Пятница, 25 Сен 2020, 7:35 PM

Приветствую Вас Гость | RSS

Помочь сайту Bitcoin-ом
(Обменники: alfacashier, 24change)
[ Ленточный вариант форума · Чат · Участники · ТОП · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Delly, Plamya  
Фэнтези Форум » Наше творчество » Сундук чудес » Звезда пленительной Идеи. Виктор Русаков (Группа ЧУДО ОЖИВШЕГО ХОЛСТА, внеконкурсная)
Звезда пленительной Идеи. Виктор Русаков
Plamya Дата: Четверг, 15 Ноя 2018, 5:35 PM | Сообщение # 1
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8228
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..


ВНЕ КОНКУРСА

Группа "ЧУДО ОЖИВШЕГО ХОЛСТА"


Произведение: ЗВЕЗДА ПЛЕНИТЕЛЬНОЙ ИДЕИ
Автор: Виктор Русаков








Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
Plamya Дата: Четверг, 15 Ноя 2018, 5:37 PM | Сообщение # 2
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8228
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Звезда пленительной Идеи

(Ветхо-заветная версия)

Часть первая

ФИЛОСОФИЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ.
(Вступление)

С глубин Истории эпох
Взывает Разум или Бог,
Пренебрегая состраданием?
Разумности трубит ли рог,
Апостольский ли слышу слог
Чистосердечного раскаянья?

Откуда этот Глас звучит,
Из биоцентра Созидания? –
Познай Законы Мироздания, –
Катастрофически звучит(?), –
Наукой, познанные крохи,
Мои родные Скоморохи,
Могут от бреда излечить
И вас, и ближнего, – спасти
Славянские Истоки Нации,
После отмены узурпации
Права на Истину, инстанции
Божественной Творца руки?

Азы божественных явлений
Звучат нелепо, донельзя…
«Цветок» Заветных представлений
Засох в умах библейских Гениев?
Мысли «гербария» не зря
Века формировали мнение:
Трактат «святого опыления» –
Закон Основы Бытия?

Не принимался он толпою,
Считался, как дурман – сорняк,
Перекати безумный поле(!),
Источник беспредельный горя, –
Шестиконечный, горький «злак»…

Засорены поля «цветами»,
Горчит на вкус славянский хлеб.
Поражены мозги «дарами»?
Вспахать бы землю, под парами
Дать отдохнуть бы ей, – ан, нет…

Печален опыт земных знаний,
Не разделяет Тьму и Свет.
Процесс научного познания,
Не внёс системное признание, –
Земля-Планета – страшных сект.

История их нам известна,
Корнями из глубин веков.
Во имя Власти, власти вечной,
Через божественность овечью
К порабощению рабов, –
«Автопортреты» – безупречны
Всех государственных богов!

Идея Вечности витала
Внутри арабских пирамид?
Чья, с подсознания изъяла
Письмо, «заветного» начала,
Рука жреца, иль вор-семит?

К нам, мифологии идея –
Наследие, дошло в «стихах»:
Вечность библейской Иудеи,
В сердца рассеянных евреев
Укоренялась через страх?!

Тысячелетье раболепия
Израильских племен – в слезах.
Но, впереди – сорокалетний
Путь, «объективного» бессмертия,
Через «Исход» и смерть в песках?

Где объективные следы?
Пять тысяч лет до новой эры,
За обладанье Ойкуменой
Дрались «разумные» миры…

Пустот Истории – в достатке,
Вопросов к ним не перечесть.
Мне кажется, что кто-то в прятки
С толпой играет, без оглядки
На прошлое, чтоб, что сберечь?

Семь тысяч лет тому назад,
Не более, с «аргументацией»
Свято-божественной абстракции,
Творец «создал» в Эдеме сад?

А если глубже нам копнуть,
На полтора, вглубь, миллиона,
До нашей эры, коль угодно,
И, по научному, бесспорно,
Всех «архивистов» сможем вздуть…

*

Австролопитеки, людей предки,
Уже, в то время, рвали ветки,
С копьем, дубиной и огнём
В охоте были очень метки,
Всё Олдурвайское ущелье
Обжили с праведных времён.

Позже, на смерть, с питекантропами,
Дрались, выслеживая тропы,
Зверей наивных и тупых…
Жили единственной охотою,
На мамонтов и бегемотов,
Не зная царства всех святых.
Смешалась кровь не обезьянья,
Саванна была общей спальней,
В ней кочевал питекантроп.
Генетика сильнейших предков
Внесла извилин больше крепких,
Чтоб выжить средь ползучих льдов.

Вся африканская саванна
Была пристанищем бесславья
Наивных, полуобезьян.
Плодились, в небо не невзирая,
Шкуры животных обдирали,
Одежду обрели мирян.

Несёт ли мир неандертальцев
Научность нац.земных корней?
Совокупился ль с извращенцами,
Из далей Космоса пришельцами,
В позах изысканных манер?
Вне божьей силы размножались,
Глубины чувств осознавались,
Случайностью new sex problems.
Жили в естественных пещерах,
В среде каких аборигенов(!)
Ассимиляции, чьих схем?

Их не спасла ни божья сфера,
Ни Разум, на участке времени, –
В селекции случайных генов,
Под шкурами, пещерной версии,
Дала зачатие мудрейшее, –
В подобии, но, – Человека! –
Случайность миллиарда лет? –
Пятидесяти, – готов ответ,
С момента осознанья света?

По версии, двух тысяч, с дня,
Когда «Дух» Девой соблазнился
Пречистой, и, – совокупился,
«Белком земным» в неё излился,
И зачал, «истинно», Христа…

Раввин, стирая след «творца»,
Черты еврейского глупца,
Легенду распустил и скрылся…

*

В «Табун пещере», в Палестине,
Рождён был «Первый Человек»? –
Облизан ли природный грех,
По чьим рукам пошёл не зрелый,
Простите, что, имел «гарем»?
Совокуплялась наша «дева»,
С неандертальскою богемой,
С момента, как «слеза» стекла,
Запах, излив самцам незрелый?
Но, кто рожал, из чрева, белых,
В реку мирян, как из ключа,
На всём пространстве Ойкумены?

*

Не обезьяньей интуицией,
Из генетических позиций,
Род защищать, от дикарей,
Хомо не мог, – был обессиленный,
Системой бабской «покровительниц»,
Но, трижды, в ночь, менял постель…

Так, вот, рожая Амазонок,
Не напрягая всех силёнок,
«Бабы» пахали средь полей,
Дрались за, якобы, «мужей»!
Чужих, к себе, не умыкали,
На месте брани убивали,
Надеясь на своих парней…

Неандертальцы жили рядом(!),
Где обитал сам Человек.
И постепенно, шаг за шагом,
За десять тысяч долгих лет,
Был вытеснен, не дав обет
Хранить традиции обряда!
Так, Homo sapiens плодились,
И, без проблемы, расселились
На Юг, на Запад, на Восток.
Родами женскими гордились,
Но, по оттенкам, разделились,
И научились говорить!
Мужчинам пере подчинили
Потомство воспроизводить,
Постель удобную стелить,
Присвоив, якобы, «всесилие»…
Так не смогли обожествить,
Любви прекрасные мотивы!

Об этом мы поговорим,
Тему другую обсуждая,
Когда слетаем в мир былой,
Матриархата, до святой,
Проблему «райскую» решая.

*

По мифологии, типичной,
Пророкам, Бог вложил в уста,
Право вещать, но не с листа,
Закон-основу «ветхой крыши»,
Он, якобы, прописан свыше,
Любить, как истину, Христа.
Но, без ответа на вопрос, –
Каков религиозный спрос,
Придуманной святейшей Веры:
В архангелах, небесных сценах,
В картинах свято-адских поз;
В волхвах, пророческой угрозы,
Простите, вызывает смех!
Смирения, как признак меры,
Под покровительством богемы,
Из старцев дюжины бессменной
Пред райской жизнью, среди роз;
В слезах, от адского горения,
Раскаянья, божьем прозрении,
Чрез радужный до рая мост,
Иль после смертное презрение?
Через свидетельские «факты»,
Матвея, Марка, Луки «клятвы»,
И, Иоанна крестных Месс, –
Перезомбировать их перст,
Доверчивость безликой паствы
Используя, плебейский стресс,
Поставить всех под божий крест,
Нести заставить всех педантов…

В чем грех «овечий» заключен,
Уничтожался кой мечом,
Последние тысячелетия?
Не тайну ли «шести вершин»,
Сознательно, звезды вершил,
Перелицовывал, радетель?

Что скрыто в образе фигуры,
Как будто счерчено с натуры,
Двух проторусских Пирамид,
Равносторонних? – Образ Мира,
Внутри, где точка центра мира,
Рисует новый(!), некий, смысл
Высот, приспущенных вершин,
Восьми(!), т.е. шар, вообразимый…
С натуры Вечности глубинной,
С претензией на Звездный Мир,
Властителя, еврейской силы.

Раскрыта Тайна сей «Звезды»! –
В глубокой древности «овны»
Владели сутью единицы:
Владыка, в златой колеснице!
Мудрец Чудес седьмого Света!
Знаток древнейших амулетов!
Восток – Её Секрет познал
И «грудью» на пути ей встал!
Юг – был закрытым навсегда, –
Там, где Язычество, там – Тьма!

Европа Римом унижалась,
Богами греков упивалась…
Все, вплоть до Индии, в резне,
Предотвращали путь звезде
Но, никогда не ошибались…

Интуитивно стали нации
Преградой, на пути прострации!
Тибет – познал Секрет Звезды,
Восьми вершин семитзвезды! –
Остался коридор на Север,
Звезде(!) – надежде иудеев.

Язычество Кавказских гор,
Армянских и грузинских спор,
Как обреченные Апачи,
Однажды выслушав волхвов,
Не осознав «гостей(!) подачи»,
Забыли всех своих богов, –
Семейной прочности основы,
Сожгли язычный пантеон,
И, Проторусов сдали(!) горы…

Кто право дал чужой народ
Обречь, чтобы продолжить род,
Пройдя весь Мир по параллелям,
В вертеп вернуться Иудеи?
Как не печальна – такова
История Идеи Зла,
И, честно скажем, – ахинея…

Ответьте на один вопрос: –
Кто пролил в Мире больше слёз?
Кто больше от лица «идеи»
Жертв вынес, прикрываясь целью,
Ответ, как кажется мне, прост: –
Кто больше всех потратил лет,
Благословив «кордебалет»,
Святое, сотворив «Начало»,
Жидохристианского «причала»
Российских златоглавых сект.

Три тысячи Идея зреет,
Прошла ли пик и не посмеет
Позариться на сотни лет?
На столько, сколько хватит денег,
В банках еврейских(!), – онемеете,
Когда услышите мой «бред»…

Какая, все же, материальность(!)
Нужна, чтоб покорить реальность
Глобальную(!), создав для всех,
Нечто религии, чтоб Свет
Покрыт был сетью паутины,
Экономической рутины,
Зависимостью, на сотни лет…

Позыв, умноженный на три,
Трёхцветно-расовый, по схеме,
«Трехглавый вибрион» интриг,
Для диалектика – лишь миг,
Чтоб обнажить призыв за Веру!
На Смерть, заметьте, параллелью
Их сумасшествие летит,
С религиозной мерзкой целью,
Не Родину, – Семью спасать, ведь,
Чрез «Мир»(!), Прарусов Ойкумену,
Весь земной шар, – пойдут на смерть.
Чтоб растоптать Гиперборею.

В борьбе «идей» библейских сект
«Божественный» сверкает спектр,
Теперь скажу, – не ахинея…
Всему виной – Момент Пустот
Диалектических высот, –
Здесь поле битвы иудея…

Так что, преступна Пустота –
В Природе – к Разуму Врата?
Диагноз Веры – Ненасытность? –
Как будто черная дыра –
Религиозный центр ядра,
К массе критической стремится.

Какой предел Её «познаний»,
Физических, внутри, страданий,
Интеллектуальных, прочих сил?
Что энергетикой питает,
Противоречия решает
И завоёвывает мир?

Уравновешена ль Система
Религиозным духом сект?
Кричит старейшая проблема: –
Произойдет когда ли смена
Златых духовных эполет?

Ах, эта Злать! – Так ненасытна,
С рождения, две тыщи лет!
Вся иерархия – элитная,
Идея Бога с Властью слитная,
Источник горя, слез и бед…

Так, значит, все же отрезвляет
История наш Разум зря?
Не с беспощадностью карает,
Разъединяя, подтверждает
Всю беспредельность Бытия?

Следы былых цивилизаций
Оставили нам Звездный Свод!
Без иудейской узурпации
Костер языческой прострации
Горел у Разума ворот.

Предел Язычества позволил
Галактики признать средь звезд.
Не осквернял и не неволил,
Природных идолов не ссорил
Народ с предметом личных Грез!

Объединяет – не Идея
На ратный подвиг у двери.
Не всенародное поверье,
Что Бог – Един, иное – зелье, –
Спасает Плоть – Исток Любви!
Инстинкт животный полыхает
У самой плоти очага!
Пока в покое – отдыхает,
Но, сторожит, не засыпая,
На случай внешнего врага.

Религиозная Идея –
Со светской – сестры! Но, беда:
Стада – неприхотливы к Цели,
Не пережевывая зелья,
Глотая внутрь, – путь – в никуда!

Сняв с плеч своих тяжелый груз,
Переложив в суму химеры
Ответственность, к подножью Веры
Приходит не Герой, а – трус…

*
Far East of Russia, Vladivostok, Marth, 1993, R.V.A.

АДОГМАТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ.

Стремится в глубину веков
Мысль, без физических оков
И без божественнейших званий.
Каков предел ее основ,
Она во власти вещих снов
Иль в беспределе светских знаний?

Диалектический акцент –
В полете мысли окрыляет!
Философический аспект –
Былую Тайну открывает
И обнажает Правды суть,
Пробив астральность оболочки,
Несётся в заданную точку,
Пронзая вековую муть,
Все наслоения предмета,
Слои божественных химер,
Уносят ложь в былые лета,
Во имя Истины и Света,
О чем писал поэт Гомер.
Ах, эти Боги, эти Боги!
В любой религии итоги,
Конкретной веры, получить
При жизни, – просто невозможно!
Но, соискателю, на ложном,
Пути тернистом, многосложном,
В загробном мире, яд испить,
Придётся чашу, с каплей меры,
С момента, не успев остыть, –
Коль не проникся ложью Веры…

Здесь, безусловный, видим Страх,
В основе формулы Идеи.
Боязнь за бренный, личный прах
Тянет на Исповедь из кельи.
Где «сокровенных мыслей» ряд
Безукоризненно излитый –
Успех божественный – Парад,
За ширмой, опьяненной свиты
Все образы с одним лицом;
Изнемогающие черты
Катастрофическим венцом,
Кистью художника обвиты.

Кто первый образ рисовал
Христа, распятого на склоне, –
Тот потребительски мечтал:
Слезу Иуды на ладони
Преподнести народу вдруг,
Чем поразить его сознание,
Излив, из первых рук, признания,
«Свидетельства» Иисуса мук!

Есть Кульминация конца,
Истока становленья Веры! –
Иуда, с миссией жреца,
Готов был сам идти под стрелы.
Первичен ли? – Бесспорный факт!
Он – Средство, вложенное в Веру!
А, непосредственно, Пилат –
Язычник – Прокуратор – Сват –
«Подставил» парус Веры к ветру,
Империю, с её несметным
Богатством, а ведь был Гарант!

Христос, увы! Уже – вторичен,
Как следствие борьбы, – Венец!
Итог – печален, но – логичен!
Лик и подобен и типичен,
Как сам не прошенный Творец!

Как без Иуды нет Христа, –
Так Жизни нет без Солнца Света?!
Как нет Мужчины без «листа»,
Так Женщины, стихом воспетой!

Ох, Клика, грешных и святых! –
Идея, вложенная в лица.
Всех принимают без амбиций
И без сомнения иных…
Святы ступени Иерархий,
Бесчисленных Земли Епархий?
Святая лишь – прямая ветвь
Должна вести в пенаты Бога,
Одна кратчайшая дорога, –
Все остальные – круговерть?

Кто через Пастыря в «контакте»,
Кто напрямую в «божьем акте»,
Безгрешно, требуют своё.
Без театрального смущения,
В пылу земного отрешения,
Все просят помощи Его.
Вплоть, до народа избавления
От догматического зелья!
Чужой народ – направить в Ад!
Победоноснейший Парад
Приблизить, окрыленным целью,
Духовной, доказав неверным,
Что мой народ – прилежный раб!

Вся раболепия условность –
Патриархангельская гордость,
Решенья набожных интриг.
Так, почему не только Вера
В божественность или химеру,
А в Догму наполняет стих?
На государственной основе,
Политпросвета небосклона,
Взята, как оправданье их?

Бог или Разум небосвода
Разъединил, кто, Тьму и Свет?
Способность различать нам цвет,
Кто дал бесценную возможность?
И с Вечностью сосватал Смерть,
Иль Разум допустил оплошность?
Кто сконструировал скелет,
Бог внёс ли Ужас первородный?
Рабам присвоил имя – смерд
Наместник Разума иль Бога?
«Благословил» евреев ветвь
Бог или Разум, у порога?

*

sts «Nadezhda»,

port Singapore, 28.04.93, R.V. A.

РАССУЖДЕНИЯ «О СОТВОРЕНИИ»

Что делал Бог до Сотворения
Небес, Земли, посреди тьмы? –
Вопрос, несущий удивление: –
Как долго в хаосном парении
Бог пребывал и видел ль сны?

Откуда он и кем был создан,
В подобии астральных сил –
Отец божественных Светил,
И, может ими быть опознан?

C какой Системы параллельность
На Вечность Бога призвала?
Возможно некая беспечность,
Повлекшая Её конечность,
В нем представляет нам Волхва?

Кто Право дал ему на Право
Все сотворенья сотворить?
Уж очень правильно и браво,
Не по научному и здраво,
Произносил: – Так сему быть!
Шесть дней – Эпоха Сотворения!
Шесть восклицаний: – Сему быть!
И Небеса, и Звезды, Время…
Со Светом Тьму смог разделить,
Создав для этого Светило!
Созвездий массу, – очень мило…
Моря – для рыб, леса – зверью,
Адама, Еву, им – Луну!
Да, между прочим, – Райский Сад,
Цветов прекрасный аромат…
И Древо, чей запретный плод,
Презренный, норовит так в рот!

Плоды Познания – в Запрете! –
Добропорядочность Завета?
Тогда ответьте на вопрос: –
Зачем имеем, с вами, мозг?

Коль философию Добра
Не высветить проблемой Зла,
Знать, категория полярная –
Реальность жизни материальной –
Беспочвенна? – Связав с вульгарной,
Ветвей древнейших Бытия,
Мистической картиной старой,
Касаемся фантазий сна
Бездоказательностью бравой?

Нащупай истинность внутри,
Себя, накопленной генетикой,
Предмет исследуй, посмотри,
В полях освойся энергетики,
Предков найди картины этики,
С Познанием Добра взлети
Ко Времени, в объем Пространства,
Где Предков процветало братство.
Добра и Зла ручьи сравни,
С картины прошлого в реальность.
Чтобы понять что Зло – в крови, –
Сними библейскую пикантность.
Пофилософствуйте во сне:
Бог доказал бы Сатане,
Что равновесие – вне Веры?
Предпримет Сатана ли меры,
Сливая адские примеры,
Не просчитав ответ в уме?

Знать Богу Сатана – родней
Коль Русь дарована еврею?
Все мы становимся мудрей,
В суждениях своих вольней,
В полях библейского безверия…

Коль не привычно без Души,
Цепью прикованный к религии,
Познать идею Свет и Тьмы
Рекомендую: – Задуши
В Душе библейские порывы!
Вокруг болото осуши,
Навечно церкви заглуши
Все иудейские мотивы!

*

Призыв: – Живите, размножайтесь,
Но, никогда, не развращайтесь!
Он, в Библии, застыл «Призывом»,
А не Законом, – лишь позывом,
Сигналом стартовым: – Познать!
В Запрете что, – то возбуждает
И, как обычно, – забывают –
За все придется отвечать!

Соблазнов много создал Бог.
Вот к Плоти был не очень строг
И Строгость не вложил в Сознание!
Не заблокировал Желание: –
Вне эволюции Познания, –
Рожать потомство будет пол,
Но, слабый… И, без всяких слов, –
Таков Вердикт и назидание!

Одна ошибка Повелителя –
Создал он облик потребителя!
Вот, Ева, попросту, – Блудница,
А не какая там Жар – Птица!
Да, Сын, возлюбленный, по совести,
Не радует Владыку новостью, –
Что души внуков с Верой сплавил,
Небес наследники прославят,
Вселенский Дух, наполнив гордостью!
Выйдя из чрева, тут же, в крик:
– В моём лице – Иисуса лик! –
С претензией, картавым голосом…
Отсюда массовость вопросов,
Законно, ли, рожден? Похож, ли?
Святага Духом зачат особью –
Обычный способ для анонса,
Среди виновников «святых»…

Проигран бой самим Всевышним
С Великим Дьяволом за Плоть!
Ветхий Завет остался лишним,
В глазах отверженная скорбь!
Победоносность лихих бесов,
Объяла мозг, проникла в глубь,
В святых святую интересов,
В объект божественных услуг.

Разгневал Властелина крик,
Рабов вошедших вражий лик.
С лица Земли немедля смыл он –
Потоп Всемирный, чем достиг,
Казалось, Мира и Баланса…
Отправил в плаванье Ковчег,
Для воссоздания NEW Царства,
Благословив стада дикарства,
Бог удалился на ночлег…

Последнюю Его Надежду
Не сохранил библейский Ной.
Старозаветностью обрезан,
Пред миром, лично Сатаной…

Победа Дьявольских интриг?
Народ безудержно плодился,
Не строил храмов, не молился…
Проснулся Бог и разозлился, –
Шум во владениях своих!
Но, когда башня Вавилона,
Пробив, нахально, Божий свод,
Переступила Их порог, –
Естественно, Бог возмутился,
Землетрясеньем разразился,
Разрушив дьявольский острог!
Смешал всю речь, рассеял лица
По всей Земле, – таков урок…

Известно, дьявольская прыть
Народ влечёт на преступления…
Оставив подданных в забвении,
Не допуская с Собой прений,
Разрушив, – предпочел забыть…

Процесс закончен Сотворения?
Но, по последним наблюдениям,
Научным, можно заключить:
Звезда Давида – в омовении!
Идею, вложенную «гением»,
Нельзя в бессмыслье уличить!

Но, это, уж, – другой раздел
Философов, вне Вер удел.
Я, лично, скромный адогматик,
Бессильный в звездах математик…
Тем более в такой «Звезде!»
Я – пробую себя везде,
Поскольку чувствую – романтик…

В далекой древности, народ
Был за величие наказан!
За то, что вышел в Божий Свод,
Смешению подвергся Род
И Вавилоном, тут же, назван.

Теперь, что будет, коль ушли,
Потомки в темень Космодали?
И, почему, не казнены,
А вручены всем им медали?

И сколько можно трепетать
В Страхе Всемирного Потопа?
Я, в этом деле, – не-до-тё-па,
А, впрочем, можно подождать…

sts «Nadezhda», Японское море, 1994, R.V.A.

БЫТИЕ

Народ рассеян по Земле.
Язык общения весь смешан.
Познанием Владыка взбешен!
И повелел войти беде…

Но, время шло. Народ обжился
На новых, праведных местах.
Кто бессознательно молился,
В язычество кто возвратился,
Во всех бесчисленных весях.

После смешения народа
Господь так долго выбирал:
Какой народ, какого рода
Под покровительственность Бога,
Навечно принять? – Среди многих,
Кто меньше всех Владыке врал?

Душою выбрал Авраама,
Отцом все-множества людей: –
Возьми с собою только Сару!
Иди, мой раб, в Море-Дубраву, –
Отдам потомству Землю, – сей!
Произведу Народ Великий,
Лишь от тебя, – Благословлю!
Благословленных мной всех диких
Язычников, несчастных, сытых,
А всех голодных – накормлю!
На Род Израиля пал выбор –
Невзгод бесчисленно испил, –
Был обречен на вымирание,
Египетским всесильным знаменем,
Под звездами, где – вечен Нил.

Как предсказали Аврааму,
Три Вестника, что через год, –
Жена, покорнейшая Сара,
В подоле сына принесет…

И принесла… Велико Счастье!
Исааком назван был агнец,
Благословенный, как Отец,
Верный поклонник Его Власти!
С Месопотамии Ревекку
Бог в жены, к времени, привел,
Двух близнецов: Исаак и Иаков, –
Исааку дарует любовь!

Взял две! Жены младой Иаков-
Рахиль и Лию! – Божьи сваты –
Не ограничивали жен…
Двенадцать мальчиков в халатах,
Дочь Дина, вся в шелках и злате, –
Гудел родительский шатер!
Израилем нарёк Господь
За смелость, защищая плоть…

Любимый сын – сновидец Иосиф,
Во сне вязал снопы колосьев.
И, видит, связанный им сноп
Встал, а вокруг снопы голов.
Все поклонились, явно, снопу,
То есть ему, знать сон – к добру?
Как только рассказал виденье
Все братья выразили мнение: –
Убить Иосифа – сновидца!
Вина его, как ясновидца, –
Живым запрятать в сухой ров?!
Купцам был продан! – Будь здоров!
Рабом в Египте стало больше…
Что может быть продажи горше?
За двадцать старым серебром,
Родные братья, в чужой дом…
Увидел преступленье Бог
И записал, всем братьям, долг…

Раб, для Египта, не стал лишним,
Под покровительством Всевышним,
Из всех языческих племён,
Единственный еврей и пришлый,
Иосиф, стал в Совете высшим
Правителем, – так был умен!
Вторым, у царственного Лона,
Стал управляющим короной –
Премьер, при Власти Фараона…
Сам Бог его благословил!

Спасенье нации от рабства,
Чрез пирамиды Нила Царства –
Идея, – зрела сотни лет.
Все ветви Древа Авраама,
На землях древнего Ханаана,
Собрать в единый ствол-скелет…

Народ еврейский размножался,
Под носом, бесконтрольно, Царства…
Критический настал момент.
New Фараон, – «из Тайн легенд»: –
Не допущу я дисбаланса,
В пропорции Египта Царства,
Рабов – возрос коэффициент!
Еврей бессовестный – зажрался,
Стал на Святыню испражняться, –
Покончить с ним в один момент!

На Пирамиды! Всех под кнут,
Рабов поставить лени спины!
Кормить раз в сутки, не умрут, –
Их бог накормит и Раввины…

Иосиф стар был, вскоре умер…
Не вынес слез еврейских Прим –
Божий Защитник и Хранитель
Уж почивал, а Бог – Учитель
Готовил Моисея в Мир!
Израильтян весь Род – ослабить, –
Новорожденных бросить в Нил!
Язычника Указ исправить
Не смог уж тлеющий Кумир…

Исполнен был психоз немедля…
Плыла по Нилу масса тел,
Никто осмыслить не посмел,
Горе унять не в силах время…
Бог, понимая, что народ,
Им избранный, на грани смерти,
Что он нуждается в паперти,
В укрытии под божий свод.

На кафедре должен сиять
Наместник, управляя стадом –
Бездомными рабами, – Срам!
Не верующий в Бога – хам,
Не может быть обласкан станом…

В тиши зелёных камышей
Бог сохранил лицо младенца.
Нил – колыбель единоверца,
Стал усыпальней малышей…

Неделю, вышедший из плоти,
Подброшен матерью своей,
Язычнице, – взяла безропотно,
Чем был спасен, решены хлопоты!

Под взором ревностных людей,
Был унесен в палаты царские…
Проблема решена мытарская –
Вскормила грудью, и, милей.
Египта люд не знал добрей,
Израильской степенной плоти.
Среди язычников во кроти
Взрослел Великий Моисей!
Живя под кровом чужеродным
Знал Моисей, что он – еврей.
Пришлось бежать от Фараона,
В обитель Медиама скоро,
К священнику, укрыться в ней.

Иофором – Отец семьи –
Божественный цветок любви
Пригрел с любовью Моисея.
И записал в Завет поверье: –
В Судьбе Великого Еврея
Жена – Сапфора! В нем – Идея,
Израиля, ждала зари.

В ночь, у тернового куста,
Явился Дух пред Моисеем,
В виде ярчайшего костра, –
Смотреть на куст я не посмею, –
Сказал он, прикрывая лик:
– Я Бог Отца, Бог Авраама,
Бог Исаака, также Иакова, –
Услышал Моисей в тот миг.
– Несносный Плач израильтян
Устал я слышать ежедневно!
От издевательств египтян
Слёзы текут рекой безмерной!
Повелеваю я тебе: –
Иди в покои Фараона.
Совместно с братом Аароном, –
Проси евреев отпустить,
Излить молебен за кордоном!
И, если Фараон – не ворон…
Скажи, что так сему и быть,
Иль я покрою страну мором!

Девять ужасных наказаний
Египет понесёт, на – Нет!
Суровым будет Мой ответ,
Царю Египта, в назидание!

Гласил ль Божественный Завет,
Иль старое дошло предание,
Но, через тридцать сотен лет,
Благословлен народ Израиля!

Но, может быть Бог сам в изгнании,
За созданный кордебалет;
Нет new пришествия деяний,
Свято зачатых изваяний,
За две, последних, тыщи лет?
Иль просто – не существовал,
Не существует в мире вечном,
Иль кто-то образы беспечно
Со слов «волхва» нарисовал?
Иль кто-то Божество сослал
На «соловки» за все страдания,
Всемирный Разум Их списал,
Не опознав опознавания.

Скорей, за не научный Смысл,
Вред «Истинам» цивилизации!
Произвели системный вспрыск,
На первой стадии прострации
Народам, «снятых» Им с дистанции, –
За культ свято-престольных лиц.

Не передаст святой привет,
Не лону церкви Святой Веры,
Не посетителям обедни,
Двенадцати, библейской меры.
Подложный издревле скелет.
Готовы мощи для музея!
И только здесь, науке веря,
Философы найдут ответ,
Признав в санкриптах: – Иудея,
Как привнесла Иуды время,
Так и должна его стереть!

Религиозная идея –
Идея – для пустот! – сумела
Право на жизнь в сердцах иметь?
Естественно, всё в Мире – тленно, –
Поэтому, не беспримерно
Исходит Право – умереть!

sts «Nadezhda», Auckland, New Zealand,
1996, R.V.A.

Предисловие к Исходу

Горит Терновый Куст, а пламя –
С живою, внеземной, Душой!
Свидетель, придорожный камень,
Огня бездымного, реального, –
Внутри куста, а куст – живой!

Свято-терновый Божий след,
На выжженной тропе-дороге,
Хранил Явление Господне,
Две тысячи, в Египте, лет.

Две тысячи до Рождества!
В период хаоса и странствий,
Племён арабских торжества,
На Обетованном пространстве,
Гибли в расцвете государства,
После разгара пиршества.

Тысячелетья пил народ,
Не изучая Божьи мысли –
Уничтожался Богом род
И обновлялся в виде чистом.

Шел исторический процесс,
Или божественное странствие?
Врученный, Богом, жизни перст
Загнал Души, в тупик, прострацию, –
В рабство народ! Бог, в те года,
Израильтянам разъясняя,
Предначертал: – Звезды Судьба,
В конце концов, вернётся к Раю!

Но, Рай, Владыка, им закрыл,
При жизни, по причинам разным.
И голодом народ морил,
Неверных награждал проказой.
В своих божественных лучах,
Над небесами проплывая,
Он Исповедь, не при свечах,
Выслушивал, не осуждая




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
Plamya Дата: Четверг, 15 Ноя 2018, 5:38 PM | Сообщение # 3
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8228
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Грехи, при жизни, но в очах
Увидел – безнадежна стаи…
Провозглашал в своих речах
Спасение, в надежде Рая…

Всё это – лирика, в стихах!
Для уличения в грехах
Земных, божественно-житейских.
Все, расселенные в лесах,
Среди песков, в горных местах
Должны Каноны чтить библейские.

Главы Колен, Ветвей еврейских,
Кричат века: – Народ спаси,
И покарай всех иноверцев!
Клянёмся иудейским сердцем,
Господней Силе и Земли,
Что стар и млад через века
Все, безусловно, будут верить,
Господней Силе и Земли!
Молочные, где будут реки,
Где потечет вкуснейший мёд, –
Где винограда лозы крепкие,
Там будет жить Его народ!

А исторический народ,
Рождённый на священном месте?
Пусть «грешен», но имеет Род,
Пил, по утрам, из сотов мёд
Дарил цветы младым невестам…
Рожал детей, стремился к миру,
Семейному служил Кумиру! –
Этот народ, чрез сорок лет,
Должен покинуть Белый Свет,
Освободив Предков равнины,
Или мигрировать на Север,
Оставив место для Евреев?

Да, Бог есть Бог!
Но, здесь – не прав,
«Святой» божественнейший нрав…
Одно лишь утаил Всевышний,
То, что народ, для Рая – лишний,
Что правнуки войдут в него,
Чрез сорок лет! В песках Синая,
От зноя, жажды умирая, –
Забудут прошлое свое…

Но, испытаний тяжкий ряд,
Просоленный еврейским потом,
Запишет правнукам обряд,
Опознавания под Сводом.

Опознавание есть Знак –
Предки – прошедшие Страдания!
От Дней Эпохи Мироздания,
С языческим души сознанием,
До плети рабства, не во снах!
От Страха плоти Обрезания,
За национальное Изгнание, –
Чрез безусловное Признание
Всевышнего Отца, иль – Крах.

Следы израильских сынов,
В тропе Исхода из Рамсеса
В Сокхоф, – исполненная Месса,
Под вопль языческих богов…
Забыл, по-старчески, Всевышний, –
Четыре сотен тысяч, с лишним,
Да пеших, в основном, мужчин,
Не объясняя всех причин,
С детьми и женами, совместно
С разноплеменной, неизвестной,
Арабской челядью, с коровами,
Со скарбом нищенским убогим
Бежать решили насовсем…

Тысячелетий три спустя
Закончилась Тропа-Дорога,
У долгожданного Порога –
Обетованная Земля!

Мир Православный победил
Впервые дьявольские силы?! –
Об этом знают все Раввины, –
Народ, во Имя, в Божьем Мире, –
Большую цену заплатил…

sts «Nadezhda», Australia, Tasmania, Hobart,
R.V.A.

ИСХОД
(Начало)

Притемнены покои свода.
Фитиль лампад едва коптит.
Все золото во тьме блестит,
Чем отражает знатность рода.
Прошитый золотом халат,
Туфли – серебряною нитью.
Наложниц сладкий аромат,
Витает среди свиты прытью…
Охранник у дверей с копьем,
Пажи до пояса раздеты.
Бьет аудиенция челом,
Как веерами машут смерды,
Прекрасным, страуса пером…

Змеиной шкуры шаль одета,
От головы свисала с плеч.
Посланника, от Бога, речь
Ждёт фараоновская свита.

Сидящий в кресле Фараон,
Египта Бог, пришел на встречу.
Посланцы Господа: Аарон,
Брат Моисея, и сам – Он, –
Произнести готовы речи.

Хитон увесист на руке,
Стоит Аарон, на босу ногу.
А, Моисей, чуть в стороне,
Общается, пред речью, с Богом,
Как бы, в «арабской синагоге»,
Забыв, что он в чужой Стране:

– Всесильный Царь, из всех Царей!
Я, с Аароном, моим братом,
Приветствуем Тебя! Всё злато
Нам говорит: – Ты – всех мудрей!

Народ еврейский сотни лет
Под Солнцем строил Пирамиды,
Видны чтоб были всему Миру,
Увековечивал Царей!
Твоя Пустыня – не Заказник!
Народ молиться отпусти,
На Жертвенник, впервые – Праздник,
Чтоб Богу чувства принести
Смог, мой народ, и стар, и мал!
Прошу Тебя, Я – Божий Странник,
Божий Помазанник – бесправный,
Народа светлый Поводырь!
– Но, кто таков есть твой Господь?
Мы и народ мой, все – не знаем!
Вся свита дружно: – Да, не знаем!
И кто, и что есть ваш господь…
– Его, скажу, Мы – презираем!
Египта Бог есть Мы! – Израиль –
Здесь вечный раб, а ваша плоть
Всегда была и будет рабской!
Работу дать евреям адскую, –
На Пирамидах зреет кроть!

– Осмелился как, Моисей,
Произносить такие речи?
Мой Дед – велел учителей,
А Бабушка – держала свечи!
Неблагодарный ты – еврей,
Предком моим усыновленный!
Египет – предал! Что, теперь,
Змеёныш, на груди вскормлённый…
Нет, Фараон! Меня вскормила
Моя единственная Мать –
Кормилица! И, сохранила,
Когда детей хватала рать,
В Египте, и, топила в Ниле,
Перворожденных, всех детей,
Израилевых! Ну, а теперь
Одной ногой я – уж в могиле…

– Сегодня тигров накормили? –
Спросил небрежно Фараон.
– Да, Повелитель, простофилю,
Еврея бросили на кол!

– Живи, как можешь, Моисей!
Посмотрим, кто из нас мудрей?!
Мы! Или твой еврейский Бог?
Не преступай, ты, Наш порог!

Встал Фараон и удалился.
Аарон в забвении молился.
Посланник Бога – Моисей
Презренно шлейфу поклонился,
Взял брата за руку, смирился
И, вышли вон, в прямую дверь…

А Солнце славилось в Зените!
Прищурив очи, Моисей,
Перекрестив златую дверь,
Сам обратился словом к Богу: –
Раб божий – я! Прости, поверь!
Не вразумили Фараона
И не смогли, взывая к трону,
Предупредить его, он – зверь!

Хитон, накинув на плечо,
Аарон отчаянно молился: –
Воздай Господь, коль горячо
Израиля ты любишь племя!
Не оставляй нас, – тяжко время!
Вновь обрати своё Лицо
И защити, – несносно бремя
Твоих рабов, евреев семя, –
Любовь, народа Твоего!

На Небесах Господь все слышал,
Всех видел спины под кнутом.
Знаменья, посланные свыше,
Во славу Веры, с Божьей крыши,
Божественным карал огнем…

Девять ужасных наказаний,
Постиг языческий народ,
Египетский, чтоб понял, вот –
Он жертвы все несет от Бога:
В кровь превращалась вода Нила,
Жабы покрыли твердь спесиво,
Тьма саранчи и песьи мухи,
Морава язва, – все в разрухе,
Лишь смерть гуляла по земле.
Но, Фараон взывал к Звезде,
Висевшая над Пирамидой,
В ней предки почивали мирно,
Общаясь с Духами из вне…
Ожесточилось Царя сердце, –
Летала над Египтом смерть.
По-Фараоновски – сгореть,
В Аду иль от заразы мора,
Наследник Власти Фараонов, –
Готов был, не давая спеть –
Во Славу! – Лучше – помереть!
Но, понимая перспективы,
Что без Любви, альтернативы
К Господней Силе – жизни нет!

Уже, потом, спустя века,
Когда наследники Египта,
Вдруг осознали, с Верой – влипли!
Ислам создали с тупика…
В порядке той альтернативы,
В противовес Господней Силе,
Уравновесить чтоб… Пока
Господь терзал Египта Око,
Как обещал, и, ненароком
Сердца еврейские сближал.
Чтобы однажды, в полночь, скопом
Исход, обещанный – Истоком
Божественным Исход назвал, –

Истоком будущей реки –
Русло Святого Иордана,
Где корни Божьи Авраама –
Обетованной Центр Земли…

ИСХОД

Уж девять страшных наказаний
Народ египетский понёс,
Но, Фараон не ведал слез,
А верил только в силу знаний.

Чем большим Знанием владел,
Тем тоньше ненавидел Идиш.
Сферы божественной «пробел»
Не обеднял Египта имидж.

И, все же, Царь не разрешил
Осуществить Исход святейший.
Судьбу по-прежнему вершил
Израиля племен старейших.

Бог в полночь, – Моисей сказал, –
В десятый раз Египт прорежет!
Как обещал, все девять кар,
Спустил арабам, Слово – сдержит!

И каждый первенец умрет;
Иль Фараона, иль рабыни,
При жерновах, ли вздут живот –
Все первородное отныне!

– Чтоб в полночь, каждая семья,
Агнца степенно заколола, –
Испечь, чтоб ела вся родня,
Измазать кровью двери дома!
– Увижу кровь – Моё Знамение –
Израиля святейший дом!
Но, не пройду мимо колон,
Египетских! – На поражение!

– Я называю Святость – Пасха –
Великий праздник – Переход!
И с этой Ночи – Подтверждаю –
«Хождение мимо»! Так – желаю,
В домах еврейских, каждый год,
Агнца должны все приготовить
И с пресным хлебом сочно есть!
День Прохождения – Неволье,
Вам обернётся Благоволием!
Для египтян лишь – Божья месть!

А для израйлевых семей
Великий день – День Избавления –
День Пасхи, – за века стремление
К познанью Святости Идей!

Призвал Господь в ночи Аарона
И Моисея, им сказал: –
Вы встаньте из среды народа,
Израиля Сыны, всех родов!
В единый строй и стар, и мал!

Господь сдержал Святое Слово –
Великий вопль потряс глухих!
И не было без смерти дома
И без пощады для больных…

И принуждали египтяне
Спешить уйти своих рабов.
Они, естественно, не знали
Господних Праведных Основ.
От страха искренне рыдали,
Бессвязно что-то лепетали
И дали множество коров,
Для совершения Служения,
Во имя к Богу уважения.
Там Моисей – Благословлен
Народом будет, на Доверие!
Пеших мужчин – тысяч шестьсот,
Семьи с детьми, пошли в Исход,
Спасая Древний Род Израиля,
Из Рамсеса до Сокхоф,
С надеждой к жизни созидания, –
Бог – Поводырь шел впереди;
Днем – облаком – Столбом Пути,
А ночью, огненным, для света!
Таков Исход – Судьба – Планета –
Воля Спасителя руки…

Народ так долго угнетали –
Четыре сотни тридцать лет,
Божественный приняв Завет,
Все Богу почести воздали,
Переложив на Божий Перст
Заботу о семье… Мечтали;
Где манна сыпется с небес,
Текут, молочные, где реки, –
Им будет приготовлен Крест,
Богом обещанной Опеки…

Но, божий, долгожданный, Рай –
Обжит чужими племенами,
Язычеством, а, значит, край –
С живым народом! – Выгоняй, –
Сказал Всевышний, – Я есь с вами!
Но, это будет все потом,
Чрез сорок лет в песках блужданий,
Умрут, не вынеся страданий,
Два поколения рабов.

Повёл народ свой Моисей
До брега, «Чермного», морей,
Путь каравана охраняет
Дух, беглецов уж настигает
Месть Фараона – войско-зверь, –
Приказ: – Всех возвратить людей!
Кто обращаться к Богу станет,
Просить прощенья избегая, –
Рубить, и, не считать потерь!
Владыка не оставил племя.
Устами старца Моисея,
Вдруг, обратился божьим словом
К рабам, Всевышнего под Кровом: –
Не бойтесь! Верьте и спасетесь!
В Египет больше не вернётесь!
Господню Силу все увидите
И, с сей поры, возненавидите
Себя за глупое блеяние,
К стыду Святого Мироздания…

Рука поднята Моисея,
Направлена чрез море к Северу!
О, Чудо Господа! – Спасение!
Свершилось! Вот оно – неверие;
От центра воды разъезжались,
По обе стороны держались…

Услышан отзвук колесниц.
Вдруг Моисей сказал: – Мы, с Богом!
И караван, поникший ниц
Пошел, намеченным Исходом…

Когда прошел беглец сквозь море
Последний, и, взошел на брег,
Погоня за – вселенский грех,
Неся Исходу смерть и горе,
Уже неслась по дну морскому,
Готова растоптать всё, всех…

Промолвил Господь Моисею: –
Простри, мой раб, руку на Юг,
Вдоль перешейка от Исхода!
И воды, подчиняясь скоро
Сошлись и поглотили звук,
Конско-людской, от смерти мук,
Во Имя Божьего народа!

Воспел молитву Моисей,
Прославив первую Свободу,
Молебен, обращенный к Богу,
Пред будущим песков острогом,
Спасителю, и, в Его Честь!

ДИЛЕТАНТСКИЕ РАССУЖДЕНИЯ

Проникнуть как во тьму веков,
Задав вопрос в пенатах Богу?
Кто Пасху – Божьего Прохода,
Связал в единый узел слов,
Не аргументируя основ,
С Днем Воскрешения Христова?

От величайшего Прохода –
Всевышней Кары египтян,
До в Православие Прихода,
Через моря, поля и горы
К нам бред внесен израильтян.

Кто написал этот сценарий –
Цель, пронесенную века?
Тысячелетий, с лишним, два
Идея, что цветок в гербарии…
Зачатье, странное, от Духа
Мимо языческого слуха,
Так, не могло, не пролететь…
Имел ли Бог, простите, «твердь»,
Или, – соседская проруха?

Чрез тридцать три известных лет,
Трех дней Великого Распятья –
День Пасхи – совместили «сватьи»
С Днём Воскрешения? «Субъект»
Был возвращен в Идеи Лоно,
Из развращённого притона,
Под покровительство легенд…

Чем вызван этот интерес?
Быть может объективный стресс
Наследника святейшей ложи,
Завет переосмыслить строже
Заставил хитроумный бес?
Сценарий Библии – банален?!
Как сделать транснациональным,
Для всех языческих племен?
И, повнушительней времён
Двенадцати колен Израилевых?

И, появился Лик Христа –
Сценарий Нового Завета!
Шел параллелью вокруг Света
Под Знаком Древнего Креста!
Не ведал мудрый из мудрейших –
Язычник – римлянин Пилат,
Что вой толпы – не Глас старейшин,
А стадо, в сборище простейших, –
Предвестник катастрофы – Мат!

Когда «народ» кричит: – Распри!
И жаждет запах теплой крови,
Не выражая к казни скорби, –
Безжалостно «овец» пори…
Что было бы коль не распят
Иисус Пилатом? – Нет Идеи,
Завета нет! А, значит – Веры –
Христианских, шествующих свят…
Ветха прямая вертикаль
От Бога до живого сердца?
Безбожником слывет дикарь,
Порабощенный иноверцем?

Совсем, неужто, не сильны
Земные сказочные трели?
Потусторонние миры
В научном обществе прозрели?
Астральный страх, что беспредел,
Порабощает ритмы сердца?
Любви мифической пример –
«Наука» всем единоверцам,
Язычеству Планеты всей! –
Кто прав здесь я иль Иудей?
Помилуйте, за рифму с перцем!

Где ключ к поэзии Звезды? –
Пока мы осязаем прозу!
Печален факт былой резни…
Благословлённые на грёзы,
Обрезав куст, весною розы,
Мы ожидаем вновь бутон!
Природы Разума Закон –
В соке проснувшейся березы!
Не достоверен гром и грозы,
А объективен Лик Икон?

Кто, беспардонно, совместил
Рождение Христа и Эры,
Голгофу в Крест преобразил,
В Апофеоз, священной Меры?
Одним, из множества «даров»,
Землянам – посланное Слово?
Вторым – Рождение Христово –
Пророчество библейских снов?

Ну, а когда родился Чёрт,
В каких покоях появился,
В Тьма – колыбели сатанинства,
Альтернативного единства,
Уравновешивающих черт
Единой Мировой Системы, –
Борьба за Космос параллелью,
Восходит ль не из черных дыр:
Право познать сверхплотный Мир
И защитить Центр от познаний?
Сокрыв секреты Мироздания,
В ядре глубинные страдания
Массы критической и сил.

Знать с Сатаной Владыка жил,
При полной темноте, аскетом?
Какой конфликт не разрешил
Бог, разделяя Тьму со Светом?

И Он ль, вообще, разъединил,
Возглавив светлости астрала?
Кто Право дал двоим на Право
Упаковать астральный Мир?
Без темных сил, во славу Ночи,
Не мог уравновесить Отче,
Противовесом адских сил,
Светлейшим индексом мерил,
Энергетическую вотчину,
Знать мифология и прочее,
Есть результат библейских игр!
В них Разум – сатанинский отчим,
Равно как божьего убожества,
Всех «приглашающий на пир»…

Первична, все же, – Темнота,
Где проживает чертовщина?
Знать, в спектре Света есть врата,
Чертовским глазом различимы?
Врываясь скрыто в благодать
Без объяснения причины
Вербуют души до кончины,
Представив случай погадать…

Владыки Дух – непререкаем?
Кто создал Мир, в кротчайший миг,
Божественный астральный лик? –
Об этом до сих пор не знаем…
Тысячелетья ждем ответ
Не пишут новый New Завет…
Выходит так, что до загробия,
По Его образу подобию,
Мы все должны существовать
Мгновенье, в жизни материальной
Дано, затем, чтобы в астральной,
В дальнейшей жизни пребывать?

Зачем такой круговорот:
Через земную материальность,
В «вечно прекрасную реальность»
Все Души в Космос возвращать?
Отсепарировав решать,
Кого ждет райское мечтание,
Иль с Сатаной в котле венчание,
Не смея в этом помешать…

Маразматическая крайность
Библейских охладевших звезд,
Волхвов «правдоподобных» месс,
Псалмов мифическая тайность –
Обычный психотропный пресс!

Всем, Виртуальная Реальность,
Подставит на их мессе – «Крест».

ИСКОРЕНЕНИЕ ПАМЯТИ

Возможно, ли, искоренить
Сам раболепствующий корень,
В потомках страждущих лиц,
От убиенных до убийц, –
Вечно живущий он, бесспорен?

От Бога сила раболепия
Навечно в Душу вселена,
Связующая ствол и ветви;
Разврата, лени, лжи? – Луна
Ли раболепия Хранитель,
Всех грязных сил и Учредитель, –
Центр сатанинского ядра!?

Коль Бог – един, и, – безусловен,
Знать Дух его вполне – фриволен,
Внутри безропотных сердец.
Он, в возрасте уже преклонном,
Зачал нетленной, детородной,
Иисуса, «функцией» Творец…

Раб, с генетическим наследием,
Свободным вряд ли может стать,
Во времени, чрез поколения,
Неимоверное терпение
И, Божью, свыше, благодать?

*

Воспел Великий Моисей,
Со всем народом, Избавителю
Песнь, беспристрастному Учителю,
Карающей руке Отца,
Небесной Вечности Творца,
Спасительной Трибуне Спикера!

Повёл народ в пустыню Син
Аарон и Моисей, в скитание,
Святая ноша испытания
Легла на плечи грешных сил.

Стан, из двенадцати колен,
Среди песков, барханов стен
Был обречен к уничтожению,
С национальным унижением,
И без свидетелей измен…

Вдали языческих племён,
В песках садистского Синая,
Народ еврейский умирая
Рожал, для будущих времён!

Роптали слабые и трусы,
Гудели, воспевая, гнусы
Идею! Настигала Смерть
Голодных, Моисея твердь
Не онемела от укусов,
Национальных, милых черт,
Чтоб выживший в пустыне смерд
Красноречив был и искусен…

И, снизошел к народу Бог.
Уверовать заставил в Чудо:

Чрева насытить мясом смог
Перепелов, весь небосвод
Перепелиным стал прелюдно.
Народ ел мясо, у костров,
Без хлеба, в сухомятку, птицы.
Насытившись, кричал: – Водицы!
Младенцам – манны, и, – без слов,
В счет возмещения долгов, –
Ведь ты – наш Бог, а не Жар – Птица,
Сам выбрал нас, как жертву львица!
Так докажи, что Ты – вне снов!
Народ наш, выбранный тобою,
Не должен умереть от зноя
В песках, вне рабства и оков.

А, жить вне голода, вне холода,
В границах царственного города, –
Обетованной, на, Земле,
Воздав все почести Звезде! –
Израилеву – увековечим!
В шести вершинах зажжем свечи,
На Иерусалимовом холме!
На утро выпала роса
Вокруг израильского стана.
Как испарилась – стала манной,
Крупы чистейшей красота!

День выдался такой погожий
И – пятница, но на два дня
Собрали женщины хлеб Божий, –
Как повелел, был очень схожий
По вкусу с мёдом! И, не зря,
Устами старца Моисея,
Народ Владыка вразумлял, –
Что должен даже простофиля
В покое отдыхать отныне
Суббота – День израильтян!

В горах безводных Рафидим
Толпа роптала, но незримо,
Сомненьем в Господа. Жара,
Всех подстрекавшая гордыню,
Взывала обратиться к ливню,
К богам языческим пора…

Здесь «Месса и Мерива» Бога, –
Сам Моисей назвал, и, строго
Ударил жезлом по скале, –
Господь так повелел руке!
Вдруг полилась вода из чрева
Скалистых гор, не зная меры.
Народ безмерно восхвалял
Господню силу и терпение.
На мыслях, вскрывшие неверие,
Что – Грех, в минуты искушения,
Владыки обсуждать Решение, –
Бог акцентировать не стал.

Внимание, простёр он в даль: –
Перед очами факт растления
Народа, избранного Гением, –
Всех уничтожу, час настал!
Еврейский стан вокруг подножья
Расположился, жил в безбожье,
В разврате, пред горой Синай…
Бог, Моисею, дал Скрижали,
Народ еврейский чтоб призвали: –
Неукоснительно познать
Завет, из Десяти несложных, –
Цветок еврейский придорожник,
Основ, – пред Взором выполнять!
По запаху всех признавать
Должны Синайские евреи,
Чтоб по субботам Тору пели,
Отца Отцов тем прославлять…

И очень долго обсуждал
Вопрос языческого мнения,
Толпы воинствующей прения,
В которой до сих пор блуждал,
Господь, со Старцем Моисеем, –
Возможно ли в Душе еврея
Укоренить Исток начал –
Исток израильтянской Веры,
Чтоб Дух Всевышнего нетленный,
С небес священным исходил
И проникал в сердца и души,
Глас – чрез заложенные уши,
Любовью к Богу наградил…

«Исход» – не стал основой меры,
Любви к Всевышнему и Вере!
А, Я, хотел народ прибрать,
Под свой хитон, – чтоб не соврать,
Скажу тебе, избранник Бога: –
Взгляни с Отцовского Порога,
На свой народ, здесь, у горы,
Вокруг священного Синая! –
Толпа заждалась яблок Рая?
Точно зимой – весны поры!
А вдруг открою врата края,
Чтобы бессовестная стая,
Сметя врата, смогла войти?
Нет, божий раб! – Моя ошибка!
Две тысячи годков назад
Я, Саре Авраама, слишком
Поверил искренне, излишне,
Свято зачав, – он был мой раб!
Ветвь, свято-грешная, от Сары
Не привнесла от этой пары
Мне радости, – одна беда!
Взгляни на падших – мои раны! –
Ждут от меня небесной манны…
Мой мёд рекой – предел вреда!

Народ, спасая – развращаю,
Смерть нации я предвещаю,
Коль не поймут: – А, чья – Еда,
Откуда мёд, вода, в чьей Воле,
Покончить с этой грешной голью?

Ты говоришь, что вы – рабы!
Тогда откуда столько злата,
Шёлк, серебро, шатры-пенаты,
Все женщины «на зад» слабы?
Мужские чётки из агата,
Блудницы носят бриллианты
И пьют вино вместо воды…

Уж приспособились к пустыне:
В подножье царственной горы,
Носят под взором, моим божьим,
«Рога» – мужчины, – словно «воины»,
А женщины – от них «дары»!
Проклятья шлют, в мой адрес, вдовы,
Кричат, как будто в Аду роды…
Бьют на Меня, в хлеву, пари!

Какая Ветвь, какая Вера?! –
Пречистая нужна вам Дева?
Но, это – для другой поры…

Всемирный снисходил Потоп,
С моей руки, для наказания.
Смешение без сострадания
Производил, чтоб понял род.
Опять, наверно, Вавилон
Пора устроить в назидание!
Нет аргументов оправдания, –
Бокал терпения уж полн!
Вере – конец! Она – сгорела,
Здесь, у подножия горы
Одни лишь признаки гарема, –
Бедлам закончу иудеев
Раз – навсегда! Насточертело
Терпеть страдания мои!
Движением одной руки –
Назад, в Египет! – Ну, а – Древо,
Двенадцати колен, Отец? –
Как провинившийся малец,
Не смело, Моисей промолвил:
Не разбросай по Миру всех,
Прости рабов своих, их грех
Я искуплю, вполне достойно.
И не смешай Язык, он – Верх,
Твоих, Владыки, Сотворений.
Язык – канал с Тобой общения!
Тропа – из Слов, есть Путь из Вех!

Доволен, будешь, обещаю, –
Как начертал, – чрез сорок лет,
Мы создадим святой скелет
Религии! – Так, Ты, прощаешь?
Раб ещё долго не поймёт
Миссию твоего народа…
Не так уж долго он живёт,
Под необъятным Небосводом.
Как избранный тобой изгнанник,
Он возмущён, за Статус странника, –
Как факт насилия Исправника,
Воспринимает выбор твой.
Да, за наследство предков – зол,
Терпеть не может обещаний,
На фоне памятных реалий,
Иметь всё сразу хочет он, –
Раб бывший – сам терзать раба,
Изгой, как бывший, – править Миром,
Повелевать и стать мерилом
Для пораженного врага…

На этот раз ты убедил, –
Не для Завета аргументы!
Старый Завет – фундамент в Мир!
Усвоив смысл, евреи – смерды,
Из рабства, вознесутся в сферы,
Величия, а где предел?

В следах еврейского обычая,
Не снизойдут ль до неприличия,
Вызвав Презренье их манер?
А Ненависть других народов,
Язычников, в кровавых спорах,
Общин, народностей и древ?
Союзы мировых систем, –
Достаточно устав в изморе,
Став под знамёна перемен,
Искоренят все ваши корни…

Теперь спускайся вниз, немедля.
Гудит еврейский стан, что рой.
Скрижали выданы, с тобой
Благословлен ваш Путь и Бремя!

«Скиния собрания»

Нежданно Божий Глас умолк,
Исчезли признаки присутствия.
В Скрижали вписаны инструкции –
Святой божественный урок,
Вне, ожидавшей, им, обструкции
Спускался Моисей с горы,
И думал, – до какой поры,
Евреи будут жить как свиньи,
Презрев, им познанную, Силу
Всевышнего, Отца – Отцов?
Взглянув на новые Скрижали,
На десять Заповедных строк,
Их прочитал! Внизу все ржали,
Как будто над Синаем – рок!
Повис и держит весь народ,
В своих бессовестных объятиях.

Табор еврейский весь гремел
От возгласов безумной челяди: –
Нет Моисея, обнаглел!
Нам нужен Бог, идущий спереди!

Ты, Аарон, вёл вместе с ним
И выводил нас из Египта!
Ты – его брат? – Так возроди,
Бессвязно требует «элита»,
Нам Бога, нового, к утру!
С первым лучом, чтобы проснувшись,
Тварь, наша грешная, прогнувшись
Смогла принять его к нутру.
Чтоб с этой утренней поры
Еврей, гонимый злата жаждой,
Увидел Бога, в черте каждой,
Здесь, у подножия горы!

Мы долго ждали Моисея, –
Смиренно, молвил Аарон, –
Понятен смысл мне и Идея,
Как понял я, настало время,
Соорудить единый кров!
Сейчас, немедля всем снести
Всё злато табора убранства,
Без исключения, без чванства, –
Брат, Моисей, меня – прости!
Коль нет тебя, беру я смелость
Продолжить миссию твою.
Чтоб избежать нам беспредела
И сохранить для всех семью,
Израильтян, с единой крышей, –
Бог наш, скорей всего, не слышит,
Хотя, как ты, его – люблю!

Я отолью для них Тельца,
Из злата всех колец и цепей,
Монет, не пропитых «на ветер»,
От сердца каждого лица.

Лишь злату могут поклоняться
Пусть в облике Тельца, сей факт
Заставит многих удивляться,
Но, всенародный будет Пакт.

Отлит громаднейший Телец,
По образу его, подобию!
Стоит божественный отец, –
Спросил ваятель, иль – надгробие,
У этой, вот, Святой Горы?!
Синай – вдали от плодородия
Всей Обетованной Земли!
Израильтяне, обезумев,
Кричали спьяну: Этот Бог
Евреев вывел из Египта!
Нам, с Моисеем, с его прытью, –
Сорокалетний светил долг!

С горы, спускаясь, Моисей
Услышал эти изречения.
Для них, стал, как бы, Фарисей,
Обманщик, старый иудей,
Инакомыслящего мнения.

Он зачитал Закон Скрижалей,
Родной, воинственной толпе.
Напомнил всем, как выживали,
Как, сколько тысяч лет рожали,
Спасались как, по чьей руке!

Запомнили, иль, нет, рабы?
Теряя голос, крикнул Старец, –
Разбил Заветные Скрижали,
Чтоб помнили, а не читали
И были званием горды!
Передавали по наследству,

Как золото из слов, и в лепту
Каждый вольёт глоток воды.

Вокруг Тельца зажжен костёр,
Народ притих, но носит хворост.
Огонь объял златого монстра,
Стал плавиться, во славу «Горца» –
Во славу Бога! – С Верой вновь!

Сгорел тельца, из злата, прах,
Рабы застыли в ожидании.
Здесь, Моисей: – Ушёл в предание,
Языческий, безумный факт!

Прах, от сгоревшего тельца
Стер Моисей, всем в назидание,
Рассыпал по воде, – в изгнание,
Во Имя Божьего Венца!
И ранним утром, на рассвете,
Как первый луч едва забрезжил,
Вдали от стана встал шатёр,
Поставил Моисей средь гор,
Чтобы еврей, любой невежда,
К Любви вернуться мог безбрежной,
К Владыке сердцем с этих пор.

Назвал он «Скинией Собрания»!
Шатёр открыт был лишь ему.
Войдя вовнутрь, излив признания,
У глаз еврейских на виду,
Столб облачный, у входа в здание,
Стоял пред ними в Высшем Звании,
Беседовал лицом к лицу.

Послушник Скинии назначен,
Служитель, юный Иисус,
Сын Навин, долгом озадачен,

Хранить её, как Божий груз.
Когда для сна час Моисея, –
Спускался в гости к иудеям,
Стан, обойдя, спал в упоении,
В шатре остался, ведь, не трус.

Смерть Моисея.

Ходил народ под Знаком Смерти,
Перенеся на плечи Ветви,
Ответственность, за жизнь свою.
Хотите, верьте, иль не верьте,
Но, честно, искренне к паперти,
Он приносил златую мзду,
Из серебра сосуды, меди,
Шерсть коз, овец, чтоб не посмели
Сородичи, в чём, упрекнуть.
В древе ситтим, елей горели
Масла, приятнейших курений.
Камни вставные для ефода,
Наперсника – реликвий рода,
Кожи бараньи цвета красного
И синего, как небо властное,
Виссон и оникс в изобилии,
От сердца все, еврейской Скинии.
Так общество сынов Израиля
Копили ценности заранее…

*

Как знаем мы, были рабы!
Пять сотен лет кнут Фараонов
Не смог изгнать еврейский норов?

Рабы – вне нации, вне Родины,
Без языка, народ – пародия,
И, как случилось, что они,
Подняв восстание в Египте,
Сорвали шанс, с первой попытки,
Чумы, на крыльях эпидемии,
Ограбили весь Нил безверия,
Властителей региональных –
Язычников, по вере праведных,
На голову, знать, – не больны!




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
Plamya Дата: Четверг, 15 Ноя 2018, 5:41 PM | Сообщение # 4
Угрюмый модер Юмора
Группа: Святая Инквизиция
Сообщений: 8228
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Так, исторический «Исход»
Не есть исход, – Инсинуация?
Вся Библия – Фальсификация,
А Пасха, знать, не есть «Проход»,
Коль Воскрешение Христово
Синонима знак, исподволь, –
Истории беда и боль…
*
Моё вступление пространное –
Предтече, нового Собрания –
«Святилища» новый Исток?
Построено святое здание,
Архитектура – не Аравии,
Вход, устремленный на Восток!
В «Святилище» из злата стол,
Хлебов двенадцать предложения,
Золото-жертвенник курения,
Светильник золотой, (нет слов!),
С семью лампадами! Священникам,
Лишь, разрешалось пребывать
Внутри! Неисправимым грешникам
Предписано лишь «осаждать»
«Ковчег Завета», «Откровения», –
Закрыт был для рабов, их рвения;
Познать святой процесс общения! –
Об этом раб должен мечтать!
Хранил Заветные Скрижали
Сундук, из золота, архангелов, –
Отлиты, царственно блистали
На крышке, крылами плескали
В лучах Светила, намекали
О счастье, будущем Страны!
Все десять Заповедей страстных,
Единородных, тем прекрасных,
Были должны свести мосты,
Рассеянным евреям, – с Богом,
Объединить одним порогом,
Осуществив Ветвей мечты!
Построив «Скинию Собрания»
Иль «Откровения» признания,
Сам Моисей всех освятил;
Священников, от Бога праведных,
«Святилище», устройством ладное,
Нарёк Он сам, – «Свято-святых»!
Со статусом Первосвященника,
Поверенный в делах, для грешников
Поводырем, вне дел земных…
Произнеся последний слог,
Уставший Старец прослезился, –
Отдал он Богу первый долг,
Дальнейшим он не удивился,
Как Скинию покрыло Облако,
И, Слава Божия заполнила,
По контуру святейший Свод!
Ночами облако горело
Синим огнём! Евреи млели,
Молясь с рассвета у ворот.
Огонь взимался иногда
Над Скинией, сигналя Знаком
И дрейфовал, народ всегда,
Шёл за Огнём, забыв о страхе,
Земля ждала их, Богом данная,
Прекрасная природой, ладная –
Обетованная Земля!
Текут, молочные, там, реки,
Из сотов мёд – детям потеха,
Поселится в ней вся родня!
О, наконец! Земля – для Рая!
Но, впереди! Бездомных стая
В пустыне, спешилась, Фаран.
Сказал уставший Моисей: –
Отправлю я соглядатаев
В, нам неизвестный, Ханаан!
Пусть разузнают, посылаю
Двенадцать лучших из мужей,
Надёжных воинов из стана;
Кто проживает? Мы – не званы!
Кто над народом из Царей?
Умом ли крепок, войска силой,
Фортификацией всех стен,
Полями, к пахоте пригодными,
Владеют ли рабами черными,
Имеет, ль, Царь «цветов» гарем?
И насладятся ли евреи
Плодами сладкими деревьев?
Богат ль сортами виноград,
Вино ли пьют, курят табак?
Какими славятся манерами,
Язычники, других ли верований,
Воюют ли, за что, и с кем?
И полных сорок дней народ
Ждал возвращения разведки.
Каков язык племён, их род,
Что за земля, евреев предки
Имеют корни ли, как редко
Ведут, о чём, соседский спор?
А были ли причины вески,
Рассеять, по миру, Завет?
Есть в Ханаане Веры всплески,
Иль признаки библейской ереси,
О царстве Господа, на Свет?
Вопросов много, а ответ
Поищем мы, читая Библию.
Станет ли счастлив, бывший смерд,
И, сколько бесконечных лет,
Идти придется к изобилию?
За сорок дней соглядатаи
Весь исходили Ханаан,
Под звёздами ночами спали,
Пленились вкусными плодами,
Одной из лучших, мирных Стран.
Земли Природа окрыляла
Разведчиков, но угнетала
Крепость, исправных, крепостей.
Силы духовные – античные,
Как одолеть в военной стычке? –
Одна из грустных всех вестей!
Чужих колен, ветвей не помнит,
О Боге слухом не слыхал!
Народ – корней единородных,
Отсутствие в нём браков сводных,
Вне племенных, случайных пар,
Из-за последствий всевозможных
Со стороны грязных изгоев, –
По философски охранял!
Браки, с «залётными», пархатыми –
Запрещены, в сладкой Стране!
Не слышно о мужах «рогатых»,
О яйцах, брошенных пернатыми,
В тепло гнезда, со стороны.
Безжалостно, вниз со скалы,
Бросали гадкие «подарки»
Залётных, – чрез обман смогли
Подбросить семя чужеродное,
А выждав годы, беспардонно,
Смогли бы предъявить «долги»…
*
Вся диалектика войны
Изучена, с времён Исхода.
Как Моисей, «в спасенье рода»,
Внесён был для другой поры…
Чрез надцать лет он предъявил,
Богу Египта «ультиматум»: –
Как поводырь, привёл из странствия,
Чуму, чтоб уничтожить нацию.
Точно туман накрыл из дыр,
Не осязаем и незрим,
Заполнив вакуум познания,
Лик эпидемии – «бесславие»,
Был побеждён язычный мир»,
За ним имперский, вечный Рим,
И, Третий – уж не за горами…
Костёр и уксус – для спасения
Был призван, против эпидемии.
Так просто, скажите, но – факт!
По Миру вновь распространилась,
Со СПИДом, стервь, совокупилась,
Заполнив вакуум, – всех враг.
*
Философическая драма
В защите древнего Ханаана: –
К захвату – нет, чужих земель!
Луга не помнят Авраама,
Сады – святое место Храма,
Из молока и мёда – трель
Течёт по руслу наслажденьем,
Невидимым досель виденьем,
Предстала пред лицом врага.
Так – Бог решил! Ветвь Авраама,
Чрез сорок лет, придёт сюда,
Всосавшись в плоть чужого Храма,
Искоренить, что создавала
Природа – Матушка, века…
Без осуждающего мнения,
Без мимолётного стыда,
Со стороны народа грешного,
По прихоти безумца спешного,
Пархатого, во снах, хлыста…
Десять, из всех, соглядатаев,
Одежды, разорвав, сказали: –
Не можем мы против народа
Идти войной, из-за кордона,
Войско в долине – нас сильней! –
Лишь Иисус Навин и Халев: –
Бог защитит в бою, Он – с нами,
Отдаст нам Землю без потерь!
Но, не поверил, как двоим,
Народ, так, Старцу и Аарону.
Первосвященник был без сил!
Знал, что известно станет Богу,
За Грех, услышанный со Свода,
Он будет прямо отвечать! –
Избрать начальника, венчать,
Назначить Старшим, до прихода, –
Стан прогорланил: – Без Аарона,
Без Моисея, – Отлучать!
Письмо напишем Фараону,
Под царскую падём корону,
И, навсегда, рабами стать,
Готов народ, лишь был Им принят,
Правда, пустыней, обессиленный, –
Всех, скопом, в дар, просим принять…
Господь, услышал агнец бред,
Мятежные слова народа,
И, в наказание, за вред,
Им, привнесённый Вере, вслед
Тельца, с укором Аарону,
Бог произнёс, сокрыв страдания: –
Свидетелей, призвав Синая,
Вершины гор – охрану Рая,
Слово прошу вписать в Завет: –
Крепость системы Ханаана,
Повергла в страх соглядатаев,
В такой ответственный момент,
Опять реальность под сомненьем,
Сила – бессильна, в их неверии
Она, – мертва, чрез столько лет…
Определяю наказание,
На сорок, с сей минуты, лет: –
Блуждать народу по пустыне,
Реликвии, хранить, всей Скинии,
С неверными – в обнимку Смерть!
Все, кто у женщин на сносях,
Грудь материнскую оформил,
Кто будет в будущем Зачат
И сам Зачатие исполнил,
В утробе кто, при позе странной, –
Найдут любовь Обетованную,
Влюблённых буду Сам венчать!
Я, назначаю: – Иисус,
Навина сын и верный Халев,
Внуков вернут, дорогой праведной,
Но, не один, из неисправленных, –
Услышал Моисей, из уст
Отца – Отцов, – Вердикт опальный: –
Пески пустыни станут спальней,
На Сорок лет, в ней вымрет трус…
Ты, Моисей, скоро умрёшь,
Коль Духа исчерпал возможности!
Только из Божьей невесомости,
Узрев борьбу противоположностей,
Сам, наблюдая, всё поймёшь;
Язычников, объятых звёздами,
Шаманов, управлявших грёзами,
На фоне Бога, каждый – бомж!
Астролог ли, планетной прозы,
Теолог ли, в научном хворосте, –
Все исповедуют вам ложь…
Приемника, мой принял Свод!
Сын Навина, готов продолжить
Миссию! Я – уверен, сможет
Вести, Мной избранный, народ, –
Cказал Господь, – Первосвященник
Свободным стал, Мой, Духа Пленник,
Всю жизнь, к себе, был очень строг;
Правой рукой хитон набросил,
На левое плечо, взял посох,
И устремил свой взор в острог.
В сто двадцать лет, еврейский подданный,
Так и не стал народом познанный,
Хотя избрал его сам Бог!
Лишь после смерти все поймут
Кем Моисей был для народа,
Какую роль сыграл, бесспорно,
Но, после, как в Неё войдут!
Приход, к Земле Обетованной,
Далёк, как Бог! До входа стана,
Два поколения умрут…
Двадцатилетние, из жалости,
Моей, войдут на Землю Радости,
В глубокой, обречённой старости,
Но, с этих пор, все станут чтить
Мудрость и Старость наших Предков,
Из всех колен и древних веток! –
Не вздумайте Святых винить…
Свят Моисей – Первосвященник,
Приняв от Бога знак смещения,
С равнины Моавитской вышел.
Слова Господние услышал,
Последнее Его Знамение: –
Свободен Путь – на гору Нево,
Вершина Фасги – точка сферы, –
Напротив града Иирехона,
Увидишь Дар, евреям, Бога:
Землю Галаад, до земель Дана,
Всю Неффалимову – в приданное,
Невестам, Ветви Авраама.
Землю Ефремову коленам,
Исаака сыновьям, не бедным…
А, Манассиину, Землю славную, –
Иакову вручу Я справную…
Всевышним всем рабам обещано: –
Земли, Я, cемени, твоему, дам!
Не знает лишь один Адам,
Он жил в Раю, бедняга – грешен,
Был выдворен из Рая вместе,
С такой, к примеру, как она,
Смотри, в шатре, изнемогает,
Чужого мужа обнимает, –
От Евы – мужикам рога…
Взойди на пик вершины Фасги,
Взгляни, с благоговеньем, в даль,
«Проход», как обозначил, – Пасха,
Освободил народ от рабства,
Но, вывел из Египта – дрянь, –
Всё – стопроцентное дикарство…
Кто принесёт к Стопам плоды,
Святые, от Пречистой Грации,
Знак чистоты еврейской нации? –
Забота – для другой поры!
Рассеян Прах твой будет ветром,
По всей равнине Моавитской!
Пророческим олицетвореньем,
В подобии арабских Сфинксов,
Навечно, против Веффегора,
Место запомнят только горы.
Благословил с горы вершины
Божий народ, руку подняв,
На камни лёг, к Востоку гривой
Седой главы, достойно, мирно
Раб божий Душу сам отдал…
Бог – принял! А сыны Израиля
Все тридцать дней, весьма старательно
Первосвященника оплакивали, –
Первым Пророком, Святым, стал!
*
Необходимый эпилог
Мной будет искренне написан.
Я думаю – Гражданский долг,
Синхронизируя мой слог,
Открыть толкает тайну Истины.
Войдя в холодный лабиринт,
Внутри арабских пирамид,
Нарушив догмы вековые,
Не из-за корысти, иные
Причины побудили мысль,
Искать исток в глубинах ила,
В пластах исчезнувшего мира,
Познав взлететь на крыльях ввысь.
О, Юность мысленной Свободы
В границах русских бытия!
Нуждались в ней младые годы,
Ушедшие, жалеть – не склонны,
Но очень радует меня!
Москва – Щербинка 22.06.95 Р.В.А.
ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ.
Водило облако народ
По далям выжженной пустыни.
Ночью огонь стоял над Скинией,
Люди, устав и обессилев,
Валились прямо у дорог.
Ели, что Бог послал, – несытно,
Омыв себе и детям плоть,
Под звёздами молились скрытно,
Открыть, не смея, против, рот…
Но, ранним утром, на рассвете
Когда младенцы все потешно
Сосали грудь у матерей,
Мужчины принимались спешно,
Стан поднимать, в дорогу грешную,
Всё ради счастья их детей…
На день восьмой, после рожденья,
Край плоти, маленьких евреев,
Была обрезана, «под свод».
Не допускались даже прения,
Быть иль не быть, и намерения,
Скрывать колено или род.
А годы шли! Народ обвыкся
С несчастной участью ветвей.
Но, искренне всегда молился,
Скрижалями тайком гордился
Заветами святых людей.
Следы толпы за горизонт,
В пески навечно уходили
Пустыни, наполняя сны,
Фантасмагории дарили
Воспоминания холсты:
Раб, поднимавший пирамиды,
На теле, от кнута, рубцы,
Объединившие картины,
Искр, поджигавшие костры,
В одном божественном порыве,
Таинственной отдавшись силе,
Всесилью Бога и Любви.
Всех, подчинившихся Идее
Сын Навина вёл, – Иисус.
Днём по безоблачной пустыне,
Духа, за, облаком всесильным,
Ковчег отслеживал свой курс.
Шестнадцать, мужественных рук,
Приняв Реликвию – Знак Цели,
Восемь надежных божьих слуг,
Несли Ковчег, как святой пух,
Для новой, царственной постели.
Взошёл Иисус, с утра, на холм.
Река пред взором явью вскрылась.
Привёл колону полу вымершей,
До Иордана, мерой нынешней,
Осталось всего пять шагов.
Как Моисей, воззвал он к Богу: –
Благодарю Тебя, Господь!
Блуждая, познавали сферу
Твоих бесчисленных владений,
Как Ты просил, и без сомнений
Тебе решать созрела ль кроть,
В Душе последнего еврея,
Достойна ли евреек плоть
Быть образующая племя?
Приемник, вдруг, услышал речь,
Владыки мягкость тембра слога,
Впервые, как из-под Небес,
Он ощутил всесилье слова: –
Там, за рекою Иордан,
Земля на редкость плодородна,
Но, ханаанскими народами,
Семью заселена «безродными», –
Крови отсутствие следа
Еврейской, значит, без стыда
Идите к граду Иерихону,
И осадите вражий город,
Я помогу разрушить вход,
Язычников – закончен род: –
Вы победите Хананеев,
Близких по крови им Хеттеев,
Злых Евасеев племена.
Бога не знавших, – Ферезеев,
Меня презревшие, – Гергесеев, –
Презрения сметёт волна.
Всех уничтожить Амореев,
Смердящих дурно Иевусеев,
В Ней – поселиться навсегда!
Пройдёт чрез русло Иордана,
Народ мой, по сухим камням,
Двенадцать взять со дна, и Галгал
Место назвать на бреге ладном, –
Форпостом всех израильтян.
Как только ноги ступят в воду,
Ковчег, несущих на плечах,
Расступится по обе стороны
Река, дорогой обетованной,
Чтобы в божественных лучах,
Народ в лазейку просочился,
За Иорданом расселился,
Славя Всевышнего в речах.
*
Сценарий прежнего Исхода,
Чрез море Чермного прохода,
Историк вынужден принять? –
Скромна фантазии дорога,
До иорданского порога,
Не мне об этом рассуждать…
*
Двенадцать собранных камней,
Все – по количеству Ветвей,
Сложили в мини-Пирамиду!
Чтоб разнести по всему Миру: –
Мы – застолбили сей Галгал,
Благословлённый Волей Бога,
В традициях евреев Долга,
Наш будет вечным Иордан!
Был осаждён Иерихон,
За древними, внутри, стенами,
К осаде был народ готов,
Естественный, природный ров
Периметра венчал орнамент,
Защитником древнейших стен
Служил века, вне всяких войн,
Не знал внутри дворцов измен
Былых Царей и царедворцев,
Но, на божественный манер,
Град не воспитывал питомцев…
Сказал Господь Иисусу Навину: –
Передаю в руки твои
Иерихон, Царя бесславия
И воинов – для обезглавливания,
От твоей собственной руки,
Предать историю – преданию,
А пленников – рабов страдания,
По семьям сам распредели,
Чтобы еврейская семья,
Все ветви Авраама Рода,
Во всех веках служили Богу,
Вне психологии раба.
Израильтянин – божий раб,
Раб, избранный во Славу Веры,
Внутри очерченной мной сферы,
Построит вновь Эдемов сад.
Тем, кто готов идти на смерть,
От Бога гарантируй Славу.
Шесть дней вам обходить извне,
Раз в день, не трогая охрану,
А семь священников, семь труб,
Семь юбилейных, пред Ковчегом,
Должны нести, без слова прения…
На седьмой день, семь раз вокруг
Стен города, трубить надменно…
Как юбилейный затрубит
И звук услышан будет всеми,
Воскликните, все вместе вслух!
И стены рухнут, сквозь испуг
Защитников Иерихона, –
Секрет новейшего Прохода –
Ковчег внесите града внутрь,
Чрез Главные ворота входа!
Таким, вот, методом, из снов,
Разрушив стены, Иерихон
Пал, в хронологии, по Библии.
Разграбив царедворцев двор,
Народ, не знавший изобилия,
Чтоб сокрушить духовность сил,
Язычества сжёг град святынь,
Как жертву ненасытной Скинии.
*
Народ еврейский расселялся
От Галгала во глубь земель.
Природой местной наслаждался
Под кровом божьим размножался,
Храня в сердцах святость идей.
Духом и телом закалялся
В боях с врагом, обогащался,
Но, исполнял Закон корней:
Из злата утварь, серебро
Награбив, приносили к Скинии.
Мечи ковали, копья длинные
Калили молодым вином.
Битву с врагами аморреями
Возглавил Навин Иисус.
Бог предписал: – На истребление
Язычных, гадких убеждений, –
Что, якобы, евреи – трусы!
Невыносимо оскорбление
Сынов Израиля… – Решение: –
Веди на битву, – победишь!
На Гаваоне – поражение
С небес в долину снизойдёт
На иноверцев! А, еврейство,
Под Моим взором и опекой,
Должно громя лететь вперёд.
И гнать врага до Вефнрона,
До Азека, до Македа, но –
Не хватит дня, коль, – удлиню,
Повиснет Солнце над долиной,
Над Аиалонской, – как Луна, –
Победа к вам придёт незримо,
Будьте тверды, не уязвимы,
В битве рождается Страна!
После Победы, Галаан
Заждавшийся известий стан,
Воздаст все почести погибшим.
В долине Аиолонской враг,
Разбит Иисусом в пух и прах,
Рассеян, по ветру, Всевышним.
На всех просторах Ханаана
Овец не сможем мы пасти,
Господнюю откушать манну,
Мёд пить с одной, святой реки?
Пока всех не уничтожим веру
Язычников, как иноверие,
До самой, что ни есть, строки…
Богом Ваал, с женою Астартой, –
Бесстыдность оргий неопрятных,
Считалась платой за грехи.
Совокупления оральные,
В природы время менструальное,
Могли списать долги семьи…
В «высотах» жертвоприношения,
Людей казнили в наслаждение,
Писавших в честь «любви» стихи…
*
Наша Земля Обетованная,
Была когда-то иностранная…
Как выйдем мы на пик Идей,
И узаконим смысл предания,
Построим стену из страданий,
Камней, разбросанных рабами,
В Память двенадцати ветвей…
Израильтяне расселились
Как заповедовал Господь:
От кедров к Северу Ливана,
На Юг, до жаркого Синая,
И на Восток, от Иордана,
Где крещена их будет плоть…
После того, как к Богу кротко
С сердец любовь путём коротким
Взойдёт и осветит Их Свод!
Обречены ль на месте лобном, –
Ассимиляция без черт?
С рождения «еврейский герб»
«Украсит» штамп единородный.
Или обрезаться «под свод»,
На лжи построив Синагогу,
И не тропой, к ней а, Дорогой,
Направить Авраама Род!
Земля, веками долгожданная,
Станет Землёй Обетованною,
Разделена на сектора:
Из всех двенадцати израненных,
Колен, божественных Израиля,
Одиннадцать – по именам,
Сынов Иакова все названы;
Рувима, Симеона, Левия
Из древности колена вывели.
Иуды, Дана, Неффалима,
Обволокли структуру мира…
Гада, Асира, Иссахара,
Прошли от скифов до Сахары…
Завулона и ветвь Иосифа
Всё лучшее взяли от способа,
Истории на выживание.
Левинову – святейших зерен,
Хранить Святилище от плевел,
Грехи еврейские замаливать,
Поступки грязные оспаривать,
И убеждать, что Бог – един,
В сердцах евреев Он – Кумир,
Готов и впредь народ отстаивать,
Так как избрал его Один…
Четыре сотни лет прожил
Народ не знавший управления,
Центрального, без принуждения
Всем исповедовать Завет,
Златом исписанных Скрижалей,
Отсюда много всяких сект,
До идолов фантазий спектр,
Пристанищ для безумных вралей.
Народу выдвигает «судей», –
Творец Земли, чудес Небес, –
Охрану тем, кто Духом скуден,
Чей к Вере путь предельно труден,
Ветви потряс безверья стресс…
Царя отсутствие, границ,
Всей государственной надстройки,
Евреев, явно павших ниц,
Беспомощность святейших лиц, –
Рождением Святейшей Тройки
Смог освежить бы наш Творец
Веру ветвей, божью Идею? –
Об этом говорить не смею,
Так как Он, Бог, – всему Мудрец!
О, сколько сотен лет еще
Грозят народу испытания?
Божье отсутствует плечо,
Помощь руки, – столь горячо
Рабы не чувствуют Избрание.
Иисус Навин давно уж умер.
Народ остался без Вождя.
И не один еврей премудрый,
Не взял всех хлопот на себя.
Объединить народ по Вере,
Израильтянам нужен Гений,
Реальный, видимый слуга.
Транслятор поднебесных мыслей,
Чтобы из уст Пророка вышло: –
Врагам казнить Его раба!
Благословлён был Гедеон,
Один из трусов выбран Богом.
Трясся от молнии и грома,
Как раб, в черте семьи и дома,
Когда услышал божий зов: –
Должен разрушить семьи грех,
Отцовский жертвенник Ваалов,
Сруби и вспомни Авраама,
Меня, Отца – Отцов, от срама
Спаси еврей семейный склеп.
Столь фантастическая драма
Для Гедеона стала карой,
В тот неожиданный момент.
Потребовал себе Знамение,
Богом проявленное рвение,
К своей особе подтвердить.
Всевышний, проявив терпение,
Стерпев, по рабски, унижение,
Вновь начал фокусы творить.
Шерсть расстелил он на гумне,
И ночь провёл всю в ожидании.
Чтоб подтвердить своё избрание,
Спасителем всего Израиля,
Чрез колдовство, в этом дерме.
На утро, шерсть была влажна!
Земля вокруг, как странно, суха!
Но, не поверил лопоухий,
Чрез сутки должен повторить,
Наоборот, – решил схитрить,
Тогда уж он совсем не струхнет.
На утро, шерсть была суха,
Земля вокруг, как странно, мокра.
И только тут поверил глупый,
Вождём народа сможет стать,
На «хэ» готов врага послать,
Хотя всё понимает смутно.
Возглавил Вождь евреев рать
Против язычников, и быстро
Дух Господа готов карать
Врагов Израиля, объять
Все тридцать две, евреев, тысячи, –
И, протестировать публично,
Благословив на битву рать.
Трёмстам предложено предстать.
Но, двадцать две, однако, струсили
Их Гедеон отставил прочь.
Из десяти, лишь триста пили
С ладони воду в изобилии, –
Все остальные прямо ртом,
Из речки и напротив Скинии: –
С лакавшими, спасу Израиль,
С героями, лишь, тремястами,
Благословляю копья в бой!
Блудниц всех «пропустить чрез строй»,
После пленения Астарты…
Трупы врага, сжигать в кострах,
Бога Ваала в честь бесславия…
Чтоб сцены возвращались в снах,
Наследникам, из битвы, – страх,
Как Знак греха напоминания.
В крови, бесстрашного клинка,
Вся «саранча», в долине мора,
Падёт в мгновенье, как с плеча,
Он будет занесён над сворой.
Триста избрал, Завету преданных,
Лакавшых, как сказал, с руки!
А тридцать тысяч, Мной, отверженных,
Без признаков благо рассерженных,
Должны запомнить суть строки:
В Истории, геройство предков –
Урок для всех, в долине смерти,
Божьим мгновением руки!
Враг был разгромлен, среди гор,
Как бы на сцене амфитеатра,
Тридцать тысячный обзор
Свидетелей? – бестактен спор, –
По мифологии, с тех пор,
Считается как битва «Спарты»…
*
Amsterdam August, 1996, R.V.A.
РЕКОНСТРУКЦИЯ
Ветхозаветный Смысл Истории,
Древнейших текстов Мифологии,
Придётся все же объяснять.
Язычества ветвь Философии –
Бесценное для нас пособие,
Мы уклоняемся признать:
За сорок тысяч лет неверия
Природоверцев, вне смирения,
Познать природу истребления
Самой Природы, – не унять…
Из объективных наблюдений:
Научный Аргумент воззрения –
Его Величество, – без «прений»,
Смог, как не странно, проиграть
В академической одежде,
Под Рима прессингом, невеждам,
На милость Папы, сдал всю рать…
Нам остаётся пожелать:
Восстановив «карту сражения»,
Понять причину поражения;
И, если Время, тут же, сжать, –
За Прошлое – не убежать,
Раз Оно с Будущим граничит,
Здесь, в Настоящем, мы услышим,
Что Смерть Природы избежать –
Не суждено, по Воле Свыше!
По чьим Законам, хочу знать
Рожденье Звёзд? – Не от лиризма
Любви Природы? – Катаклизма,
С Призванием – уничтожать!
Творить закончит в алогизме
Дыры, чернейшего цинизма,
Не прекращая угрожать…
Блефует по оси Спирали,
Весь Космос потчует дарами.
На Прошлое Ей – наплевать…
Творит, всё время, в Настоящем
И с галактическим Бесстрашием,
С нуля вновь лепит Благодать!
В Дырах, «Начала и Конца», –
Законы Вечности, без квоты,
Простейших сохраняют «соты»,
С двуполым признаком лица,
Чтоб после Взрыва, до Конца,
На благодатной звёздной почве
Жизнь возродилась правомочная,
Под покровительством Венца!
Не от Всевышнего каприза,
Иль Сатаны лихой репризы,
Космический исчезнет Мир.
Быть я стараюсь объективным,
Не оскорбляя чувств Религий,
Как неученый поводырь…
Могу, лишь, только рассуждать…
Отныне, нобелевских Гениев,
От Преподобных нападений,
Я, буду рьяно защищать.
В Истории, (пять тысяч лет),
Язычеству, из-за Смешения,
Пришлось испить немало бед.
Реалий Знаний приращения,
В извилинах наземных Гениев,
Решат проблему извращения
Раздела (Кем?), на Тьму и Свет
Поднимут занавес, при всех,
Задачи, расписав решение,
«Света и Тьмы разъединения».
Ведь, Тайны Сотворенья, след –
В энергии Звёзд и Планет,
А не в заветном искушении…
Не знал Природы альманах
Явлений сказочных деяний,
Всевышней Силы изваяний.
Откуда – первородный страх,
Боязнь за обречённый прах
И будущих Души страданий?
Полсотни лет я сострадаю,
Стремясь в Природы Вертикаль,
Что написал – не понимаю?!
Мысли в безумстве упрекаю,
Приняв в ночи горизонталь:
Не галактический ли Грех? –
Природы Лира опьяняет,
Муза флиртует на Спирали,
Не ощущая Силы Сверх!
В Науке всё же замелькало:
Раздел (Чего?) на Тьму и Свет!
Необъективные Скрижали
Стыдятся, что не обнажали
Источник нелегальных бед.
Что Древа Ветхого скелет
Себе случайно приписали,
Похоже, как всегда, украли
Идею божьего избрания,
Но, у кого? – Снежный Тибет
Доверчиво согрел изгнанника?
Скорей – в Египте, где Секрет
Хранится, без ключа, к бесславию.
Мне, Северных равнин, в Преданиях
Душа с неистовым старанием,
Пытается найти ответ.
Не упрекнуть её в незнании
Истории, в владенье магией
И в плагиате высших сред.
Продолжу, как дикарь, страдать,
Чтоб опуститься на орбиту
Фантазии Заветов свиты –
Сценария, и, первым стать, –
Не смея яркость обсуждать
Звезды, «пленительной элиты».
Всё тайное, когда-то явью,
Как фиговый предстанет лист!
И Наций просветлённых свист
Признает попросту бесправными
Религии, пред Правдославием;
Под Гимн Язычества, на бис!
Силы Природы – обезглавят
Основу мифа Православия –
«Наместника» масонских лиц.
Порывы ль психики затмения,
На выдающихся холстах? –
Признание Души забвения
Кистью мазка, от изумления,
Классический воссоздан страх?
Реальные Природы рвения,
Со слов, «услышанные», Гения,
Произнесённых в Пустоте,
К тому же в полной Темноте,
Записаны, как Божьи бдения?
Кем и когда, каким свидетелем,
Внегалактическим ль радетелем,
Привнесена «болезнь» извне?
Пришелец, с внеземным воззрением,
С наследственным ума затмением,
Нарисовал раба в узде?
Или изгой, в момент «прозрения»,
Слепец, без права исцеления,
Увидел Образность во сне?
Из подсознания отверженных
Лилась фантазия невежеств,
Но, собиралась кем и где,
И для чего, и чей анализ
Украл «хитрейший» самозванец,
Смешал все карты на земле,
Таинственно, сокрыв в уме,
Пришедший, «сверху, иностранец»?
Тень объективного затмения
Луны и Солнца – Пик неверия,
Воздвигнутый одним глупцом,
Всем воплощает устремление
Души, признавшая парение
Пред новоявленным Отцом…
Древнееврейским умозрением
В язычество внедрялось мнение:
В «девичий святости престол»
Со слов блуждающих волхвов,
Да снизойдет осеменение!
При чистоте души и рвения
Произойдет «определение»
Самим Всевышним, но без слов…
Но мы то знаем, как и где
«Зачатие внутриутробное»,
По образу – «единородное»,
Происходить должно в…….
Любой, – в хлеву иль на гумне,
В постели царской, на траве,
На кухне, в ванне, в туалете,
На гладком чистеньком паркете,
Акт, исключив на потолке,
Вплоть, на руле велосипеда,
Как сказано, – всегда, везде,
Даже на привязи, в узде,
В шелках, средь запахов гарема,
В объятьях зоны беспредела,
Но, без «источника» извне…
Слова простите беспардонные, –
Прямолинейные, бесплодные ль,
Осудит, кто, на «Судном Дне»?
*

Владивосток-Москва 1993 – 1997 годы, Р.В.А.
Продолжение следует…




Моя страничка на СИ
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой.
Вольтер
 
Cat20087 Дата: Пятница, 16 Ноя 2018, 8:42 PM | Сообщение # 5
Избранник
Группа: Проверенные
Сообщений: 1831
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Монументально, как скульптура Церетели. Не дочитала до конца, простите. Запуталась, кто есть кто, и куда, и зачем. Думаю, все-таки для конкурса желательно нечто менее величественное, ИМХО.

ksenia
 
pentotal Дата: Суббота, 17 Ноя 2018, 11:02 AM | Сообщение # 6
Воин
Группа: Проверенные
Сообщений: 278
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Цитата Cat20087 ()
Монументально, как скульптура Церетели. Не дочитала до конца, простите.
Вот согласен... Когда колесо прокрутки начало поскрипывать - ужаснулся и отложил на потом. -X


Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Бельгийского Конго директивы поведения в тропическую жару.(С.Ежи Лец)
 
Munen Дата: Суббота, 15 Дек 2018, 9:01 AM | Сообщение # 7
Карающий бич Розенталя
Группа: Модераторы
Сообщений: 6144
Статус: Offline
..:: Дополнительно ::..
Всё потому, что вновь пришла зима
И ветер вновь метет во все пределы,
Кому-то было ночью не до сна
И он стихи здесь постил неумело.

А, может быть, "поэзии светило"
Наш конкурс посетить попутал бес,
Коль всё прочесть кому-то хватит силы,
То это будет чудо из чудес.


Где здесь пропасть для свободных людей ?!

 
Фэнтези Форум » Наше творчество » Сундук чудес » Звезда пленительной Идеи. Виктор Русаков (Группа ЧУДО ОЖИВШЕГО ХОЛСТА, внеконкурсная)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: