее, на - саживают. В целом, хорошо.


Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Бельгийского Конго директивы поведения в тропическую жару.(С.Ежи Лец)
 
GennDALF Дата: Вторник, 11 Дек 2018, 9:28 PM | Сообщение # 5
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 97
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Хороший рассказ.
Понравилось как определено "прыгающее чудо" – Василиса Премудрая в образе лягушки вполне изящно вписалась в канву рассказа.

Развязка оставила какое-то странное ощущение – трудно выразить. Вроде и правильно всё, логично – а всё же не так. Ну это субъективное, в чистом виде.
 
kagami Дата: Пятница, 14 Дек 2018, 3:42 PM | Сообщение # 6
Кривое зеркало
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 9951
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Классный финал! Открытый именно настолько, насколько это должно быть. У ГГ впереди еще не одна влюбленность и переоценка ценностей, а что там дальше произойдет с Василисой, вполне прозрачно - исходя из ее собственных размышлений.
Чудо вполне себе прыгающее. Дирижерская палочка сыграла на сюжет.
Особых претензий по грамотности нет, но я бы посоветовала вычитать, когда отлежится.
Цитата Delly ()
но их было намного меньше, а значит, в расчет можно было не принимать.


Вот как ползу, так и отражаю!

 
Форсети Дата: Суббота, 15 Дек 2018, 7:26 PM | Сообщение # 7
Кнехт
Группа: Конкурсанты
Сообщений: 7
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Триллве, благодарю! Цветочки - это приятно, да! :*
pentotal, на-конечники на-садить, на-верное, на-дежно. Но не звучит :(
GennDALF, а какой должен быть конец у рассказа, описывающего полдня из жизни тринадцатилетней девочки? У нее вся жизнь впереди. Долгая. А у Василисы, думаю, и того длиннее. Писать больше - это уже эпос. А это не ко мне, это к автору "Клавесина".
kagami, ну, размышления Василисы не истина в высшей инстанции. Она натура непостоянная. Вон, от первого мужа смылась. А как с богатырем скоморошей направленности сложится - это уж не нам судить.

Спасибо всем!
 
hitech Дата: Суббота, 22 Дек 2018, 3:02 AM | Сообщение # 8
Ученик
Группа: Проверенные
Сообщений: 141
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Есть несколько недочётов по грамматике, (просто в качестве примера: "ни на слепоту Василиса не жаловалась(запятая нужна) и опускаться до настолько вопиющей подтасовки"), но в целом рассказ хороший. И финал очень уместен.

Мой Самиздат Моя ЖиЖа
 
Book Дата: Понедельник, 31 Дек 2018, 9:03 PM | Сообщение # 9
Бука
Группа: Проверенные
Сообщений: 3158
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата kagami ()
Классный финал! Открытый именно настолько, насколько это должно быть.

Ну так, автор же старался, ага.
JOKINGLY
Но больше всего мне понравился псевдоним
Цитата Delly ()
сказитель Вяйнямёйнен

ржунемогу
:D
 
Фэнтези Форум » Наше творчество » Сундук чудес » Дирижер для Василисы. Сказитель Вяйнямёйнен (группа ЧУДО МАНЯЩИХ ИСТОРИЙ, проза)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: